Голосовать
Полный экран
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Настройка чтения

История одной дивизии (2-я стрелковая дивизия) Главы 6-10

Глава 6 Боевые будни
Из журнала боевых действий дивизии: «19.11.41г…. В течение ночи 1-й батальон 383-го полка, совместно с химротой 2-го батальона и особой ротой армейского резерва вели действия по овладению высотой 212.1, но безуспешно. В результате боя части задачу не выполнили. Неоднократными атаками на высоту 212.1 и бывшую крепость, атаки отбрасывались сильным артминогнем противника. Части сектора к 14 часам 20.11.41г. занимали рубеж: одним батальоном 1330-го полка совхоз «Благодать», вторым батальоном 1330-го полка и приданной химротой 2-го батальона 383-го полка -северо-восточные скаты отм 212.1, 1-й батальон 383-го полка-башня.
«Организованной ночной разведкой установлено, что в районе Кучук-Мускомья, на высоте 566.2 противник устанавливает батарею. Стволы направлены в сторону моря» Действительно, на перевале дороги из д. Кучук-Мускомья (Резервное) к урочищу Инжир была установлена батарея 15 см пушек. Впоследствии эту позицию занимали орудия немецкого 2-го учебного артиллерийского полка. И еще одна интересная деталь: « … на высоте 212.1 установлено 10 пулеметов, 15 минометов установлены вне траншей. На высоте 386.6 -два пулемета и сильный огонь автоматчиков. Немцы одеты в черные морские шинели и каски.». Дальше опять затишье.
1.12.41г. разведкой 6-й стрелковой роты установлено, что передовые траншеи противника не заняты, но пристреляны минометами с высоты 386.6. На вершине выс. 212.1 сосредоточено до 1-й стрелковой роты… с 9 до 14 часов противник попытался вести наступление по балке между выс. Безымянной и выс. 212.1, но был рассеян огнем минометной роты и нашей авиацией»
6.12.41 «… в ночь с 6 на 7-е группой разведчиков 20 человек из разведроты полка производилась разведка дома лесника, восточных скатов 212.1, зап. скатов 386.6 с задачей захвата пленного. Разведкой установлено:
1. Дом лесника охраняется двумя часовыми. Подойти нет возможности….
2. На восточных скатах противник производит отрывку окопов, работают 12 человек.
3. В лощине между 212.1 и 386.6 обнаружен труп немецкого ефрейтора. В карманах ничего не найдено кроме жетона.
4. В тоже лощине найдено 10 винтовок отечественного производства и 100 шт. патрон, катушка кабеля 500-600мтр.».
Дальше опять вялая перестрелка. Разведгруппы (командиры Солдатенко и Шолом) в течение недели высылались трижды, но существенной информации не принесли. Изредка открывал огонь 51-й артполк.
8.12.41г. группа из 6 человек выходила встречать связных от партизан, но те не прибыли. Мл. сержант Куренков и краснофлотец Вятчин, в разведке на выс. 212.1 захватили ручной пулемет и магазин в котором было 19 патронов, а так же две винтовки отечественного образца. Потерь не было. С 9 на 10 декабря выслана разведка. Разведка установила:
1. на западных скатах высоты 212.1 отрыто два окопа, в окопах установлены пулеметы.
2. на южных и юго-восточных скатах выс. 212.1 установлены 2 пулемета.
3. на юго-восточных скатах в углу траншеи установлен миномет
4. на южном гребне 386.6 установлен пулемет
11.12.41г. вновь выслана разведка из состава полка НКВД.
До начала 2-го штурма 383-м полком и сводным полком НКВД были высланы 6 разведок.
51-й артполк вел беспокоящий огонь по противнику.
17.12.41г. Численный состав дивизии был следующим[11]:
1.Управление дивизии 176 человек
2. Отдельный минометный дивизион 92 человека
3. Отдельный батальон связи 147 человек
4. Авторота 83 человека
5. 383-й полк 1936 человек
6. 1330-й полк 1804 человека
7. Полк НКВД 1372 человека
8. 51-й артполк 472 человека
Личный состав дивизии в целом составлял 6037 человек из них:
383-й полк
управление и тыл полка 202 человека
1-й батальон -607 человек
2-й батальон - 403 человека
3-й батальон - 714 человек
1330-й полк
Управление и тыл полка 233 человека
1-й батальон -543 человека
2-й батальон -538 человек
3-й батальон - 490 человек
Сводный полк НКВД
Управление и тыл полка 255 человека
1-й батальон -333 человека
2-й батальон -598 человек
3-й батальон - 180 человек
51-й артполк
Управление и тыл полка 151 человек
1-й дивизион - 151 человека
2-й дивизион - 125 человек
17.12.41г. с началом 2-го штурма, противник повел активные действия, правда, скорее всего носившие демонстративный характер. Сначала в 7 часов с высоты 386.6 атаковали два взвода немецкой пехоты (124-й ПП 72-й ПД), затем, около 9 часов снова атаковал (но снова незначительными силами). В отражении этих двух атак, бойцам 1-го батальона 383-го полка содействовали зенитчики: 3-я батарея 2-го ЗенАП.
В ночь с 17 на 18 декабря, 1-й батальон 383-го полка вновь получил задание овладеть тремя домиками на юго-восточных скатах выс. 212.1. В ходе ночного боя захвачен в плен ефрейтор 124-го пехотного полка. При допросе ефрейтор показал, что командиром его роты является обер-лейтенант Юнг. В ходе боевых действий рота понесла тяжелые потери. Ранее в ней числилось 178 человек, из которых на данный момент в ней осталось всего 67 человек. Штаб батальона находится на выс. 212.1, штаб полка в Варнутке. Штаб дивизии в Байдарах.
Потери 1-го батальона 383-го полка в этой атаке 37 человек убитыми (в их числе два командира взвода).
20.12.41 Части дивизии вели артиллерийский, минометный и пулеметный огонь по позициям противника и его огневым точкам. Разведкой установлено, что на выс. 440.8 установлена тяжелая батарея противника из двух тяжелых орудий и трех минометов. При обстреле нашей артиллерией (51-й АП) уничтожена минометная батарея. Разведкой 1330-го полка установлено, что противник ведет на выс. 440.8 окопные работы. Минометная батарея полка НКВД обстреляла противника, в результате чего окопные работы прекращены.
Дальше опять разведки, перестрелки, и… полное отсутствие активных боевых действий. По состоянию на 22.12.41г. линия фронта дивизии такова (если верить журналу боевых действий):



