Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Остросюжетная литература
Форма: Рассказ
Дата: 03.05.14 18:50
Прочтений: 739
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Один из способов развести лохов.
КОТОВЫ и БРАТЕЦ
Александр Якунин (Невольный)



Отдав должное послеобеденному сну, пенсионер Котов вышел из комнаты-спальни в восьмом часу январского вечера. Зевая и почёсываясь под лямочной майкой, он осмотрелся. Увидав в конце коридора свет, Котов недовольно воскликнул:
- Опоньки! - и поспешил в так называемую гостиную.

* * *
Там, вокруг детской кроватки, в гробовом молчании сгрудились трое: супруга Котова - Нинель Михайловна, их тридцатилетняя дочь Наталья и её гражданский муж Ибрагим.
- Батюшки светы! - всплеснул руками Котов. - Кого я вижу? Ибрагимушка! Сколько лет, сколько зим! Уж и не чаял увидеть! Грешным делом подумал - сбежал зятёк на историческую родину, кинул жену с дитём!
Ибрагим - невысокий, крепко сбитый парень с характерной внешностью южанина, сверкнул глазами:
- Здраствуйте, - сказал он с заметным акцентом. - Сколко надо просить - не называть меня «Ибрагимушкой»?!
Котов дурашливо заморгал глазами:
- Тю! Интересно девки пляшут, а как же прикажешь тебя величать?
Молодой человек собрал на лбу морщины:
- Есть такой загадка, - сказал он.
- Ну-кась, ну-кась?
- «К» и «Б» сидели на трубэ, «Б» - упало, «К» - пропало, кто остался сидеть на трубэ?
Приподняв одно плечо и скорчив презрительную гримасу, Котов умиленно протянул:
- Фи-и-и, я-то думал! Это, милок, каждый дурак знает: на трубе осталась «И»! Не пойму только, к чему ты это сказал?
- Тсшшшш! - зашипела, приложив палец к губам, Нинель Михайловна. - Рустамчика разбудишь!
- Подумаешь! - усмехнулся Котов.
Усевшись на край дивана, положив ногу на ногу и обняв себя за плечи, чтобы согреться, Котов сказал:
- Вашего Рустамчика пушкой не разбудишь! М-да, Ибрагим, вот, значится, какие дела: два месяца где-то пропадал, а теперь вернулся? Надо полагать, не просто так, надо полагать, денюшку привёз и теперь, надо полагать, заживём мы, как у Христа за пазухой. Верно, зятёк?
Нинель Михайловна сделала презрительную гримасу и обозначила более плотное запахивание на себе видавшего виды байкового халата.
- Котов, прекрати! - почти не разжимая губ, выдавила она из себя - Сколько можно дурака валять? Пора сменить пластинку! У парня беда, можно сказать, горе, а тебе всё хаханьки, да хихоньки!
Котов поднял бровь:
- Горе-беда? Во как! Умер кто или повесился?



Нинель Михайловна трижды перекрестилась, хотя в Бога не верила.
- Типун тебе на язык. Не умер и не повесился, а самая настоящая трагедия! - сказала Нинель Михайловна и с видимым удовольствием, первой сообщила мужу, хотя и неприятную, новость - Ограбили нашего Ибрагима, - вот что!! Под чистую всё отняли: документы, товар, выручку за два месяца и автомобиль!
Сморщив опухшее от чрезмерного употребления лекарств, лицо, Нинель Михайловна попыталась выдавить слезу. Не получилось. Наталья - обладательница массивного рыхлого тела, небольшой круглой головы и непропорционально огромных глаз-блюдец, громко всхлипнула.
Котов ударил себя по коленке:
- Вот, едрит твою налево! Я так и знал! Хотите - верьте, хотите - нет, а надысь сон видел: горит дом. А вокруг него Ибрагим бегает, орёт, как оглашенный! Нет, чтобы пожар тушить - бегает и бегает … М-да! Ну, рассказывайте, как это всё получилось?
- Как, как! - проворчала Нинель Михайловна. - Ибрагим арендовал транспорт, набрал в долг шмотья полный кузов и поехал в Калужскую область. Поначалу всё шло замечательно. За неделю почти весь товар разошёлся. Ибрагим начал домой собираться, и тут, вдруг, откуда ни возьмись - бандиты! Налетели, отняли деньги, документы! Хорошо - не убили. Но и это не всё! Только бандиты укатили, тут полицейские - легки на помине!
- Слава тебе Господи! - перекрестился Котов.
- Да, погоди ты! - вспылила, даже замахнулась на мужа Нинель Михайловна. - Ты чего, наших полицейских не знаешь? Они хуже бандюков. Искать никого не стали, а машину - раз документов на неё нет - конфисковали. Ибрагим им - «документы бандиты забрали», а они - «ничего не знаем, иди отсюда, пока в кутузку не засадили!» А посадили бы, так выкупать Ибрагима пришлось бы. Но и это ещё не всё: хозяин Ибрагима требует вернуть автомобиль и деньги за товар. Дал неделю сроку. Вот такая бедовая беда!
- Это называется - приехали! - произнёс Котов. - Что же нам теперь делать? С голоду помирать? Ой-ё-ёй! И кто теперь вашего Ростислава кормить будет? Опять мы с бабкой?! Ой-ё-ёй!



