• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Политика
Форма: Статья
Восстание на Юго-востоке Украины не имеет отношения к социализму. Оно иметт отношение к социализму тольео в той части. что направлено против местных олигархов. которые действуют совместно с оккупантами. Это антиколониальное, национально-освободительное восстание.

УКРАИНА: АНАЛИЗ СИТУАЦИИ

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
АНАЛИЗ СОБЫТИЙ НА УКРАИНЕ
(на основе статьи Ю. Дергунова)

Всего на Юго-востоке Украины есть четыре мнения, как должно быть устроено будущее региона. Первое – федерализация. Однако это мнение мало распространено. Митингующие в Донецке, Харькове, Луганске, Одессе даже не знают, что это такое.
Понятно, что федеративные государства бывают разные – от Австрии, Австралии, ФРГ, РФ или США до Ирака, Пакистана, Нигерии или Федеративных штатов Микронезии. Однако очевидно, что федерализация, дарующая относительную самостоятельность регионам, отнюдь не избавляет их от диктата центра. Это не конфедерация и даже не автономия. То есть, на Украине избирательные кампании всегда будут давать преимущество Западной Украине во главе с Киевом со всеми сегодняшними русофобией и бандеровщиной. Дело в том, что после отделения Крыма население Юго-востока осталось в меньшинстве.
Это прекрасно понимает Турчинов, потому он согласился на проведение референдума.
Однако во всех российских СМИ буквально все участники движения Юго-востока объявляются сторонниками федерализации. Например, один заголовок чего стоит: «Горловка полностью захвачена федералами». Или тема: почему же Турчинов не хочет федерализации? Потому что она якобы остановит украинизацию. Еще образчик: «Федерализация или независимые республики Юго-востока?» Т.е. всё, что угодно, только не вхождение Юго-востока в состав РФ.
То есть, федерализация явно навязывается Юго-востоку Москвой.
Пикантный момент: если Лавров предлагает федерализацию как урегулирование конфликта на Украине, если все участники движения Юго-востока российские СМИ объявляют «федералами», сторонниками плана Лаврова, это прямо означает, что данное движение – исключительно «происки» Кремля. При этом тот же Лавров уговаривает мировое сообщество, что Кремль тут нипричем.

Кроме требования федерализации на Юго-востоке есть требование сохранения унитарной Украины. Выдвигающие это требование еще более немногочисленны, чем «федералы».
Более многочисленные сторонники независимой Новороссии. Однако это требование натыкается на простое возражение: Новороссия моментально лишается Киева. На новое правительство тут же ложится обязанность образовать инфраструктуру, новую финансовую систему (а то и собственную валюту), систему теле- и радиовещания, перезаключить договоры, создать собственную армию, закупить технику, создать базы для мест дислокации, и т.д., и т.п.
Преобладает же четвертое требование. По данным опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии, подавляющее большинство населения Юго-востока стремится к объединению с Россией. Исследование было сделано по заказу издания «Зеркало недели». Его результаты говорят, что наиболее активно хотят отделиться и присоединиться к России в Луганской (90,3%), Донецкой (97,5%) и Харьковской (96,1%) областях, меньше всего сторонников перемены флага насчитали в Херсонской области – всего 83,5%.
В статье «Тезисы о Донецке», опубликованной на сайте «Скепсис», автор Юрий Дергунов позиционирует себя как «не являющимся» участников движения либо за федерализацию, либо за унитарность Украины. То есть, он, по идее, должен быть сторонником присоединения Юго-востока к России. На худой конец – независимого Юго-востока. Но весь текст статьи показывает, что он таковым не является. Вот что пишет Дергунов:

«Было бы справедливо сказать, что донецкие протесты вызваны неприятием Майдана, который остался во многом не понят дончанами. Выступления в Киеве и на Западе Украины рассматриваются здесь в первую с точки зрения их евроинтеграционной составляющей (в которой акцентируется прежде всего экономический аспект, связанный с зоной свободной торговли и ее потенциальной опасностью для ряда отраслей промышленности) и той роли, которую сыграли в них ультраправые силы, — в то время как требования, связанные с борьбой с полицейским насилием или коррупцией, если не остались незамеченными, то, во всяком случае, воспринимаются как существенно менее важные для общей оценки. В целом, экономические опасения можно счесть вполне рациональными, но с оценкой Майдана как «фашистского переворота» все сложнее. Безусловно, это слишком серьезное преувеличение роли ультраправых, чтобы считать его соответствующим действительности. Но и объяснять чувствительность этой темы «кремлевской пропагандой», как делают некоторые, тоже нелепо. … Нет сомнений, что Майдан … нес в себе целый ряд прогрессивных составляющих…»

