• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
В номинацию "Просто плохо" или "полный отстой". Так как я на сайте проявляюсь редко ругайте рассказ без меня. Не волнуйтесь, мне всё передадут. Текст пересыщен штампами - но они наши штампы, родные. Юмор чёрный - но это наш юмор. Описанный мир дерьмо - но это наш мир. И вообще, рассказ страшная дрянь - но это наша дрянь. Это к нам не относится, только ко мне. Читайте и получайте, чего хотите. Не забывайте сплёвывать накопившуюся слюну, возможны рвотные позывы.

Оставшийся в живых. (Или "Смерть графоману")

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Утро. В моей жизни ничего не происходит. Дежурная чашка крепкого кофе дымиться на письменном столе рядом с компьютером. Я закуриваю сигарету и делаю маленький глоток обжигающей жидкости. Сегодня мне не надо никуда идти, за окном бушует День Независимости. Подталкиваю стрелку на экране к значку интернета. Медленно распахивается окошко. Как и следовало ожидать в такой день, линия перегружена. Делаю ещё один глоток кофе. Спешить некуда. Решаю вечную проблему: зайти сразу на сайт или всё-таки лучше вначале проверить почту. Решаю для себя, что испортить настроение успею всегда, так как в почте, скорее всего, ничего нет, разве что очередная отписка от издательства: "Ваш роман, к сожалению, нам не подходит". И ни слова больше. Никаких объяснений. Не подходит и всё. Нет уж, это известие выбьет из колеи на целый день. Хотя, мог бы и привыкнуть. Большинство издательств вообще ничего не отвечают, а такой ответ по крайне мере понятен.
Я отодвигаю просмотр почты на потом и выбираю ссылку сайта: "Сам себе издат". Сайт еле грузится. На форуме идёт очередная полемика: почему нас не хотят печатать? Ответ на этот вопрос у меня созрел уже давно: печатать всех - бумаги не хватит. Нас стало очень много, нас пора отстреливать, как отстреливают не в меру расплодившихся хищников. Это мы заваливаем издательства мегабайтами текстов, не даём спокойно работать редакторам, надоедаем письмами, отвлекая от работы секретарш, и обрываем телефоны с вопросом: - "А не подскажите на какой стадии рассмотрения мой роман?". Они отлично всё знают, ваш роман им не нужен, так же как и вы. Поэтому он давно выброшен в корзину.
Ладно, зарегистрироваться что ли и сообщить форумщикам свои мысли?
Регистрация
Логин: Стив,
Пароль:
Нажимаю бессмысленный набор букв, придуманный от фонаря три года тому назад.
В ответ на экране вместо них появляются звёздочки. Программа задумывается и, в конце концов, выдаёт:
- "Пара логин пароль неверная, попробуйте ещё раз".
С третьей попытки у меня получается. Теперь ввязываться в полемику желание пропадает.
Хлебаю совершенно остывший кофе.
В моём разделе появилась новая запись от Гоблина. Хвалит, хотя думаю, не читал. Однако приятно. Ещё парочка посетителей ругают: за пропущенные запятые, невнятность сюжета и неправильный взгляд на жизнь. Я огрызаюсь. Медленная работа сети уже утомила.
Заставляю себя войти в почту. Там висит непрочитанное письмо.
"Ваша книга произвела на нас хорошее впечатление. Просим сообщить ваши данные, а также ссылку на вашу авторскую страничку в интернете".
Радостно отвечаю, что зовут меня Майкл Лендор, почтовый адрес такой-то. Работаю - ну это к делу не относится, хотя, скрывать нечего: работаю я не в чем непримечательной конторе под названием..., в отделе ..., адрес моей странички ....
Потом благодарю за интерес, проявленный к моей книге.
На радостях звоню Джону.
Дружище Джон медлит. Приходится ждать минуты три. Наконец из трубки доносится его хрипловатый голос:
- Кто это?
- Вас вызывает Мыс Канаверал. На связи Центр Слежения. Как дела на орбите?
- На орбите всё отлично: доедаем утренний бутерброд, заливаем в организм крепкий кофе и смотрим последние новости о свихнувшемся мире.
Я издаю радостный крик. Из последнего сообщения выходило, что Джон совершенно свободен и мне будет с кем поделиться своей радостью, причём не по телефону, а за рюмкой джина. Это, согласитесь, намного приятней.
- Джонни, вали ко мне. У меня сегодня событие, - сообщаю я другу таинственным голосом.
- Майкл, ты что, уломал Луизу на непристойные действия и сейчас празднуешь победу плоти над духом, или получил повышение в пол доллара в час, или к тебе во сне явился джин, исполняющий желания. Подумай, вдруг эти желания окажутся последними.
- Давай, предполагай дальше, - решил я продолжить словесную игру.
- Тогда есть вероятность, что твои интернет забавы привели к положительным результатам.
- Тепло, - обрадовался я его догадке.
- Что тепло?
- Мне предложили напечатать моего "Оставшегося в живых".
- Это повод, - неожиданно серьёзным тоном проговорил Джон. - Площадка для приземления готова? Полоса свободна? Огни зажжены? Прошу разрешения на посадку!
- Посадка разрешается! Включаю отсчёт.
- Идиот, отсчёт включают при взлёте. Жди!
Я и рта не успел раскрыть в ответ, как в трубке послышались короткие гудки.
В ожидании появления Джона я решил скоротать время за компьютером.
