• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Действие романа начинается в середине шестидесятых годов двадцатого века в одном провинциальном городке, между Москвой и Ленинградом. Каком? - Автор умышленно не называет, но город существует на самом деле. В городе живёт мальчик Виктор Гром, который обладает экстрасенсорными способностями, но он этого ещё не знает. Их у него обнаружил старый китаец Ли. Узнав о своих способностях, Виктор решил применить их в классе на уроке истории и в клубе на вечернем сеансе художественного фильма “Вий”. Дальше события развиваются в жанре политического детектива. Важной составляющей частью этого романа являются такие персонажи как, Брежнев Леонид Ильич и Андропов Юрий Владимирович. Между ними происходит тонкая и хитроумно сплетённая борьба за отстаивание своей точки зрения, за власть. Узнав о развале Советского Союза, они очень болезненно переживают это будущее явление, но каждый из них по-своему видит, как можно препятствовать этому и можно ли вообще этому противостоять.

В поисках истины (Часть первая, главы 1-4)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
 
Вячеслав Жарников
 
 
 
 
 
 

РОМАН
 
 
 

Часть первая
 

“В поисках истины”
 
 
 
 
 
 
Торжок. 25.11.2005г.
                                                                                                Наш народ доказал,
что умеет умирать за Родину,
но нам надо научиться
жить ради неё.
В. Вернадский.
 
Предисловие.
 
200..год. В небольшом провинциальном городке, между Москвой и Санкт-Петербургом, в квартире на диване перед телевизором сидел мужчина. Транслировалась инаугурация вновь избранного Президента России.
По красной ковровой дорожке, прижав правую руку к бедру, а левой слегка делая отмах, лёгкой пружинистой походкой шёл избранный Президент.
Мужчина настолько был увлечён, что не заметил, как в комнату вошла дочь.
- Папа, ты обедал? - Тебе скоро на работу, опоздаешь. Она подошла и положила руку ему на плечо. От прикосновения он чуть повернул голову в её сторону.
- Что? Да, да, сейчас. Да, я уже обедал.
- Пап, что с тобой? Неужели на тебя так действует новый президент? Можно подумать, ты лично знаком с ним.
Он чуть повернулся к ней, переспросил:
- Знаком?
И, вновь повернувшись к телевизору, задумчиво произнёс:
- Знаком.
Глядя на отца, она увидела его задумчивый взгляд, уходящий куда-то далеко. Таким она его никогда не видела. Ей хотелось отвлечь его от мыслей, в плену которых он находился. Отец, будто угадав её желание, взял за руку и посадил рядом с собой.
- Ты чего?
- Так, - пожав плечами, ответила она. - У тебя такой вид, вроде ты здесь, а мысли где-то там далеко.
Отец улыбнулся.
- Нет, просто вспомнил многое: детство, юность, армию.
- Пап, я, конечно, всё понимаю, человек с годами становится сентиментальным, но чтобы вот так - не знаю. Хотя, конечно, молодой, умный, спортсмен, бывший разведчик.
- Доченька, бывших разведчиков не бывает, в жизни всё должно иметь своё продолжение. Человек по своей природе обязан понимать, для чего он здесь, какая роль отведена ему в этом мире. А он без пяти минут Президент и, возникает вопрос: Может ли он повлиять на окружающих его людей, изменить их отношение и взгляды на уже деформированный строй, привлечь их к активному участию в построении новой, демократической России? А для этого нужен новый человек с высоким интилектуальным потенциалом, способный мыслить масштабно, умеющий разбираться в простых житейских вопросах, в экономике, в вопросах международной политики, где мы сегодня выглядим не лучшим образом. Именно сейчас, стране, народу нужен такой лидер, который, “…обогатив свою память знаниями всех тех богатств, которое выработало человечество”, смог бы вывести Россию из этого калапса и возродить её былое могущество.
- Пап, ты сейчас кого процитировал?
- Это Ленин. Я его немного перефразировал с учётом текущего момента. Так вот, возвращаясь к вопросу о президенте. Будущего лидера надо было найти среди миллионов людей.
- А кто его нашёл? - вкрадчиво спросила дочь.
- Нашли два человека.
- И кто же они?
- Это бывший Президент.
- А второй?
- И не второй, а первый.
- И кто он этот первый?
- А вот этого я пока сказать не могу.
- Почему?
- Это тайна.
- Чья тайна?
- Тайна великих и могущественных богов, - низким грудным голосом сказал отец и засмеялся.
- Да ну тебя, папка, - с лёгким разочарованием и детской обидой в голосе произнесла дочь.
- Видишь ли, доченька, это очень длинная история, в двух словах не расскажешь.
- Ладно, папа, верю. Так, мне сейчас некогда, а когда вернусь, ты эту историю мне расскажешь. Договорились? И тут же, как мячик, вскочила с дивана. Уже из прихожей, чмокнув губами, она скрылась за дверью.
Оставшись один, мужчина с прежним вниманием смотрел на Президента, дававшего клятву народу, и испытывал чувство гордости.
Путь этого человека к Президентскому штандарту, был долгим - тридцать лет. Нахлынувшие воспоминания вернули мужчину к далеким временам детства, юности и первой встречи с тем, кто сейчас держал руку на конституции России.