- Котов, что ты за человек! - покачала головой Нинель Михайловна. - Только о себе думаешь! А мы тут, пока ты дрых тут, кое-что надумали. Ибрагим - молодец, идейку подкинул по поводу моего младшего братца.
- И что, зачем нам твой братец? - напрягся Котов.
- А то - после смерти родителей квартирка-то ему одному целиком досталась. Разве это справедливо? Там, ведь, и моя доля есть. Само собой, мне квадратные метры его не нужны, у меня своих хватает. (Нинель Михайловна строго посмотрела на дочь) А вот от денюшек за мою половину я бы не отказалась. Как тебе такая идея?
- А что? Ничего идейка! - оживился Котов. - Даже очень ничего! Как же это мы раньше об этом не додумались? Класс! Ну!
- Что, ну?
- Давай, звони братцу. Телефон-то помнишь?
- Помню, да только того, как бы не очень удобно. Или как? Звонить?!
Нинель Михайловна в нерешительности посмотрела на дочь и зятя. Те дружно закивали головами.
Котов оперативно подтащил аппарат. Замирая от волнения, Нинель Михайловна набрала номер.
- Нет никого, - сказала она и быстро повесила трубку.
- Ты, как будто боишься! - хмыкнул Котов. - Дольше держать надо. Мало ли. Может, у него расстройства живота. Шутка юмора. Давай, звони! Куй, пока горячо!
Нинель Михайловна повторно набрала номер.
- Алло?! Алло? Братец? - сказала она в трубку. - Что-то плохо слышно! Ага, вот сейчас лучше. Привет, братец! Узнал меня? Рад? А уж я как рада! Как у тебя дела? Хорошо? Рада за тебя, а у меня всё плохо. Так плохо, хоть ложись и помирай: болею, братец, ходить тяжело. Голова кружится. Не знаю - помру, наверное, скоро. Что, что?! Кто, кто? Котов? А чего ему сделается - на пенсии груши околачивает, да на нервах играет. Наталья? О, она у меня стала такой красавицей! Замуж вышла. Да, за очень хорошего человека! Сыночка родила. Скоро годик будет. Мальчишка замечательный. Чего? Спасибо, конечно, но особо поздравлять не с чем. Зять никак работу не найдёт. Живём на две пенсии: мою и Котова. Все деньги уходят на лекарство да на оплату квартиры. На еду не остаётся. Чего говоришь? С деньгами можешь помочь? Спасибо, не откажусь. Сколько можешь дать? Сколько? О, нет, братец! Мне этого не надо: я хоть и бедная, но гордая. Милостыню ни от кого не брала и брать не собираюсь. Чего хочу? Денег хочу за половину родительской квартиры. Чего? Приватизировал? Ну, и что? Я дала согласие?! Вот этого не надо! Не надо врать! Что?! Какая же ты сволочь, братец. После таких слов я и знать тебя не хочу! Общий привет! Прощай!
Нинель Михайловна в сердцах кинула трубку.
- Душно-то, аж взмокла вся! - сказала она, обмахивая себя ладонью. - Нет, вы видели, каков подлец! Он утверждает, что я сама отказалась от квартиры! Хам! Всё, считайте - нет у меня больше родственников!



