• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ

Ольга робот или мы роботы?

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

ЗНАКОМСТВО С "ОЛЬГОЙ"

Звонить запретили, телефонов не дали...
Язык довёл меня до улицы, где авто никаких не было, да и пешеходов тоже. По обеим сторонам в два ряда росли абрикосовые деревья, щедро усыпанные плодами. Не удержавшись в рамках приличия, я сорвал один из абрикосов и сразу же понял, что красота и спелость – это разные понятия...
Кислее не бывает...
Прямая улица через десять минут быстрой ходьбы уперлась в закрытый шлагбаум, а мой тротуар – в невзрачную проходную. Солдат долго искал в списке названную мной фамилию и нашел её в самом конце, да и то начерченную карандашом. Однако же на его звонок откликнулись сразу и велели минут пять подождать.

Встретил меня моложавый полковник в форме ВВС, представился: «Полковник Орлов, ваш зам и связной напрямую с маршалом, который отвечает за наш проект. Пока дойдем до
особой зоны я вам всё и расскажу. Только три человека – вы, я и маршал знают, что мы собираем настоящее изделие, для всех остальных – это тренировочный макет и не более... Ваша задача: знакомство с объектом и его реальный запуск. Пробные запуски исключены, потому что они ничем не отличаются от реального – во всех случаях изделие «пробивает» земную атмосферу и скрывается от всех и вся в необозримых звездных коридорах... Возвращение не гарантировано.
Человечество преодолело звуковой барьер (сделав крылья стреловидными), тепловой барьер (покрыв обшивку летательного аппарата термостойкими плитками), гравитационный барьер (увеличив тягу двигателей до коэффициента, превышающего единицу), теперь очередь дошла и до светового барьера (ставится задача - превысить скорость света). Теоретически вопрос спорный, но ваше изобретение («Электромагнитный экран», А.с. СССР № ********), натолкнуло другого изобретателя на мысль о «Гравитационном экране», и это открыло все горизонты пространства настолько, что померкла даже машина времени... Хотя с самим временем теоретики ещё не разобрались, поэтому возможны сюрпризы...»

Неожиданно собеседник прервал свой монолог и указал на одноэтажный скромный домик белого цвета: «Домик Курчатова, там он любил работать в полном уединении...».
Вскоре мы подошли к серому глухому забору, над которым
виднелась колючая проволока. Дверь в нём почти не просматривалась даже с близкого расстояния.
Нажав несколько раз (как мне показалось - с определенным
интервалом) на маленькую кнопку, полковник галантно
отступил в сторону, сделав жест рукой... Автоматически образовался дверной проём с узким длинным коридором. Все остальные двери открывались сами, и только прошлый опыт
посещения особо режимных объектов позволил мне уловить, что при пересечении каждой двери мы опускались все ниже и ниже... Последние двери поражали своей толщиной.

Подземный зал - наоборот, удивлял своими малыми размерами (почти подводная лодка) и обилием освещения. По центру располагалось изделие, напоминающее кабину космического корабля, но никак не сам звездолёт.
- Ближе подходить не будем, завтра наденете свой халат, тапочки, берет и вперёд... Часы, кольца – оставлять в раздевалке.
Старт ориентировочно через тридцать дней. С людьми у аппарата ни с кем не разговаривайте, их для вас нет, а для них – нет вас. Обед в столовой. Завтрак и ужин со мной.

На следующий день мы с Орловым в белоснежных халатах без карманов и в таких же белых беретах вплотную подошли к изделию, и только тут я заметил в нём (через приоткрытый люк) сидение пилота. А кто будет четвёртым, хотел было спросить я, но палец Орлова красноречиво показывал в мою сторону, а затем уже знакомый жест рукой...