«Справа сводный полк НКВД занимает границу справа: выс 57.7. отдельные строения на северных скатах, слева выс. 99.4 включительно, оборона по западным скатам высоты «Старая крепость» и 99.4» [10].
Запись внешне выглядит прилично, но на самом деле … высота 57.7 -это высота с Генуэзской крепостью, только в саженях, отм. 99.4, это … та же самая высота 212.1, и, тоже в саженях, (99.4*2.1336=212,07). Высота «Старая крепость» -это она же. Написана зашифрованная ерунда, суть которой, сводится к тому, что высота 212.1 по прежнему находится в руках противника, а оборона идет по ее скатам.
1-й батальон 383-го полка занимал позиции от северных скатов выс. 212.1до совхоза «Благодать» (искл.) Далее шли позиции 1330-го полка.
25.12.41г. 2-й батальон 1330-го полка (командир ст. л-т Говорунов) переброшен во 2-й сектор обороны, в район Итальянского кладбища
27.12.41г. Части 1-го сектора находятся в прежнем положении. Численный состав дивизии был следующим [12]:
1.Управление дивизии 187 человек
2. Отдельный минометный дивизион 116 человек
3. Отдельный батальон связи 180 человек
4. Медсанбат 89 человек
5. Авторота 81 человек
5. 383-й полк 1917 человек
6. 1330-й полк 1873 человека
7. Полк НКВД 1690 человек
8. 51-й артполк 429 человек
Личный состав дивизии в целом составлял 6562 человек (т.е. численность дивизии возросла за 10 дней на 9%)
383-й полк
управление и тыл полка 265 человека
1-й батальон -562 человека
2-й батальон - 447 человек
3-й батальон - 643 человека
1330-й полк
Управление и тыл полка 208 человек
1-й батальон -572 человека
2-й батальон -602 человека
3-й батальон - 491 человек
Сводный полк НКВД
Управление и тыл полка 226 человека
1-й батальон -607 человек
2-й батальон -645 человек
3-й батальон - 212 человек
51-й артполк
Управление и тыл полка 161 человек
1-й дивизион - 145 человек
2-й дивизион - 123 человека
За 10 дней дивизия имеет трофеи:
383-й СП: 1 станковый пулемет, 2 автомата, 6 винтовок, ручных пулеметов-3, патронов 4300 шт.
1330-й полк: трофеев нет
полк НКВД: 46 винтовок, 2 ручных пулемета, 50 гранат, 746 патронов
Если говорить объективно, то в отличие от других секторов обороны, в 1-м секторе во время 2-го штурма, царило затишье. В то время как в Севастополе в срочном порядке формировали сводные батальоны из последних резервов: тыловых частей, инженерных и саперных батальонов, береговых батарей, ни одного бойца, до конца 2-го штурма из 1-го сектора не забрали. Численность личного состава дивизии не только не уменьшилась, но и увеличилась, за счет пополнений.
30.12.41г. по приказу командующего Приморской армией была произведена перегруппировка. В распоряжение 1-го сектора прибыла 388-я дивизия, сменившая на позициях 1330-й полк, который сдвинулся левее, на позиции 161-го полка, снятого и отправленного на Северную сторону. При этом один батальон 1330-го полка был выведен в резерв. За счет ввода дивизии, и 1-й батальон 383-го полка был выведен в резерв. Но, ненадолго, всего на сутки…
31.12.41г. 1-й и 2-й батальоны 383-го полка были отправлены в распоряжение коменданта 4-го сектора (так по журналу). А по факту эти части оказались в совсем ином месте, но об этом чуть позже.
Объективно говоря, сопоставление записей в журнале боевых действий с другими документами, показывает, что пользоваться этим источником крайне осторожно. Он составлен явно задним числом, более того, человек, его составлявший слабо ориентировался на местности.
Первой, более или менее значимой операцией в 1-м секторе стало новогоднее наступление.
«31.12.41г. в 15 часов был получен приказ командующего армией 1.01.42г. перейти в наступление, с задачей овладеть высотами 212.1 и 440.8 где и закрепиться. … Выполняя боевой приказ командующего армией №0028 и приказ командующего дивизией №007, две роты 2-го стрелкового батальона и одна рота 1-го батальона полка НКВД, после артиллерийско- минометной подготовки, перешли в наступление с задачей овладеть высотой 212.1 и хутором, что юго-восточнее высоты, где и закрепиться.
В 10ч. 20 мин 1 января роты начав штурм указанной высоты, роты вышли на линию 100мтр ниже первой траншеи противника, что юго-западнее выс. 212.1. При наступлении части были встречены ураганным минометно-пулеметным огнем с высоты 386.6 и автоматным огнем с выс. 212.1. Понеся большие потери, роты к вечеру вышли из боя, и заняли прежние позиции».
Из воспоминаний М.Розина: « Ровно в 9 часов 1.01.42г. началась артподготовка на высоту 212.1, и весь огонь и все дальнобойное орудие (так в оригинале) обернулось на эту высоту…
И наши войска были в готовности овладеть высотой, ждали приказа. Когда через 45 минут прекратили огонь, батальон занявший оборону вокруг высоты, поднялся в атаку с трех сторон. В это время противник с высоты 386.6 открыл ураганный огонь по нашим войскам, и многим нашим не пришлось вернуться обратно. Но больше было раненых. … Медсестра Тамара вынесла 41 раненого, на 42-м была тяжело ранена сама….
Хочу добавить к этому бою, что проходил он неважно. Мне не нравится его разработка. Почему? Потому что огонь, начатый на высоту 212.1, велся неправильно, нужно было весь огонь направить на 386-ю высоту, а 212-й было достаточно и 3 минометов. И наступление нужно было делать не на 212-ю высоту, а полным ходом, под полным прикрытием нужно было делать на 386-ю высоту. Но я только солдат-разведчик, и в такие вопросы вмешиваться не могу…»
Но в 9 утра атаковали не только бойцы сводного полка. Одновременно с ними атаковали и две стрелковых роты (7-я и 8-я) 3-го батальона 1330-го полка. 3-й батальон полка, после подхода 388-й дивизии был выведен в резерв, и 1.01.42г. был вновь введен в бой на левом фланге полка НКВД.