- Офф! - глубоко вдохнул Котов, как будто вынырнул из-под воды.
От возмущения он едва не задохнулся: супруга путём отворачивания головы и сбрасывания со своего плеча его руки, проигнорировала все его попытки направить разговор с братцем в правильное русло.
- Ну, Нинель Михайловна, ты меня прости, конечно, но ты просто полная дура! Ты всё погубила! Тебе что братец предлагал? Деньги?
- Копейки! - презрительно подтвердила Нинель Михайловна.
- Да, какая разница! - воздел Котов руки к потолку. - Брать надо было! Сначала по копеечке, потом по рублику, немного выждать, и уже по сотенке можно было требовать! Вот бабы, любое дело языком погубят!
- Можно мне сказать? - сказал Ибрагим, демонстрируя абсолютное спокойствие и хладнокровие.
- Что, опять идея? - открыл рот Котов.
- Послушайте, спрашивать потом будете, - нахмурился Ибрагим. - Я думаю, что сначала нам нужно получить информацию о вашем братце. Может быть, найдём компромат, за что можно будет зацепиться. Это первое. Второе - нам нужен юрист, туда-сюда, посоветоваться. Если право на долю квартиры у нас есть - никуда ваш братец-шматец не денется - заплатит, как миленький. Я могу взяться за это дело. Толко от вас мне нужны письменные полномочия. Ваш братец должен знать, что я не посторонний человек.
- Слушайте, а он дело говорит, - обрадовался Котов. - Чем чёрт не шутит, может и правда, дать Ибрагиму полномочия? Как, мать, согласна?
- А, что нам терять? - ответила Нинель Михайловна.
- Не волнуйтесь, дорогие, сделаю всё в лучшем виде.



- Спасибо, но мне кое-какие деньги нужны! - сказал Ибрагим, спрятав в карман бумагу за подписью Котовых, в которой ему доверялось получить с братца Нинель Михайловны половину стоимости родительской квартиры.
- Это ещё зачем?! - воскликнула Нинель Михайловна. - У меня нет денег! Пенсию только через две недели принесут.
- Ай-я-яй, - покачал головой Ибрагим. - Мне звонить по телефону надо? Мне ездить в транспорте надо? Юристу заплатит хоть что-то надо? Мне поесть мало-мало надо? Наталья, хоть ты им скажи - чтобы получить что-то, нужно сначала вложить что-то! Это же элементарно!
С трудом разомкнув слипшиеся от долгого молчания губы, Наталья голосом только что проснувшегося мультяшного слонёнка, прогундосила:
- Нену-у-у, правда, мам, пап! Ну-у-у, есть же деньги.
- Наталья! - воскликнула Нинель Михайловна, окатив дочь взглядом, полным презрения и жалости. Так обычно смотрят на предателей и изменников Родины!



Ибрагим объявился через три дня. Пришёл под вечер, когда Котов и Наталья уже спали. Супердовольный вид зятя однозначно свидетельствовал о положительном результате, возложенной на него миссии.
С молоком матери всосав принцип - «мужика сначала покорми, остальное - потом», Нинель Михайловна повела Ибрагима в кухню. Нужно сказать, что наблюдать за тем, как ест мужчина, являлось для Нинель Михайловны истинным удовольствием, по силе сопоставимым с сексуальным. Это ей помогло не задать зятю ни единого вопроса, пока Ибрагим не откушал тарелочку борща, рыбку с картошечкой и не запил всё это сладким чаем.
Сдвинув на край стола пустую посуду, Нинель Михайловна томно вздохнула:
- Ах, как хорошо! Поел? Наелся? Ну, и славненько, а теперь рассказывай!
- Чего рассказывать? Нечего мне рассказывать, - огорошил женщину Ибрагим.
- Как это?! - поразилась Нинель Михайловна. - Тогда какого рожна ты улыбался?
- Соскучился! Вас увидел - обрадовался.
- Ибрагим, прекрати издеваться! У меня - сердце!
- Что Вы, Нинель Михайловна! И в мыслях не было издеваться. Всё, что обещал, я сделал.
- Ну?!



