• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ
Первый рассказ из сборника "Проблемы с головой"

Будущее и почти олигарх

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Будущее и почти олигарх


1

Известно, что некоторые люди от природы наделены особым даром: становиться зачинщиками историй. Они, как государства, считают свою жизнь собранием сюжетов, имеющих начало и конец. Например, это было до штурма Бастилии, а это после того, как им в магазине не смогли разменять крупную купюру. Остальные просто живут, работают, совершают какие-то поступки, любят, дружат, ненавидят, мечтают, даже не догадываясь, что переходят из одной истории в другую.
Не таковы люди-истории: они живут исключительно внушительными рывками, переходя из одной разделенной обстоятельствами реальности в другую. Многие бы хотели время от времени менять свою жизнь, начиная, скажем, со следующего понедельника. Но не у всех это получается, только у людей-историй.
Некоторые из них догадываются о своей уникальности и страшно переживают по этому поводу. Особенно, если переходы происходят слишком часто. Получается жизнь, напоминающая сборник рассказов. Не самый, признаться, приятный способ человеческого существования. К такой дискретности очень трудно привыкнуть. На непривычного человека такая жизнь действует опустошающе. Но когда событий набирается достаточное количество, то можно обнаружить готовые заготовки для повестей или (ого-го!) для целого романа.
Однажды вечером такой человек-история, вернувшись домой после скучного ужина со своим партнером по бизнесу, внезапно догадался, что происходящие с ним события можно собрать в сборник рассказов и небольших повестей, поскольку они давно уже потеряли присущую жизни нормальных людей цельность. Ему показалось это забавным, что не удивительно, поскольку он был очень богатым человеком, почти олигархом. Подобные люди не способны представить себя подчиненным персонажем. Только автором или сценаристом.
Его способность вновь и вновь генерировать истории объяснялась очень просто, он с раннего детства привык без лишних раздумий приобретать в личное пользование все, что хотя бы на минуту привлекало взгляд и считалось достойным обладания: любые предметы, мысли, чувства. Особенно, если они принадлежали людям, которых он, по каким-то одному ему понятным сложным соображениям, считал недостойными быть собственниками.
Присвоение происходило автоматически. Он привык, что его желания всегда исполняются. Пока с этим не было особых проблем, наверное, потому что почти олигарх предпочитал иметь дело с людьми, которые нуждались в его деньгах. Можно лишь повторить — все происходило автоматически, сам почти олигарх не догадывался, что в его поведении есть что-то странное, поскольку считал, что на его месте точно так поступали бы все без исключения люди.

2

Настоятельная потребность разыграть новую историю появилась у почти олигарха совершенно случайно.
Дело было так. Почти олигарх сидел в гостиной и колол грецкие орехи. Есть вещи, которые надлежит совершать самому, даже если ты очень богат. Орехи были вкусные. Вот тут в голову почти олигарху пришла обидная мысль, он догадался, что безоговорочно смертен. На размышления о бренности существования его навел треск ломающихся под воздействием щипцов скорлупок.
Да, да, пройдет какое-то время и ему, почти олигарху, придется отказаться от всего, что ему удалось добыть за долгую и непростую жизнь. Даже не так. Смерть отберет у него нажитое состояние: деньги, недвижимость, заводы, газеты и пароходы. И ничто не поможет ему: ни суды, ни апелляции, ни обученные в Гарварде адвокаты. Просто однажды обнаружатся обстоятельства, по поводу которых нельзя будет ни с кем договориться. И это обязательно произойдет, если не позаботиться о своей выгоде прямо сейчас, не откладывая решения в долгий ящик.
Почти олигарх тотчас вспомнил, как давным-давно его бабушка, он тогда еще был пионером, любила повторять: «На тот свет с собой богатство не возьмешь, придется на нашем оставить». «А ведь это правда», — вынужден был согласиться почти олигарх, отправляя в рот очередной кусочек грецкого ореха.
Он задумался, и пришло ему в голову, что не все так уж безнадежно.
Почти олигарх решил, что выход обязательно отыщется, если будущее будет принадлежать ему. Как этого добиться, он знал лучше других. Будущее следует купить. Есть вещи, на которые не следует жалеть денег. А вместе с будущим, естественно, надо будет обязательно прикупить вечную молодость и практическое бессмертие.
«На всякий случай надо будет включить эти требования в контракт, чтобы избежать возможных недоразумений с исполнителями», — подумал почти олигарх.
Он понимал, что с исполнителями придется поступить жестко. Было бы глупо разрешать пользоваться конечным продуктом людям непроверенным, а то и вовсе враждебно настроенным, только на том основании, что они это открытие сделали. В Средние века существовал хороший обычай: зодчих, создавших особо выдающиеся храмы, убивали или, в знак признания особых заслуг, ослепляли. Таким способом заказчик добивался простой и понятной цели: зодчий не мог применить свое умение на пользу чужого дяди и, что тоже понятно, не мог создать больше ничего прекрасного, хотя бы и во славу своего хозяина. Это моментально обесценило бы предыдущие затраты, что непродуктивно.
Убить или ослепить? А может быть, нейтрализовать их новым прогрессивным способом? Например, направить на Луну? Или на Марс без права возвращения? Эффектная расправа и выглядит вполне гуманно. Разговоры о новых горизонтах и человеческом любопытстве, оказывается, бывают полезными.
Почти олигарх брезгливо поморщился и высморкался. Пусть конкретное решение выберет Магистр. Следовало признать, что он, конечно, справится с решением этого вопроса лучше любого другого. В силу своего положения и лучшего понимания общей политической обстановки.
И почти олигарху стало спокойнее, поскольку проблема была переведена из сферы мечтаний в практическую плоскость, теперь он мог действовать. А действовать почти олигарху нравилось больше, чем мечтать. Ему осталось отыскать сговорчивого продавца, и дело будет сделано.

