Голосовать
Полный экран
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Настройка чтения

30-я батарея. Взгляд с другой стороны (ч.10)

22-я пехотная дивизия. Взгляд с другой стороны.
Глава 10 Загадки 30-й батареи

Нет смысла пересказывать многочисленные статьи, посвященные строительству и боевому использованию батареи. В советских документах и мемуарах они описаны лучше. Но, есть один аспект, в котором имеются существенные разночтения в советских и немецких источниках.
В некоторых советских (и постсоветских) статьях указывается, что батарея полностью расстреляла свой боезапас по противнику, некоторые авторы пошли дальше, указав, что «батарея, расстреляв боезапас по противнику, отбивала атаки пехоты противника, стреляя холостыми зарядами». Но так ли это? Попробуем разобраться.
Ресурс ствола у 305мм орудия, при стрельбе полным зарядом, составляет всего 200 выстрелов. Орудий на батарее было 4шт. Итого 800 выстрелов до износа. По состоянию на начало штурма износ стволов составлял от 3 до 20%.
За время первого штурма батарея №30 провела 77 стрельб и выпустила 517 снарядов, причем, большую часть на предельной дальности полным зарядом. 16-го ноября 1941г. на батарее произошла поломка, и одно орудие на неделю вышло из строя.
Во время 2-го штурма батарея так же вела интенсивный огонь. 17 декабря батарея провела 14 стрельб, и выпустила 96 снарядов. 18 и 19 декабря батарея №30 провела двенадцать стрельб и выпустила 68 снарядов.
21 декабря 1941г. одна из башен была накрыта огнем 356мм батареи мортир чешского производства, из состава немецкого 815-го тяжелого мортирного дивизиона. Одно орудие вышло из строя. За время второго штурма батарея №30 выпустила по противнику 1034 снаряда. Количество выстрелов дано без учета стрельб в период между штурмами и без учета стрельб в обеспечение январского наступления. Износ стволов приблизился к 150%, батарея полностью расстреляла свой ресурс. На стволах появились трещины и вздутия, дальнейшее ведение огня стало рискованным.
Работы по замене стволов начались 25 января, и продолжались две недели. Замена стволов была в основном завершена к 10 февраля 1942г. Работы по замене стволов велись только ночью, в условиях секретности. Командование СОР попыталось скрыть тот факт, что батарея восстановлена. В связи с этим, с момента введения в строй, до начала 3-го штурма, батарея огонь не вела. Об этом же пишет и бывший комендант береговой обороны Севастополя П.А.Моргунов в своей книге «Героический Севастополь». Это подтверждается и документально. В донесениях о состоянии материальной части указан нулевой износ стволов. Батарея молчала.
Удалось ли обмануть противника? Немецкие документы показывают, что нет. Донесение наблюдателей немецкого 22-го артиллерийского полка, наблюдательный пункт А.42 от 8.02.42г.: «Максим Горький» левое орудие западной башни введено в строй. Восточная башня действует».
Из книги П.И.Мусьякова «Подвиг 30-й батареи»: «8 февраля немцы начали палить с утра. Дымзавеса не помогала: высота была так пристреляна немцами, что снаряды и крупнокалиберные мины ложились на позицию батареи. Деревянные детали маскировки сгорели, сетка тоже, а работы уже приближались к концу. Оставалось поставить последний ствол».
Информация совпала на 100%. Т.е. надеяться на то, что немцы не засекли работы на батарее, по меньшей мере, наивно. И, тем не менее…
Батарея не вела огонь даже во время немецкой артиллерийской подготовки 3-го штурма. В первый раз ее выстрелы были засечены немцами 5.06.42г. По наблюдению поста А.42 было выполнено 5 выстрелов.