Отметим, что еще более нелепо объяснять события на Юго-востоке присутствием российских военных, которых там просто нет. Однако Дергунов явно ошибается, когда в число причин волны протеста выдвигает экономический аспект, связанный с договором об ассоциации, аналогом ВТО, но с существенно худшими условиями. Скажем, шахтеров еще вчера невозможно было поднять на забастовку, хотя их заставили отчислять 10% от заработка на ликвидацию последствий майдана. Бастовали одна-две шахты, поддерживать повстанцев Донецка приехало всего лишь 200 шахтеров. Даже когда Азаров, будучи премьером, рассказал о последствиях подписания договора об ассоциации, заключающихся в повышении тарифов на услуги ЖКХ, урезании пенсий и т.п., это не вызвало ощутимой волны возмущений.
Забастовки не стали массовыми даже после того, как на 30%-40% урезали зарплаты.
Больше того: майдан спонсировали те олигархи, чьё производство, чьи капиталы были бы вытеснены европейскими монополиями: Ахметов, Фирташ, Коломойский, Гутник, Федишин, Пинчук и особенно Порошенко с его сельхозпредприятиями (напр., урожайность зерновых на Украине доведена до мизерных 24 ц/га, тогда как в Европе – 60-70 ц/га).

Во-вторых, «полицейское насилие» - это всего лишь мифологема, призванная подогреть майдан. Она существовала лишь в сфере агитации и пропаганды. В развитых странах полиция действует куда более жестко. Скажем, для подавления Лос-Анджелесского бунта в 1992 году были введены 9 тыс. полицейских, 10 тыс. военнослужащих национальной гвардии, 3300 служащих армии и морской пехоты США, 1000 сотрудников ФБР, бронетехника, боевые и полицейские вертолеты. Был открыт огонь на поражение, более 11 тыс. человек подверглись аресту. Бунт был подавлен в считанные часы. Около 500 человек из числа задержанных до сих отбывают наказание в тюрьмах - они получили от 25 лет и до пожизненного заключения. Претензий от ООН и мирового сообщества не было. Чиновники, виновные в применении силы против мирных демонстрантов, санкциям подвержены не были.
Достаточно указать, что полицейским в США разрешено открывать огонь на поражение даже при малейшем подозрении на асоциальное поведение субъекта. Если же полицейский ошибся, суды, как правило, его оправдывают.
Что касается «беркутофилии», не стоит забывать, что беркутовцы шли фактически безоружными против катапульт, охотничьих ружей, автоматов Калашникова, гранат, наконец, они горели, подожженные противотанковым коктейлем Молотова (чтобы пламя «прилипало» к броне, в бензин сыплют сахар, добавляют крошку магния, пенопласт и т.п.)

В-третьих, автор передергивает. Ни о какой борьбе с коррупцией на майдане и речи не было до тех пор, пока немногочисленный антимайдан не выдвинул требование сохранения пенсий и зарплат на прежнем уровне. Точнее: когда стало ясно, что майдан – это не народ, что это его ничтожная часть, а подавляющая часть народа – безмолвствует. Трудовые коллективы – в стороне. Вот тогда-то и возникла еще одна агитационно-пропагандистская мифологема: «борьба с коррупцией». То, что это мифологема, стало окончательно ясно, когда были обнародованы фотографии дворцов Тимошенко, Тягнибока, Кличко, Яценюка, Турчинова, когда олигархи Тарута, Коломойский и др. были назначены губернаторами регионов Юго-востока.
О какой борьбе с коррупцией, которую «развел» клан Януковича, мог говорить майдан, если при Ющенко или Тимошенко коррупция была ничуть не меньше.
Таким образом, никаких прогрессивных «составляющих» майдана в природе никогда не существовало. Не считать же прогрессивными составляющими малограмотных суперкарликовых анархо-социалистов «Народного набата», «Автономного Одпора» и анархистов-либертарианцев «Вiльной земли». При этом часть «прогрессивной составляющей», «Народного Набата» в самом начале заявила: «… Идти мелкой группкой людей без своей организованной колоны мы не видели и не видим смысла. … Мы не собираемся скидывать одного либерала с трона, чтоб завтра на его место пришел другой. Всем и так известно, что власть и оппозиция — одна коалиция.»
Майдан начинался с деструктивной составляющей – ассоциации с ЕС, продолжился деструктивной составляющей – 5 млрд. долларов, вложенных в майдан Госдепартаментом США, и завершился деструктивной составляющей – антитеррористической операцией против повстанцев Юго-востока. Любопытно, что Дергунов непостижимым образом просто элиминировал американскую «составляющую» майдана.