Из журнала боевых действий: « 7-я и 8-я роты 3-го стр. батальона ползком, по обледенелому склону с уклоном 45 градусов, подошли к переднему краю противника на 25-30 мтр., но были остановлены в виду сильного автоматного огня, ведущегося из всех огневых точек выс. 212.1. Кроме того, с высоты 386.6 противник открыл сильный артминогонь. При подходе бойцов противник из амбразур выбрасывал связки гранат, и не допускал атакующих ближе, чем на 15 метров, расстреливая в упор атакующих. В этом бою 1330-й полк потерял… (заклеено)».
Любопытно, но в ЦАМО в папке, где хранятся документы по 2-й дивизии, есть потери 383-го полка, но данных по потерям сводного полка НКВД и 1330-го полка нет (причем, как ни странно, только за этот период).
Атака в лоб на достаточно крутые склоны высоты 212.1, на которой находится форт «Северный» изначально была труднореализуема. Система полудолговременных Балаклавских фортов как раз и строилась с расчетом штурма их стрелковыми частями. Подавить немецкие огневые точки было нечем: атакующие имели мало пулеметов, и почти не имели полковой артиллерии.
Выводы, сделанные по результатам этой атаки, были иными: «Произведенная боевая операция не имела успехов по следующим причинам:
Район высоты 212.1 был сильно укреплен и насыщен огневыми средствами. Подступы были пристреляны перекрестным огнем со стороны противника.
В момент артиллерийской подготовки огневые точки не были подавлены, в виду того, что были зарыты в землю, и имели перекрытия, не поддававшиеся разрушению артиллерийским огнем. В момент подступа к переднему краю наших частей огневые точки ожили и открыли ураганный огонь.
На вершине высоты противник имел 12 станковых пулеметов, минометную батарею, и до батальона пехоты (200-250 человек). Подступ к высоте был исключительно сложным. В среднем до 70град. крутизны. Почва каменистая, гранит, имеет мало растительности …, недоходя 150-200м до вершины местность совершенно голая, открытая, с покровом обледеневшего снега. …». Разведчики полка много раз ходили в разведку, и все эти обстоятельства были известны, но их не учли. Все традиционно,… в лоб, на пулеметы.
Глава 7 Январь 1942г.
Из журнала боевых действий артиллерии 2-й дивизии: (начат 1.01.42г. окончен 31.03.42г.)
«Список начальствующего состава артчастей 2-й СД[14]:
1. Начарт 2-й СД полковник Шатило Г.К.
2. Начштаба артиллерии капитан Коротин К.И.
3. ПНШ-1 артиллерии капитан Яловкин Д.И.
4. ПНШ артиллерии ст. л-т Гайдаенко П.П.
5. Начальник службы снабжения капитан Гордиенко А.А.
51-й АП
1. Командир полка майор Бабушкин А.П.
2. НШ полка капитан Жестков А.В.
3. ПНШ л-т Клименко А.Г.
4. ПНШ ст. л-т Курганов Д.А.
5. Нач. связи капитан Набока И.И.
6. Пом по тылу (без звания) Резников М.А.
7. Адъютант полка л-т Головко Ф.В.
8. Начхим военинтендант 3 ранга Орлов Н.М.
1-й дивизион 51-го АП
Командир капитан Коновалов Н.К.
Адъютант л-т Борисов Л.Е.
Комбат 1 л-т Зайцев Г.И.
Комбат 2 л-т Удод И.А.
2-й дивизион
командир ст. л-т Одинцов И.Д.
Адтьютант ст. л-т Иовлев С.И.
комбат 3 л-т Демин А.И.
комбат 4 л-т Попов А.Ш.
В артиллерию сектора входят БС-19 (1 орудие), БС-18 (4 орудия), 3-й отдельный артдивизион в составе одной батареи 85мм зенитных пушек. В систему противотанковой обороны входит 8 стационарных орудий 45мм и одна пушка 100мм.
Расход боеприпасов с начала обороны 16 106 шт».
1.01.42г. 1-й и 2-й батальоны 383-го полка на машинах был переброшены в район станции Мекензиевы горы, и введены в бой против немецкого 16-го пехотного полка 22-й ПД в районе отм. 60.0 (высота Героев). В этом бою, батальоны потеряли, только убитыми, 47 человек. На второй день потери составили 37 человек. Был ранен командир батальона ст. л-т Морозов И.Г. Батальон возглавил главстаршина М.Н.Титочко. [13] Затем, 3.01.42г. батальоны 383-го полка снимаются с позиций, и отводятся для посадки на боевые корабли. Готовится Евпаторийский десант.
О качестве разведработы в дивизии может свидетельствовать тот факт, что разведка дивизии пропустила 5.01.42г. уход немецкого 105-го пехотного полка под Евпаторию, на подавление десанта.
В ходе десанта столкнулись, как это ни странно, старые соперники: в составе первого броска десанта было достаточно много бойцов батальона МПО НКВД (около ста человек). Им противостояли с немецкой стороны и 6-я рота «учебного полка особого назначения «Бранденбург-800»» и батальона 105-го пехотного полка, с которыми они встречались под Балаклавой.
Остальной личный состав 383-го полка и остатки 2-го полка морской пехоты должны были стать вторым эшелоном Евпаторийского десанта. Возглавить его должен был командир 2-го ПМП капитан Н.Н.Таран. Но, … первый эшелон погиб, второй эшелон не высадился.
Батальону был дан трехдневный отдых на м. Феолент, одновременно, производилось переформирование частей. Остатки двух батальонов 11 января 1942г. были слиты в один, (1-й) батальон 383-го полка, (командир М.Титочко, военком ст. политрук Журавлев), было начато формирование нового второго батальона, командиром которого был назначен капитан В.Бондарь.
Остававшиеся на своих позициях в районе Балаклавы сводный полк НКВД и 1330-й полки 2 и 3-го января пытались перейти в наступление, но неудачно. Атаковали 1-й батальон 1330-го полка (1-я и 2-я роты) и 2-й батальон (5 и 6-я роты) 1330-го полка, пытаясь отрезать немцев на высоте 386.6 Части продвинулись вперед, но наткнулись на минное поле и залегли.
Сводный полк НКВД 3.01.42г. повел разведку боем, но небольшими силами (24 человека). Группа около 14 часов была накрыта пулеметным перекрестным огнем, а затем в 15:20 по ней открыли огонь минометы.
Из журнала боевых действий:
«Разведкой установлено, что на высоте 386.6, под обрывом у берега - один станковый и один ручной пулемет, мачты радиостанции. У старой крепости на северо-западных скатах 386.6 (люнет Южного форта) один пулемет и минометная батарея. На западных скатах 386.6 между крепостями, 2 станковых пулемета и на обратных скатах высоты минометная батарея. На высоте 212.1 из траншей южных и юго-западных скатах выдвинуто два станковых и два ручных пулемета, на скатах этой же высоты установлена минометная батарея». Следующая разведка боем (43 человека) была произведена сводным полком НКВД 8.01.42г.
По состоянию на 10.01.42г. 2-я СД насчитывала в своем составе:
Управление дивизии - 65 человек комначсостава 14 человек младшего комсостава, 70 человек, рядового состава 70 человек, Всего 153 человека. Винтовок и карабинов-50, ППД-5, ручных пулеметов-1, 2 легковых, 4 грузовых машины.
Отдельная авторота - 114 человек, 7 легковых, 35 грузовых, 5 спецмашин. 24 винтовки, 4 самозарядных винтовки.
Отдельный батальон связи 174 человека, 51 винтовка, 29 самозарядных винтовок,
Сводный полк НКВД 1659 человек, 1450 винтовок, 23 станковых, 42 ручных пулемета, 14 ППД, 5шт. 45мм пушек, 10 шт. 82мм минометов, 22 шт. 50мм минометов.
1330-й полк: 1776 человек, 1454 винтовок, 12 станковых, 29 ручных пулемета, 21 ППД, 1 зенитный пулемет, 1 крупнокалиберный пулемет, одна 45мм пушка, 2 шт. 120мм минометов, 6 шт. 82мм минометов, 22 шт. 50мм минометов.
383-й полк: 2076 человек, 1805 винтовок, 39 станковых, 29 ручных пулемета, 13 ППД, 3 зенитных пулеметов, 1 крупнокалиберный пулемет, одна 107мм пушка (отбита у немцев), одна 76мм пушка, одна 75мм пушка (трофейная), 6 шт. 45ммм пушек, 9 шт. 82мм минометов, 18 шт. 50мм минометов.
51-й артполк 435 человек 8 152мм пушек.
Всего в дивизии 6 745 человек.
В ходе боев у станции Мекензиевы горы 383-му полку удалось отбить у противника 75мм пушку и 107 мм орудие, ранее принадлежавшее Богдановскому 265-му полку, захваченное немцами в ходе 2-го штурма.
10.01.42г. 1-й и 2-й батальоны 1330-го полка поступили в распоряжение коменданта 3-го сектора. Батальоны на позициях сменил 773-й полк 388-й дивизии. 3-й батальон 1330-го полка остался на прежних позициях в районе пос. «Благодать». В этот же день, 383-й полк (без 3-го батальона), находившийся на переформировании, получает приказ о передислокации в 3-й сектор.
Перед переброской, 383-й полк был пополнен до двух батальонов по 600 человек в каждом. Из ЖБД: « 17.01.42г. части дивизии занимают прежнее положение. 1-й и 2-й батальоны 383-го полка и 1-й и 2-й батальоны 1330-го полка, действуют в 3-м секторе, по овладению высотой 115.7 и 90.0 (в. Трапеция). Особенно отличились в овладении высотами 2-й батальон 1330-го полка (командир капитан Говорунов) и 2-й батальон 383-го полка (командир капитан Бондарь). …
В результате боев, двух батальонов 1330-го полка и 383-го полка части вышли на юго-западные скаты высоты 292.0 (она же, в саженях, 90.0, она же Трапеция) и овладели высотой 115.7». Высота 115.7 -это высота между двумя рукавами в истоках Камышловского оврага. Она была взята батальоном МПО НКВД в январе, и потеряна в результате неудачного наступления советских войск в марте 1942г.
«383-й полк был в затруднительном положении, но разведкой боем, в течение 14 января, подразделениями 2-го батальона, и 15-го января подразделениями 1-го батальона, выяснилось, что в полосе наступления полка противник насчитывает 200-250 человек пехоты, 2-3 минометных батареи и 12 пулеметов, находящиеся в дотах и дзотах. В период наступления полка, противник 16-17.01.42г. имел 1,5 батальона пехоты, 4-5 батарей минометов, батарею 75мм пушек. Противник в районе 115,7 организовал узел сопротивления, имея в наличии ряд укреплений…»
Стоит заметить, что часть укреплений была возведена еще до того, советскими войсками, т.к. перед 2-м штурмом на высоте 115.7 располагался КП 3-го сектора. «Для наступления на высоту 115.7 383-й полк имел приданными: один дивизион (152мм пушки) и танковую роту (7 танков Т-26). В 9ч. 00мин. 17.01.42г. 383-й полк атаковал высоту, попав под сильный артминометный огонь. В 17 и в 18 часов противник дважды переходил в контрнаступление, но хорошо организованной обороной был отбит. Танки в виду пересеченной местности результатов не показали. Части понесли тяжелые потери» (ЖБД). Высота 115.7 была взята в результате ночного боя с 17 на 18 января.
Ночной бой в лесистой местности на плато Мекензиевых гор был жестоким, но закончился полным поражением немецких войск.
Любопытно упоминание об артиллерийском дивизионе, поддерживающем наступление. Расстановка артиллерийских частей показывает, что ни артиллерия 3-го сектора, ни артиллерия 4-го сектора наступление не поддерживали. По воспоминаниям, три батареи (из 4-х) 51-го артполка были сняты с позиций, и, тоже переброшены в 3-й сектор, но, увы, в ЖБД артиллерии этот факт не отмечен, однако указано, что полк вел огонь по району станции Мекензиевы горы (как указано в журнале, «результаты не наблюдались»).
20.01.42г. батальоны 383-го полка были отведены на отдых в район Георгиевского монастыря. «Зимние каникулы» частей 2-й дивизии в 3-м секторе, в официальных источниках, как правило, не описаны. Описания этих событий нет даже у П.А.Моргунова в книге «Героический Севастополь» (хотя в остальном, эта книга -одно из лучших исследований по истории обороны). К сожалению, для 247 человек, этот бой стал последним в их жизни. Количество раненых превысило восемьсот человек, т.е. батальоны потеряли до 30% личного состава. Сразу по возвращению в 1-й сектор 2-я рота 1-го батальона была выведена на передовую в районе с-за «Благодать». Из воспоминаний В.Н.Губенко: «Нас непрерывно бросали то в одну точку, то в другую, затыкая нами разные дырки, мы по нескольку недель не выходили из боя. К концу января 1942г. из прежнего состава батальона в строю осталось всего 38 человек, остальные были новенькими…».
Два батальона 1330-го полка временно остались в распоряжении коменданта 3-го сектора. На позициях 1-го сектора появилась артиллерия 388-й СД- 953-й артполк, орудия которого понемногу возвращались из ремонта.
По состоянию на 20.01.42г. дивизией получено пополнение. После получения пополнения общая численность дивизии составляла 6 416 человек., т.е. даже после получения пополнения, (три маршевых роты по 200-250 человек), ее численность за 10 дней, сократилась более чем на 300 человек.
Из журнала боевых действий артиллерии: « Высоту 99.4 обороняют две роты 160-180 человек в обоих. Высота 99.4 (212.1) сильно укреплена, имеются доты со станковыми пулеметами, числом около 8 штук. В траншеях установлены минометы по 4 штуки в каждой. На высоте «старые укрепления (386.6) находится до батальона пехоты, одно орудие 120мм, два миномета 120мм 5-7 станковых пулеметов исполненных дотах. Всего дотов четыре, соединенных между собой траншеями, глубиной до 2м.» Откровенно говоря, на местности немецких дотов найти не удалось, возможно, противник приспособил старые укрепления и подвалы разрушенных домов под огневые точки, как это произошло с угольным подвалом дома, перед входом в форт Северный (сохранился до сих пор).
2-я стрелковая дивизия тоже перешла к обороне. Были намечены следующие оборонительные рубежи:






Карта с высотными отметками для ориентировки.

