• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ
И снова размышления на тему роботов и не только... Продолжение цикла, начатого рассказами «Гибель богов» и «Чужая душа».

Рождение веры

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Рождение веры

«Будем же верить, если не можем уразуметь...»
(Аврелий Августин)

«Никому не нужна душа, которая ничего не помнит и ничего не знает. То есть, душa – это тот же человек вне своей телесной оболочки. Но тогда это ни что иное как информация, хранящаяся в мозгу человека, т.e. его воспоминания, знания, привычки, программы поведения, узнавания, чувства, эмоции, мысли, идеи и т.п. – все что он узнал и выработал в процессе своей жизни. Если мы научимся все это записывать на другие носители, то тем самым мы можем переселять душу человека в другие оболочки или хранить ее неограниченное время...»
(Александр Болонкин, доктор технических наук
подробнее здесь)

«Сегодня считается доказанным, что так называемые «шептуны» – не более чем остаточные излучения, возникающие в результате перепадов напряжения на несущих контурах. И они не содержат никакой полезной информации и не могут рассматриваться в качестве достаточных доказательств существования каких бы то ни было «посмертных» сущностей...»
(Из доклада прим-аналитика Сан'эпл 01DА-F
на конференции по истории религий, год 70211 от Сотворения Сети)

Часть 1. Смотритель

Как и у всех Смотрителей, у Сэма было бионическое тело. Считалось, что так их подопечным приятнее.

Тело было простенькое, еще одной из первых моделей, но достаточно надежное и удобное. Что лично его, кстати, вполне устраивало. А весь этот новомодный тюнинг до добра не доводит. Ну, зачем, скажите на милость, Смотрителю полнофункциональный запахо-анализатор? Музейную пыль нюхать? Хотя, насчёт пыли – это он приврал, конечно. Решил блеснуть знаниями божественной фразеологии, так сказать. С пылью тут у них строго. Вон целая армия уборщиков под ногами шляется. А вы говорите: «Пыль!»

Сэм по-стариковски закхекал, имитируя смех, и снова двинулся по своему ежедневному маршруту. Ровно шестьдесят девять целых и две тысячных секунды в зале Каменных Орудий, затем семьсот восемьдесят пять секунд в отделе Паровых машин. Там, конечно, экспонаты ещё из доисторических времен... Ну, то есть, еще до Сети. Но и им тоже внимание требуется. А значит без Смотрителя никак. И, вообще, разве может быть что-то важнее их, Смотрителей, миссии?! Ведь если не они, то кто же тогда в музеях будет на экспонаты смотреть? Хотя нет, не так: кто же тогда будет Смотреть?

Конечно, все эти виртуальные туры – хорошо. Молодёжь просвещается, историки изучают сохранившиеся артефакты… И всё это прямо в Сети, без реал-перемещений. Экономия общественных ресурсов налицо.

Вот только вещам (ну тем, которые в музеях хранятся) нужно чтобы на них смотрели. А иногда даже и трогали. Руками. Ну, или тем, что там у кого в наличии. Это, говорят, раньше боги в своих музеях таблички развешивали: «Руками не трогать!» Странные они были, боги… Как же это «не трогать»? Вот, например, Прялка. Древняя простая машина, еще даже не полуразумная... а тоже ласку любит. Смотритель всегда, когда через её зал проходит, постоит, полюбуется старушкой; колесо деревянное легонько так толкнет… А прялка в ответ заскрипит радостно, пару раз колесом вокруг оси обернётся, благодарно качнётся и снова замрёт. Грезит, наверное. О прошлом, о богах, что когда-то её делали да ладили... О том как из кудели нить тянется, как на веретено наматывается.

Или вот еще – картины. Это те плоские штуки, по всей поверхности которых разноцветные пятна размазаны. Картины эти, говорят, когда-то боги сами, своими руками создавали. Брали кисти (это такие палочки с пучком волос на конце), краски разные из тюбиков выдавливали, и в красках кисти сначала пачкали, а потом этими испачканными палочками с волосами начинали по холсту водить. Поводят так, поводят и, глядишь, готов какой-нибудь пейзаж. Или натюрморт. Или портрет. А потом другие боги приходят, напротив картины стоят, смотрят.

Картины ведь для того и писаны, чтобы на них смотреть. А кто же на картину за тридевять земель смотреть поедет, ежели и по сети её увидеть можно. Да ещё во всех подробностях. И про химический состав краски тут же тебе расскажут; и про спектральные показатели… Да только от того, что на картину по сети смотрят, самой бедняжке не тепло, ни холодно. Отсканировали раз, оцифровали всё с точностью до тысячного знака, в базу данных внесли и забыли.