На Украине нет фашизма?
Что до «преувеличения» роли ультраправых – на самом деле, разговор идет о как раз преуменьшении его роли. Точнее, о том, что вообще никаких бандеровцев, никаких свастик, никаких «москалей и жидов на ножи» вообще не существовало и не существует. Хотя последний лозунг неустанно озвучивал на майдане под шквал аплодисментов глава парламентской партии «Свобода» Тягнибок. Хотя именно «Правый сектор» («Патриот Украины», «Тризуб», СНА, УНА-УНСО, «Білий Молот») заправлял на майдане.

«После того как невозможно стало объяснять «федералистские» протесты участием в них россиян в качестве основы их численности, объяснение сместилось именно в социально-расистскую плоскость. Сторонников федерализации называют «маргиналами», «быдлом», вплоть до полной дегуманизации под именем «орков» и «колорадов». Иногда этот социальный расизм приобретает и патерналистские формы, когда утверждается, что «колорады» не виноваты в том, что они такие, какие есть, что это все вина господствующей элиты из Партии регионов, — но, в любом случае, право на политическую субъектность за оппонентами не признается», - констатирует автор, причем неясно, придерживается ли он сам такого объяснения, и далее ничего не поясняет. Тем самым он сначала свел фашизм майдана к уменьшению его роли, а затем – к говорению типа «колорады вы» или скандированию «москаляку – на гиляку».

Между тем у бандеровщины на Украине совсем иные формы. Процитируем.
Группа Ивана Проценко, старики, женщины, пришла на Майдан просто поговорить и попала под биты и топоры.
В Харькове бандеровцы зарезали пожилую небогатую женщину, Марию Бломериус, виновную лишь в том, что была одним из лидеров Сопротивления.
Мальчишек из «Беркута» и ВВ, не имевших права отвечать на удар ударом, бандеровцы сжигали коктейлями Молотова.
Бандеровцы пытали людей, ломая им пальцы фаланга за фалангой и загоняя иголки под ногти, в подвалах киевской мэрии, а потом требовали любой ценой сохранить факт пыток в тайне.
Лидеры бандеровцев нанимали снайперов стрелять в спины беркутовцам и майдановцам на Крещатике, а потом вывозили под депутатским прикрытием снайперские винтовки.
Бандеровцы расстреляли из засады автобусы с обычными, ничуть не военными, безоружными крымчанами, возвращавшимися домой с распущенного киевского Антимайдана, а потом отстреливали разбежавшихся в панике людей.
Бандеровцы методично, кость за костью, разбили руки тяжело раненному на поле боя и попавшему в плен харьковчанину, майору Захарченко.
Бандеровцы забили обушками топоров Владимира Захарова, инженера-копьютерщика в офисе Партии Регионов, только за то, что он попросил выпустить женщин по-русски, постфактум записав убитого под № 22 в т. н. "Небесную сотню".
Бандеровцы за малую толику гривен набирали инвалидов-колясочников, предполагая использовать их в качестве живого щита.
Бандеровцы приковали наручниками к трибуне луцкого Майдана и поливали на морозе холодной водой губернатора Александра Башкаленко за отказ встать на колени.
Бандеровцы, узнав адреса семей "Беркута" и активистов Антимайдана, ездили по этим адресам, издеваясь над пожилыми женщинами и громя их квартиры.
Бандеровцы под присмотром врачей вырывали глаза пленным.
Бандеровка рвала журналисту Сергею Рулеву ногти плоскогубцами.
Бандеровцы сожгли в подвале офиса Партии регионов второго технического работника, человека, никакого отношения к партии не имевшего.
Бандеровцы выпустили из тюрем осужденных уголовников-расистов и дали им полномочия «народных дружин».
http://putnik1.livejournal.com/3060360.html
Автор перечисления уточняет, что с 5 марта, оно было сформулировано, список удлинился многократно.
Можно чуть дополнить.
В Николаеве приезжие боевики расстреляли пророссийских митингующих, есть 11 раненых, люди говорили, что умирают за родной язык.
В Одессе большой десант боевиков «Правого сектора» устроил избиения людей, носящих георгиевские ленточки.
В Киеве вооруженные до зубов «сотни» «Правого сектора» другие активисты майдана в открытую избивают судей, мародерствуют и рэкетирствуют.
В Чернигове избили парня только за то, что говорил по мобильному телефону по-русски.
В Харькове вечером 1 апреля, примерно в 19-30, 68-летняя сотрудница 11-й поликлиники, расположенной по адресу пр. Тракторостроителей, 105а, вышла с учреждения и направилась к магазину АТБ. Купив продукты, она проследовала домой. Эту женщину, постоянную участницу георгиевских митингов, на ступеньках поликлиники встретили около 15 молодых агрессивно настроенных людей. Молодчики заставляли ее петь гимн Украины и кричать "героям слава" и "смерть ворогам". Женщина им ответила, что полный текст гимна не знает, за что сразу получила сильный удар в нос от одного молодчика. Сразу же подключились и остальные, избивая поваленную женщину ногами. Прохожие, которые это увидели, вызвали милицию, но милиция почему-то не приехала. В итоге женщину увезли в 4-ю неотложку с многочисленными травмами, в том числе с отбитой почкой и перебитым носом.
Украинские военные, из тех, кто остался верен киевской власти, избивают и пытают жителей Донецкой области: https://www.youtube.com/watch?v=K9ADfTKgnZY#t=20
Совершенно недавно боевики «Правого сектора» сбросили с моста молодого парня.
Именно «Правый сектор», как отметили германские СМИ, ответственен за убийства в Мариуполе.
Лидеров движения Юго-востока избивают, похищают – согласитесь, это не речёвка и не просто отмена регионального русского языка.

