Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Дата: 13.02.14 15:26
Прочтений: 290
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Рассказы Ивановой Дарьи

Особенная осень

Люблю я раннюю осень!

 Это время года какое-то по-особенному хорошее. Светит по-особенному теплое и желанное солнце, природа как-то по-особенному красива, ветер по-особенному игривый, дождь по-особенному мокрый, а чай по-особенному вкусный.  Это время года пропитано почти неуловимой какой-то родной атмосферой уходящего тепла и обретенного спокойствия. Словно бабушка-природа, перед уходом в долгий зимний сон, решила позаботиться о нас, своих внуках, и подарить красоту разноцветных листьев, контрастных солнечных и дождливых дней. В яркие осенние дни воздух пахнет удивительно - свежестью и увяданием одновременно!

Трава, местами зеленая, свежая, а местами опалённая жарким летним солнцем стелется под ногами так незаметно для прохожих, с какой-то всепонимающей мудростью, позволяя занять свое место листьям, упавшим с сонных деревьев. Вам не кажется, что и деревья какие-то совершенно особенные в это особенное время? Могучие, тронутые временем, но одновременно и невластные ему, они возвышаются над людьми и их человеческими проблемами, и делами… Листья падают на землю в такт своему, не ведомому человеку вальсу и ложатся на асфальт, даже в последнюю секунду не забывая про свою миссию на Земле – дарить красоту.

 Солнечный свет (а он, согласитесь, тоже особенный) играет на коре деревьев, на равнодушном асфальте и бездушных машинах, порой согревая замерзшие пальцы случайных прохожих. Солнце теплое, уютное, ласково-снисходительное заряжает светом все живое, осознавая, насколько необходимо его тепло в наше непростое время, когда надежды улетают вместе с летним ветерком. Нежась в его последних лучах, в лужах от вчерашнего проливного дождя, сидят воробьи. Не знаю, могут ли воробьи улыбаться, но мне почему-то кажется, что могут. И тогда, наверное, у них совершенно особенные улыбки.

Взрослые люди тоже чувствуют нежность ранней осени и даже на мгновение становятся добрее и светлее, как природа вокруг. Словно маленькие дети они, позабыв про все на свете, смеясь, шелестят листвой и радуются первому осеннему дождю. А некоторые даже дарят накопившуюся любовь другим, не менее в ней нуждающимся людям.  Или животным, как мужчина уличному коту. Я даже застыла от удивительной картины: кот, весь драный и рваный (видимо от жестоких схваток) с репутацией высокомерного хозяина улиц, мурлычет и стелется к ногам – стыдно сказать! – к человеку! Все – таки любовь нужна всем, а особенно в это особенное время.

А как приятно прийти с вечерней прохладной прогулки домой, заварить чай, накрыться пледом, устроиться в любимом кресле у окна и читать особенно прекрасную книгу. И даже не важно, что одно предложение я перечитываю десятый раз, засмотревшись в окно, не важно, что скоро придут холода, и не важно, что эта особенная осень скоро кончится. Хотя грустно, признаюсь, прощаться с моим особенным временем. Но может, дело вовсе не во времени, а в том, что рядом со мной живут совершенно особенные люди!...

 * * *

Открытие Маяковского

Раньше я считала, что Маяковский лишь пропагандировал советскую власть советское время, все  то  революционное, что так чуждо и не до конца ясно мне. Но теперь я поняла, что ничего не знала ни об этом человеке, ни о его творчестве. Маяковский-человек раскрылся для меня совершенно неожиданно. Не он подчинялся времени, а время – ему. Маяковский- поэт, как и Маяковский-человек всегда выделялся среди людей своей могучей личностью, своей прямолинейностью, своей искренностью. Да, в его поэзии нет той мелодичности, тех изобразительно-выразительных средств, что так украшают лирику, но его стихи полны бьющей через край энергией. Он не подыскивает тонких и изящных ключиков от человеческих душ, как Есенин или Блок. Он прорубает путь к сердцам своих читателей прямо и насквозь, точными, уверенными фразами, как метроном, отстукивая ритм своей эпохи. Так, как живет, как дышит, с негасимым огнем и самоотдачей. И благодаря своей искренности, он сумел запасть в душу, как простым рабочим, так и интеллигенции. Может, не всем он нравится, Маяковский-поэт, но это лишь потому, что немногим дано понять его. Я  уважаю его как человека и как поэта за умение быть верным  себе, несмотря ни на что.                                    

И как бы сильно я ни любила Рождественского, Блока, Евтушенко, Гумилева, вынуждена признать, что Маяковский – выдающийся мастер слова, огненный лирик.

* * *

Передо мной окно. Огромное светло-серое небо простирается так далеко, что кажется, нет ни города, ни мирской суеты. На горизонте виден клочок белого солнца, белого, как небесный покой.

Мой город плачет, но плачет от счастья, как ребенок, который увидел первый снег в своей жизни.

Вот и я сейчас подобна этому ребенку. Для меня все ново, все в находку, все прекрасно, даже то, что кажется нелепым. Например, как снег в Октябре.

Снег в Октябре…. Чистый и хрустальный, ложится он на крыши домов, машин, на фонари, которые горят сегодня весь день, словно символы путеводных звезд, ведущих прочь от стен этого города, к городу моей мечты.

Я выбегаю на улицу и танцую под музыку сердца, пробую на вкус снежинки, или в задумчивости разглядываю их волшебный узор.

Я смеюсь, танцую, мечтаю! Я вновь ребенок под пеленой снегопада. Я вновь ребенок! А значит, я живу!...