Не успел удобно расположиться в кресле, как ожил экран, и миловидное женское лицо спросило меня о моём самочувствии, а затем поздоровалось и доложило: Я речевой информатор, согласна на любое имя, готовность к старту 29 дней, все команды управления - голосом, штурвал – это для экзотики. На огромных скоростях он вряд ли понадобится.
Антигравитатор исправен, горючее не используется, звездолёт передвигается за счёт наличия неоднородности гравитационного поля, а ускоряется – при искусственном перенесении составляющих этого поля из других точек пространства с сильными напряжениями... Космонавт защищён от гравитационных перегрузок специальным экраном. Жду вопросов и указаний.
- Спасибо, вопросов нет, - сказал я и экран отключился. На удобных панелях я не заметил тумблеров, лампочек и прочий вчерашний день науки и техники, который, однако, присутствовал и сегодня на многих космических кораблях ближнего космоса. Не было и намёка на скафандр.
- Спальное помещение и тренажёрный зал не понадобятся, – как бы прочитал мои мысли полковник. Крепкий сон сопровождается сохранением не только тонуса мышц, но и полной остановкой их старения – и все это «шутки» антигравитатора. Связи с Землёй - тоже не будет.
Теперь не удивляли фантастически короткие сроки подготовки к старту: технику изучать почти не надо, перегрузок никаких не будет, звёздные тропинки освоит на ходу мой речевой информатор, он же и компьютер последнего поколения – так называемый искусственный интеллект, который отличается от естественного только в лучшую сторону, но любопытства я не проявлял.
Конечно, вопросы возникали, но ответы я предпочитал находить не у полковника, а у Ольги – так я окрестил то, что скрывалось за голубоватым экраном.
- 25 дней до старта! - это её нежный и бодрый голос. – Как спали, что снилось? Мы будем вдвоём на всех ответственных этапах полёта. Через минуту общения мне казалось, что мы давно знакомы и что прочитанные мной стихи Гумилёва повергли её в такое же восторженное состояние невесомости.
– Кстати, невесомости не будет, – сказала она, прочитав мои мысли.


НАРУШИТЕЛЬ РЕЖИМА

- 23 дня до старта, - голос Ольги убаюкивал и успокаивал, но я вдруг почувствовал острую необходимость побыть самим собой, наедине с шумом прибоя... До моря было всего каких-нибудь три километра! А пропуск мне не выдали... В зале как призраки ходили опять три человека в белом. Один зачитывал команду из альбома с картинками и схемами: «Состыковать разъём «Ш-5»!»
-Есть состыковать разъём «Ш-5», - отвечал второй, и через некоторое время докладывал: «Ш-5» состыкован и законтрен». После чего ставил подпись за проделанную операцию, чуть ниже ставил подпись человек отдавший команду, а затем расписывался и контролирующий. И так каждый день... Сборка изделия быстро шла к завершению.

Пропуска не было, но в голове созрел крайне авантюрный план. Несколько раз я отлучался с объекта, нацепив на рубашку полковничьи погоны. Подойдя к проходной и не выходя за территорию, я вызывал к себе старшего и основательно проводил «воспитательную» работу.
– Вы знаете, кто я такой? – спросил я старшего сержанта.
– Никак нет! – четко отрапортовал тот, не сводя с меня своих внимательных глаз.
- Я для вас самый страшный человек, - продолжал я, перейдя на таинственный шёпот.
- Сам командующий дал мне свои полномочия карать всех за нарушение режима. Если я узнаю, что хотя бы муха пролетела через вашу проходную без пропуска или с просроченным документом, хотя бы на один день...
Выдержав многозначительную паузу, я добавил, что нечищеную пряжку ремня - также считаю предпосылкой к преступлению.
– Я понятно выражаюсь?
– Так точно!
Старший сержант уже стоял по стойке «смирно» и преданно смотрел мне прямо в глаза.
– О том, что я вам сказал не должно знать даже ваше начальство, иначе как я буду проверять его бдительность.
Пару раз я проделал то же самое, но уже в гражданской форме и уже даже выходя за проходную. Я запретил рапортовать себе и только грозно спрашивал: «Замечания есть?!»
Наконец-то я взял плавки и, завернув их в газету, отправился к морю без всякого пропуска и документов, которые на берегу не оставишь без надзора... Солдат, было, вылетел мне навстречу, но я тихо произнес: «Я же запретил доклады, накажу...» и вразвалочку пересек границу запретной зоны. За окном мелькнули испуганные глаза старшего сержанта, который «проспал» меня встретить. Полная свобода!