 
Глава первая.
Прыжок в тайну.
196…год Небольшой старинный городок раскинулся на холмистых берегах когда-то судоходной реки. До революции городок славился множеством церквей и монастырями. Но революционная стихия поглотила славу и духовное значение святых храмов. Новая власть с ревностью относилась к их сказочному виду и духовной силе, используя их не по назначению, размещая в них склады и небольшие предприятия, а иногда просто уничтожая.
После войны городок большей частью был застроен деревянными домами барачного типа и небольшими частными домами. Школ в то время было немного, да и размещались они в старинных зданиях, принадлежащих когда-то знатным горожанам. Мест для культурных развлечений тоже было немного, Дом Культуры, кинотеатр “Заря” да клуб “Железнодорожников”, который во времена Пушкина был гостиницей Пожарских. Но главным достоянием всей детворы была речка, как магнит притягивающая к себе старого и малого.
Зимним развлечением всех мальчишек и девчонок было катание на лыжах и санках с самых высоких гор с романтическим названием “Глинки”.
Глинки находились на берегу реки. В зимние каникулы и в выходные дни они становились похожими на большой муравейник. С лыжами и санками спешила сюда детвора, чтобы в стремительном полёте скатиться с самой высокой горы, и никакой мороз не мог остановить ребят.
 
Возвратившись из школы домой, Витька Гром переодевался и, взяв лыжи, с другом Серёгой Ивановым бежал на Глинки.
Съезжать с горы Витьке приходилось не раз, но перед каждым спуском, его одолевал страх. С замиранием сердца смотрел он вниз, на скованную льдом речку, сверху казавшуюся маленькой и далёкой. С трудом преодолевая страх, закрыв глаза и оттолкнувшись, он летел вниз, затаив дыхание, навстречу обжигающему ветру. Накатанная лыжня выносила его на другой берег. Возвращаясь на гору, лыжня проходила мимо небольшой сторожки, таинственной и загадочной, скрывающейся за старыми ветвистыми липами. Ребятишки со страхом обходили это место. Да и взрослые побаивались приближаться к ней.
В этой сторожке жил один старый китаец. Местные жители не помнили, когда и как он сюда попал. Поговаривали, что китаец колдун, но припомнить, что он сделал кому-то плохо, никто из жителей не мог.
Упадёт кто-то из детворы на горке, вывихнет руку или ногу, так китаец тут как тут. Пошепчет что-то, погладит рукой ушибленное место, и забыл малец, что у него болело.
Укрывшись в заснеженных ветвях, старик китаец подолгу наблюдал за мальчишками, мчавшимися с горы. Издали они казались похожими друг на друга. Но ему нужен был только один из всех несущихся в снежном вихре. Всем своим телом он ощущал сильную энергию, исходившую от этого мальчишки. Он один знал скрытую в нём силу природы.
В один из январских дней Витька и Серёга так увлеклись катанием с гор, что не заметили, как на ''Глинки'' опустились сумерки.
Серёга первым добрался до вершины горы и крикнул Витьке:
- Пошли домой, а то совсем темно станет, уроки ещё делать надо, да и мамка ругаться будет.
- Сейчас Серёга, ещё один разок съеду. Иди я догоню.
- Ладно, догоняй, - и Серёга, сняв лыжи, припустился домой.

Стоя на вершине горы, Витька со страхом смотрел на убегающую вниз лыжню. Он вдруг вспомнил, что такое же чувство, он испытал однажды во дворе своего друга Голубкова Вовки, когда с привязи сорвалась огромная немецкая овчарка Альма. С лаем, большими прыжками, страшно оскалившись, мчалась она на игравших в снежки ребят. Ребята, первыми увидели овчарку. Дико заорав, переваливаясь по сугробам, они успели доползти до забора. А он был безнадежно далеко, но, громко и истошно крича, устремился к спасительному забору. Ноги не слушались, ему казалось, что он стоит на месте. Друзья с забора, не то от страха, не то в помощь Витьки, тоже громко орали. С трудом преодолев сугробы, когда до забора оставалось протянуть руку, он понял, что не успеет, и решился на отчаянный шаг.
Хладнокровно повернувшись лицом навстречу озверевшей овчарке, сконцентрировав свою волю, спрятав глубоко в себя страх, он широко открытыми глазами взглянул в глаза разъярённому псу. И тут произошло
чудо - овчарка остановилась. Опустив голову и поджав хвост, она развернулась и побежала к своей будке, оглядываясь и повизгивая. Переваливаясь по сугробам, Витька подполз к калитке. Друзья, разглядывая его, удивлялись, как он остался цел? А он и сам не мог понять, что с ним произошло?
Вспомнив этот случай, он усмехнулся. Но страх не отступал. По лицу струился пот, застилая глаза. С ощущением страха росло и чувство злости на себя, на вселившийся страх, но вместе с тем в нём кипел ребячий азарт и детская бесшабашность.
Появившаяся из-за туч луна манила Витьку, своим ярким светом, ощутить сладкое чувство полёта по накатанному склону.
Когда луна, выглянув из-за туч, осветила гору, Витька, глубоко вдохнув морозный воздух, оттолкнулся и стремительно понёсся вниз. В лунном свете хорошо просматривалась бегущая навстречу лыжня. Внезапно, свет луны исчез, и перед ним вдруг выросла чёрная стена. Витька почувствовал, как носы лыж провалились вниз и он, как пёрышко, взмыл вверх…
 