26.01.42г. были намечены мероприятия по инженерному оборудованию рубежей:
1. В течение 2-3 дней оборудовать в инженерном отношении высоту 164.9 (1-й Турецкий редут, он же холм Канробера, прим. мое А.Н.)
2. Рубеж от выс. 164.9 до Федюхиных высот прикрыть противотанковыми минами.
3. С целью экономии живой силы на участка 383-го полка и полка НКВД, провести следующие мероприятия:
-на западных скатах выс. 212.1 установить минные поля и часть подразделений отвести в резерв.
-оборудовать два батальонных опорных пункта на рубеже Кадыковка-изгиб балаклавской дороги - выс 123.3 и прикрыть весь рубеж минами.
- установить управляемые фугасы на Ялтинском шоссе у развилки дорог, оборудовать укрытия для саперов, замаскировать и закопать все саперные провода. Подчинить саперов командирам подразделений.
31.01.42г. командованием дивизии был получен приказ командующего Приморской армии, о переименовании 2-й стрелковой дивизии в 109-ю. По факту, приказ датирован 29.01.41г. Штаб дивизии изменений не претерпел. По этому приказу:
383-й стрелковый полк стал 602-м (командир подполковник Ерофеев П.Д., военком батальонный комиссар Прохоров В.В., НШ майор Дмитрюк Е.И.)
Штаб полка:
1-й помначштаба полка интендант 3-го ранга Патрушев Павел Васильевич
2-й помначштаба полка ст. л-т Булгаков Петр Иванович
3-й помначштаба по связи ст. л-т Бутов Василий Евстафиевич
помначштаба по тылу политрук Халилов Осман Халилович.
начинж ст.л-т Василюков Павел Александрович
начхим л-т Поляков Николай Михайлович
1-й стрелковый батальон 602го полка
командир ст. л-т Варламов Борис Александрович (бывший командир 3-го батальона, вступивший в должность вместо выбывшего из строя по ранению л-та Титочко).
старший адъютант батальона л-т Кабулов Борис Ильич
адъютант батальона мл. л-т Кокей Яков Антонович
взвод связи 1-го батальона командир л-т Жученко Владимир Григорьевич
1-я рота (2 взвода неполного состава) командир мл. л-т Зацепин Владимир Григорьевич
2-я рота (1 взвод) командир л-т Мухин
рота связи (1 взвод) л-т Андреев Сергей Николаевич
3-я рота (мл. л-т Маркушин Иван Лукьянович, находится в стадии формирования в составе роты 1 взвод)
пульрота командир Пантелеев Александр Трофимович (в составе роты 1 взвод)
2-й стрелковый батальон 602го полка
командир капитан Кладько Иван Иосифович
зам. ком. бат. л-т Никитин Иван Алексеевич
адъютант батальона старший: л-т Сотников Георгий Кузьмич
адъютант л-т Савин Николай Степанович
взвод связи 2-го батальона мл. л-т Датченко Иван Николаевич
4-я стрелковая рота л-т Педченко Николай Михайлович (в составе роты три взвода)
5-я стрелковая рота командир л-т Суслов Иван Георгиевич (в составе роты один взвод)
6-я стрелковая рота (командования нет, в стадии формирования)
пульрота командир л-т Моряков Павел Фомич (в роте один взвод)
3-й стрелковый батальон 602го полка
(не сформирован)
Минометный батальон 602-го полка
командир майор Деомидов Вениамин Васильевич.
в составе батальона две минометных роты:
1-я минрота командир л-т Шигин Николай Валерианович
2-я минрота командир л-т Олейник Николай Яковлевич
Санитарная рота 602-го полка
командир военврач 3-го ранга Рикшун Леонид Аронович
кроме того, в полку, числятся: ветлазарет, мастерская боепитания, транспортная рота, огнеметная команда, музыкальный взвод.
1330-й стрелковый полк стал 381-м (командир подполковник Макиенок А.Т., военком, батальонный комиссар Тодыка Х.В., НШ майор Обрезанов)
Сводный полк НКВД стал 456-м стрелковым полком
1. командир полка - подполковник Рубцов Герасим архипович,
2. военком полка -батальонный комиссар Смирнов Анатолий Петрович,
3. зам. командира полка - майор Юрин Иван Семенович.
Штаб
Начальшик штаба майор Бобров
Помначштаба 1 ст. л-т Сашенко Иван Иванович,
Помначштаба 2 ст. л-т Корейченко Георгий Герасимович.
Помначштаба по ШШС интендант 3 ранга Иванов Семен Матвеевич
Помначштаба по связи л-т Сигало Федор Игнатович
Помначштаба по тылу капитан Черванев Иван Петрович (бывший командир 6-й роты, выбывший по ранению)
Зав. делопроизводством т.и. 2ранга Жиро Анна Максимовна
Полковой инженер л-т Кельнер Константин Михайлович
Начхим капитан Шилов Александр Гаврилович
Ст. врач полка военврач 2 ранга Новиков Яков Иванович
Замком по снабжению Дронов Михаил Петрович
Взвод пешей разведки л-т Короткий Иван Андреевич
Рота автоматчиков (3 взвода) ст. л-т Попов Георгий Никифорович
Рота ПТР (3 взвода) л-т Галаган Иван Яковлевич
Рота связи ст.л-т Шевченко Николай Иванович.
Саперный взвод л-т Афонин А.М.
Взвод химзащиты ст. л-т Лупаков В.Я.
Огнеметная команда л-т Мануйлов Е.А.
1-й батальон: командир майор Кекало Иван Иосифович, заместитель ст. л-т Долгалев Илья Малахович, адъютанты ст. л-т Беркун Алексей Петрович, мл. л-т Воловик Лазарь Маркович. Взвод связи мл. л-т Левша Иван Андреевич.
1-я рота л-т Лысенко Петр Трентьевич
2-я рота л-т Полухин Андрей Петрович
3-я рота л-т Горбенко Иван Владимирович
Пульрота л-т Трухляев Петр Михайлович,
Санитарный взвод, взвод снабжения
2-й батальон командир майор Ружников Николай Александрович, зам командира капитан Алферов Михаил Матвеевич.
4-я рота лейтенант Крайнов Мстислав Александрович
5-я рота л-т Кондратенко Петр Александрович
6-я рота л-т Козленков Сергей Владимирович
Пульрота л-т Кокшаров Валерий Григорьевич
Санитарный взвод, взвод снабжения
3-й батальон командир к-н Целовальников Иван Николаевич
7-я рота л-т Еременко Никита Петрович
8-я рота капитан Лазарев Ефим Леонтьевич
9-я рота л-т Егоров, Александр Егорович.
Пульрота Гречихин Иван Тимофеевич
Минометный батальон 456-го полка командир Куриненко Андрей Семенович
Батарея 45мм пушек, батарея 76мм пушек, санитарная рота, ветлазарет, мастерская боепитания, транспортная рота и.т.д.
51-й артполк стал 404-м артполком
Отдельный батальон связи стал 279-м ОБС (командир -майор Золотаревский Н.З., военком батальонный комиссар Семин А.И., НШ ст. техник -лейтенант Шаров А.Н.)
Отдельный саперный батальон стал 229 ОСБ (командир -капитан Грушко, военком ст. политрук Братов, НШ ст. л-т Соболев)
Отдельный минометный дивизион стал 192-м минометным дивизионом
Отдельная авторота стала 190-й авторотой
105-й медсанбат стал 281-м МСБ
По новым штатам было начато формирование: 256-го отдельного противотанкового дивизиона, 234-й зенитной батареи, 175-й моторазведроты, 4-й роты химзащиты, ряда более мелких подразделений. По состоянию на 1.02.42г. в дивизии числится 7320 человек.
Вспоминает И.С.Юрин: «...Признаемся, вражеские снайперы доставили нам хлопот: разогнуться не давали. Передвигаться в полный рост мы могли только ночью.
Командир полка вызвал меня и сказал:
- Подготовьте приказ о создании в нашем полку собственной снайперской школы. И подчиняться эта школа будет штабу полка. Школа была создана и через месяц - не мирное время! - состоялся первый выпуск. "Экзамены" сдавались на боевых позициях...
Снайперы полка, скажем прямо, наводили ужас на врага. Они уничтожали офицеров и солдат, минометные и пулеметные расчеты. Командир полка выдвинул лозунг: "Каждый пограничник должен учиться снайперскому делу". И все учились…». Завязалась снайперская борьба.
Данные по личному составу дивизии приведены ниже (соответственно: комначсостав, младший комсостав, рядовой состав, всего)





Глава 8 Февраль-март-Апрель
3.02.42г. по приказанию из штаба дивизии была проведена разведка боем усиленной ротой под командованием ст. л-та Блоха. Продвижение роты было остановлено сильным стрелковым и минометным огнем. В 456-м СП разбит один пулемет, потеряно 5 винтовок, один 50мм миномет.
Из воспоминаний М.Розина: « 2-го февраля, в ночь на 3-е, когда мы возвращались из разведки, командование решило сделать разведку с боем. Мы на ходу покушали в Балаклаве местных консервов, и вышли на исходные позиции к высоте 386,6-й. Я на ходу узнал, что мы должны навязать бой противнику на высоте 386.6, что вместе с нами идут моряки, саперы и бойцы из других рот. В нашей группе были я, Ивченко, Романенко и один сапер, которого дали нам на всякий случай, если мы наткнемся на минные поля. Меня назначили старшим в группе, поставили идти первым дозорным. За нами шли остальные группы сзади и с флангов. Командовал разведкой начальник штаба разведки капитан Самуил Блох, а так же командир роты разведки лейтенант Корейченко, политрук Басалаев и другие командиры.
Как сейчас помню, мы поднимались на высоту в сопровождении лунного света, что нас сильно выдавало на некоторых участках, особенно, когда вышли на открытое место на высоте. И противник подпустил нас близко, после чего открыл ураганный огонь. Не по нам первым, а по тем кто шел сзади нас, а нас, видимо, хотел взять живыми. И когд противник поднимался из траншей, вот здесь-то мы их и били. Расстояние до траншей было не больше 15-20 метров. Он никогда не думал, что мы так близко. К сожалению, у старшины сапера, коробку раздробило, а его самого ранило в руку, но он так закричал, будто ранили его в живот. … Тут и у меня в сапоге стало тепло и мокро. Когда оглянулся назад, увидел, что с высоты 212.1 по нас бьет крупнокалиберный пулемет. Я в это время подумал, почему наши не открывают огонь и не берут высоту 212-ю. Противник корректирует огонь по нас. …Этот бой был адский, сильно досталось тем, кто был сзади нас. Немец бил из орудий и минометов, мешал землю с камнями и людьми. А нас передних он не видел. … Наши припасы совершенно кончились. Так мы с 12 ночи до 8 утра бились. Получен приказ отходить, и тут я почувствовал, что не могу идти. В этом бою был ранен я, капитан Блох в обе ноги, Корейченко, Басалаев, старшина Ивченко, и много других…»
5.02.42г. из 3-го сектора вернулись батальоны 381-го (1330-го) полка. После двухдневного отдыха батальоны заняли позиции на скатах в. Горная и Карагач, на втором рубеже. На скатах высоты 212.1 силами 456-го полка были построены два сборных железобетонных дота и дзот.


