• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Лошадки

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Снег. Валит и валит. Без остановки. Уже заборы наполовину завалило, кругом сугробы непролазные. А он всё не прекращается. Словно заколдованный. Впрочем, так и есть: тридцать первое декабря - самый волшебный день, в который может случиться что угодно.

Откуда-то слышится грохот лопнувшей хлопушки и следом ржание испугавшейся лошади. Животину пытаются успокоить - слышен глуховатый мужской басок вперемешку со звонким девичьим смехом. Через минуту наступает тишина. Но вот её нарушает скрип полозьев. Мимо проезжают сани с двумя людьми: парень и девушка. Он - в ватнике, она - в шубе. У неё на голове пуховый платок, у её друга - меховая шапка со спущенными ушами. Ребята едут за ёлкой в лес. До него чуть больше километра и если бы не снег, можно было бы прогуляться пешком. Но сейчас безвыходное положение: идти по дороге невозможно, если только не на ходулях, ёлки, которые когда-то росли вдоль дороги, порубили в прошлые зимы. Решили выгулять коня - у него более длинные ноги, потихонечку довезёт.

Через пару минут за тяжелыми белыми хлопьями сани уже не разглядеть. Деревня остается сама по себе. И не видит никто, как маленькая девочка заходит в чулан, включает тусклую в пятнадцать ватт лампочку и садится на старенькую деревянную лошадку, у которой уже не осталось хвоста. Никто, кроме одного человека: это старший брат лет двенадцати. Он закрывает дверь снаружи на крючок, радуясь, что устроил маленькую пакость: для него это очередная игра. Ему хочется, чтобы сестрёнка немножко напугалась и похныкала, и тогда он её выпустит с наставлением, что нельзя маленьким девочкам ходить куда не положено. А за то, что выпустит, потребует половину шоколадки, подаренной вчера бабушкой внучке. Ибо свою шоколадку он съел тут же, когда получил. Чисто мальчуковая логика. Но пока братец ждёт, что сестрёнка заметит козни, приходит его друг, и сорванец, забыв обо всём, убегает.

Родители уже с полчаса как ушли к соседям - там приехали родственники из города. С подарками для деревенских: цветастый платок, шерстяные кофты, мотки пряжи для носков. Как водится, пьют самогон, закусывают горячей картошкой и холодцом. Кто-то из особо сголодавшихся налил себе щи из кислой капусты. Снова пьют и заводят жалостливые песни - "за жизнь". О том, что "обручальное кольцо - не простое украшение", про коня в серых яблоках, часто являющегося автору текста во сне. Затем перескакивают на детское - маленькую ёлочку, которой "холодно зимой" в "тёплой шубе меховой". Потом соображают, что это не ёлочка в шубе, а медведь, который "раз морозною зимой..." И заканчивают песнопения селёдкой под шубой.

Тем временем у девочки, накатавшейся на своей лошадке, в прямом смысле безвыходная ситуация: она не может покинуть полутёмный чулан, - не открывается дверь. Никого не дозвавшись, ребёнок начинает плакать. А братишка наконец вспоминает про сестру и, не доев котлету, коими бабушка приятеля потчует, как она говорит, "своих голубят", мчится вызволять сестрёнку. Увидев её зарёванной, мальчик недолго думая, заговорщицки сообщает, что это, наверное, закрыла дверь кошка, которая, спрыгнув со шкафа, нечаянно задела крючок. У него нет другого выхода: если девочка поймёт, что это он запер дверь, родители накажут - ого-го как! Так что пуще всего сейчас надо себя самого от сестринского и родительского гнева спасать. Поэтому он оговаривает кошку. С кошки-то какой спрос? А чтобы девочка не сердилась на эту кошку, братец решает задобрить девочку большим куском коврижки, который отрезает от общего пирога, припасённого матерью специально на Новый год. Ничего страшного, решает мальчик: они - дети - проголодались и попробовали пирожка. Бесхвостую лошадку вытаскивают на свет божий и ставят в детской, дабы девочке больше не требовалось ходить в чулан. После чего девочка продолжает свои катания, напевая:

- У меня есть конь, этот конь - огонь,Но! Но! Но! Но! Этот конь – огонь!

В прихожую вваливаются старшая сестра со своим хахалем и большой красивой живой - или уже неживой? - ёлкой. Ставят её покуда в прихожей, прислонив к косяку, и идут распрягать своего "серого в яблоках". Отводят в сарай и там же начинают мастерить крестовину из подручного материала. Точнее, делает парень, а девушка смотрит. Потом идут в дом, вставляют ёлку в крестовину и погружают в большую кастрюлю с водой, прижав деревяшки ко дну парой кирпичей, чтобы зелёная красавица не заваливалась на бок. В этот момент приходят родители. Отец на ходу бурчит:

- Только ни разу больше не видел...

- Серого в небе коня, - старательно выводит ему в помощь мать.

- Видно, я счастье в яблоках сглазил, - подхватывает друг старшей сестры.

- Видно, оно позабыло меня, - допевает до тоники девушка.

А что? Обыкновенный Новый год. Встретят его шампанским, и всё будет как обычно. Другого не дано.
Старенький гнедой коник медленно пережёвывает овёс. У него нет выбора: или стой один в сарае, или работай. Поэтому ему плевать на все праздники. Зато он уважает еду и тепло.


*В рассказе использовались тексты песен:
"Маленкая ёлочка", сл. З. Александровой;
"Медведь", сл. А. Коваленкова
"У меня есть конь", сл. Н.Найденовой;
"Обручальное кольцо", сл. М. Меерович;
"Сон в руку", сл. А.Розембаума.


Cвидетельство о публикации 443731 © Лариса Коваль 14.07.14 22:57

Комментарии к произведению 1 (0)

Нет выбора, нет выбора. Но всё идёт, как должно. А снега много выпало. И ёлочка роскошная. И серый конь за яслями жуёт овёс предпраздничный. Без выбора потрясного, и так всё в меру сказочно. :)