* * *

Пёс и Человек

Он звал его просто – «Пес». А тот – гордо и с восхищением – «Человек». Они жили на даче под Москвой, в крохотном домике, почти не отапливаемом зимой и совсем без электричества. В домике была комната - весь их мир, а точнее даже два – для него небольшая кровать, а для верного пса – горка из матрацев и старых одеял, в которых пес находил тепло и уют, пока хозяина не было дома.

Человек был музыкантом. Скрипачом. Но стали невостребованными сейчас классика, искусство и интеллигенты. Половину оркестра уволили еще в том году, а его - месяц назад, в его собственный день рождения.

А стукнуло ему сорок лет.

Когда  Пёс был щенком, он  жил на помойках и свалках. Стаи своей не было, всех собак в округе перестреляли ради «здоровья и безопасности наших детей». Но кому мешали они, гордые псы каменных джунглей? Разве что крысам, приспособившимся к жестокости городской действительности.

Но этому счастливчику повезло. Десять лет назад, в канун Рождества, Человек нашел его под коробкой на мусорной свалке. Шел мокрый снег с дождем,  и собака была промокшей и холодной, но неописуемо счастливой – ведь  человек  нашел в ней  родственную душу и взял с собой.

Они понимали друг друга с полувзгляда: «Пес, обедать!» или «Пес, спать ложимся, включай режим сновидений». И пес послушно, с радостью исполнял приказы человека.

Они оба боялись грозы, боялись, как дети. Прятались в кладовке, завывая в такт песне дождя. Вместе было не страшно.

Даже когда случались совсем голодные дни, они делились друг с другом последними кусочками хлеба и колбасы. А главное, каждый день и каждую секунду дарили любовь друг другу: взглядом ли, жестом ли, махом ли хвоста или мягкого поглаживания по шерсти. Дарили, и были счастливы.

Они давали совместные концерты. И ничего, что слышали их только стены и потолок.  Он виртуозно играл на скрипке, а пес подвывал, и надо сказать, тоже виртуозно.

Когда Человека  уволили с работы, он впал в депрессию. Сложно было объяснить Псу, что за депрессия такая, но Пес и так живо вообразил себе толстую тетку в сером пальто и с крючковатым носом, как у  тети Маши, поварихи, единственной, кто запрещал Псу приходить к школьной столовой, когда тот был щенком. Пес утешал Человека так, как когда-то подбадривал тот его – суя к носу кусок последней докторской колбасы. И удивлялся,  видя, что даже это не помогает в борьбе с ужасной теткой- депрессией.

Полгода жили они как во сне, ровно так же, как в те голодные времена, когда он был щенком. Холодно и голодно. Лишь одно различие – рядом был любимый Человек.

Судьба снизошла до нечастного скрипача. Поступило лестное предложение от знакомых уехать в Стокгольм на постоянную работу. Он обрадовался и буквально парил от счастья.

В день перед отъездом были собраны чемоданы, вымыт и расчесан он сам и его Пес.

На вокзале было пусто. Раннее утро. Тишина, и лишь полицейские с собаками прогуливались по одиноким перронам.

- С собаками нельзя! – раздался грозный голос кондукторши.

- Как… нельзя. Но ведь… он не кусается, - безнадежно промолвил Человек, ослабляя поводок от безысходности.

Выбор. Это то, что определяет жизнь.

Выбор – это то, что решает все.

Человек заглянул в поезд. Чистый проход, светлое будущее прекрасного музыканта. Будущее, в котором нет места старому псу.

Поезд издал привычные звуки, со вздохом выпустил пар и ушел в следующий день.

На пустом перроне осталось двое.

Он звал его ласково: «Пес». А тот, по- прежнему, – гордо и с восхищением – «Человек».

И стали они уличными музыкантами. И зажили, надо сказать неплохо. Вы можете увидеть их на улицах нашего города, где они по вечерам дают концерты.  Теперь у них много публики и колбасы. А главное, они есть друг у друга. Два сердца, накрепко связанных  любовью!

* * *

Вы никогда не замечали, что все люди светятся?

Нет, я говорю вовсе не о том свете, каким светятся светлячки в руках ребенка. Нет.  Мой рассказ о том свете, каким светятся самые яркие звезды в ночном небе.

Каждый человек светится по- особенному, свойственным лишь ему светом. На кого ни посмотри – все светятся, но кто – то ярче, кто-то тусклее. Ярче всех светятся дети, влюбленные, люди, увлеченные творчеством или науками, или просто счастливые люди, у которых, к примеру, имеется целый магазин мороженного! Светятся, конечно и эгоисты и честолюбцы, очень ярко и долго, но до того напыщенно, что свет их скорее сравним со светом новогодних гирлянд, которые никогда не заменят звезды.

И цвет у каждого светящегося свой собственный. Мы светимся всеми цветами радуги, всеми тонкими переливами и оттенками, в зависимости от настроения и времени года. Например, когда приходит весна, мои веснушки загораются ярко-оранжевым, и свет внутри какой-то солнечный.

Свечение бывает от радости, бывает от грусти, а бывает даже просто так, совершенно без причины.

Кто-то называет это волшебное свечение аурой, но мне кажется, что что это светится вера в наших сердцах. Чистая вера, любовь и надежда, затмевающие все холодное и жестокое в нашем мире. У каждого человека свой особенный путь к вере, к Богу. Кто-то рождается с верой в крови, а кто – то обретает лишь после завершения своего пути на земле, но никто и никогда не останется покинутым этим светлым чувством. Вера необходима нам, как глоток воды для путника в пустыне, как свет маяка для моряка, как звезды для мечтателя, как мне, как тебе, так и всем, кто ищет Бога.


Cвидетельство о публикации 447598 © БиблиоВидное 13.02.14 15:26
Число просмотров: 290
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 451
Из них Авторов: 24
Из них В чате: 0