«По существу, Украина сейчас пожинает плоды преступной политики примиренчества с присутствием ультраправых на Майдане, их легитимации со стороны оппозиционных партий и либеральной интеллигенции. Нет сомнений, что Майдан как конфигурация движений не был фашистским, … но он допустил участие откровенных фашистов», - пишет Дергунов.
Редакция «Скепсиса» поправляет: «Однако, с нашей точки зрения, исходя из всех имеющихся данных, с фашистами оппозиционные партии, либеральная интеллигенция и западные союзники оппозиции смирились намного раньше, чем начался сам Евромайдан. Либерализм на Украине, судя по всему, неотделим от как минимум терпимости к национализму и деятельности ОУН-УПА. Поэтому все дальнейшие события следует рассматривать под влиянием и этого факта.»
Конечно, сразу после окончания 2-й мировой войны остатки ОУН привлекли внимание спецслужб США, Великобритании, Франции. После распада СССР они вернулись на Украину, в т.ч. жена одного из главарей ОУН Стецько. Представители ОУН вошли в административные структуры, стали частью истеблишмента.
Конечно, и Ленин писал аналогично о меньшевиках и эсерах: «…Их блок сначала с Керенским и кадетами, потом с Колчаком и Деникиным в России, как и блок их заграничных единомышленников с буржуазией их стран, был переходом на сторону буржуазии против пролетариата. Их компромисс с бандитами империализма состоял от начала до конца в том, что они делали себя соучастниками империалистского бандитизма.» («Детская болезнь левизны в коммунизме»).

Однако само«примирение» - неверно.

Дело в том, что эволюция партийной (многопартийной) системы привела к тому, что правящий класс использует весь политический спектр, от ультраправых до ультралевых, в качестве предохранительного буфера между собой и массами. Если какая-либо политическая ниша не занята, власти ее заполняют сами. Яркий пример – экологические фонды при администрациях или целый ряд «патриотических» организаций.
Таким образом, не было никакого примирения. Ультраправые использовались не только теми, кто их опекал послевоенные десятилетия, устраивал им военные лагеря, финансировал их. Правительства бывших республик СССР, экономика которых просела еще больше, чем российская. Просто вынуждены поддерживать ультраправых, чтобы канализировать недовольство по шовинистическому руслу. Особенно это касается Прибалтики и Украины.

Но это вовсе не значит, что есть отдельно стоящие ультраправые или даже часть истеблишмента, а сам майдан, сами сегодняшние власти Украины по сути не ультраправые.
Не нужно думать, что фашизм, тоталитаризм – что-то случайное, исключительное, присущее далеко не всем странам, а лишь с определенной идеологией. Фашизм есть закономерность в развитии капитализма. Северная Корея, Вьетнам, Дейр Ясин, Багдад, Белград, Триполи, Дамаск – прекрасные этому иллюстрации.
Подтверждают это и высказывание депутата Фарион, призвавшей стрелять в жителей Юго-востока, и высказывание Юлии Тимошенко, пожелавшей их убивать атомным оружием.

Причины, цели и задачи
«… Майданы в Киеве и на Западной Украине и ДНР являются примерами народных движений…» - пишет Дергунов.
Отрадно, что автор отмежовывается от «руки Москвы», то есть, не придерживается той точки зрения принятой в мире политологии, воспитанной на «оранжевых» примерах, которая объявляет, что народ сам – ничего не может, что за любыми восстаниями или революциями обязательно должен кто-то стоять. За 1905 годом – Англия и Япония, за 1917-м – деньги кайзера, либо заговор сионских мудрецов, либо отдельно американские сионисты, за восстанием Емельяна Пугачева - Пруссия и т.д.