3

Но врожденная осторожность заставила почти олигарха отнестись к своему желанию контролировать будущее с предельным вниманием.
Он отправился в частную клинику, которую недавно приобрел вскладчину с тремя своими знакомыми по гольф клубу. Рано или поздно в жизни человека наступает пора, когда в поздравлениях с днем рождения на первые роли выползает пожелание здоровья. Для каждого нормального человека это является более чем достаточным основанием для приобретения медицинского учреждения с хорошей репутацией. Что, собственно, почти олигарх и сделал. До сих пор у него не было причин усомниться в правильности своего выбора. Правда, пока и задачи перед медицинским персоналом ставились ограниченные, профилактические. Теперь все изменилось. Решение контролировать будущее требовало особого внимания к здоровью. Неожиданная смерть от пустяка делала бессмысленными любые усилия по управлению будущим.
«Человек внезапно смертен, — вдруг вспомнил почти олигарх, — Нужно сделать так, чтобы на почти олигархов этот приговор не распространялся».
Доктор Свердлов предупредительно встретил дорогого пациента в вестибюле. Он любил лечить своих хозяев.
— Приветствую вас! Я к вашим услугам, — восторженно сказал он и застыл в почтительном ожидании.
— Взаимно.
— Что вас привело к нам, надеюсь, ничего серьезного?
— Об этом я бы хотел услышать от вас! Хочу поручить вам комплексную диагностику моего организма.
— О, но это займет какое-то время.
— Ничего, я не спешу.
Через три дня доктор Свердлов доложил, что организм почти олигарха находится в удовлетворительном состоянии.
— Что значит — в удовлетворительном?
— Только то, что для тревоги нет оснований. С учетом возрастных изменений во внутренних органах патологии нами не зафиксировано, для обеспечения их нормальной работы не требуется медикаментозного или оперативного вмешательства. Все хорошо, все в норме.
— Можете ли вы гарантировать, что моя печень и мои почки продержатся еще хотя бы пятьдесят лет?
— Это сложный вопрос.
— Постарайтесь дать простой и понятный ответ.
— Видите ли, медицинская наука пока не в состоянии делать прогнозы на такой большой срок.
— Значит, нет.
— Ну почему же.
— Потому что мои печень и почки столько не протянут. Даже здоровый образ жизни не поможет.
Доктор Свердлов с остервенением потер переносицу.
— Действительно, процесс старения пока остановить не удается. Обращаю ваше внимание на слово пока. Наши возможности ограничиваются тщательно разработанными технологиями по замене старых органов и частей тела на новые, искусственные. Мозг человека способен прослужить не менее двухсот лет, если регулярно поддерживать его всеми необходимыми полезными веществами. Из этого следует, что и человек может спокойно прожить двести лет. Множество людей уже сейчас живут с бионическими протезами, управляемыми силой мысли. Такие конечности выглядят как настоящие. Иногда их даже трудно отличить от натуральных.
— Люди станут роботами, сломанные детали которых будут менять при необходимости?
— Что-то в этом роде.
— Отлично. Двести лет, говорите. Меня это устраивает. Вы занимаетесь подобной работой?
— Скажем так, я знаком с подобными технологиями. Лучший известный мне специалист по трансплантации — мой хороший знакомый.
— Отлично. Я беру вас обоих. Подготовьте смету, вы должны работать на меня. Устройте лабораторию или, что вам там понадобится для работы, институт или научно-исследовательский центр. Я в этом не разбираюсь.
Двести лет на первое время вполне устраивали почти олигарха. Его планы по захвату будущего обрели смысл. Отныне он работал на себя, а не на наследников.