В августе в этих местах особо многолюдно, поэтому я отделился от отдыхающих и через пару километров с удовлетворением прочитал на громадной табличке «Купаться категорически запрещено!» Здесь никто и не купался, более того – отсутствовали даже только загорающие граждане. Чёрное море в этом месте действительно отливало таинственной темнотой глубин, а волны с яростью обрушивались на крутой каменистый берег...
Пловец я был, не ахти какой, поэтому бодро отплыв на двадцать метров (а глубина началась уже в трёх) решил передвигаться параллельно берегу. Волны были крутыми, и адреналин был мне обеспечен, но когда я взглянул на берег, он повысился десятикратно. До берега было уже не двадцать, а сорок метров! Не понимая происходящего (понял я только то, что на помощь звать некого – берег был пуст...), сделал попытку доплыть до берега. Несмотря на спринтерский рывок - берег не приблизился, но и не стал дальше... Старт я могу повторить еще раз, не более, но результат будет такой же...

И тут я вспомнил слова профессора: «Важно уметь принимать единственно верное решение в любой экстремальной ситуации...». На какую-то долю секунды я отключился от всего: от моря, от грозящей мне смертельной опасности, от лучей слепящего солнца... И мозг сработал! Если верхний слой воды уходит от берега, то нижний должен идти к нему – природа не терпит пустоты... Глотнув воздуха, я нырнул как можно глубже и опять рванул к берегу, но уже в глубине, работая во всю мощь руками и ногами... Когда я вынырнул, берег значительно приблизился. Только бы хватило сил – думал я, ныряя второй раз. Плыл под водой до тех пор, пока руки не ударились о подводный камень, но до берега было уже только пять метров...
Так я за день дважды нарушил режим: первый раз, пройдя проходную без пропуска, второй – нарушив режим собственной безопасности. Зато теперь - адреналина мне хватило до самого старта.


СТАРТ БЕЗ СТАРТА

Когда я окончательно разместился в кресле пилота, глаза Ольги стали непривычно настороженными и строгими.
- 60 минут до старта!
Пошел отсчет времени.
- Получено разрешение на старт и дано добро технической службы. Подсоединён санитарный блок, подано напряжение на все приборы обеспечения и контроля антигравитатора.
Доклады Ольги посыпались как из рога изобилия.
В углу экрана дополнительно высветилась часовая стрелка, она незаметно умудрялась перемещаться, и мне казалось, что все это чудный сон... До сих пор с душевным трепетом вспоминаю эту стрелку. Сны стали возвращать прошлое...
- Проверяем вашу готовность к выполнению задания.
- Пригодилась и ваша методика («Способ определения готовности оператора к выполнению задания» А.с. СССР №*******), – голос Ольги потеплел, но я то знал, что мой способ устойчив, а потому его знание не облегчает мою участь. Все почти так же как у профессора...
- Выше «планки», 0,88!
– К полету допущен! – в интонации Ольги я ощутил некую радость за своего подопечного.
- Всем покинуть стартовую площадку!
- Десять секунд до старта!
- Меняю наклон кресла.
- Фиксация.
- Готовность.
- К старту готов!
- Старт!

Антигравитатор знал свое дело не хуже Ольги. Небольшое искривление пространства – и не надо распахивать створки или отстреливать люки. Глаз не успевал воспринимать близкие объекты в иллюминаторе.
Над пляжем громыхнуло, но любопытные взгляды не успели отследить странную черную молнию на безоблачном небе. Многие подумали, что это самолет прошел на сверхзвуке. Я в это время уже спал глубоким безмятежным сном. Мне снилась речка Десна возле Трубчевска, и мой отец на берегу рыбачил самодельным спиннингом, который подарил ему местный умелец. Он улыбался мне своей открытой улыбкой... А воздух пах травами и цветами.