Витька с трудом открыл глаза. Где-то в стороне тускло мерцал огонь керосиновой лампы. На полу, подогнув под себя ноги, сидел старик китаец.
Худощавый, невысокого роста. С затылка на плечи спускались длинные, седые волосы. Белые брови окаймляли узкий разрез глаз. Тонкий прямой нос. Впалые щеки резко выдавали выступавшие за ними скулы. На тонких губах, застыла таинственная улыбка. С подбородка свисала реденькая седая бородка, которую он всё время поглаживал рукой. На вид ему было не больше шестидесяти лет.
Старик почувствовал, что мальчик смотрит на него. Взял стоявшую рядом глиняную чашку и поднёс к его губам. Сделав несколько глотков, Витька вновь погрузился в сон.
Утром, он проснулся и увидел рядом маму. Она держала его руку, нежно прижимая к губам, на глазах у неё были слёзы. Увидев, что сын смотрит на неё, она улыбнулась и сквозь слёзы, тихо сказала: “Всё будет хорошо, сынок, всё будет хорошо!” Витька закрыл глаза, ему действительно было хорошо. Хорошо оттого, что рядом была мама, что она всё знает, и теперь не надо будет её обманывать, придумывая историю, где он так долго пропадал.
Cтарик предложил ей оставить мальчика у него. Она сразу согласилась, поверив его добрым глазам. И все таинственные слухи о загадочном старике сразу забылись. Он проводил её до горы и долго смотрел ей вслед, поглаживая свою реденькую бородку, и чему-то загадочно улыбался.

На следующий день, Витька открыл глаза и увидел китайца, сидевшего в позе лотоса. Вдоль стен стояли зажженные свечи, источая аромат. Китаец, сидел в кругу свечей, соединив ладони рук перед собой, и что-то бормотал, еле заметно шевеля губами. Сколько длился этот обряд, Витька не помнил. Он снова погрузился в царство сна...
Странные и непонятные ощущения испытывал он во сне. Ему казалось, что всё это происходит с ним наяву - непонятная сила несла его по небу, унося всё дальше от дома. Внезапно, Витька очутился на небольшой площади высоко в горах. У старинного дворца с высокой красной крышей загнутыми вверх краями, Витька увидел бритоголовых мальчиков, двумя шеренгами, стоявшими напротив друг друга. Появившийся откуда-то мальчик, взял его за руку и повёл между двух шеренг через площадь во дворец. В огромном зале перед входом в позе лотоса стояла огромная статуя. На стенах горело множество свечей, источая ароматные запахи. Мальчик взял с подставки фарфоровую чашку и протянул Витьке, предлагая выпить. Ощущая кисловато-горький вкус, Витька выпил зеленоватую жидкость и сразу почувствовал, как разливается по всему телу, наполняя собой каждую клеточку, покалывающая миллионами иголок, энергия. В руках мальчика появился длинный изогнутый меч, он по очереди прикладывает лезвие к Витькиной голове и плечам. Завершая обряд, на Витьку надевают длинный красный балахон. При выходе из дворца он заметил у входа невысокого худощавого молодого человека, очень похожего на знакомого ему старика китайца...
Витька открыл глаза и увидел сидящего рядом, старика.
- Как чувствуешь? - спросил он с улыбкой.
- Хорошо, - ответил Витька с удивлением и любопытством, рассматривая таинственное убежище.
- Твоя не болит?
- Нет, машинально ответил Витька.
Понимая, что испытывает мальчик, старик замолчал, внимательно наблюдая за выражением его лица. В Витькиных глазах застыло восхищение, - вот это да!
На старинном резном комоде горели свечи, освещая фарфоровые статуэтки в виде сидящих человечков. Стены и потолок были обтянуты цветными тканями.
Всё это придавало комнате сказочный вид. Только сейчас ему стало понятно, где и у кого он находится.
Увидев, что мальчик пришёл в себя и успокоился, старик спросил:
- Как твоя зовут?
- Витя.
- Моя дедушка, Ли. - Витя, моя видел, как ты упал с горы. Поднялся ветер, снег, много снега, моя принёс тебя сюда. Сейчас твоя может вставать, ходить надо. Витька встал, оделся. Китаец указал на коврик, предложив сесть.
Наблюдая за стариком, Витька, немного стесняясь, повторил его движения и опустился на коврик. Старик одобрительно кивнул и поставил перед ним тарелку с рисом. Покончив с едой и поблагодарив, Витька с любопытством смотрел на старика. У него появилось огромное желание как можно ближе познакомиться с таинственным стариком…
Глядя в узкие прорези чёрных глаз китайца, Витька утонул в их бездонной глубине… Комната, за швейной машинкой, низко склонившись, сидит мама.
- Мама! - обращается он мысленно.
Она поднимает голову и оборачивается.
- Витя, где ты? - подойдя к двери, спрашивает она и, приоткрыв, выглядывает в прихожую.
- Мама, я здесь, - вновь повторяет он.
Мать вновь оборачивается, осматривая комнату…
- Витя! - знакомый голос возвращает его…
Витька не понимая, что произошло, крутит головой.
- Что это было, дедушка Ли? Я сейчас был дома, видел маму, разговаривал с ней.
- Да, ты был там, где твоя нет, ты видел того, кого нет рядом.
Старый китаец на секунду задумался.
- Витя, слушай моя, ты, обладаешь могучим даром, данным тебе природой и богом. В твоём теле заключена огромная энергия, о которой ты сам ещё не знаешь. Но если твоя захочет узнать о своей силе и научиться управлять ею, моя может тебе в этом помочь при одном условии. Твой природный дар, твоя энергия должны быть направлены только против зла и насилия. И ещё то, чем ты обладаешь, должно оставаться тайной для всех.
Никто не должен знать о твоей силе.
- Даже мама?
- Даже мама.
- И Серёга?
- Никто, кроме тебя.
С этого дня Витька стал приходить к новому учителю учиться управлять своей энергией. Это увлечение было интересным и таинственным.