Но – как же так, с одной стороны, Дергунов объявляет движение Юго-востока народным, и тут же уверяет, что «в Багдаде всё спокойно», а «территория ДНР ограничена несколькими захваченными административным зданиями». Вероятно, Дергунов просто не в курсе, что происходит на Юго-востоке, что происходит в Краматорске, Артемовске, Макеевке, Горловке, в других городах Донецкой области, не говоря уже о Славянске и Мариуполе.
И о каком «народном» движении можно говорить в случай майдана, если он и недели бы не продержался без долларовых вливаний, без угроз Януковичу из Вашингтона. Автор не смог «проплыть» между Сциллой бернштейнианского «привнесения в массы», доведенного иными до конспирологии, и Харибдой самостийной анархии.

К сожалению, Дергунов, начав анализ причин движения на Юго-востоке, так и не сделал вывода. Точнее, в его статье вообще отсутствуют какие-либо выводы.

Он пытается анализировать классовые силы, лозунги, требования Юго-востока:
«Очевидно, что реальной основой донецких протестов является огромная энергия недовольства существующей системой социально-экономических отношений, толком так и не осознанная самими участниками восстания. С одной стороны, с самого начала постоянно звучат антиолигархические лозунги (в значительной мере спровоцированные назначениями новой власти) и критика политики «непопулярных реформ», проводимой правительством. В Декларации независимости ДНР постулируется приоритет коллективных форм собственности и недопустимость эксплуатации труда (непонятно, что именно скрывается за этой формулировкой для ее авторов); речевки и песни, звучащие под захваченной ОГА, регулярно обращаются к трудящимся и рабочему классу. В движении активно участвуют условно левые организации («Рабочий фронт», КПУ), на митингах и баррикадах много красных флагов. С другой стороны, это никак не выражается в выносимых наружу требованиях, которые фактически сводятся к проведению референдума то ли о федерализации, то ли о независимости области, то ли о присоединении к России, то ли о выборе между этими альтернативами. Социально-экономическая подоплека не артикулируется в требованиях. Иными словами, ДНР выглядит более социально-ориентированной и пролетарской, чем Майдан, — то есть потенциально более прогрессивной, но этот потенциал так и остается нереализованным.
Получается своего рода замкнутый круг: то, что протесты в Донецке стали реакцией на во многом ложно понятый Майдан, загнало их повестку в довольно узкие политические рамки, которые сводятся к стремлению защититься от ряда его негативных последствий (как воображаемых, так и совершенно реальных) через попытку каким-то образом «закрыться» от украинской политической системы. При этом данный первоначальный импульс не позволяет в полной мере поднять социально-экономические вопросы. Но социально-экономические вопросы не будут восприняты в должной мере в сознании участников движения и до тех пор, пока проблемы языка, идентичности и территориального устройства субъективно ощущаются ими как более важные и насущные.
… ДНР так и не смогла выйти за рамки господствующей идеологии в ее украинском варианте, то есть противостояния культурно и геополитически окрашенных вариантов неолиберализма. Выйти за эти рамки и предложить прогрессивно-популистскую альтернативу неолиберализму — значит, в том числе, распрощаться и с сугубо «юго-восточной» привязкой, обратившись за поддержкой к трудящимся всей Украины в рамках некоего общего противостояния «жесткой экономии» по рецептам МВФ. Фактически именно этим и определяется, сможет ли реализоваться указанный выше прогрессивный потенциал ДНР — в противном случае, каким бы ни был итог провозглашения ДНР, она останется лишь «болотным огоньком» геополитических псевдорешений вместо социального переустройства.
… Если в контексте ДНР визуально можно говорить о более или менее объективном срезе населения по возрасту и классовой принадлежности, в случае евромайданной публики бросается в глаза узость ее социальной базы. Участники этих митингов представлены преимущественно студентами, интеллигенцией, «средним классом». Было бы нелепо представлять конфликт этих позиций явным классовым конфликтом (так как в данном случае не наблюдается выраженного противостояния основных классов капиталистического общества, а социальная база обоих движений отчасти пересекается)…» И т.д.