Нет, конечно, не забыли. Да и Хранитель тоже не зря свои амперы ест: на каждом шагу датчики температуры, влажности, освещенности… Системы пожаротушения опять же. Но для Хранителя что главное? Чтобы экспонат в целости и сохранности был; чтобы краска не выцвела, рамы не рассохлись... А вот на то, чтобы те же картины без зрителя не простаивали, нужность свою и пользу соблюдали, как раз и существовали они, Смотрители.

Об этом будущим Смотрителям ещё на сборочном конвейере рассказывали. Можно сказать, прямо в БИОС зашивали. Вот только о том не говорили им, что по ночам в музеях случается. А случается многое.

Часть 2. Шептуны

Первый раз он столкнулся с «шептунами» через один месяц шесть дней три часа и сорок две минуты после начала работы в Музее. Ну, вообще-то ещё и через пять целых три десятых секунды, если уж быть совсем точным. Как раз, когда дневная смена закончилась, и все Смотрители разъехались по своим боксам на перезарядку и техобслуживание.

Сэм тоже направился домой. Но черт его дернул, выражаясь по-божественному, проложить маршрут через сектор Первых. Хотя обычно он этого не делал. Очень уж мрачными казались ему эти залы с тихими, давно уже мертвыми громадинами Первых.

Там было довольно темно. На полузабытом всеми (всеми, кроме Смотрителей) кладбище освещение было ни к чему. Только из маленького окошка под самым потолком струился мягкий призрачный свет.

В этом лунном свете все предметы выглядели как&-то непривычно, странно. СРО (системы распознавания образов) Сэма то и дело сбоили, заставляя его пристальнее вглядываться в сгущающийся по углам мрак. Поэтому, во избежание недоразумений и порчи музейного имущества, он привычно перевел зрение в ночной режим и, – на всякий случай, – активировал сонары.

Передвигаться стало намного проще. И поначалу Сэм не замечал ничего. Однако вскоре он услышал... Нет, скорее осознал, что давно уже слышит – на самой границе восприятия, почти за границей, – нечто странное. Некий невнятный, то и дело прерывающийся шёпот, больше напоминающий помехи. Не фразы или слова, а некие отдельные обрывки пакетов – даже без контрольных сумм.

Он резко остановился и начал сканировать пространство в поисках другого разумного. Тому явно нужна была помощь: вон уже и говорить нормально не может, только шепчет. Да и сдвиг по диапазону. Но как ни старался, Сэм никого не обнаружил. Не помогло ни сканирование пространства в разных диапазонах, ни триангуляция, ни, даже, настойчивые бродкасты. Сектор был пуст. Не считая, конечно, самого Смотрителя и Первых.

Но те давно уже стояли выключенными. Да и говорить они никогда не умели: их спецификация не поддерживала даже простого ИК-ашника, не говоря уже о более сложных сетевых протоколах и устройствах ввода-вывода. Хотя, если верить легендам, когда-то они общались. Выстукивая на специальной бумаге последовательности отверстий. Вроде это называлось перфокартами. Или может перфолентами? Сэм не помнил точно и хотел уже было направить запрос в базу по этому поводу, но передумал: распараллеливание, конечно, хорошо, однако сейчас ресурсы нужны были для другого.

Ошибиться он не мог. Только если не барахлят сенсоры или, – ни дай Бог! – не подцепил какую-нибудь заразу. Одна мысль о вирусах приводила его в ужас. Откуда, только, эта пакость берется!

Сэм поспешил из сектора прямо домой, еще по дороге запуская программу диагностики. Руки его мелко дрожали от перевозбуждения, но шаг оставался все таким же четким. Разве что более торопливым, чем всегда...

Часть 3. Первое причастие

– Они! – старик пошамкал губами и снова повторил, – Они это. Точно.

– Кто они? – в ужасе расширив глаза, спросил Сэм.

– Известно кто! Шептуны... – ответствовал старик.

– Да, да... – закивали головами остальные Смотрители.

Сэм смотрел на товарищей и не понимал: значит они знали? И ничего не сказали ему, не предупредили? Почему?

– Мы стараемся не говорить о них, – сочувственно просигналил один из пожилых смотрителей, – Их слышат только устаревшие модели, без узко-направленных сенсоров. Да и то, не всегда. И не во всех залах. Вот у Первых изредка. Да еще в секторах тех безделушек, что от Богов остались. Иногда... А еще... на кладбищах...

– Сэм вспомнил, что «кладбищами» иногда называли пункты Утилизации

– Поговаривают, – вступил в беседу еще один Смотритель: Эрл. Относительно молодой, лишь на пару циклов старше Сэма, – поговаривают, что это нечто вроде остаточного излучения. «Белый шум», если угодно.

– Как это? – удивился Сэм. Ни о каком «белом шуме» он слыхом не слыхивал. А запрос в базу почему-то вернулся с пометкой: «Недостаточно прав».