Глава вторая.
Первое проникновение в разум…
- Витька, куда ты пропал? Тебя два дня в школе не было. Где ты был? - спросил Серёга, когда они встретились по дороге в школу.
- Где, где? Когда ты побежал домой, я решил прокатиться ещё разок, но стало совсем темно, вот я и съехал куда-то в яму. Больше ничего не помню, просыпаюсь в сторожке у дедушки Ли.
- У кого?
- У дедушки Ли. Так зовут старика китайца, который живёт там.
Серёгина шапка съехала на затылок, глаза, вылезли наружу, а открытым ртом он стал ловить воздух.
- Ты, ты, был у колдуна?! - с трудом выдохнул из себя Серёга.
- Сам ты колдун. Он очень хороший и добрый старик. Правда, поил меня какой-то зелёной касторкой, кисло-горькая, брр, такая гадость.
- Слушай, Витька, а он там ни в кого не превращался, ну в какое
нибудь чудовище?
- Сам ты чудовище. Говорят тебе, он очень добрый старик. Даже обещал научить меня бороться так, как борются у них в Китае.
- И ты сможешь побороть Эдьку Кулешова?
- Наверное, смогу.
- А ты мне потом покажешь там всякие приёмчики.
- Покажу, только этому надо очень долго учиться.
- Да?
- А ты думаешь, один раз покажут, и ты всех победишь?
- Слушай, Витька, расскажи, как там, в доме у этого колдуна, то есть старика. Наверное, там везде на стенах весят всякие головы разных зверей, животных.
- Дурак ты, Серёга. У него очень хорошо, как в сказке, свечи горят, запах такой!
- Противный?
- Приятный. У него ещё статуэтки везде стоят в виде сидящих человечков.
- А что это за статуэтки?
- Не знаю, я не спрашивал. Возле школы, Витька, остановился.
- Серёга, ты в классе не рассказывай никому, что я у китайца был. Ладно? А то начнут все спрашивать, что да как?
- А если спросят, где был? Что скажешь?
- Спросят, скажу, живот сильно болел, а ты подтвердишь. Ладно?
- Да ладно, Витька, не скажу, что я не понимаю.
Витька знал, что Серёга любил, когда его о чём-нибудь просили или посвящали в какую-нибудь тайну. От этого он становился важным и серьёзным и, как правило, слово своё держал.
Прошло чуть больше месяца, как Витька впервые побывал в сторожке у китайца. С каждым днём он познавал новые неограниченные возможности своей энергии, постигал тайну проникновения в разум человека, изменяя воображение.

В классе стоял шум и гам. По воздуху вперемежку с бумажными галками летали учебники и тетради. Одна часть учеников запускала, а другая старалась сбить их. Увлечённые воздушным боем, они не слышали звонка на урок и не заметили, как в класс вошла учитель истории Анна Васильевна.
Некоторое время она с удивлением наблюдала за воздушным боем. Но вдруг её лицо исказилось, когда чуть выше бумажной галки, пролетел учебник.
- Ну, кто же так кидает! - махнув рукой, с горечью в голосе крикнула Анна Васильевна. Быстро положив карту, журнал и указку на стол, она взяла в правую руку учебник истории, прицелилась, прищурив один глаз, и запустила его в пролетавшую мимо галку. Учебник, расправив листы, перевернулся, вновь сложил их и как коршун, врезался в цель.
- Есть! - подняв обе руки с сжатыми кулаками, крикнула Анна Васильевна.
- Есть! - вторил ей весь класс.
Поправив причёску и чуть пригнувшись, Анна Васильевна устремилась в проход между партами за лежавшими на полу учебниками. Захватив новую партию трофеев, она с детским азартом продолжала сбивать воздушные цели под восторженные крики учеников. Никакой прическе на её голове, уже не было. Растрепавшиеся волосы свисали на лоб, упрямо лезли в глаза. Охваченная азартом, она, выпятив нижнюю губу, отбрасывала их струей воздуха. Держа шапку в руке, Анна Васильевна лихорадочно искала цель, нервно покусывая губы. И вдруг, не целясь, она запустила шапку в пролетавшую мимо галку. Описав дугу, шапка пролетела мимо.
- Э-эх! - вырвалось Анны Васильевны.
- У-у!! - разочарованно прогудел класс.
Неожиданно в классе воцарилась тишина. Притихшие ученики, не понимая, что происходит, удивлённо глядели друг на друга. Анна Васильевна, обведя взглядом класс, спокойно произнесла: “Всё, достаточно, приберите класс, дежурный, учебные пособия в учительскую”. И, поправив на голове то, что осталось от прически, она невозмутимо вышла из класса.
Проводив взглядом Анну Васильевну, ученики, молча, навели в классе порядок, и тихо сели за парты. Казалось, в классе ничего не произошло, кроме урока истории. Истории, которую уже никто не помнил. Кроме одного ученика, тихо и прилежно сидевшего за партой. И только глаза, в которых искрилось весёлое озорство, выдавало его причастность к этой истории.
Прозвенел звонок, и класс с шумом ринулся на перемену, навсегда забыв эту историю.
Возвращаясь из школы, Серёга с удивлением сказал:
- Слушай Витька, сейчас из парты достал учебники с тетрадками, смотрю, а они истрёпаны - с чего бы это? Всё лежало в парте аккуратно. Узнать бы кто это сделал? Шею намылил бы. Теперь, хоть домой не приходи, мать увидит - убьёт.
- Серёга, а ты сейчас приди домой, возьми клей и подклей. Всё не так заметно будет, может и обойдётся, - виноватым голосом, произнёс Витька.
- Да у меня и клея-то, дома нет, - безнадёжно махнул рукой Серёга.
- Пойдём ко мне у меня есть, я тебе помогу.
- Да? Пойдём, - обрадовался Серёга. И, повеселев, они прибавили шаг.