«Условно левые», «мобилизация» и другие «термины» - четко выдают принадлежность Дергунова к троцкистским, во всяком случае, к антиглобалистским организациям. Это важно! Оставим на совести Дергунова пассаж, что дончане «неверно поняли», что с ними собираются делать бандеровцы, а за ними американцы. Как и то, что он просто не увидел явного: привнесения, я бы даже сказал – засорения списка требований явно несуразными «недопустимость эксплуатации труда», «коллективная форма собственности», а в Крыму – всеобщая национализация (о которой сегодня уже забыли). Ведь именно этот сор и привнесли многочисленные различные «условно левые»: КПУ, «Рабочий фронт», «Боротьба», «Пролетарий» и пр. Которые практически никакой роли в движении Юго-востока не имеют. И не могут иметь. И не только по причине их качества и численности.
Обратим внимание: когда началась «революция» в Египте, забастовки рабочих носили исключительно экономический характер. Но прибывшие в Египет троцкисты немедленно вписали в требования «свободу» и т.д., а сами события объявили пролетарской революцией. Хотя условия для нее никак не созрели.
Ни одна из современных троцкистских организаций ничего существенного в собственной стране не произвела, все они получают от 0,5% до 5% голосов на выборах, масс за ними нет. Их специализация – другие страны. Их всегдашний, многолетний тезис – «в мире созрела революционная ситуация». Едва где-то в мире начинается какое-то движение, будь то чеченские боевики или грузинские «бархатные» - троцкизм объявляет их революционерами. Когда же события показывают, что никакой революции нет, троцкизм сожалеет о чьем-то недомыслии, об отсутствии «серьезного революционного руководства». Отсюда все сожаления Дергунова: «импульс не позволяет в полной мере…», «потенциал так и остается нереализованным», «ДНР так и не смогла выйти за рамки господствующей идеологии…» и т.п.
Для современного троцкизма характерно выдавание желаемого за действительное. Согласно современному троцкизму. Социалистическую революцию можно провести и в феодальной стране, лишь бы было «правильное» партийное руководство. Материальная база революции (уровень производительных сил) троцкистов не интересует. Их не интересует даже то, пришли ли производственные отношения в противоречие с производительными силами, и с готовностью соглашаются с Вашингтоном, что Милошевич, Каддафи или Асад – главные враги человечества.

Потому троцкисты, да и другие левые, поделились в отношении Украины на три группы: первая приняла майдан как народную революцию, но с недостаточно революционным руководством (напр., часть украинской сверхкарликовой группы «Против течения», считающей себя марксистской). Т.е., к сожалению, лидеры майдана оказались не на высоте и не смогли поставить социалистических задач. Будто бы собирались.
Вторая группа – группа уравнивания и самоустранения, которая считает, что на Украине идет столкновения «империализмов» - в первую очередь, российского, а потом уж США и ЕС (4-й Интернационал Глюкштейна, Комитет за Рабочий Интернационал и пр.)
Третья группа полагает, что революция (которая против «прогрессивных составляющих» «революции» на майдане) – на Юго-востоке, но желаемые социалистические лозунги оказались погребенными. Иначе бы – мы это видели у Дергунова – Юго-восток обратился бы ко всей Украине… мы могли бы продолжить за приверженцев мировой революции – ко всему миру… Как бы Юго-восток обратился к русофобски настроенной бандеровской Западной Украине – неизвестно, ведь это одна из «реакционных составляющих» конфликта.
Любопытно, что националисты, например, Максим Шевченко, наоборот, убеждены, что трудящиеся Юго-востока устанавливают в регионе Советскую власть. Правда, без рабочих, но Шевченко это не беспокоит.

На самом деле ни о какой социалистической революции на Юго-востоке (это при разрушенной экономике!), ни о какой Советской власти не может быть и речи. Содержание движения Юго-востока – совсем другое. Задачи, которые оно решает – прогрессивно-буржуазные.
Не будем говорить, что украинцы и русские – это одна нация, разделенная когда-то татаро-монгольским игом и увековеченная стараниями европейских монархов в стремлении ослабить Россию. Не придадим потому большого значения запрету регионального русского языка.
Речь идет об антиколониальной, национально-освободительной революции – от бандеровско-американского ига, представленного на Украине олигархатом. Ленин в своём Письме к американским рабочим в 1918 году писал: «История новейшей, цивилизованной Америки открывается одной из тех великих, действительно освободительных, действительно революционных войн, которых было так немного среди громадной массы грабительских войн, вызванных дракой между королями, помещиками, капиталистами из-за дележа захваченных земель или награбленных прибылей. Это была война американского народа против разбойников англичан, угнетавших и державших в колониальном рабстве Америку.»

Чернівецька обласна спілка економістів информирует, что за февраль -
Донецкой областью сдано в бюджет Украины 4 480 115 706 грн.
Получено областью из бюджета Украины 2 253 282 174 грн.
Львовской областью сдано в бюджет Украины 856 492 709 грн.
Получено областью с бюджета Украины 2 489 010 155 грн.
В сумме, которую получает Донбасс, содержится основная статья расходов, которой нет в Львовской области - это дотирование государством угольной отрасли (эта отрасль дотационная во всем мире). В полученной сумме Донбассом она составляет 1 337 966 547 грн. На жизнедеятельность самой области, как и остального бизнеса выделено 915 315 627 грн. При наличии населения в 4 364 500 государством выделено на функционирование области 209,7 грн. в пересчете на одного человека..Во Львовской области при наличии населения 2 538 100 государством выделено 980,6 грн. в пересчете на одного человека.