Фрагмент из воспоминаний Скоробова.
Из воспоминаний (не подписаны): «…трудно было строить укрепления на гранитных обледенелых склонах высоты 212-й. Даже отрывка окопов была большой проблемой в этой скале. В феврале вышел приказ, запрещающий копать окопы из ручного пулемета, или гранатами, но для нас сделали исключение, выделив взрывчатку, для копания ямы под дот.
Под небольшим деревцем, взрывом мы выкопали яму, при взрыве мне выбило передние зубы, и порвало нос, но яма была утром готова и замаскирована. Потом, каждую ночь, мы таскали на себе бетонные блоки, укладывая их нужным образом. Каждый блок весил до 100 килограмм, и таскать их снизу из Балаклавы было тяжелым занятием. Но мы его все-же построили, и немцы о нем не знали до 7 июня».
9.02.42г. отмечено применение немцами бочек со взрывчатым веществом. Еще в ноябре 1941г. противником был захвачен склад с аммоналом, который раньше принадлежал рудоуправлению. Склад взорван не был, и чуть позже противник применил против позиций 456-го полка «катящиеся фугасы». При первом применении фугаса 6 человек были убиты, и многие контужены.
10.02.41г. разведкой 456-го полка произведен подрыв двух домиков на скатах высоты 212.1, уничтожено 15 фашистов. Разведкой вынесено 5 винтовок (своих же ранее утерянных), 20 гранат, две саперных лопатки.
11.02 разведка под руководством комроты ст. л-та Крайнова попала в засаду. В результате боя, группа разделилась на две части. Группам удалось отойти, оставив раненых на поле боя. Спустя некоторе время группам удалось эвакуировать раненых с поля боя.
12.02.42г. в 2 часа ночи, противник скатил две бочки со взрывчаткой в расположение 5-й и 6-й рот 456-го полка. В 23 часа противник скатил еще одну бочку на землянки 5-й роты 456-го полка
14.02.42г. разведкой 456-го полка был обнаружен заминированный труп красноармейца: мина натяжного действия была привязана к винтовке.
26.02.42г. По приказу командующего армией 381-й (1330-й) полк вновь был придан 3-му сектору, и сосредоточился в районе 700м западнее высоты 66.1 (недалеко от Трензиной балки).
9.03.42г. 381-й СП был возвращен в 1-й сектор. Полк участвовал в боевых действиях 1-3 марта, но подробности неизвестны.
14.03.42г. противник попытался применить бочки со взрывчаткой, но был упрежден снайперами 456-го полка, на скатах высоты 212.1 произошло три мощных взрыва, один из которых в немецкой траншее.


Постоянно велась перестрелка снайперов. 19.03.42г. немецкий снайпер убил 15 летнего мальчика, жителя Балаклавы. Через сутки снайпер 456-го полка Пугачев убил немецкого снайпера. Так по документам, Правда, М.Лезинский в своей рукописи указывает другую фамилию, ссылаясь на воспоминания:
«Вспоминает бывший связист Сводного полка войск НКВД С.С.Северинов. ...Сержант Левкин одним из первых в полку был награжден орденом Красного Знамени. Вот такой случай я запомнил из снайперской практики Андрея Левкина.
Однажды лейтенант Ростислав Крайнов принес в санвзвод раненого мальчика, его подстрелил немецкий снайпер. Левкин тогда тоже был в санвзводе - отморозил ноги, они распухли, кровоточили, зубами скрипел, когда меняли ему повязки.
-Если б ноги поберег, - говорил Левкин, - то жизнь бы многих оборвалась преждевременно, - держал меня фашист под мушкой до наступления темноты - только шевельнись! Вот ноги и отморозил. Фашисты, они тоже стрелять умеют.
Нахмурясь, слушал Левкин рассказ Крайнова, а вечером исчез из медсанбата. Как? Куда? - никто не знал. Дивились только, как же он смог уйти, ведь каждый шаг причиняет мучительную боль. Вернулся Андрей через несколько суток. Весь черный, вроде обугленный. Сапоги разрезать пришлось, не стягивались они с опухших ног. Сказал тогда Левкин:
- Снайпер, что мальца ранил, больше не выстрелит...»[15]
Разведка 456-го полка обнаружила минное поле натяжного действия. Мины изготовлены из советских 76мм гильз, заполненных взрывчаткой.
24.03.42г. проведен лет снайперов.
31.03.42г. в дивизии числилось:
1. Управление дивизии 221 человек (комначсостав 80 человек)
2. 381-й СР (бывш. 1330-й) 1693 человека,
3. 602СП (бывш. 383-й) 1351 человек,
4. 456-й (бвыш. НКВД) 1888 человек,
5. 404 АП (бывш. 51-й АП) 514 человек
6. 175-я моторазведрота 49 человек
7. 229 ОСБ 216 человек
8. 279 ОБС 209 человек,
9. 192 МинД 218 человек
10. Заградительный батальон 125 человек
Авторота, медсанбат и.т.д.
Всего в дивизии 6800 человек, 580 лошадей, 4475 винтовок, 144 самозарядных винтовки, 116 автоматов, 104 ручных пулемета, 54 станковых, 5 зенитных и крупнокалиберных пулеметов, 9 противотанковых ружей, 8шт. 152мм пушек-гаубиц МЛ-20, 6 шт. полковых 76мм пушек, 9 шт. 45мм пушек, 5 шт. 120мм минометов, 75 шт. 82мм минометов, 72шт. 50мм минометов, 32 радиостанции.



Апрель начался с ЧП. В связи с введением осадного пайка на сторону противника перешла рота 773-го полка. В связи с этим, было принято решение о снятии 388-й СД с передовой, и о замене ее частями 109-й дивизии.
После этого войска сектора занимали рубеж (справа налево): 456-й стрел­ковый полк — Генуэзская башня, вые. 212,1 (искл.), совхоз «Бла­годать» (искл.); 381-й (бывший 1330-й) стрелковый полк далее до 300 м севернее выс. 440,8;
602-й (бывший 383-й) полк занял позиции на наиболее угрожаемом участке, вдоль Ялтинского шоссе, в трехэшелонном боевом порядке (три батальона один за другим) по линии Семякиных высот.
7-го мая на участке 381-го полка произошло ЧП. В результате внезапной атаки противника, которая произошла во время раздачи пищи, была потеряна передняя линия окопов, над поселком «Благодать». Противник устремился к трем дзотам, стоявшим во второй линии. (обломки одного из них ло сих пор сохранились на окраине Благодати). Лейтенант Мельничук, собрав личный состав строевой части, писарей, связистов и.т.д. (Всего набралось 18 человек, с тремя ручными пулеметами ) бросился в атаку, приказав пулеметчику вести непрерывный огонь. Противник атаковал силами роты, но испугавшись непрерывного пулеметного огня, залег, не добежав до дотов.
Лейтенант приказал бросить всем по 2 гранаты и громко кричать «Ура!», ведя непрерывный огонь из всех видов вооружения. Противник не решился на продолжение атаки, тем временем, подоспела комендантская рота. В результате ночной атаки потерянные позиции удалось вернуть.