4

В гольф клубе можно было встретить старых знакомых. Среди членов клуба бытовало стойкое убеждение, что личное общение в неформальной обстановке помогает решению неотложных дел. Именно так и получилось у почти олигарха. У стойки бара он повстречал давнего знакомого. Они не виделись много лет, но несколько дней тому назад почти олигарх вспомнил о его существовании. Была важная проблема, которую Матвей — так звали его потенциально полезного знакомого — мог решить, не догадываясь об истинной цели просьбы.
— Да это же Матвей собственной персоной! Сколько лет, сколько зим! — произнес почти олигарх, стараясь, чтобы его обращение прозвучало приветливо.
— Вау! И ты здесь! Значит, тебе все-таки удалось стать очень богатым человеком. Рад за тебя. Молодец.
— Да, на судьбу не жалуюсь. Все сложилось.
— По маленькой за встречу? — предложил Матвей.
— А почему бы и нет, — ответил почти олигарх.
Посидели, повторили, завязался разговор.
— А помнишь, как ты решил прикупить Таганрогскую птицефабрику? — спросил Матвей.
— Нет, совсем не помню, — сказал почти олигарх, ухмыльнувшись.
— Любитель футбола!
— Все это в прошлом.
— Так ты говоришь, что у тебя все в порядке?
— Вот именно.
— Это хорошо.
— Почему? — удивился почти олигарх.
— Грядут большие перемены. Наш гольф клуб решил отделаться от балласта. В последнее время здесь стало ошиваться слишком много посторонних людей, — Матвей понизил голос. — Не из нашей стаи.
— Считаешь меня человеком стаи? — удивился почти олигарх.
— Не придирайся к словам. Я хотел сказать: людей не нашего круга.
Почти олигарх, не без труда, заставил себя обратить внимание на устроившихся за столиками таких же почти олигархов, как и он сам. Многих ли из них ему придется взять с собой в светлое будущее, когда оно станет его собственностью? Сразу и не скажешь. Обязательно надо будет покопаться в их мозгах на предмет обнаружения полезных идей. Это хорошо, что администрация клуба по собственной инициативе решила проверить соответствуют ли притязания членов клуба размерам их кошельков.
— Известно, что маленькие люди, как и неприятный запах, стараются проникнуть в каждую щель, — принялся философствовать Матвей. — Об этом полезно помнить. Наш клуб создан для того, чтобы стать родным домом для солидных людей, являющихся оплотом консерватизма. Консерватизм — это вовсе не средство для поддержания покорности маленьких людей. Это единственный способ отличить здоровый мозг от зараженного бациллой смуты, и неверия. Сильный правящий слой призван надлежащим образом контролировать текущее состояние общества и управлять им. Маленькие люди для этого дела, естественно, не годятся. Вот и получается, что именно консерватизм есть мировоззрение, гарантирующее силу и единство элиты. Так что консерватизм — это есть способность правящего слоя представлять маленьким людям универсальный ценностный образец для подражания, которые обязаны гордиться и добровольно следовать хотя бы немногим из доступных их пониманию примерам.
Почти олигарху стало скучно.
— Расскажи лучше про себя, чем сейчас занимаешься, ты же у нас всегда был работящим.
— Помнишь! У тебя всегда была крепкая память.
— Я помню только то, что может быть полезным. Так чем ты сейчас занимаешься, если не секрет?
— Я человек публичный, у меня нет секретов от народа. В настоящее время я успешно возглавляю Комиссию по ракетостроению и космическим исследованиям.
— Замечательно, ты-то мне и нужен. Везде наши люди, и это правильно.
— Что тебе понадобилось?
— Да вот, хочу отправить несколько человек на Марс. В одну сторону. Без права возвращения.
— Странная идея.
Почти олигарх пожал плечами.
— А целый день гонять мячик по полю для гольфа — это не странно?
— Мы такими делами не занимаемся.
— Так займись.
— Ты думаешь, что это так просто? Захотел на Марс, раз, два и полетел? Тут технология нужна!
— Мне не завтра нужно. А лет через десять. Как раз успеешь со своими технологиями.
— А хоть бы и через пятьдесят лет! Сказано же тебе, мы такими делами не занимаемся. Понимаешь, мы больше по pr-кампаниям. Создаем шум, привлекаем общественное внимание, рассказываем про наши богатырские планы по освоению космоса. На меня работают десять фантастов, которые придумывают привлекательные для обывателя истории покорения космоса. Маленьким людям приятно думать, что через двадцать лет наша страна добьется потрясающих успехов в освоении космоса. Но это все, что я могу. Если необходимо, чтобы мир узнал, что твои люди готовятся к полету на Марс, могу посоветовать Шабанова, он умеет доходчиво подать материал. Люди его книжки читают с удовольствием.
— Твоя Комиссия — симулякр?
— Ну и что? Это очень важная работа.
— Значит ли это, что все разговоры про плацдармы на планетах и полет научной экспедиции на Плутон всего лишь болтовня?
— В общем, да.
— Что же мне делать?
— Обратись к частникам. За сравнительно небольшие деньги они отправят твоих людей куда угодно. Мы всегда так делаем, в случае необходимости.