Сеть упала окончательно. Я немного поковырялся в тексте романа. Хотел сохранить изменения, но не тут-то было. Windows выдал ошибку. Компьютер начал перегружаться. После перегрузки я обнаружил, что хардиск девственно чист от всех моих файлов. Это уже было неспроста.
Мои невесёлые мысли прервал звонок в дверь. Джон, сжимая в руках пакет, стоял на пороге.
- Вот, под дверью нашёл, - сказал он будничным тоном.
На пакете значились мой адрес и фамилия, в графе: "от кого" стоял прочерк, сделанный красными чернилами.
Я был удивлён. Кроме счетов и рекламных объявлений ко мне никогда ничего не приходило.
Джон уселся на кресло возле журнального столика, с интересом разглядывая пакет. Я оставил его за этим занятием и направился на кухню за рюмками и джином. В зале раздался тихий хлопок. Тогда я не придал этому никакого значения.
Вернулся с зажатыми между пальцев рюмками и бутылкой джина.
Джона в комнате не было. Прямо на кресле, в котором только что сидел Джон, лежала маленькая горстка пепла. На полу валялся обрывок бумаги. Я поднял и прочитал его.
Мгновенная эвтаназия. Быстрый и безболезненный уход из жизни. Вашим родственником останется ваш прах. Отпускается только по рецепту врача.
Кто-то постучал в дверь. Послышались шаркающие шаги, потом сильный удар. Я заметил в коридоре две тени.
- Майкл, вы здесь?
Голос говорившего был хрипл.
Я спрятался за спинку дивана.
В комнату вошли двое. Пошарили по письменному столу. Аккуратно собрали диски, засовывая каждый в отдельный пакет. Посмотрели на горстку пепла.
- Готов, - удовлетворённо произнёс один из незваных гостей.
- На одного графомана стало меньше, - констатировал второй.
- Мир его праху.
После этих слов незваные гости удалились. Я быстро переоделся, сунул в карман последнею сотню долларов, прихватил мобильник и, осторожно оглядываясь, выскользнул на улицу.
Там меня встретила толпа людей, изображающих радостное возбуждение от всеобщего веселья. День Независимости от "старого света" был величав и радостен. Разноцветные шары парили над головами. Великий праздник был совсем рядом со мной, а я шёл сквозь эту толпу с самыми невесёлыми мыслями в обалдевшей, от только что случившегося, голове.
- Майкл, зачем я им нужен? - начал я диалог с самим собой.
- Ты им не нужен, - сообщил я сам себе.
- Тогда, за что? - чуть не выкрикнул я вслух.
- А ты подумай, - предложил Майкл.
Этот диалог длился до тех пор, пока я не сообразил, что иду в направлении дома Луизы. Знают ли "эти" про её существование? Мне показалось, что нет. Хотя, вероятно, они следили за мной давно. Но, возможно, они думают, что меня нет в живых, утешал я себя. Остановился у дома на пересечении 666 и 13 авеню, вошёл внутрь, поднялся в лифте на 17 этаж. На дверной ручке Луизиной квартиры висела табличка "Агент N 101 временно недоступен".
Это был удар ниже пояса. Луиза была неизвестно чьим агентом, она получала не только деньги за свою работу, но и удовольствие. Она интересовалась всем в моей жизни, больше всего моими опусами.
Теперь всё стало на свои места: рассылка по издательствам романа, встреча с Луизой, письмо в почте, пакет под дверью, смерть Джона, приход незваных гостей, табличка об отсутствующем агенте. Всё приобрело оттенок понимания и логики.
Я вышел на улицу. Подошёл к книжному киоску. Ткнул наугад в первую попавшуюся на глаза книгу. Продавец обрадовано назвал цену, книги у него покупали нечасто:
- Четыре доллара.
- Дорого, - сказал я.
- Это же Кинг, - парировал он, удивленно уставившись на меня.
"Эх, Кинг того стоит!" - решил я.
- Давайте.
Я протянул помятую пятидолларовую купюру, зажал в кулаке сдачу и засунул книгу подмышку.
Идти было некуда, разве что поискать скамейку в тихом месте, чтобы немного успокоиться и почитать.
Чужой ужас лучшее лекарство от собственного страха.
Я долго бродил по улочкам, пока не обнаружил сквер с одиноко стоящей скамейкой в тени высокого клёна.
На обложке книги было написано: "Стивен Кинг, Ярость".
С первой страницы я понял, что где-то уже это читал. Так писал Орк, пропавший из сети, неведомо куда, два года тому назад.
В цепочку моих логических догадок добавилось ещё одно звено.
Я отправился на поиски поместья Стивена Кинга.
Прошёл месяц. Оборванный и голодный я вышел к четырёхэтажному особняку, спрятавшемуся в лесу на берегу озёра Мичиган. Дом стоял за высоким трёхметровым забором. Когда я подошёл к воротам, они открылись. Наверно, охранник наблюдал за мной издалека. Навстречу мне вышла Луиза.
- Майкл! Здорово, что ты догадался придти сюда, - без тени смущения сказал агент N 101. - Мы тут с ног сбились, разыскивая тебя.
- Ты? - удивился я.
- А то кто ж? - улыбнулась она в ответ. - Ты был совсем неплохим партнёром. Кстати, вот - посмотри.
Она протянула мне книгу. На обложке значилось: Стивен Кинг, Оставшийся в живых.
Из особняка вышел Орк. Я его узнал сразу, по фотографии на самиздатовской страничке.
- Знакомьтесь, Уилкс Валегтон, - кивнула головой Луиза в его сторону.
Прошёл год. Первое время я хотел передать весточку на волю, предупредить Гоблина о нависшей над ним опасности, но потом передумал. Если он останется в живых - буду рад, а если нет, их там и так слишком много....
Cвидетельство о публикации 44951 © Собина Г. 03.12.05 16:51