 

Глава третья.
Кино-ужас последнего сеанса.
На следующий день, на большой перемене к Витьке подбежал Серёга и горячо воскликнул:
- Витька, ты знаешь, сегодня в клубе железнодорожников будут показывать новый художественный фильм ''Вий”!
- Какой фильм?
- “Вий”. Ну, это про страшную ведьму, которая превращается в красавицу.
- А ты откуда знаешь?
- Оттуда! Мне сейчас Мишка Стукалов рассказал. Он уже смотрел, страшный говорит. Он ещё раз пойдёт. Витька, пойдём с ним, с ним не страшно будет, а будет страшно, так он нам расскажет, что дальше будет и нам уже не так страшно будет. Пойдём, а? Только надо сейчас идти билеты купить, а то все продадут, и нам не достанется.
- Серёга, сейчас ведь урок начнётся.
- Ну и что? Сейчас урок географии, а географичка, всегда минут на пятнадцать позже приходит, бежим, успеем. И спрятав шапки за пазухой, они стремглав пустились вниз по винтовой лестнице.
- А если опоздаем, что говорить будем? - на ходу вдруг спросил Серёга.
- Что-нибудь, придумаем, сначала билеты достать надо.

От школы до клуба железнодорожников - только дорогу перебежать.
Но, подбежав к кассе, они оторопели. Возле кассы стояла огромная очередь. Очередь гудела, словно улей, многие пытались протиснуться к кассе без очереди, но на них с такой яростью обрушивалось негодование, что смельчакам приходилось ретироваться. Витька с Серёгой переглянулись, у обоих как-то сразу пропало настроение. Серёга, приблизился к Витьке и тихо спросил:
- Что делать-то будем? Витька, не глядя на Серёгу, также тихо сказал, - отойди назад. Серёга отступил на шаг.
- Дальше. Серёга отошёл ещё на три шага.
С бледным лицом, закрыв глаза и сжав губы, Витька поднял правую руку, вытянул её вперёд, направив ладонь в сторону очереди, и медленно повёл ею с одного края очереди на другой.
Серёга с тревогой и интересом наблюдал за манипуляцией своего друга.
- Ну, всё, сейчас вся очередь попадает со смеху, - подумал он. Но этого не произошло. Витька опустил руку и подошёл к кассе. Мужчина, следивший за очерёдностью, посторонился, посторонился и следующий очередник.
- Три билета, пожалуйста, на семь часов вечера, положив на тарелку деньги, сказал Витька. Забрав билеты и отойдя на несколько шагов от кассы, он будто вспомнив что-то, повернулся к очереди, но, видно передумал и махнул рукой…
Очередь словно проснулась, вновь загудела как улей, не обращая внимания на мальчика. Серёга не верил своим глазам.
- Как, это у тебя получилось? - подбежав, спросил он. - Чего это ты сделал, что никто даже не пискнул? Они вошли во двор школы, а Серёга всё не унимался. - Ну, расскажи, чего ты сделал? - Что это было? - Вот это да! Сейчас ребятам рассказать - не поверят, - тараторил он, идя чуть впереди Витьки.
- Серёга, постой! Серёга остановился, повернулся к Витьки и увидел перед собой ладонь…
- Всё, Серёга, билеты достали, после уроков в кино, - хлопнул его по плечу Витька, - и они бегом бросились в класс. На бегу Серёга с восторгом выпалил: “Хорошо, что Сашка Никитин из седьмого "В" возле кассы стоял, а то бы все уроки в очереди проторчали”!
- Это точно, усмехнувшись, поддержал его Витька.
 