5

В среду после обеда в офисе почти олигарха появился неожиданный посетитель. Выглядел он, надо признаться, непрезентабельно. Среднего роста, лохматый, с серым неподвижным лицом и беспокойно бегающими красными от постоянного недосыпа маленькими глазами. Больше всего он походил на внештатного колумниста бесплатной еженедельной газеты, который уже неделю не может прийти в себя от счастья по случаю долгожданного получения справки о полном среднем образовании. Почти олигарх велел охране пропустить паренька, поскольку тот принес с собой документ под интригующим названием «Простейшие методы предотвращения ужасов будущего».
— Зачем вы ко мне пришли? — спросил почти олигарх.
— Хочу заинтересовать вас своим проектом спасения современного мира.
— Десять минут.
— Спасибо. Я успею. Развитие науки и техники завели нашу цивилизацию в тупик. Есть ли смысл перечислять все ужасы современной цивилизации: вредные выбросы, расточительное использование энергии, ведущее к гибели бесконтрольное потребление информации. И не только информации. Есть такое страшное слово: консюмеризм, слышали, наверное? А ведь помимо дефицита ресурсов планета начинает пресыщаться и самим человечеством, которое растет все быстрее. И даже с учетом ускоренных темпов уничтожения природы уже не способно больше прокормить себя. Это тупик.
Можно ли продолжать делать вид, что все в порядке? Ответ на этот вопрос довольно очевиден. Нет, нельзя. Уже сегодня мир начинает задыхаться от нехватки ресурсов — природных, энергетических и, самое главное, водных. Все это сулит нам уже в самом ближайшем будущем резкое сокращение, как производства, так и потребления. Надо отметить, что для «замазывания» реальной картины на Западе вовсю раздувается миф о захваченных США и СССР инопланетных сверхтехнологиях, полученных от сбитых «летающих тарелок» и положенных «под сукно».
Почти олигарху нравились люди, способные оживить занудный разговор неожиданным поворотом. Он записал в блокнот про инопланетян, чтобы потом разобраться с этим вопросом.
— Есть ли выход? Есть. Позитивная альтернатива все же имеется. Мы должны стараться построить основанную на магии биологическую цивилизацию. Уделить главное внимание следует развитию внутренних творческих сил (энергий) самого человека, позволяющих ему обходиться без технических «костылей». У магической цивилизации существенно выше предел прочности. Технократическая цивилизация завязана на внешние источники энергии и ресурсов, собственно, все, на что она способна, — это найти и использовать их, а вот магическая цивилизация может погибнуть исключительно под гнетом внутренних противоречий. В случае истощения планеты (независимо от социального строя) технократическая цивилизация гибнет, либо успевает освоить новые миры. Магическая цивилизация вообще никак не привязана к внешним условиям и факторам. Если она сможет избежать раскола внутри себя и найти достойные для себя цели, то она может быть вечной.
— А от меня вам чего надо? — не выдержал почти олигарх.
— Как же? — удивился посетитель. — Будущее — оно требует поступков. Понимаете?
— Например?
— Я пришел к вам потому, что вижу в вас союзника. Будущее готово развести нас по разные стороны баррикад. Мое дело предупредить об этом. Не хотелось бы доводить дело до конфронтации.