- К сожалению, с квартирой у нас ничего не получится: ваш братец её законно приватизировал и прописал туда жену и ребёнка.
- Каков подлец! - громко сказала Нинель Михайловна.
В кухню влетел Котов.
- Это ещё не известно, кто - подлец! - С ходу заявил он.
- Котов, ты о чём?
- О том! Ты, Нинель Михайловна, разве не понимаешь - денежки, которые мы с тобой по глупости ссудили Ибрагиму, видать того, тю-тю! Что скажешь на это, зятёк дорогой?
- Скажу, что не надо «толко» торопиться с выводами, - ответил Ибрагим.
- Во как заговорил! - удивился Котов. - Чисто - профессор!
- Профессор не профессор, а кое-что узнал. Братец ваш - не простым человеком оказался: у него свой бизнес. Он элитные коттеджи строит, имеет офис, длинноногую секретаршу, шикарную тачку - «мерседес», а главное - у него много, много, очень много денег на расчётном счету. Будет справедливо, если ваш братец поделится своим богатством с нами.
- Так-то оно - так, да как это сделать? - с придыханием вопросил Котов.
- Я знаю - как! «Толко» мне одному не справиться, нужен помощник.
Котов махнул руками и, даже демонстрируя категоричность, отвернулся:
- Нет уж, на меня, зятёк, не рассчитывай. Я с тобой никуда не пойду!
Ибрагим улыбнулся:
- Успокойтесь, я на Вас не рассчитывал. Есть у меня один человечек, который в подобных делах, как у русских говорят, собаку съел, толко …
- О, нет! Хватит! Больше денег не дам, хоть режь меня! - вскрикнула Нинель Михайловна.
Ибрагим мотнул головой:
- Странная Вы, однако, женщина, Нинель Михайловна! Вы что, не хотите денег получить? Послушайте, сейчас без аванса никто не работает. Наталья, хоть ты им скажи, - обратился он к жене, как раз входившую в кухню.
- Да, мама, он прав! - Зевнув, сказала она и спросила. - Об чём речь?
Ибрагим посмотрел на жену долгим, полным смертной тоски взглядом и сказал:
- Согласитесь, Нинель Михайловна, глупо отступать, когда Вы уже потратились. Осталось ещё немного, совсем чуть-чуть вложиться, и Вы будете обеспеченной до конца дней своих. Слово даю!
- Да, всё это понятно, да только где же взять эти проклятущие деньги? - Чуть не плача, спросила Нинель Михайловна.
Ибрагим задумался.
- Можно кое-что продать, - сказал он через минуту. - Например, холодильник. Скоро зима, зачем он нам нужен? Летом будут деньги - купите себе новый. Кроме того, можно стэнку продать. У меня есть один друг - любитель старины, он за неё хорошие деньги даст. Так же и телевизор ...
- Ну, уж нет! - Сказала Нинель Михайловна металлическим голосом. - На это я не согласна! Без телевизора мы умрём от скуки. Стенку, тем более, не отдам! Я полжизни на неё положила! Пять лет кредит выплачивала, думала, опупею! Нет! Даже и не думайте! Стенка немецкая, из настоящего дерева, сейчас такую не достать.
Ибрагим строго взглянул на жену. Наталья, как от удара, вздрогнула и затянула:
- Ну-у-у, маммм! Ну-у-у, паппп!