Серёга и Витька сбежали с последнего урока истории.
Витька за двадцать минут до звонка стал толкать Серёгу в спину, шепча:
“Вставай, пошли”.
Нагнувшись и повернув голову с прижатой ко рту ладонью, Серёга шёпотом спросил: “Как мы пойдём, нас училка увидит”.
- А я тебе говорю, пошли.
- Ну, смотри Витька, ты будешь виноват, если училка родителей в школу вызовет.
- Ладно, буду, пошли. Друзья тихо встали. Серёга исподлобья следил за реакцией училки, ожидая окрика: “Куда это вы собрались, или для вас, урока истории не существует?” Но крика не последовало. Учительница сидела за столом словно мумия, а ученики уткнулись в учебники. Серёга вопросительно посмотрел на Витьку, кивнув в сторону класса: “Чего это с ними?”
- Давай быстрей, - прошептал Витька и первым пошёл к выходу.
Училка и глазом не повела, а ученики не удостоили их своим вниманием.
Серёга, прыгая по ступенькам лестницы, не переставал удивляться.
- Слушай, что это с Анной Васильевной? У неё на уроке муха не пролетит. А тут такое! Встали, ушли и никакого визга! Витька, ты не знаешь, чего это с ней? Может она заболела?
- Может и заболела, но ненадолго.
Одеваясь на бегу, они выскочили из ворот школы. Пробегая мимо окон школы, Серёга не заметил, как Витька, чуть отстав, повернулся к школе и, подняв руки, сделал маховые движения…
 
Мишка, Серёга и Витька сидели в середине зала. В зале было душно и жарко. Народ всё шёл и шёл. Заняты были все места. Люди садились на пол в проходах, ставили дополнительно скамейки, стулья, табуретки. Прозвенел третий звонок, погас свет. Перестал скрипеть рассохшийся пол, скамейки и другая полуразваливающаяся мебель. Кое-где ещё слышался шёпот - чьё это место? Но на них шикнули, и всё стихло. В наступившей тишине, громко затрещал киноаппарат в будке.
Засветился экран. Серёга крепко схватил Витьку за руку.
- Ты чего?
- Страшно.
- Ещё рано бояться.
Витька с интересом следил за происходящим на экране.
Эта страшная старуха. Всклоченные седые волосы, торчащие из-под рваного платка, лицо, как мочёное яблоко, длинный нос. Рваные лохмотья едва напоминали одежду. Всё это произвело ужасное впечатление на зрителя.
Кое-где в зале послышались вскрики. Витька оглядел зал. Зрители, втянув голову в плечи, с открытым ртом, большими глазами, в которых застыл страх, были похожи на бронзовые бюсты. Он перевёл взгляд на Серёгу.
С вытаращенными глазами, тот съёжился, вжавшись в кресло.
Кульминация фильма наступила, когда гроб с красавицей-ведьмой, вылетел в зал... Зрители неистово завопили. Крик, визг, вой стоял такой, что казалось, режут всех сразу. Многие полезли под сидения, закрывая руками голову. Другие вставали на кресла, пытаясь поймать гроб, в надежде сбросить на пол ведьму. Вверх летели шапки, варежки, пролетело несколько клюшек. Поддавшись всеобщему восстанию против страха и ужаса, Серёга и Мишка, вскочив на сидения, размахивали пальто над головой, крича, свистя и воя.
 
Не остались в стороне и работники клуба.
Директор Пелагея Никитична бегала между рядами. Её голос услышал бы и мертвый.
- Кидай, кидай правей, он сейчас уйдёт вверх. Вы, мужчины, вы, двое, да, да, заберитесь на сцену и не дайте ему уйти в сторону экрана, отгоняйте его в зал. - А вы, мужчины, да, вы встаньте на звуковую колонку справа, а вы на колонку слева, и как только он пойдёт на низкой высоте, прыгайте на него с двух сторон. Мужики, раздевшись и засучив рукава с яростным азартом, полезли на колонки. Кассирша и уборщица заняли позиции на флангах…
- Антоновна! - донёсся из общего гула, голос Пелагеи Никитичны, - возьми швабру, швабру и встань с ней на углу первого ряда справа. Егоровна! А ты возьми метлу и встань на углу слева. Гоните, гоните его на меня.
Но гроб был неуловим. В последние тридцать минут зрители плотными рядами встали у задней стены.
Впереди зрителей плечом к плечу, с растрёпанными волосами, в изрядно порванных халатах, усталые, но не утратившие веру в победу, с яростным блеском в глазах, стояли служащие клуба, три пенсионерки, участницы войны, крепко сжимавшие в своих руках, хозинвентарь.
Они ясно осознавали, что вся тяжесть ответственности за жизнь и безопасность вверенных им зрителей лежит на них. Понимая весь трагизм положения, они твердо и решительно встали на защиту зрителей, чтобы первым принять бой последнего сеанса. Это сражение предстояло провести с самым главным противником этого кино-ужаса. ''Вий'', вот кого предстояло преодолеть зрителям, рискнувшим прийти на этот сеанс.
 

Витька Гром один спокойно сидел на своём месте. В этом кино-ужасе, он чувствовал себя немного виноватым за то, что использовал свой дар. На этом киносеансе, он ещё раз хотел убедиться, что может изменять воображение людей. Он понимал, что этого делать нельзя, но его подтолкнуло к этому детское любопытство. Оправданием для него было то, что люди уже сами с интересом и с высоким чувством юмора приняли активное участие в преодолении всех козней нечисти. А для любого человека принять участие в живой сказке - это пик желания как у детей, так и их родителей.

На сцене стояла красавица ведьма. В тишине зала словно заклятье прозвучали её слова: “Комне, упыри! Комне, вурдалаки”!
И тут изо всех щелей, дверей и окон полезла нечисть.
- Приведите Вия! - приказала ведьма. - Ступайте за Вием! - вновь повторила она, и вся нечисть ринулась в дверной проём.
Упыри и вурдалаки, поддерживая под руки Вия, шли навстречу зрителям, оскалившись, стуча по полу хвостами, лязгая и щелкая зубами.
- Найди их! - указывая в сторону зала, крикнула ведьма.
 