Так что причины происходящего – видны невооруженным глазом.
Еще до распада СССР производства, поляризованные долларовым полем, стали раскалываться. Скажем, Запорожье перестало поставлять в Пермь сляби, на заводе им. Ленина закрылись цеха, рабочие оказались за проходными. В результате распада СССР разрыв отраслевых цепочек резко ускорился. В 1992-м заводы начали останавливаться, прошла волна массовых увольнений. Резко подскочила смертность, втрое выше, чем в брежневский период. Расчет по коэффициентам смертности дает 30 млн лишних смертей только в России – в результате распада страны, в результате либеральных реформ. В Украине же за годы «самостийности» случилось до 12 млн лишних смертей.

Население Юго-востока Украины довели до точки кипения весь абсурд распада СССР, издевательства над армией, абсурд «незалэжности и самостийности», абсурд американизма, включая его масс-культуру, наглость мирового жандарма, абсурд неолиберализма, русофобии. 12 миллионов врезались навсегда в глубинную память Юго-востока, и свергнутые памятники Великой Отечественной – только жирный восклицательный знак в конце длинной фразы.
Это означает, что попытки загасить, свести на нет или разгромить движение Юго-востока, либо путем нагнетания федерализации, либо путем новых Женевских соглашений, либо военным путем – обречены.

Борис Ихлов, 24.4.2014
Cвидетельство о публикации 453365 © Ихлов Б. Л. 27.04.14 13:58

Комментарии к произведению 2 (4)

не, чё-то граждане досужие аналитики, теоретики и прочие сетевые хвилософы уже поддостали

нет, спорить и что-то доказывать не стану.

Просто цитата:

"Человек, видевший в шкафу свод законов, считает себя юристом;

человек, изучивший форму кредитных билетов, называет себя финансистом;

человек, усмотревший нагую женщину, изъявляет желание быть акушером. Все это

люди, не обремененные знаниями, которые в "свежести" почерпнут решимость для

исполнения каких угодно приказаний, а в практике отыщут и средства для их

осуществления."

(с)Салтыков-Щедрин, Михаил Евграфович

"Человек, осведомлённый о положении дел на Украине из телевизира, изъявляет желание..."

(с) я

«Митингующие в Донецке, Харькове, Луганске, Одессе даже не знают, что это такое» - это почему ж так? По Вашему, они идиоты?

«федерализация явно навязывается Юго-востоку Москвой» - Меркель первая предложила федерализацию. Если не провести федерализацию сейчас и не обозначить зоны, тем или иным образом дружественные России, это произойдёт потом, когда НАТО и ЕС будет делать зоны своего влияния в Украине.

Вот достаточно трезвый взгляд:

«Крах украинского государства — это не только трагедия для жителей Украины и вызовы для России, но и коренное изменение существующего миропорядка. Мир стремительно меняется, возвращаясь к многополярной модели мироустройства. Одно из сопутствующих явлений этого процесса — демонтаж лимитрофных постсоветских республик.

Постсоветские лимитрофы

Распад СССР породил множество лимитрофных республик — пограничных государств, не обладающих реальным суверенитетом, существующих только для сдерживания России и переноса внутренней нестабильности на территорию России с целью её дальнейшей хаотизации. По сути, все постсоветские республики, кроме России, должны были стать лимитрофами, элементами санитарного кордона, однако в кордоне сразу же оказались бреши в виде Казахстана и Белоруссии. В этих республиках государство сумело сохраниться. Теперь эти республики вместе с Россией составляют ядро Таможенного союза.

Узбекистан, Азербайджан и Туркменистан, заняв изначально антироссийскую позицию, избежали участи полигонов для цветных революций и кое-как сохранили государство. Фактически данные республики отказались от права самостоятельно проводить внешнюю политику, встроившись в существующий миропорядок. В обмен на это Запад разрешил их элитам самостоятельно определять внутреннюю политику, сведя своё вмешательство к минимуму.

Остальные республики в итоге оказались под внешним управлением. Заокеанская империя контролирует внешнюю и внутреннюю политику Украины, Грузии, Таджикистана и Киргизии.

Усиление России и запуск Таможенного союза инициировали процесс выхода лимитрофных республик из подчинения условного Запада. Однополярный мир зашатался, а санитарный кордон начал разрываться. Первой вышла из-под контроля Армения. Киргизия пока мечется, желая быть и с умными, и с красивыми. Вынужденная попытка украинского руководства усилить связи с Россией закончилась катастрофой: ключевой элемент санитарного кордона погрузился в хаос.