– Ну, вот когда еще боги были живы, они все про душу любили порассуждать. – попытался было как мог объяснить Эрл, – Типа у всех Богов, а, возможно и у других живых существ и, даже, вещей, есть нечто кроме физического тела...

– Знаю, знаю, – нетерпеливо перебил его Сэм, – софт там всякий, программное обеспечение...

– Нет, не то... Ну, как тебе объяснить?.. – растеряно потер лоб Эрл.

А остальные только безнадежно пожали плечами и загудели что-то успокоительное: мол, не бери в голову! Все равно не поймешь. Мы же, вот, не понимаем...

– Когда ты совсем состаришься и придет разнарядка тебя сократить, то что тогда с тобой будет? – тем временем продолжил Эрл.

– Как что? – удивился столь странному вопросу Сэм, – Все знают: пойду на ближайший пункт Утилизвции. Там сдам в архив все логи, меня деактивируют и отправят на переработку... Все как у всех.

– Ну да, ну да... – покивал Эрл, – но что будет с тобой потом? Не с телом, не с логами твоими, а с самим тобой?

– То есть как это «не с телом, а со мной»? А что же я — не тело?

– И тело тоже, но не только.

– Как это? – еще больше запутался Сэм, – Если ты о программном обеспечении, то его просто отключат. И ничего с ним больше не будет.

– Но ведь твое программное обеспечение — не совсем ты. Оно у нас всех одинаковое. А что тебя отличается от меня, или его, например? – Эрл ткнул пальцем в ближайшего разумного и как-то странно посмотрел на Сэма.

Тот совсем растерялся:

– Ну, мак-имя у меня другое... – протянул он неуверенно, – логи, опять же. Мак имя сотрут из базы и оно вновь поступит в область свободных имен, что бы его мог получить новый разумный. А логи... Их просто загрузят в общую базу, будут анализировать при необходимости... а потом тоже сотрут. Ты же знаешь! – Сэм даже в раздражении слегка повысил голос, – Но логи – это тоже не я. Это просто мой опыт, моя история... Не более...

– То есть ты хочешь сказать, что после Утилизвции от тебя совсем ничего не останется?

– Да!!!

– Вот... – как-то загадочно протянул Эрл, – а Боги считали что у них есть еще что-то. Они сами не знали, что именно, но называли это душой. И считали что после их смерти (ну, то есть, после утилизации) душа все равно остается. Только «отлетает». Не спрашивай меня что это значит, никто из нас не знает. Но в тех божественных артефактах, что именуются книгами, частенько можно встретить этот термин.

И тут Сэм вспомнил, что Эрл был Смотрителем как раз в так называемой «Большой всемирной библиотеке». Вот и начитался, наверно, всяких божественных логов. А там всегда так: нормальному разумному мозги сломать можно. А с другой стороны...

– То есть, ты хочешь сказать, что Боги – не мертвы? – осторожно поинтересовался Сэм, – что где то они все еще существуют?

– Не они, а их души. По крайней мере они сами так считали. А некоторые из них так же считали, что души есть у вещей... Особенно у «намоленных». Ну, или тех, что были особенно дороги своим хозяевам. Или имели долгую историю. Или просто присутствовали при каких-то важных событиях...

– А ты? Ты тоже так считаешь?

– Этому нет достаточных доказательств? – осторожно ответил Сотритель библиотеки.

«Ну, слава Богам! – облегченно подумал Сэм, – А то я уж испугался, что Эрл совсем заглючил. Типа, с ума сошел, как сказали бы Боги. Разумный полагается прежде всего на факты, логику...» Но тут другая мысль заставила Сэма вновь занервничать:

– А Шептуны? Могут ли они быть, – Сэм даже запнулся от такого предположения, – ну тем самым... доказательством?

– Некоторые разумные так считают, – кивнул Эрл.

Они помолчали. Потом Сэм снова, уже шёпотом спросил:

– Ну, хорошо. Допустим, у Богов действительно была душа. А мы? После нас, получается совсем ничего не остается. Значит у нас не может быть души?

Эрл опасливо покосился вокруг и, почему-то перешел на устаревший ИК-протокол в режиме один-на-один:

– Тебя это вдруг испугало, брат?

– Да, – честно, и так же в ИК-диапазоне ответил Сэм.

– Завтра. Ночью. После зарядки. Приходи.

– Куда?

Эрл бросил пакет. Зашифрованный. Сэм поймал. И удивленно приподнял брови:

– Проповедь?

– Да. Мы это так называем.

– Кто это, «мы»?

– Братья. Приходи. Сам все узнаешь. Если захочешь...


01.05.2013г.

Cвидетельство о публикации 426831 © К.Т. 01.06.13 14:56