До этого момента батарею интенсивно не обстреливали и не бомбили. Советское командование преждевременно «засветило» батарею. Свою ошибку советское командование поняло, когда 6.06.42г. батарею начали обстреливать снарядами особо крупного калибра. По батарее открыли огонь орудия 815-го и 857-го тяжелых мортирных дивизионов. В течение дня на батарею было сброшено 20 бетонобойных бомб, весом около тонны, а во второй половине дня открыл огонь 833-й тяжелый мортирный дивизион, состоящий всего из двух орудий: «Один» и «Тор» (типа «Карл»), калибром 24 дюйма (610мм).
По данным журнала боевых действий 306-й высшей артиллерийской комендатуры: после 5-го выстрела отмечено попадание в восточную башню. В связи с тем, что попадание было рикошетным, 7.06.42г. удалось ввести в строй одно орудие, но утром следующего дня была выведена из строя западная башня. В документах наблюдателей немецкого 22-го артиллерийского полка отмечено: «9:45 попадание в западную башню, большой взрыв. в 13 часов восточная башня произвела три выстрела с большим интервалом, после чего отмечено попадание в бетонный массив рядом с башней, высокое облако дыма…». Эти данные подтверждаются и советскими источниками. Отмечено одно попадание в башню №1, в которой вышли из строя оба орудия, и в помещение фильтровентиляционной установки, при этом произошла деформация погона башни, и башню заклинило.
Повреждения удалось исправить к вечеру 8-го июня, но, так же как и во второй башне действовало всего одно орудие. В документах отдела 1С штаба 22-й дивизии указывается, что 9 и 10 июня «противник вел огонь тяжелым и сверхтяжелым калибром, включая и 30см калибр». Такие же данные сообщил и отдел 1А в своих сводках.
Однако, позднее сообщения подобные этому в документах не встречаются. Первичные документы наблюдателей дают более точную картину: «8 июня 1942г. выстрелов нет, 9 июня 23 выстрела, 10 июня 22 выстрела. Орудия стреляют с большим интервалом». Далее, по сообщениям наблюдателей соседней 132-й пехотной дивизии, батарея молчит, и ее орудия развернуты в сторону моря.
Во всей этой ситуации есть одна странность: самое большое орудие немцев под Севастополем, 30-ю батарею не обстреливает. Она ведет огонь по менее важным целям.
5 июня
выстрел №1 Казарма у станции Мекензиевы горы. Большое облако дыма
выстрел №2 Береговая батарея юго-западнее форта «Максим Горьки» 700м недолет Большое облако дыма
выстрел №3 Береговая батарея юго-западнее форта «Максим Горьки» Небольшое отклонение от цели.
выстрел №4 Береговая батарея юго-западнее форта «Максим Горьки» 300м недолет
выстрел №5 Береговая батарея юго-западнее форта «Максим Горьки» 500м перелет
выстрел №6 Береговая батарея юго-западнее форта «Максим Горьки» 300м перелет
выстрел №7 Береговая батарея юго-западнее форта «Максим Горьки» Небольшое отклонение от цели. облако дыма высотой 160м.
выстрел №8 Береговая батарея юго-западнее форта «Максим Горьки» 140м. перелет
выстрел №9 Береговая батарея юго-западнее форта «Максим Горьки» 700м. перелет
Стрельбы сопровождались техническими неисправностями
Далее, в этот день следуют выстрелы по форту «Сталин» (365-й батарее ПВО)
выстрел №10  перелет 120м большое задымление в месте падения.
выстрел №11  недолет 150м
выстрел №12  недолет 70 , большая воронка 28 метров в диаметре облако белой пыли
выстрел №13 недолет 205м
выстрел №14 попадание  (?)
выстрел №15 перелет 160м
6 июня
Обстрел «форта Молотов» (КП 110-го артполка и КП 1-го зенитного артдивизиона, располагавшиеся рядом )
выстрел №16  недолет 250м
выстрел №17  перелет 500м при выстреле погиб 1 человек
выстрел №18  недолет 400м,
выстрел №19 недолет 100м
выстрел №20 недолет 135м
выстрел №21 недолет 45м
выстрел №22 недолет 175м
Стрельба так же сопровождалась отказами.
Дальше, стрельба идет по складам в Сухарной балке (Weisse Klippe)
выстрел №23  попадание не наблюдается, затяжной выстрел
выстрел №24  попадание, два облака черного дыма с проблесками пламени
выстрел №25  перелет 500м
выстрел №26 попадание
выстрел №27 попадание? Большое облако желтого дыма
выстрел №28 попадание облако дыма высотой 120м
выстрел №29 попадание не наблюдается
выстрел №30 попадание
выстрел № 31 попадание не наблюдается
7 июня
Цель та же (Weisse Klippe)
выстрел №32  попадание ?
выстрел №33  попадание, высокое облако дыма с продолжительными взрывами
выстрел №34  два высоких облака дыма с продолжительным грохотом
выстрел №35 тонкий столб дыма
выстрел №36 недолет 70 метров
выстрел №37 не наблюдается попадание в цель
выстрел №38 не наблюдается попадание в цель
Следующие стрельбы были произведены только 11 июня по форту «Сибирь» (5 выстрелов 3 попадания)
По 30-й батарее «Дора» стреляла только один раз: 17 июня, когда 30-я была уже небоеспособна. Результаты стрельбы малоутешительны.
Выстрелы 44 и 45 попадание в цель не наблюдалось, выстрелы 46, 47, 48 -недолет (120, 280 и 280 метров соответственно)
Есть данные о стрельбе 25 июня экспериментальными бризантными гранатами (5 выстрелов).
Вероятнее всего, немцев удалось все же частично обмануть. Пока батарея не открыла огонь, немцы считали ее не действующей, но на всякий случай подготовились. После того, как подтвердилась информация, что 30 батарея «ожила», «Дора» прекращает огонь, т.к. она находилась в зоне действия 30-й. Интересно, но большинство снарядов, выпущенных 30-й, были дальнобойными снарядами, образца 1928года, но об этом чуть позже.
Стрельбы «Доры» по «парализованной» 30-й 17.06.42г. были исключительно плохими, в то же время, как стрельба «Карлов», имевших не на много меньший калибр, была исключительно эффективной. Почему?
Ответ прост: батарея находилась на гребне высоты, и для попадания в одну из башен снарядом орудия с настильной траекторией требовалась очень точная наводка. Профиль батареи имел очень небольшие размеры, и попасть в нее было сложно. В то же время, стрельба по навесной траектории, с закрытых позиций, с небольшой дистанции требовала меньшей точности наводки, т.к. площадь цели была довольно большой.
Но, вернемся к самой батарее. насколько эффективной была ее «работа»? В работе Н.В. Гаврилкина (Москва), Д.Ю. Стогния (Севастополь) «Батарея №30. 70 лет в строю», без ссылки на источник указано: «Всего за время третьего штурма батарея израсходовала 656 снарядов». Подтверждения этому факту найти не удалось. Немецкие источники дают цифру в 10 раз меньшую. Такую же цифру дают и… защитники батареи.

