• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Юмор
Форма: Рассказ

Поиметь Президента

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Вот уже третий месяц доцент Веточкин страдал мечтой. Он мечтал поиметь Президента своей страны, и не мог этого сделать. Посему страдал. Страдал страстно, до дрожи в конечностях.
Веточкин был не одинок, о подобном мечтали миллионы его сограждан. Но, в отличие от их скотских низменных побуждений, Веточкин имел на свою мечту полное, законное право. Ибо президентом являлась любимая супруга доцента-Екатерина Сергеевна Романова.
Как молодая энергичная прокурорша стала главой России, это отдельная история. В двух словах, пока властьимущие грызлись за кость, народ взял да и проголосовал за новые формы правления. Тем более, что эти новые формы обладали такими выдающимися достоинствами, о которых старые формы могли только мечтать.
Женя Веточкин мечтал тоже, с каждым днем все чаще и сильнее. Если первое время эйфория от происходящего, переезд в Кремль и новый статус несколько придавили инстинкты, то сейчас он уже не мог думать ни очем другом. Екатерина Сергеевна с головой погрузилась в дела державные, пропадала ночами в кабинете, заседала в правительстве, а озверевший от отсутствия ласки доцент потихоньку впадал в тягучий эротический депресняк.
Одинокими ночами он представлял жену округлой волнующей бесконечностью, а себя- могучей неутомимой константой. Он бредил возвести ее в функцию и даже извлечь из нее пару квадратных корней. Молодые студентки и некоторые студенты при виде его жеманно прятали глазки и глядели зазывающе.
Так дальше продолжаться не могло и в один из дней Веточкин дошел до ручки. Он решительно прошагал гулким кремлевским коридором и толкнул тяжелую позолоченую дверь президенсткого кабинета. Екатерина Сергеевна подняла на него усталые затуманеные глаза.
- Катя!- обьявил Веточкин приплясывая.- Я тебя хочу!
Президент Романова удивилась, а вставший за спиной охранник деликатно отвернулся.
- Катя!- продолжил измученный доцент.- Вот уже третий месяц! Я все понимаю! Страна, ответственность и все такое! Но я сейчас взорвусь!
Екатерина Сергеевна посмотрела на мужа взглядом, от которого всю Европу обнял бы дристун. Но потом лицо ее смягчилось. Она подумала, что за последние три месяца мысль об интиме посещала ее только в Думе и то, не в отношении мужа. Все таки она была молодой симпатичной женщиной и... .
- Саша,- делово обратилась она к охраннику.- Презерватив!
Охранник сунул руку в карман пиджака:- Э-э... размер?
- Президентский!- не выдержал Веточкин.- Кинг сайз! Все давай!
Президент Романова встала, посмотрела на часы и кивнула мужу на боковую дверь:- Десять минут.
Яркая кремлевская звезда подмигнула доценту рубиновым глазом.

