• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Голосую

О чём умолчала кухарка Фрейда.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
...о чём умолчала кухарка Фрейда...

Стопроцентного оргазма не получилось. Мотя лежала на спине, глядя, как по потолку лениво ползают тени. Пашка убежал в кухню. Хлопнул холодильник, что-то звякнуло. Должно быть, чашка, подумала Мотя. Наливает сок. Хоть бы пару минут выждал, мерзавец. Нет, сразу жрать ему надо, словно весь запас жизненных сил у него вышел. Она перевернулась на живот и закрыла глаза. В квартире было холодно, и Мотя чувствовала лёгкий озноб. Особенно мёрзли ноги.
- Тебе принести чего-нибудь, - донесся из кухни пашкин голос.
- Жри сам! Я тут замерзаю, а тебе наплевать. Самец...
Вчера до самого закрытия они с Любкой просидели в кафе. – Везёт тебе, - вздыхала простоватая Любка. – Вон Пашка вокруг тебя носится: задарил, после работы встречает, цветы, торты. А мой раз в неделю примчится, глаза бегают, перегарищем воняет. Всё впопыхах. Рассмотреть его толком-то не могу. Вот спроси, какого цвета у него глаза, так и не скажу, потому что не знаю. Попробуй-ка, разгляди, когда он на меня вообще выше сих пор, она ребром ладони резко обозначила каких именно, не смотрит. Ему лишь тело подавай. Только в себя приду, а его уже и след простыл. Редко когда на ночь останется, да и то видно от нечего делать, пёс шалый.
- Гнала бы ты его, - осторожно посоветовала Мотя, с преувеличенным вниманием рассматривая свой уже несвежий маникюр. - С твоим «от сих, до сих» можно найти получше.
- Можно, - без единой нотки энтузиазма согласилась Любка. – Только где их искать-то? Места надо знать, а я, дура, не знаю. Воспитание, наверное, у меня не то, или ещё что.
- Всё у тебя то, - утешила подругу Мотя. – Просто не везёт. Это бывает. Полоса белая, полоса чёрная.
- А годы идут, - уже с подвывом протянула Любка. - Тридцатник.
- Тридцатник, - дипломатично согласилась Мотя. – Да не расстраивайся, - поспешила она с утешениями. – Самый плодотворный возраст..., - и осеклась.
Любка поджала губы. Обе подумали об одном и том же.

Пашка заглянул в комнату: – Ну, чего надулась?
- А то не знаешь. Я у тебя вроде прелюдии.
- Какой прелюдии?
- Да пошёл ты, - обиделась Мотя и отвернулась к стене. Снова вспомнилась Любка. Почему такая видная баба зазря пропадает, думала она, прислушиваясь, как Пашка шарит по столу в поисках спрятанной зубочистки.
- Слушай, Паш. А ты жениться на мне собираешься, или как?
- Что? – он явно не ожидал подобного вопроса. – Чего это ты?
- Чего, чего... Могу я спросить тебя или нет? Не первый день знакомы.
Пашка затих.
- Значит не собираешься, - заключила Мотя. – Тогда собирай своё барахло и вали отсюда. Слышишь!? Убирайся к чёртовой матери, чтоб я тебя больше не видела!
Она лежала и слушала, как он одевается. "Вот джинсы застёгивает... а теперь рубашку, наверное... Сейчас звякнет ремень... Что я делаю... Ведь уйдёт, он гордый... Другого-то нет..." Хлопнула входная дверь и Мотя зарыдала. Она не рыдала так с того самого дня, как умер отец. – Паша, Паа-шенькааа! – вырвался из груди сиплый полный отчаянья крик.
- Ладно, Мотька, хватит орать. Соседей перепугаешь, а мне тут жить ещё, - услышала она за спиной. – Десятого бабки получу, и распишемся. Давно пора. Да и рожать тебе надо. Всё, - и пошёл на кухню.
2002










Cвидетельство о публикации 469 © Волынский А. 10.03.03 18:07