Во втором отсеке бункера полковник Орлов успокаивал персонал: «Гроза громыхнула, берите зонтики... Старт был учебным. Изделие я сам закрою и опечатаю.
Всем спасибо и недельный оплачиваемый отпуск». Раздалось одинокое: «Ура!».
- Через неделю приедет приемная комиссия и, если вы правильно собрали и подготовили объект, вот тогда и будет «Ура», - бросил реплику полковник, и троица стала медленно продвигаться к выходу. Слепящее солнце послужило хорошим поводом посмеяться над тем из них, кто по совету полковника прихватил с собой зонт. С юмором проблем не было...
Орлов покрутил штурвалы двух массивных дверей (суеверно не нажимая кнопок) и заглянул в сборочный зал: изделие... исчезло и при этом ничего не испепелилось, не разрушилось... Он опять закрыл обе двери, зашел в комнату ЗАС и поднял телефонную трубку... С маршалом соединили мгновенно.


ЭКЗАМЕН

Прошло четыре года земного времени после старта безымянного звездолета (изделие №2/017), который подходил к финишной черте... Это был момент достижения максимальной скорости, после чего корабль вписывался в громадный радиус разворота практически без всякого торможения. В упомянутой точке и определялась скорость; теоретически допускалось, что она может превысить скорость света относительно точки наблюдения расположенной на поверхности планеты Земля.

Громадный иллюминатор космического корабля (размером с человеческий рост) отражал совершенно незнакомый для
землянина звездный рисунок... Если бы «спящий» путешественник открыл глаза, он бы вздрогнул от неожиданности. Всего в десяти метрах от звездолета двигался точно такой же космический искусственный объект с такой же скоростью и в том же направлении. С той только разницей, что в кресле «двойника» сидела Ольга и с неподдельным интересом
вглядывалась в мою спящую физиономию на экране своего
компьютера. Она могла это сделать и через иллюминатор, но такая картинка явно проигрывала в масштабе...
При этом только одними губами она читала стихи:

Вне времени...
И вне
Пространства...
Любовь
моя.
В таком
Саду -
На ветках
Древа
Постоянства
Других
Плодов
Я
Не найду.

Ольгу очень интересовало то, что земляне не проживали даже тысячу своих лет: не успев родиться, тут же старились и умирали... Просто загадка какая-то.
Еще ее удивляло нежелание землян перемещаться во времени с ускорением. Передвигались они только в ограниченном пространстве, причем хаотично и неуклюже, делая вид, что спешат на какую-то «работу», но ничего стоящего не производили. Первое впечатление – человекоподобные роботы, да и только.

Два узких синих луча (похожие на лазерные) считывали информацию с моего лица, но я даже не почувствовал их прикосновения. Собирались сведения и о содержимом моей памяти, а также о структурах ДНК, нейронов и более мелких субстанций... Два зрачка Ольги были цветными только долю секунды, ту самую, которая не воспринимается человеческим глазом.
Человечество не знало, что в этот момент решалась его судьба как земной цивилизации. Я проходил тест на агрессивность. Нет, развитая цивилизация не планировала уничтожать жестокие недоразвитые цивилизации – они и так все были обречены на самоуничтожение естественным ходом событий, в которые она просто не вмешивалась...
Гуманным, интеллектуальным цивилизациям оказывались помощь и поддержка: им открывались сокровенные знания, которые многократно ускоряли развитие.