Ибрагим объявился через неделю. Нинель Михайловна набросилась на него, не дав даже присесть:
- Явился - не запылился! Что хорошего скажешь?
- Кое-что надыбыл! - заявил зять и улыбнулся.
- Да, ты что! - Обмякла от радости Нинель Михайловна. - Ну-ка, пойдём, хоть чайком угощу.
- Нет времени, дела!
Из спальни с полотенцем на голове прибежал Котов. Уселись в гостиной на диване, стоявшем теперь на месте немецкой стенки.
- Видите, как хорошо без стенки - просторно! - заметил Ибрагим.
- Не надо сыпать соль на рану! Ты, давай, о деле! - Умирая от нетерпения, попросила Нинель Михайловна.
- Ваш братец денег не дал, отказал, сволочь!
- У-у-у. - Разочарованно прогудел Котов.
- Ну, ничего, мы его мало - мало наказали: тачку у него умыкнули, пусть подумает, - сказал Ибрагим и оглядел членов своей семьи.
- Вот это да! - Восхищённо протянул Котов. - Мерседес?! Он же бешеных денег стоит! Покупатель нашёлся? Нет ещё? Ну, думаю, с этим проблем не будет. Интересно, сколько за неё можно выручить?
- Об этом нет разговора, - тихо сказал Ибрагим.
- Слушайте, - оглохнув от счастья, не унимался Котов, - нам надо договориться, как деньги делить. Предлагаю, нам с матерью шестьдесят процентов. Тебе, Ибрагим, с Натальей - сорок. Ах, ну, да, - добавил Котов, заметив недовольство на лице зятя, - ты прав, нужно ещё твоему подельнику дать: скажем, пять процентов ему хватит?
- Ничего продавать я не буду, - жёстко сказал Ибрагим. - Во-первых, это не те деньги, на которые я рассчитывал. А, во-вторых, машина мне пригодится для дела.
- Какого дела? - упавшим голосом поинтересовалась Нинель Михайловна.
- Не ваша забота, - сказал Ибрагим с откровенным пренебрежением. - Ваша забота - помочь мне довести дело до конца. Мне ещё деньги нужны!
Котов вскочил с места и закричал:
- Что-о?! Мать, гони этого проходимца отсюда, иначе я за себя не ручаюсь!
- Не надо так громко кричать! - Спокойно сказал Ибрагим. - Я не уйду, пока не получу от вас денег.
- Вызывай мать, полицию!
- Послушайте, - улыбнулся Ибрагим. - Хотите сесть со мной в тюрьму? Тогда вперёд - звоните.
- Мать, ты слышала? Он ещё и угрожает!
- Послушайте, голову включите: да, тачку украл я - это правда, а кто заказчик? Не догадываетесь? Кто финансировал? Кто доверенность мне выписал? Разве не вы? Так что, будьте благоразумны - нам, по любому, хода назад нет. Нинель Михайловна, успокойтесь. Я тут случайно увидел в Вашей шкатулке кое-какое золотишко, серебришко …



Две недели от Ибрагима не было ни слуху, ни духу. Котовы получили долгожданную пенсию и немного ожили.
- Ибрагим из этих денег ни копейки не получит, - сказала Нинель Михайловна, спрятав деньги под матрас.
- Это само собой, - сказал Котов. - Однако, давай хоть ящик купим. В магазине видел - дешевле некуда.
В тот же день Котовы купили китайский телевизор. Включили как раз перед новостями. Диктор, первым делом, сообщил о дерзком ограблении строительной фирмы. Там двое вооружённых преступников проникли под видом заказчиков в кабинет генерального директора и потребовали деньги. Генеральный директор оказал сопротивление и был убит. Грабители вскрыли сейф, забрали крупную сумму денег и попытались скрыться. Одного из них по горячим следам задержали. Однако, второму бандиту удалось скрыться на угнанном автомобиле марки «мерседес». К счастью, в распоряжении правоохранительных органов оказалась фотография беглеца. В следующую секунду на экране появилась улыбающаяся физиономия Ибрагима.
Наталья открыла рот, издав звук пробки, вылетевшей из бутылки шампанского.
Котов ойкнул и так резко, и так неестественно вывернул шею в направлении супруги, сидевшей строго позади него, будто не желал вернуть голову на место.
Нинель Михайловна тихо, как в бреду, произнесла непонятную фразу о том, что теперь она де «догадалась, что имел в виду Ибрагим, загадывая Котову загадку о «К» и «Б», сидевших на трубе».


Конец
Cвидетельство о публикации 453867 © Якунин А. М. 03.05.14 18:50
Число просмотров: 739
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 459
Из них Авторов: 28
Из них В чате: 0