Комментарии к произведению 10 (8)

И никто почему-то не вывешивает скорбную ленточку по случаю безвременной кончины ни в чем не виновного Джонни. а я вот скорблю (шмыгнув носом).

С уважением,

Глю

Эх, Джонни?

Ах, Джон-н-ни!

Вот так, не задумываясь, мы убиваем героев!

Очень дёшево оценила Кинга, это я его по нашему курсу в мягкой обложке. А так меньше чем за 10 ихних тугриков не купишь. Вот она самоценость писателя в переводе на то, что кому не жалко заплатить.

Комментарий неавторизованного посетителя

Дерьмо классное! И вкусное. Явно чувствуется, что Вы маленько много скушали перца, когда были еще женщиной:-)))

Нет, серьезно. Я таки представлял себе Вашу гримаску со слегка поднятым уголком губ, и вдруг такой облом - это мужчина. Вот это, точно, то самое :-)))

Ага!

Чудный стеб! Многие почуяли нечто родное в некоторых строках :-)

Галина! Поздравляю с Новым годом! Желаю всего наилучшего:

здоровья, свободы, счастья, оглушительных творческих успехов! Гав-гав-гав!

Св. Мопс

  • Ai
  • 13.12.2005 в 15:24

Почитал, но с первых строк мне стало как-то не по себе. Может, это авторский прием, может, это сделано специально (учитывая название "Смерть графоману"). Возможно, конечно, я не понял. Но тем не менее. Всякое желание продолжать чтение увядает, поскольку с первой строки начинаются штампы: "В моей жизни ничего не происходит", "дежурная чашка крепкого кофе", далее вообще - самая распространенная сегодня ошибка - в газетах ли, в книжках ли - "чашка... дымитЬся". "Глоток обжигающей жидкости"... "Сегодня мне не надо НИКОГДА идти". То ли умышленное неуважение к читателю, то ли эдакая непонятная небрежность.

Грустно, господа.

Каюсь, я тоже не всегда внимательно редактирую то, что пишу. Но не до такой же степени, господа! Избавиться от замусоленных штампов и исправить опечатки - куда без этого! Иначе - "СМЕРТЬ ГРАФОМАНУ"!

Сергеи, да вы что? аннотацию не читали!

Я там всё чётко указала - текст дерьмо, но это наше дерьмо.

Ну и т.д.

Шутка это такая....

Ай - Алексей.

А Сергей шутил, да, - не читая аннотацию.

Получается: шутить на шутки - глупо.

Я так думал, господа! - авторы понимают только свои шутки.

Не фига без смайликов уже читать не могут! И писать тоже!

Это предупреждение :))))

Последнее.... Если ваши романы будут написаны так, то ничего хорошего не будет.

Комментарий неавторизованного посетителя

Да ты что?

Это рассказ, который я не успела послать на Эквадор. Написано только ради повеселить публику. Народ должен знать своих героев.

  • Ln
  • 03.12.2005 в 18:06

)))))

Диана, ну ведь мы так и пишем....

Не все и не всегда...))))) А рассказ веселый!))))

Удачи!

С нежностью,

Ди