Глава 9 Третий штурм
Во время 3-го штурма, противник наносил удар основной удар в стык между 3-м и 4-м секторами советской обороны на Северной стороне, но оттянув часть войск в этот район, противник, 12.06.41г. нанес удар в стык между 1-м и 2-м сектором.
На направлении основного удара оказался многострадальный 602-й (383-й) полк. Бои шли по всему периметру 1-го сектора, но они носили скорее сковывающий характер. Противником 456-го и 381-го полков 109-й дивизии выступала немецкая 28-я легкопехотная дивизия.
Против 602-го полка находилась 72-я ПД, имея 170-ю ПД во втором эшелоне. Против одного советского полка были сосредоточены две немецких дивизии, два дивизиона штурмовых орудий, две роты танков (в том числе и огнеметных), большое количество артиллерии.
Артиллерийская подготовка шла по всему фронту дивизии. из истории 109-й дивизии: « Подразделение, в котором служил ефрейтор Иван Богатырь, занимало участок обороны на скатах высоты, рядом с отм. 212.1. Пулеметный расчет занимал оборону в железобетонном доте. Дот был замаскирован, но немцы, располагавшиеся всего в 300м от него, о доте знали. На рассвете 7.06.42г. 15 вражеских самолетов, видимо, получив сведения от своих разведчиков, обрушили свои бомбы на дот. Но дот и находившийся в нем расчет остались невредимы. Все ходы сообщения, ведущие к доту, оказались завалены, связь прервалась. На второй день, противник возобновил наступление, но дот ожил. После этого противник обрушил на него более 200 бомб, потом начала обстрел артиллерия. Бойцы Федченко, Юрьев и Бабенко, вместе с командиром расчета И.Богатырем, ждали наступления темноты. Ночью им предстояло отрыть траншеи, восстановить связь, пополнить патроны. Но удалось это все только через сутки, противник предпринял ночной обстрел. Утром амбразуру охранял Бабенко. Он заметил возню на склоне высоты, немцы шли в атаку. «Богатырь, вставай, немцы в атаку идут!» . Ефрейтор вскочил, и занял позицию у правой амбразуры со снайперской винтовкой. Когда до противника осталось всего 100метров, дот открыл пулеметный огонь, с фланга, из траншей ударили бойцы полка».
Дот держался до последних дней обороны, из всего расчета, оставался только раненый И.Богатырь. Из воспоминаний С.С.Северинова: «...Осыпается под ногами каменистая земля. Мы строчим из автоматов, а гитлеровцы лезут, лезут... Сейчас сойдемся в рукопашной. Придется туго: нас совсем мало. И в это время на вражескую цепь с высотки у нас за спиной обрушивается пулеметный огонь. Мы знали эту высотку. Весь полк слышал о ней. Там засел расчет ефрейтора Ивана Богатыря. Уже пятые сутки расчет бессменно ведет огонь по врагу. Расчет Богатыря - это он и Иосиф Петренко. Они давние друзья. До войны работали в МТС. Богатырь - трактористом, Петренко - кузнецом. Засев в ДОТе на высотке, друзья участвовали еще в отражении атаки "крестоносцев". И не покидали позиции; поспят на ходу по очереди и опять за пулемет.
А со вчерашнего дня Богатырь один в ДОТе, убили его друга. Самого Ивана ранили. Комбат Кекало предлагал сменить его, но Иван сказал, что, пока жив, из ДОТа не уйдет, будет драться за себя и за Петренко. Одной левой рукой управлялся с пулеметом, переходил от амбразуры к амбразуре. Сейчас, в трудную минуту, Богатырь пришел на выручку нашей штурмовой группе...».
Дот сохранился до настоящего времени, хотя найти его сейчас сложно. Нижняя часть его вырублена в скале, верхняя, сложена из стандартных бетонных блоков. Дот заброшен, … увы… Скоро забудется и подвиг. Долго держался и дзот, в котором занимал расчет сержанта Скоробова (4 человека). Он был выведен из строя только 23.06.42г.
456-й полк свои позиции удержал до конца обороны. В основном, удержал свои позиции и 1330-й полк. В отражении атак отличился 3-й батальон полка. В ходе боя был тяжело ранен командир батальона капитан Гительман, его сменил ст. политрук П.М.Оранский. Выбыл из строя командир 2-го батальона, его тоже заменил военком ст. политрук Г.К.Главацкий.
Тяжелее всего пришлось 602-му полку, к сожалению, мало кто остался в живых из состава этого полка. Как ни странно, но полк не только удержал свои позиции, но и оказывал помощь соседям- батальону 381-го полка. Из книги П.А.Моргунова: «Весь день шел нестихающий бой. Значительно превосходящий нас по силам противник неоднократно переходил в атаки, которые наши войска отбивали с большим трудом. Бойцы 109-й дивизии стойко держались, проявляя героизм и взаимную выручку. Во вто­рой половине дня враг ворвался в первую траншею 381-го стрел­кового полка, но дружными контратаками с помощью 602-го стрел­кового полка положение было восстановлено».
Из политдонесения за 7 июня: «…На участке 602 и 456-го полка попытки наступления противника отбиты пулеметным и минометно-артиллерийским огнем. В результате ожесточенных боев части удерживают занятые рубежи. В районе обороны 1-й стрелковой роты 381-го СП идет очистка окопов от противника. Потери матчасти: 2 станковых пулемета, один 82мм миномет… Захвачены трофеи 5 станковых пулеметов, 6 автоматов 15 винтовок, два бинокля…»
Политдонесение от 9 июня « Противник активности не проявлял…»
Ситуация изменилась, когда противник 11.06.42г. нанес удар основными силами вдоль Ялтинского шоссе. Удар наносился при поддержке дивизиона штурмовых орудий (Sturmgeschьtz-Abteilung 249) и огнеметных танков. В результате тяжелых пятидневных боев противник смог продвинуться вдоль шоссе. В связи с тем, что два батальона 602-го полка, занимавшие высоты вдоль Ялтинского шоссе, были фактически уничтожены, 381-й полк вынужден был отходить своим левым флангом. 14.06.42г. завязался бой на окраинах дер. «Благодать». Противник ворвался в угольный подвал, служивший укрытием личного става 381-го полка, но в этот момент прозвучал взрыв. Раненый командир батальона ст. л-т Борисенко взорвал себя вместе с противником.
Из политдонесения за 12.06.42г.: Противник силами до 1-й пехотной дивизии с танками на участке 602-го полка, и силами 1-го пехотного полка на участке 381-го полка перешел в наступление. В результате атак противник вклинился в боевые порядки 602-го полка, заняв передовые окопы 1-й и 3-й рот. На участке 381-го полка противник захватил окопы 2-го батальона».



На 18.06.42г. линия фронта проходила следующим образом Генуэзская башня — западные склоны высоты 99,4 (212.1) — западнее совхоза «Благодать» — высота 33,1 (искл.) — 400 м западнее высоты 56,0 (высота с современным рестораном «Шайба») хутор, находящийся в 100 м восточнее отм. 36,0.
Из книги П.А.Моргунова «Героический Севастополь»: «В 5 час. утра 21 июня противник силами до двух пехотных ди­визий с танками перешел в наступление в I и II секторах одно­временно в трех направлениях: первая группа наступала в на­правлении часовни св. Ильи и дер. Кадыковка, вторая — в на­правлении высоты 74,0 и третья — в направлении на южные и юго-восточные скаты Федюхиных высот 161. На всем фронте I и II секторов завязались ожесточенные кровопролитные бои. От­важно дрались значительно поредевшие полки 109-й дивизии; 456-й (командир — подполковник Г. А. Рубцов), 381-й (военком — ба­тальонный комиссар X. Ф. Тодыка), 602-й (командир — подпол­ковник П. Д. Ерофеев). Не меньшее мужество проявили полки 388-й стрелковой дивизии, особенно 782-й стрелковый полк, ко­торым командовал майор И. А. Бекин».
Любопытно, но большинство источников избегают называть имя командира 381-го полка. Все дело в том, что, если верить документам, подполковник А.Т.Макиенок перешел на сторону противника, и был приговорен военным трибуналом к высшей мере наказания.