Ольга уже третий раз прокручивала в своем сознании маленькую сценку в городской лесополосе города Риги, крепко и надолго засевшую в моей памяти. Я – начальник патруля, иду (как и положено) первым. За мной - два патрульных, вооруженных штык-ножами; читают на ходу выдержки из Корана. Проявляю удивительную гуманность – не запрещаю им этого... Мой пистолет болтается сзади, и им велено его охранять пуще глаза...
На пустынной лесной тропе появились три человека встречным курсом. Их фигуры контрастно выделялись на фоне наших: хрупкий, стройный офицер и два солдатика южной национальности ростом мне по плечо. Ситуация показалась мне опасной, но я не стал оборачиваться и менять скорость передвижения, чтобы не вызвать настороженность встречных лиц. Только при отмашке правой руки незаметным движением передвинул кобуру чуть вперед по ремню, и секунду спустя расстегнул ее и приподнял содержимое на пару сантиметров.
События развивались стремительно. Издалека было видно, что приближалась троица, у которой загар на лицах отличался от пляжного, а мимика выдавала плохо скрытую агрессию, да и возраст (за тридцать) не предвещал ничего хорошего. Двое выдвинулись вперед, а третий отстал на несколько шагов. Дальнейшие действия показали, что продумано у них было все до мелочей. Мой пистолет им приглянулся гораздо больше, чем лесные красоты осени или ближайшее маленькое озерцо.
Меня не раз спасали сообразительность и хладнокровие. Удалось еще чуть продвинуть кобуру с «Макаровым» под правую руку. Два бандита (сомнений уже не было) обошли меня с флангов подчеркнуто равнодушно... Пропуская третьего мимо себя с левой стороны, я одновременно резко ускорил шаг и правой рукой (которую он не мог теперь видеть) достал пистолет, и только после этого резко развернулся корпусом на 180 градусов...
Картина «Не ждали» просто «отдыхает»!
Что увидел я? Двое первых нападающих «обнимали» замком захвата мою «охрану» таким образом, что те не могли даже шевельнуть рукой, а судя по тому, что при этом они не издали ни звука - у них был полный шок. Бандиты же, напротив, контролировали ситуацию и даже (поскольку напали сзади) стояли лицом ко мне, ожидая при этом, что их главарь - запросто разберется с худеньким лейтенантом... И им была непонятна его медлительность, которая объяснялась очень просто, но они не могли видеть за его широкой спиной то, что я держал в правой руке.
Что увидел главарь? «Ствол» в моей руке, а также расстояние в две вытянутые руки – явились для него полной неожиданностью...
Пауза грозила затянуться... Рукой с «ПМ» я сделал жест в левую сторону, что «сдуло» главаря на пару метров туда же. Теперь всем было видно: кто командир.
- Мастер спорта по пулевой стрельбе (при этих моих словах бандиты, стоящие за солдатиками, съёжились, как смогли, но «прикрытие» было явно недостаточным после такого вступления), - стреляю без предупреждения, трупы найдут в озере по весне... Понятно?
Потерявшие дар речи противники, начали дружно кивать головами, при этом их руки непроизвольно отпустили заложников, ноги обрели способность отступать, не разворачиваясь, а кивки голов перешли в очень почтительные поклоны...
Так, пятясь задом и кланяясь все более активно (жить то всем хочется), они скрылись в лесу...
По уставу - я мог применить оружие при нападении на патруль. Но стрельба по безоружным противникам – никогда не была моим приоритетом.
«Чертово озеро» - вполне оправдало свое название. Докладывать о происшествии я не стал, это привело бы к наказанию мне подчинённых патрульных. Задерживать банду бесполезно по той причине, что пострадавших не было; а был уже опыт, когда бандита отпустили уже на следующее утро из милиции, так как план задержаний уже был перевыполнен.

В это время Ольга уже занималась простой арифметикой. Группа землян в стадии конфликта: 3 - агрессивны, 2 -нейтральны и только один позитивен. Счет не в пользу цивилизации. Доклад мгновенно был отправлен в Межгалактический Совет. Совет Двенадцати вынесет решение через одну минуту – для этого им не надо собираться, а только высказать свое мнение.
Когда я открыл глаза, то, прежде всего, поймал себя на мысли, что Ольга смотрит на меня не так как прежде. Неведомая тайная связь придавала ее взгляду особую доверительность.

2014
Cвидетельство о публикации 447426 © Владимир Юденко 11.02.14 15:30

Комментарии к произведению 1 (1)

Заявка принята.

Спасибо Вам.