Крушение однополярного мира

Следует понимать, что лимитрофные республики являются целевым проектом и существуют ровно столько, сколько нужно и выгодно их архитекторам. Пока данные республики обеспечивали сдерживание слабой России, их руководство не «перетряхивали» цветными революциями. Теперь же, когда Россия в открытую заявила о начале собирания утраченных земель и объединении русского народа, срок жизни лимитрофов подходит к концу.

Поддерживать лимитрофы в том виде, в котором они существовали ранее, стало нецелесообразно. Именно потому на Украине пытаются построить нацистское государство. Однако, увлёкшись украинскими событиями, остаются без внимания остальные республики из состава санитарного кордона. Их срок жизни также подходит к концу, они, как и Украина:

1. Не достигли успехов в государственном строительстве;

2. Не создали иной идеологии, кроме русофобии;

3. Их государство деградировало, а инфраструктура обветшала;

4. Они встроены в технологическую зону Запада на правах низового, ресурсного звена;

5. Немалая часть населения сохранила лояльное отношение к России;

6. Их запас прочности подходит к концу.

Но самое главное: держателю акций лимитрофных государств нужно защитить своё право жить как ему удобно, грабя всё вокруг. Сохранить существующий миропорядок честным путём невозможно, а сойтись в открытом противостоянии слишком опасно. Экономически задавить Россию невозможно: она уже давно стала частью мировой экономики, а потому санкции нанесут урон не только России, но и Западу. Рассорить Россию и Китай также не выходит.

Следовательно, единственный путь сохранения разваливающегося мироустройства — уничтожение лимитрофов.

Я тебя породил, я тебя и убью

Именно уничтожение, а не смена режима на более лояльный. Сменить-то его можно, но удержаться у власти новые постреволюционные правители не смогут: ресурсов внутри республик нет, а Запад поддержки не оказывает.

Потому на постсоветском пространстве Запад будет хаотизировать всё, что только сможет. На Южном Кавказе можно столкнуть Армению и Азербайджан посредством нового конфликта в Карабахе, в Грузии сыграть на нищете и недовольстве населения внутренней политикой властей. Республики Средней Азии поджечь и вовсе не проблема: там и так адский коктейль из проблемы Афганистана, межнациональных конфликтов, наркотрафика и межгосударственных противостояний.

И всё это придётся тушить России. К тому же, не стоит забывать о Китае: ему также придётся впрячься в работу и пополнить состав пожарного расчёта. Сможет ли это всё потушить Россия? Сможет, но только в том случае, если тушить будет быстро. Для этого, в свою очередь, нужно максимально быстро решить украинский вопрос. Крайний срок — конец осени, затем нужно будет приступить к Средней Азии и так далее.

Готовы ли мы?

Да, мы готовы, хоть и не так, как хотелось бы. Впрочем, к Великой Отечественной Войне Советский Союз также не был готов на 100%. И ничего, выстоял. Теперь же ситуация облегчается тем, что открытой военной схватки не предвидится — будут давить хаосом и бить по экономике.

Общество также готово: уровень поддержки внешней политики населением России огромен, то есть руководство РФ получило огромный мандат доверия. Мало того, население готово терпеть лишения ради собирания земель и изменения существующего миропорядка.

Но самое главное, общество начинает излечиваться от травм 90-х: психотерапия Олимпиады позволила излечить массовое сознание, выведя его из оцепенения. Пятой колонне теперь открыто говорят, кем она является, а молодое поколение заявляет о готовности лететь в космос, что свидетельствует о желании менять мир. Мало того, ему представится такая возможность. В общем, добро пожаловать в новый мир» (Иван Лизан, Обозреватель проекта «Однако. Евразия»)

(http://www.odnako.org/blogs/kak-kuyotsya-noviy-mir-k-skoroy-gibeli-limitrofnih-respublik

Как у Вас сил хватает, Макошь? У них-то, у тележурналистов и комментаторов уж десятки людей сменились, работа такая. Как у Вас хватает сил на этих тупых дубарей, упертых идиётов и продажных словоблудов?!

Так журналисты деньги получают за словеса, поэтому и отдыхают часто от трудов праведных, а я-то - на чистом энтузиазме да за идею!) Разница, ёлки!)

Мы гордимся Вами, СПАСИБО! И от нас, и от всех "воздерживающихся". Что молчат?

Всё ведь правильно обдумываете, сопереживаете вживую. Какая такая Хакамада?

Макошь - триста Хакамад! И в верном русле!!!

ОЙ!