— Подождите. О чем, собственно, вы? Я не знаю, кто вы такой. И знать не хочу. Мы живем в разных мирах, мне нечего с вами делить. Какая конфронтация? С чего бы это? Какое мне дело до ваших делишек? Решите бегать по улице со спущенными штанами — бегайте, мне-то что? А встанете на моем пути, я вас раздавлю, как докучное насекомое, вот и вся конфронтация.
— Вы ошибаетесь. Будущее коварно. Оно переплетает судьбы людей самым причудливым образом. Не смотрит, кто из них богач, а кто нищий. Не сомневаюсь, что меня вы раздавите и не заметите. Но таких, как я, миллионы. Уже на второй сотне придет к вам в голову мысль: «Что-то сегодня много приходится людишек давить, так и устать можно».
— Запутанно изъясняетесь.
— По-моему все просто. Вы любите, когда на вас люди работают. Но люди работать не желают. Прежде бы вы нас принуждали к труду. А сейчас все стало по-другому. Мало того, что мы идейные бездельники, так еще мы ничего не умеем делать, да и работы для нас никакой нет. Шатаемся и безобразничаем, мешаем серьезным людям вроде вас. Самое время снабдить нас всем необходимым и отселить в особые поселения, для чего потребуется оборудовать несколько городских районов, чтобы жили мы там в свое удовольствие по своим правилам и не мешали богачам. Уверяю, вам это обойдется дешевле.
Он протянул почти олигарху бумажку.
— Вот. Я выписал наши требования. Мы — простые ребята. Никаких особых излишеств не требуем: скромное жилье, скромную одежду, скромную технику, скромные развлечения, скромную еду. А если обнаружатся вдруг нахалы с запросами, мы сами заставим их отрабатывать и оплачивать свои причуды.
— Вот как?
— Не больше двух бесплатных посещений ресторана за год, без спиртного — вот что следует нам гарантировать. И двухнедельный отдых на курорте. Уровень развития цивилизации позволяет обеспечить приемлемый уровень потребления любому человеку, согласившемуся принимать правила общекультурного, интеллигентного поведения и вносить свой посильный вклад в развитие человеческой культуры.
— Как вы собираетесь отбирать людей?
— Годится любой человек, обладающий навыками для полезного дела или готовый учиться полезному делу. Наша задача — развить в себе магические способности, заставить природу работать на нас. Производительной силой нового общества станет не слабый человек, а сама биосфера! Здорово, правда?
— Говорите, вас много?
— Миллионы.
— Оставьте номер своего телефона, с вами свяжутся.
Посетитель почтительно кивнул головой, насмотрелся, наверное, фильмов из жизни аристократии ХIХ века, и отправился по своим делам.
Почти олигарх нажал на звонок для вызова дежурного, и в дверях появился его секретарь-референт.
— Послушайте, Жеков, вы ведь знакомы с некоторыми футурологами? Срочно отыщите человека, который бы согласился продать мне будущее.
Был у почти олигарха знакомый профессор, который здорово разбирался в будущем, звали его Уилов, в списках профессиональных футурологов он не значился, однако дело свое знал хорошо. Но от предложения подзаработать Уилов почему-то отказался. Неудача только раззадорила почти олигарха, а он привык рассматривать любой отказ, как неудачу. Он понимал, что начинать такое важное дело со встречи с человеком, который не заинтересовался его деньгами, — плохая примета, но отступать не собирался.
А вот Жекову удалось отыскал специалистов, которые с радостью согласились поучаствовать в купле-продаже будущего за довольно скромное вознаграждение.
С этого история и началась.
Cвидетельство о публикации 438498 © Моисеев В. А. 22.10.13 09:53