В этих боях, основные потери понес 602-й стрелковый полк и два батальона 1330-го полка, и по состоянию на 22.06.42г. в дивизии насчитывалось более 4 тыс. бойцов и командиров.
22.06.42г. В 5 час. 30 мин. в I и II секторах немцы перешли в на­ступление двумя полками 170-й и 72-й пехотных дивизий с танками в направлении вые. 74,0 (6-й турецкий редут, рядом с памятником Киевским гусарам).
Подразделения 170-й ПД поддерживали: дивизионная артиллерия 170-й , 72-й ПД и 28-й ЛПД, а также артподразделения 1-й румынской горной дивизии, 154-й артиллерийский ддивизион, 857-й мортирный дивизион (210мм мортиры), II-й дивизион 2-го учебного артполка, Дивизион береговой артиллерии 284, 818-й дивизион, 1-й дивизион 767-го артполка, подразделения реактивных минометов.
В резерве противник имел по полку из 213-й и 125-й пехотных дивизий. Атаку с немецкой стороны вела т.н. «группа Мюллера», в которую вошли части 72-й (105-й полк) и 170-й ПД (399-й полк), правее, на Федюхиных высотах сражался приданный им 420 полк, прибывший под Севастополь из 125-й ПД. В этом бою погибли остатки 602-го полка, по сути, полк перестал существовать, штаб полка был окружен, и сражался в окружении, под командованием помначштаба полка капитана П.И.Булгакова. Остаткам штаба удалось прорваться из окружения.
К исходу дня 23 июня передний край советской обороны проходил по рубежу: выс. 57,7 (генуэзская башня) — западные скаты вые. 99,4 (212.1) — дер. Кадыковка — выс. 29,4, высота на окраине Кадыковки (искл.) — выс. 74,0 (искл.), высота с 6-м редутом у подножья Сапун-горы — высота 57,5 у подножья Сапун-горы над Ялтинским кольцом.
Глава 10 Агония
456-й полк в этих боях почти не понес потерь, оставалось достаточно много бойцов и в 381-м полку. Перелом в 1-м секторе наступил 29-30.06.1942г. И до конца ситуация непонятна. К концу дня 29.06.42г. 28-я немецкая легкопехотная дивизия, оставив небольшие заслоны против 456-го полка, обойдя Балаклаву, вклинилась вдоль Балаклавского шоссе на стыке 388-й стрелковой дивизии и 9-й бригады морской пехоты, которые продолжали вести тяжелый бой с прорвавшимся противником. Да, ситуация трудная, но дальше происходит непонятное.
Если сопоставить все факты, то получается, что в ночь с 29 на 30.06.42г. командование сняло с рубежа остатки 388-й СД, остатки 9-й бригады морской пехоты, усилив ими «линию прикрытия эвакуации». 109-й дивизии приказывалось занять оборону от берега моря в районе Мраморной балки до стыка с 7-й бригадой морской пехоты. Но выполнение этого приказа проконтролировано не было. Утром 30.06.42г. на главном направлении наступления противника, в развилке между Ялтинским и Балаклавским шоссе, никого не оказалось.
Более того, при всем желании, 109-я дивизия не смогла бы занять намеченные рубежи в полном объеме. Ее второй батальон, занимавший позиции у Генуэзской башни оказался отрезанным от остальных частей.
Из воспоминаний фельдшера 456 СП П.И.Малорадова: « Очень тяжелая участь выпала на долю нашего полка, особенно 2-го батальона, командир Ружников. Никто не отметил этих людей. Немец прорвался, дорога на Балаклаву оказалась отрезана. Много больных и раненых. Были собраны плавсредства через бухту. Отправили много раненых. Мне предложили уйти с ними, но я не мог бросить батальон. Я беспокоился за командира батальона, он был ранен. Утром противник прорвался к штабу. Остались я, еще один боец, политрук, писарь Кузьмин, Ружников, комиссар застрелился. Отстреливались пистолетами. Кузьмин бросился с гранатой под танк, который появился на улице.
У Ружникова осталась еще одна противотанковая граната. Он сказал, что никогда не сдастся, и сел на гранату. Взрыв. Когда пришел в себя, рядом мертвый Ружников. Пополз в сторону своих…».
Из воспоминаний Г.С.Машкетова (связь 456-го СП): « Послали связиста в штаб, он не вернулся, второго, тоже пропал, танки зашли во фланг. Часов в 12 прибежал боец, казал, что Ружников в штабе подорвался на своей гранате. Вскоре немцы подошли к землянке у нас один автомат и гранаты. Отбились, отошли к морю, дальше отходить некуда…»
Часть 2-го батальона все же смогла вырваться из окружения, и заняла позиции на Караньских высотах. Из воспоминаний К.Скоробова: «На Караньских высотах держались долго, мой дот, стоявший ниже ветряка, был разбит, отошли в дот на гребень высоты. Встречаюсь в последний раз с братом Володей, он уже минометчик, командир минометной батареи, но ему некогда, не удается даже поговорить, обнимаемся, прощаемся, спешим к своим подразделениям. Прикрываем под командованием политрука Курского отход к Георгиевскому монастырю».
Вспоминает С.С.Северинов. «Ближе к полудню противник прорвал оборону 773-го полка, нашего соседа на левом фланге. В наш тыл стали прорываться танки и автоматчики. Полку грозило окружение. 12 часов ночи 29 июня был получен приказ: полку отойти к Георгиевскому монастырю и там держать оборону».
Из воспоминаний К.И.Гречнева: Ночью мы добрались до Георгиевского монастыря. А, чуть забрезжил рассвет, нас выстроил на плацу Иван Осипович Кекало, наш комбат - и спросил:
- Кто из вас владеет пулеметом - шаг вперед! Все молчали, потому что пулеметная рота была уничтожена, а среди нас не было людей, хорошо знакомых с пулеметом.
Тогда Кекало положил руку мне на плечо, вздохнул и сказал:
- Ты будешь пулеметчиком. Первым номером. - И, указав на стоящего радом пограничника, добавил: - А он будет твоим вторым номером.
Тут же Кекало за несколько минут научил нас обращению с пулеметом, наметил нам позиции и приказал соорудить два маскировочных гнезда, чтобы в случае надобности, менять позиции. Мы выдвинулись вперед и заняли оборону в трех-четырех километрах от Георгиевского монастыря...
При свете солнца на наши позиции двинулись немцы. Подпустил поближе и нажал гашетку. Я очень волновался, ведь стрелял из пулемета впервые. Мой напарник - звали его Мишей -посоветовал не нервничать, не торопиться, стрелять экономно короткими очередями - патроны надо было экономить
Не знаю, сколько времени мы отстреливались, но наш пулемет засекли минометчики. И вокруг стали рваться мины. Мы быстро переменили позицию - прав был Кекало, когда посоветовал нам соорудить запасное пулеметное гнездо.
Новая позиция была совсем рядом с Фиолентом.
Немцы подтянули артиллерию и ударили термитными снарядами. Загорелся Георгиевский монастырь, Рядом с нами находился наш запас боепитания, но немецкий снаряд угодил в тайник, и мы остались совсем без боеприпасов. Но, это чудо, но мы отбились и на этот раз. С заходом солнца бой затих.
Все, кто остался в живых, лихорадочно окапывались. Мы с Мишей свою пулеметную точку перенесли вплотную к Георгиевскому монастырю.
Ночь была мучительной и беспокойной. Мучила жажда. Ребята нашли цистерну с водой, но пить воду было нельзя - на дне бочки лежал вздутый труп. Я выпил воду из "Максима" - не воду, кипяток! - настолько раскалился ствол, и залил в кожух пулемета воду из цистерны...
С восходом солнца вновь начался сильнейший артиллерийский обстрел.- Возле нашего пулеметного гнезда разорвался снаряд. Меня подкинуло и засыпало землей. Но я соображал, память у меня не отбило. Я нащупал руку Миши и сильно сжал ее, надеясь, что он поможет мне выбраться. Но он силой вырвал свою руку из моей... Когда я откопался сам и немного пришел в себя, то увидел: мой напарник, мой второй номер, лежит неподалеку от меня, а голова его наполовину срезана... Я спрятал в каску отрубленную часть головы и положил каску возле Миши... Так я потерял своего боевого друга, с которым познакомился всего сутки назад.
А немцы продолжали наступать, и я снова лег за пулемет. Но сделал всего лишь короткую очередь. Взрыв!.. И очнулся я в пещере у моря: меня контузило и раздробило левую кисть.
Открыл глаза и вижу: возле меня на корточках сидит врач полка Зинаида Васильевна Аридова, а у выхода из пещеры,прислонившись к глинистому отвалу, - командир полка. Правой рукой он держался за плечо, а из-под расстегнутой гимнастерки виднелась окровавленная рубаха.
Судьба командира 456-го полка полковника Г.А.Рубцова до настоящего времени, неизвестна. По советским документам он пропал без вести, по румынским данным, он передан немецкому командованию, и расстрелян.
456-й СП сражался в районе Георгиевского монастыря. Вместе с ним к монастырю отошло около 400 человек из состава 381-го полка. Последнее 45мм орудие было сброшено в море в районе Мраморной балки (в наше время, это орудие было поднято со дна моря военнослужащими одной из войсковых частей). Оставались минометы и пулеметы. Противником советских войск выступала 1-я румынская горнострелковая дивизия.
Под натиском румынских войск, бойцы полка были вынуждены оставить позиции у монастыря, и отойти к 18-й батарее береговой обороны. При отходе, около 14 часов 30.06.42г. были взорваны склады боезапаса, находившиеся в окрестностях Георгиевского монастыря принадлежавшие дивизии [16]. После этого части 456-го полка стали испытывать нехватку боезапаса. Были предприняты две попытки прорыва в сторону 35-й батареи. В прорыв шло около 10 машин, из них четыре со счетверенными зенитными установками. Удалось прорваться только одной машине со счетверенным пулеметом. Предпринимались и другие попытки прорыва. Удалось прорваться к батарее группе из состава 381-го полка и командного пункта 3-го артдивизиона, под командованием начальника штаба дивизии полковника Комарницкого.
Попытка переправиться на плотах вдоль берега так же не удалась. В ходе одной такой попытки погиб снайпер Левкин. Из воспоминаний И.К.Калюжного: « Георгиевский монастырь пылал. От едкого запаха задыхались раненые, которых мы не успели отправить в Камышовую бухту. Подхожу к комбату Целовальникову и спрашиваю:
- Что делать дальше?
Он посмотрел на меня долгим внимательным взглядом и сказал дрогнувшим голосом.
- Службу служить, Ваня. Пока живы - жить. Набери побольше воды и уходите в Камышовую бухту. Вода вам пригодится. Загрузили подводу бочонком с водой - воду у немцев добыли и двинулись по направлению к бухте Камышовой...


Дорога трудная и страшная: раздавленные танковыми траками трупы, разбитые и опрокинутые орудия с полусожженными наводчиками и прислугой артиллерийской, склизь от человеческих и конских внутренностей. И - запах. Страшный запах сгоревшего человечского мяса и разлагающейся крови. Мы удалились от Георгиевского монастыря километра на два и в это время вас остановил наш капитан-артиллерист.
- Куда путь держите, солдаты?
Рассказал ему, что пробираемся к бухте Камышовой с ранеными на подводе. Он усмехнулся.
- Не пройдете. Будем оборонять Камышовую отсюда. А ночью придут корабли и заберут нас. Он отвел нас на позиции. В метрах трехстах находилась неглубокая траншея. Зигзагообразная такая. В ней находились солдаты и матросы из всех наших частей Севастопольского гарнизона. На левом фланге траншеи короткоствольные пушки, а возле - артиллеристы.
Атака началась сразу, как только мы заняли позиции, но через несколько часов обороны и меня пуля достала: перебила сухожилие правой руки.
Бой гремел на всем протяжении многокилометровой обороны вдоль побережья: от Георгиевского монастыря до мыса Херсонес. Дрожала земля будто в ознобе - это расстреливали нас тяжелыми фугасными снарядами, над головами пролетали и прямо на головы сбрасывали свой смертоносный груз. И так - до ночи. А ночью капитан приказал нам покинуть траншеи и пробираться к морю.
Помогая друг другу - все были ранены! - вышли на дорогу и пошли по направлению к бухте. Равнина кончилась и мы шли по бугристой местности. К рассвету вышли к бухте.
Бухта. Голое, продуваемое всеми ветрами, гибельное место. Ни единой постройки, ни единого кустика и везде - люди, люди, люди. Все те, кто не смог эвакуироваться, кто держал многодневную оборону Севастополя. Израненные, измученные люди.
Ночью, когда над бухтой повисла относительная тишина,
внезапно подошел торпедный катер. Заглушив мотор, моряки негромко крикнули:
- В первую очередь берем раненых!
Все, как по единой команде, поднялись и поплыли к катеру. Ведь все и были раненые. Взбирались на него и... катер сел на грунт. Он не был рассчитан на сотни людей.
Моряки просили, умоляли покинуть катер, но к их просьбам были глухи.
В это время подошел второй катер, остановился позади первого, зацепил троссом и стал его вытягивать на глубокую воду, но сдвинуть с места не мог. Тогда моряки стали сбрасывать людей за борт… Но и это не дало результатов, на одного сброшенного, десяток новых появлялось на катере. Тогда моряки с кормы дали несколько очередей поверх голов с крупнокалиберного турельного пулемета. Но разве могло это на нас подействовать?.. И тогда они отсекли нас пулемётными очередями, - сотни людей были убиты своими же…
И все же катер, взятый на буксир, медленно тронулся и вышел в открытое море.
Некоторое время мы плыли за катером, потом повернули к берегу. Все!
К горлу у меня подступил тугой ком, и я заплакал. Заплакал первый раз за все время обороны. Плакал я тихо, тело вздрагивало и меня душили слезы...»
404-й полк смог вывести два орудия к м.Херсонес и Камышевой бухте, но из-за нехватки боезапаса, орудия были взорваны [17].
Командование дивизии успело вовремя отойти с запасного командного пункта в Юхариной балке (современная в/ч) к 35-й батарее.
При оставлении Приморской армии командованием, командующим остатками Приморской армии, был назначен командир 109-й СД П.Г.Новиков.
О месте пленения и о поведении генерал-майор Новикова сохранились самые противоречивые данные. Пятеро, утверждают, что он ушел на катере. Начальник штаба артиллерии Приморской армии рисует совсем неприглядную картину:




Двенадцать человек говорят, что он остался, и был пленен на м. Херсонес, и четко описывают одни и те же обстоятельства. Последние дни обороны, это тема особого исследования. Остановлюсь только на одном фрагменте.
Из воспоминаний Д.И.Пискунова [18]: «Постояв некоторое время в раздумье у взорванных башен 35-й батареи, я направился в Херсонесскую бухту в полном неведении оперативной обстановки под Севастополем, но все же с надеждой на встречу с каким-либо старшим командиром и выяснения перспективы на эвакуацию. Стало совсем светло, когда я достиг спуска в эту бухту. Здесь ко мне подошел старший лейтенант Николай Вовк из 57 артполка и доложил, что меня вызывают в Военный Совет Приморской армии.
«Кто же это может быть из нашей армии?» - подумал я, и последовал за ним. Перспектива встретиться с людьми, знающими обстановку, устраивала меня. Спустившись к урезу воды, мы пошли по тропинке в сторону верховья бухты. Против входа в штольню в западном берегу мыса Феофан старший лейтенант остановился и сказал, указывая на дверь:
- Идите сюда!
Войдя в штольню, освещавшуюся через окно на входной двери, я увидел двух знакомых мне военных: комиссара 109 стрелковой дивизии - бригадного комиссара Хацкевича Арона Давыдовича и помощника начальника штаба артиллерии 25-й стрелковой дивизии майора Белоусова Алексея Михайловича.
- Вас не удивляет необычность вызова и встречи? - задал мне вопрос бригадный комиссар, пожав мою руку.
- В наших условиях ничто не может удивить. Вызван, как видно, неспроста.
- Вы угадали. Вы были прошедшей ночью в Ново-Казачьей бухте? - спросил он.
- Был. Видел, что произошло там, и чуть не погиб на сходнях к причалу.
- И призывали бойцов и командиров идти в оборону, - заметил комиссар.
- Призывал, - ответил я.
- Теперь надо действовать. Сложившуюся обстановку Вы в общих чертах представляете. А вот детали. Прошедшей ночью группа старших командиров приняла решение возглавить войска Приморской армии под Севастополем. Присоединяйтесь к нам! - сказал комиссар Хацкевич.
- Присоединяюсь! - ответил я.
- Другого ответа от Вас я и не ожидал. Вы кооптируетесь в состав Военного Совета Приморской армии. Таково решение командиров, знающих Вас по прошедшим боям. Как Вы смотрите на это предложение? - объявил и одновременно спросил меня комиссар Хацкевич А.Д.
- Вот это обстоятельство действительно является полной неожиданностью для меня. Но раз на то воля народа, я не уклонюсь от выполнения его и своих командирских обязанностей в этой сложной обстановке, - ответил я и тут же спросил:
- Где остальные члены Совета?
- Все на лицо. Я как командующий армией, майор Белоусов и Вы. Другие на командных пунктах. Товарищ Белоусов как начальник штаба армии введет Вас в курс обстановки. Потом решим, что нужно еще сделать. А теперь перекусите. Верно, голодны? - сказал бригадный комиссар и вручил мне банку рыбных консервов и большой ломоть ржаного хлеба.
От майора Белоусова А.М. мне стало известно: генерал-майор Новиков П.Г. остававшийся по его заявлению на одни сутки под Севастополем, эвакуировался на одном из катеров, приходивших прошедшей ночью в Ново-Казачью бухту. В последний момент, уходя с 35-й батареи, он предупредил, «что в ночь на 3 июля будет подано 14 транспортов для эвакуации оставшихся войск. А потому, чтобы обеспечить подход кораблей в бухты, необходимо удержать в своих руках рубеж, на котором затих бой вечером 2 июля».
Сразу по убытии генерала Новикова П.Г., встал вопрос о руководстве оставшимися войсками. В связи с этим на батарее состоялось собрание старших командиров и политработников, оказавшихся там. Все они были согласны с необходимостью продолжения борьбы, воссоздания армейского командования и организации эвакуации, поскольку на таковую имелась надежда. Но никто из них не пожелал стать во главе армии. В свое оправдание они ссылались на отсутствие навыков в командовании таким соединением. Отказались возглавить армию и командиры штаба артиллерии армии, оказавшиеся не эвакуированными в полном составе и лучше всех знавшие расположение войск на фронте; они сослались на отсутствие у них полномочий на такой случай. Отказались от миссии и общевойсковые командиры и штабные командиры дивизий, оказавшиеся на батарее, сославшись на отсутствие у них практики и навыков в управлении армиями, да еще в такой сложной обстановке, в которой оказалась Приморская армия.
Тогда выступил бригадный комиссар Хацкевич Арон Давыдович и заявил:
- Учитывая создавшуюся обстановку, я решил возглавить войска Приморской армии и сделать все, чтобы организовать эвакуацию их.
Затем он обратился к присутствующим с таким призывом:
- Кто присоединяется ко мне?
Большинство промолчало, лишь подполковник Бабушкин Александр Петрович (командир 404 армейского артполка); полковник Гросман Ф.Ф (начарт 25 СД) и майор Белоусов Алексей Михайлович дали свое согласие помогать бригадному комиссару в командовании армией.
Тогда было решено: Эту группу командиров иметь Военным Советом Приморской армии, а самих командиров считать членами Военного Совета армии. Остальные командиры, присутствовавшие при этом событии, одобрили состав Совета и дали бригадному комиссару слово оказывать ему содействие в выполнении его приказов, как командующего армией
Обязанности между членами Военного совета были сразу распределены следующим образом:
Бригадный комиссар Хацкевич Арон Давыдович - председатель Военного совета и командующий Приморской армией;
Майор Белоусов Алексей Михайлович - Член Военного Совета и начальник штаба армии;
Полковник Гросман Фрол Фаликович - Член Военного Совета и командующий войсками правого фланга обороны;
Подполковник Бабушкин Алексей Петрович - Член Военного Совета и командующий войсками центра обороны и начальник армейской радиостанции».
О деятельности «Временного военного совета СОР», во главе которого стояли военком 109-й дивизии А.Д.Хацкевич и начарт А.П.Бабушкин, упоминают многие офицеры, но… его существование категорически отрицалось советской историей….


[1] ЖБД 2-й кавдивизии. Фотокопия. Архив автора. л.3
[2] Там же. л.4
[3] А.М.Лысенков «Краткая справка о боевом пути 109-й стрелковой дивизии» Фотокопия. Архив автора. л.7
[4] М.Лезинский «В старых генуэзских башнях» Рукопись. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
[5] Савойшенко «11-й батальон ВНОС» Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
[6] W.Orloff «Wild goose reminiscence».
[7] Рос. центр хранения и изучения документов новейшей исто­рии. Ф. 17, оп. 22, д. 3910,
[8] К.С.Шейкин Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
[9] М.Пиастро «Оборона Ай-Петри» Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
[10] ЖБД 2-й кавдивизии. Фотокопия. Архив автора. л.37
[11] ЖБД 2-й кавдивизии. Фотокопия. Архив автора. л.42
[12] ЖБД 2-й кавдивизии. Фотокопия. Архив автора. л.44
[13]А.М.Лысенков «Краткая справка о боевом пути 109-й стрелковой дивизии» Фотокопия. Архив автора. л.47
[14] ЖБД артиллерии 2-й СД. Фотокопия. Архив автора. л.1, 2
[15] М.Лезинский «В старых генуэзских башнях» Рукопись. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
[16] В.С.Цуркан. Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
[17] А.З.Селицкий Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
[18] Д.И.Пискунов. Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.


Cвидетельство о публикации 432897 © Odissey 13.08.13 18:50
Комментарии к произведению: 0 (0)
Число просмотров: 4254
Средняя оценка: 9.16 (всего голосов: 19)
Выставить оценку произведению:

Считаете ли вы это произведение произведением дня?
Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу?
Да, купил бы:
Введите код с картинки (для анонимных пользователей):


Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":


Введите код с картинки (для анонимных пользователей):