Директор клуба, Пелагея Никитична, сделав шаг вперед, крикнула:
- “Левый фланг заходит в тыл супостатам, правый замыкает! Антоновна, Егоровна, принимайте командование флангами!”
Зрители, пригнувшись, как в настоящем бою, медленно начали движение вдоль стен. Подойдя вплотную к нечистой силе и сомкнув кольцо окружения, зрители остановились, ожидая команду.
Сошлись две силы - добра и зла.
Остановилась и нечисть…
- Поднимите мне веки, не вижу, - страшным голосом произнёс Вий.
- Вот они! - громко сказал Вий, указав пальцем в зал.
Но его голос тут же потонул в монолитном гуле зрителей. Дружное, ура-а!!! - прокатилось по всему залу. Даёшь Вий! И весь зрительский состав, ринулся на нечисть. Зрители задних рядов залезали на стоящих впереди и с их плеч прыгали на нечисть. В этой рубке стоял крик и вой.
Бабы, заметив на сцене ведьму, с криками - а-а, вот она, хватай её! - ринулись на сцену. Десятки рук потянулись к распущенным волосам ведьмы.
И вдруг неожиданно прокукарекал петух - все оцепенели. В зале наступила тишина. Вся нечисть, ринулась в окна и двери и, не успев выскочить, так и осталась торчать там.
А красавица ведьма, превратившись в страшную старуху, прыгнула в гроб, засмеялась и легла. Гроб тут же развалился…

Зрители, ещё не понимая, что произошло, молча, досматривали последние кадры фильма. Вспыхнул свет, погас экран.
Сидя на полу и озираясь по сторонам, зрители разглядывали друг друга. По всему залу валялись сдвинутые с места кресла, скамейки, разбитые табуретки и стулья.
Вдруг всеобщий хохот разорвал тишину. Показывая друг на друга пальцами, многие катались по полу. Когда смех понемногу стал затихать, послышались голоса: Что только не причудится. Вот дураки-то, я думал, нечистая сила только в сказках, а тут на тебе, в клубе по залу летает.
- Мужики, а ведьма то молодая, вроде и ничего, а? Эх! Жаль, упустили молодую ведьмаку!
- Да, Ванька, за старой то ведьмой не побежал, а всё норовил в гроб к молоденькой прыгнуть. И зал снова взорвался от смеха.
- А зачем ему старая-то, у него своя такая же дома. И снова хохот.
От сцены, донёсся бабий голос: “Вот погоди, Ванька, узнает твоя Авдотья, что ты к молоденькой ведьме в гроб запрыгнуть хотел, она последние твои волосёнки выдернет”.
Ещё долго продолжался весёлый разговор, с шутками и прибаутками.
В центре зала Серёга и Мишка, смеясь и размахивая руками, рассказывали друг другу, как чуть не поймали ведьму. Глядя со сцены на друзей, Витька улыбался.
Подняв перед собой руки, он провёл ими из стороны в сторону.
Зал затих, зрители, вежливо обращаясь друг к другу и обмениваясь впечатлениями, потянулись к выходу. Но это уже был другой зритель.
 


Глава четвёртая.
Магия - опасная игра.
Витька догнал друзей у центрального входа.
- Ты чего так долго? - спросил Серёга. - Стоим, ждём, ждём тебя.
- Так ведь очередь, не протолкнёшься.
- Ну, как тебе фильм, Витька?
- Жуть.
- Точно, жуть.
- Ну что, пошли домой, - предложил Витька.
По дороге домой они громко, наперебой пересказывали фильм. Так
незаметно закончилась освещённая улица. Дальше потянулись тёмные улочки и переулки. Сразу прекратились разговоры и смех. Серёга и Мишка вдруг стали оглядываться и посматривать на небо. Со страха они начали обгонять друг друга, стараясь не отстать. Им всё время казалось, что за ними летит гроб с ведьмой.
- Витька, тебе страшно? - озираясь, шёпотом спросил Серёга.
- Немножко, - решил подыграть друзьям Витька.
- Давайте побежим, - предложил Серёга. И друзья что есть духу припустились домой.
Дома Витька бросил портфель под стол, включил настольную лампу, достал альбом для рисования и фломастеры. Контурные линии сказочных персонажей фильма аккуратно ложились на белые листы альбома, и вновь, словно оживали. Они были так похожи на тех, из фильма. Закончив рисовать, он ещё раз, пролистал альбом, рассматривая рисунки. Было уже поздно, когда в комнату вошла мать.
- Хватит полуночничать, выключай свет, и ложись спать.
 