Они приступили к делу сразу, лишь Екатерина Сергеевна поставила на подоконик в изголовье кровати свой личный лептоп, с которым не расставалась никогда.
Огромная кровать жалобно охнула раз-другой, потом заохала чаще, пружиня ритм, а подушки и одеяла полетели на пол скомканной кучей. И вот уже Катя приняла свою любимую колено-локтевую позицию, и вот уже доцент Веточкин судорожно задергался, обхватив руками область таза Президента, и вот уже сама Президент закатила глазки, цепляя ноготками мятую простынь, и вот уже, вот уже, вот уже... .
Именно в этот момент все и произошло.
Сначала загорелся синим цветом дисплей компьютора, а на панели замигала красная лампочка. Затем, дисплей окрасился синим и в углу открылся маленький квадрат. В квадрате появилось напряженно глядящее черное лицо.
Екатерина Сергеевна замерла.- Экстренный вызов!- прошептала она. Черное лицо в черном квадрате гулко кашлянуло и, как показалось Веточкину, посмотрело прямо на него.
- Обама!- взвизгнул он.- Убери его! Убери!
Екатерина Сергеевна с ужасом хлопнула рукой по клавише, отменяющей видеосвязь и обернулась.
- Веточкин! Исчезни!
Замерший над президентским телом доцент не шелохнулся.
- Веточкин! Охренел? Под кровать живо!
- Я...я не могу...,- хрипло простонал Веточкин.
- Чево???
Женя почувствовал, как весь мир замер на одной точке.
- Катя...заклинило... .
- О боже! Осел!
- Простите?- президент Америки приподнял бровь. Видеть он ничего не мог, но все слышал.
- Одну минуту господин президент,- отозвалась Екатерина Сергеевна, - маленький конфуз, одну минуту!- Сделай что-нибудь!- зашипела она мужу.- Давай тяни, нет стой, больно! Блин угораздило же! Прямо сейчас!
- Скажи что перезвонишь,- предложил Веточкин.
- Женя, иди в жопу,- предложила в ответ Президент.
- Точно! Я слышал, так и надо в таких случаях!
- Что надо?
- Ну...это...пальчиком... .
- Каким пальчиком???
- В попку...чтоб расклинило... .
- Президента России пальцем в жопу???- взвилась Екатерина Сергеевна и попыталась лягнуть мужа пяткой по достоинству. Доцент прикрыл достоинство ладошкой и устоял.
Из компьютера снова раздалось тактичное покашливание. Романова опомнилась и взяла власть в свои руки. Кое-как они сгребли оставшиеся подушки и одеяла под Веточкина и он улегся на них боком, оказавшись вне поля зрения и под прямым углом к супруге. Екатерина Сергеевна поправила монитор так, что бы видно было лишь ее лицо и включила связь.
-Извиняюсь за столь неожиданный звонок, господин президент, но я счел необходимым обсудить с вами одну очень важную проблему,- начал глава Соединенных Штатов.
Лежа на боку, Женя Веточкин не особо прислушивался к разговору, политика его мало интересовала. Тем более, что вскоре он обнаружил, что находится в совершенно новой, до сих пор не освещенной в литературе позе.
Организм Веточкина сначала медленно, затем все более активно начал поступательно- вращательные движения по отношению к телу супруги. Екатерина Сергеевна поняла что она еще не готова решать геополитические вопросы мировой важности в такой позиции. Несколькими энергичными движениями она дала понять мужу об этом, но, разумеется, лишь усугубила ситуацию.
"...в свете происходящих событий...- продолжал монотонно бубнить черный человек,- складывается ситуация, когда военное вмешательство в Сирии...Екатерина Сергеевна, с вами все в порядке?
- О, да!- пришла в себя Катя,- я вас внимательно слушаю.
- "...Поэтому нам крайне важна ваша позиция по поводу..."- На этом месте госпожа президентша закусила губу и помотала головой.
- Э-э... я вас прекрасно понимаю,- заволновался Обама.- Но право же, конструктивный диалог с вами способен дать новый толчок... .
-О-о!
Обама на секунду замолчал, сидевшие сзди него Начальник Генерального штаба и Первый Госсекретарь переглянулись и с интересом подвинулись поближе.
- Нам известно ваше мнение,- с сомнением в голосе продолжил президент США, - но нам бы хотелось более четко уяснить вашу позицию.
- Да, да, более четко,- закивала над президентским плечом голова Госсекретаря.
- Моя позиция?- с трудом выговорила Екатерина Сергеевна.
- Как выпонимаете, от этого зависит... .
- Моя позиция... .
- Да, да, ваша позиция!
- Раком моя позиция, - выдохнула Екатерина Сергеевна,- что б вам всем там!
Черное лицо обалдело зависло и шумно сглотнуло. На другом конце мира доцент Веточкин наконец-то затрясся, всхлипнул и затих. Екатерина Сергеевна посмотрела на монитор:- Это идиома такая, господин президент, - томно произнесла она.- Не обращайте внимания, я вам сейчас перезвоню.

В далекой Москве, на большой президентской кровати лежал Женя Веточкин и улыбался. Скрипнул матрас и рядом с ним приткнулась его жена.
- Расклинилось..., -счастливо произнес доцент.
Екатерино Сергеевна потрепала мужа по мокрым волосам.
- Ты, Веточкин, только что мировой кризис спровоцировал, -промурлыкала она, - расстрелять тебя, что ли?

Ранним вашингтонским утром Барак Хуссейнович Обама сидел один в овальном кабинете и чувствовал себя круглым дураком. Только что ушли, почему -то хихикая и пихаясь локтями, его первые помощники. "Что это было ?"- думал он. -Нет, так этого оставлять нельзя! Вскоре кабинет наполнился деловыми лицами из администрации президента. Обама закончил обкусывать ноготь на мизинце и решился. Он подвинул к себе компьютор и набрал Москву. Позиция президента Романовой по прежнему занимала его.

Доцент Веточкин был счастлив. Закутанная в полотенце Екатерина Сергеевна убежала в душ, свежий ночной воздух приятно холодил тело, Веточкин чувствовал себя превосходно. Он подошел к зеркалу, повернулся туда-сюда, напряг бицепс, втянул животик и поджал ножку.
Он не видел, как на оставленном на подоконике компьютере снова зловеще загорелась красная кнопка.
Он не видел, как на дисплее возник черный квадрат, а в нем - уже знакомое черное лицо.
Женьке было хорошо, стоя спиной к президенту Соединенных Штатов, доцент Веточкин игриво крутил тазом, хлопая себя по поджарой волосатой заднице и напевал в такт как нельзя более подходящий мотив:
- Обама! Обама-мама! Трам -парам-тарам парам Обама-мама!
Он остановился лишь тогда, когда в дверях ванны появилась мокрая, румяная Екатерина Сергеевна и с ужасом уставилась ему через плечо.

Президент Америки встал и одернул пиджак. Медленно обвел взглядом присутствующих членов кабинета. Было тихо.
- Господа, -произнес он.- Америке много чем тыкали в лицо. Но волосатой мужской задницей еще ни разу.
В полной тишине он четко ступая пошел к выходу. Уже взявшись за дверную ручку, остановился и чуть повернул голову:
- Готовьте мой любимый авианосец.

- Кать, ну я ж не зна-ал, - ныл Веточкин, в надежде на прощение. Екатерина Сергеевна его не слушала. На карте стояла судьба страны и она железной волей сдавила свой кипящий разум, хотя с наслаждением сдавила бы кое-что другое, с неменьшей силой. Надо было что-то делать. Перзванивать и извиняться -глупо, да и не престало. Что-то обьяснять? Еще чего! Президент России спинным мозгом ощущала, как где-то в далекой Сибири уже заворочались в шахтах сонные баллистические ракеты. Скоро они проснуться и потянут наверх свои грозные головки...Боже, о чем она думает?? Ну, Веточкин, ну зараза... .
- Кать..., ну хочешь я ему позвоню, обьясню все, как мужик мужику? Он же сам небось, того...иногда...а?
Екатерина Сергеевна вздрогнула и обернулась.
- А ведь это мысль,- сказала она, схватила мобильник и затыкала пальцами по кнопкам. Вскоре долгий гудок прервался далеким- " Алле?"
- Миша?
- Что вам угодно?- ледяным тоном отозвалась Мишель Обама, судя по голосу, уже извещенная обо всем.
- Миша, слушай сюда и не перебивай, щас я тебе все обьясню!

Первая леди решительным шагом прошла в овальный кабинет. Призидент Америки сидел за столом и, высунув язык, увлеченно двигал по карте маленькие фигурки кораблей и самолетов. Рядом почтительно замерли Начальник Генштаба и Первый Секретарь с карандашом за ухом.
- Хося!- отчетливо произнесла госпожа Обама.- Хося, что я слышу??
- Миша, не жужжи,- твоему мужу показали жопу. Будет война.
По взгляду президентши Секретарь и Начштаба бочком покинули помещение.
- Миша, -удивился Обама, - ты в своих умах? Миша, почему ты закрываешь дверь?? Зачем ты снимать рубашек и штанов??? Миша, у меня стоит...вопрос...жизни и смерти!!
Мишель приблизилась и водрузила ножку в ажурном чулке на президентский стул. Президент Америки прижался к спинке.
- Миша!- умоляюще пролепетал он.- На меня смотрят народ и видеокамеры! Мировая политика, в конце концов!
Твердая женская рука ухватила президента за галстук и притянула к себе.
- Знаешь, где у меня вся твоя мировая политика?? Сейчас я тебе покажу... .

В ночной Москве первой синевой обозначился рассвет. Екатерина Сергеевна сидела рядом с мужем на кровати и смотрела на свой мобильник.
- Должна перезвонить, - с надеждой проговорила она.- Дай бог, сработает.
Доцент Веточкин на мобильник не смотрел. Он думал о том, какая же у его Президента большая и упругая грудь. А времени до конца света было еще предостаточно.
Он встал и захлопнул крышку лептопа. Екатерина Сергеевна посмотрела на него с недоумением.
- Ну, минут десять у нас есть,- сказал Веточкин и улыбнулся.

Разделенные морями и континентами, освещенные кремлевскими звездами и факелом Свободы, президент Америки и доцент Женя Веточкин самозабвенно, забыв обо всем на свете, имели мечту. Каждый свою.

Cвидетельство о публикации 440872 © Крош 20.11.13 15:48