В классе было шумно. До начала урока ещё оставалось время. Девчонки о чём-то увлеченно спорили. Ребята, окружив Серёгу возле доски, слушали его рассказ о вчерашнем фильме. В класс вошёл Витька. Серёга, увидев его, крикнул.
- Скажи, Витька, какого мы вчера страху натерпелись. Домой неслись, а гроб с ведьмой за нами гнался. Ребята дружно зашумели: “Да ну тебя, ты соврёшь, недорого возьмёшь, фантазёр!” И стали расходиться.
Серёга подошёл к Витьке.
- Витька, ты спал?
- Спал, а что?
- Да так. Слушай, а тебе ночью ведьма не снилась?
- Нет, а что?
- А я, всю ночь не спал, - шёпотом сказал Серёга. Только ты никому не говори, ладно?
- Не скажу, не бойся. Он всё ещё был под впечатлением нечистой силы.
Витька сел за парту и достал альбом.
- Серёга, хочешь посмотреть?
- Чего это у тебя? - вытянул Серёга шею. Витька неуверенно открыл альбом.
- Вот это да! - громко вырвалось у Серёги.
И тут, как грачи, со всех сторон налетел весь класс. Восторгам не было конца.
Альбом переходил из рук в руки. Серёга только кричал: “Осторожно, не разорвите, аккуратней, не испачкайте!” Но класс будто не слышал его.
Самая шустрая из девчонок Галька Соколова, просунула свой альбом.
- Витька, нарисуй мне. Все притихли и расступились.
Витька достал фломастеры. Многие вскочили на парты и с любопытством наблюдали, как сказка вновь появлялась на листах альбома. Со всех сторон к Витьке тянулись руки с альбомами, тетрадями и просто с отдельными листками. Каждый настойчиво просил нарисовать. Никто не слышал звонка на урок.
Учительница, стоя у доски, кричала, пытаясь усадить всех за парты, но навести порядок не удавалось.
Те, кому Витька нарисовал, медленно отходили, заворожено рассматривая изящные рисунки, не замечая вокруг никого. К наведению порядка подключились классный руководитель и завуч, но их усилия были напрасны. Ученики не торопясь рассаживались за парты. Учителям оставалось молча наблюдать за исходом художественного бума. В конце урока Витьку вызвали в учительскую.
- Всё! - подумал он, сейчас начнётся, и шагнул в кабинет.
Такого исхода он не ждал - все учителя стояли с альбомами в руках.

Уже два дня Витька не заходил к дедушке Ли. Утром, когда мать собиралась на работу, Витька, еле открыв слипшиеся глаза и чуть приподняв голову от подушки, сказал: “Ма, я сегодня приду домой поздно, буду у дедушки Ли”.
- Хорошо, - вздохнув, ответила мать.
После школы, не заходя домой, Витька, побежал на ''глинки''.
Учитель с радостью встретил своего юного друга и предложил поужинать. Витька не стал себя долго уговаривать. Пока он ел борщ и кашу, старик китаец сидел, закрыв глаза, медленно поглаживая бородку. Покончив с едой, Витька терпеливо стал ждать. Старик молчал.
- Витя, - обратился к нему дедушка Ли. Расскажи, что ты делал эти два дня, чем занимался?
Витька, с увлечением стал рассказывать, как он с друзьями ходил на новый, цветной художественный фильм ''Вий''. Про страшную, старую ведьму, которая превращалась в молодую красавицу. Про Вия и нечистую силу, погубившую семинариста Хому. Как потом со страху бежали они по тёмным улицам домой, а им казалось, что за ними в гробу летит ведьма.
Рассказывал Витька шёпотом, озираясь по сторонам и поглядывая на окна, стараясь как можно больше напустить страха. Дедушка Ли был невозмутим и слушал не перебивая.
Закончив свой рассказ, Витька достал альбом с рисунками и протянул старику. Рассматривая рисунки, старик кивал головой, подтверждая, что они ему очень понравились. Вернув Витьке альбом, старик, глядя лукаво на него, произнёс: “А ведь ты не всё рассказал, Витя”. Витька, онемел, словно на него вылили ведро холодной воды. Нет, это был не страх - шок, удивление. В голове, как карусель, завертелись вопросы. Как? Откуда?
Витька понял, старик знает всё, и опустил голову. Ему стало стыдно. Он чувствовал, как кровь обжигает лицо. Он готов был провалиться сквозь землю.
- Да, не всё, - тихо ответил Витька.
И старик рассказал, как Витька загипнотизировал очередь у кассы, а потом и класс с учительницей, чтобы сбежать с урока в кино. А зрителям изменил воображение, заставив их ловить не существующую в зале нечистую силу. Закончив свой рассказ, старик сказал:
- Я понимаю Витя, ты хотел проверить, чему научился за это время и что можешь, но ты подверг опасности людей. Не все могут перенести, своё душевное состояние в другом измерении. Такой близкий контакт со страхом навсегда может оставить человека в этом состоянии. Витя, ты прекрасно понимаешь, какими магическими способностями обладаешь. Но применять их ты можешь, когда кому-то или тебе грозит опасность.
Витька сидел с опущенной головой. Всё, о чём сейчас говорил ему дедушка Ли, Витька прекрасно знал, но верх взяло любопытство и ребячий азарт. С этими чувствами он не справился и выбрал игру в сказку. Ведь детство еще не кончилось. Ему не хватило терпения дождаться случая, где он мог бы своими способностями помочь кому то в беде. Ему было неприятно и стыдно за свой поступок. Понимал это и старик.
- Не обижайся Витя, лучше скажу тебе сейчас я, чем потом кто-то. Я уже старый и мне хочется передать свои знания тебе и быть уверенным, что передал их в надежные руки, в чистую душу и светлую голову, чтобы потом не было стыдно за тебя. Ты понял, Витя?
- Да! - твердо ответил Витька, глядя старику в глаза.
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

 
 


 


 
 
 
 
 
Cвидетельство о публикации 466593 © Жарников В. 10.11.14 22:32

Комментарии к произведению 1 (0)

Уважаемые читатели, прочитавшие мое произведение прошу вас оставить свой комментарий. Для меня это очень важно.