27.06.42г. штаб 22-й дивизии отдел 1С
Протокол допроса пленного №11
пленный Александер Георг, майор, пленен 26.06.42г. на северных скатах хребта Хациуса, в расположении 744-го пионерного батальона. Допрошен зондерфюрером К.Борнгауптом.
национальность - русский, статус, действующий офицер с 1939г., командир 30-й батареи «Максим Горьки»
Принадлежность к войсковой части 1-й артиллерийский дивизион береговой обороны, 30-я батарея
Пленный описал расположение батареи (см. эскиз). Батарея до начала штурма имела 600 снарядов (фугасных, бронебойных и дальнобойных), 10.06.42г. должны были подвезти 90 осколочных снарядов. Пленный считает, что они находятся на 35-й батарее, на мысе Херсонес. Химические снаряды на батарее отсутствуют. По немецким войскам батарея выпустила 50 дальнобойных и 3 шрапнельных снаряда. Пленный считает, что остальной боезапас взорвался при втором взрыве, во время налета немецкой авиации и при обстреле. При взрыве 40 человек. было убито и ранено. Общая численность личного состава батареи была 290 человек. Осталось всего 60 человек из обученного личного состава. Остальные перебежали (возможно, «убежали»). Во внутренних помещениях батареи оставались 600 человек из различных частей. … Башня 2 (см. эскиз) 6 или 7 июня была повреждена попаданием снаряда тяжелой мортиры. При налете и артобстреле была нарушена радио и телефонная связь (подземный кабель). Перед немецким штурмом группа людей в числе 1 политрук по фамилии Ларин, 1 старший лейтенант Беккер (ранен), 1 лейтенант по фамилии Шорохов, нескольких солдат и 4 женщин, всего 20 человек укрылись в помещении под Бастионом (КП батареи). Затем им удалось выбраться ночью 25.06.42г. через тайный подземный ход южнее дороги на участке ориентиров 604-607. Кроме этого, он указал… что с декабря боезапас не поступал…».
В документах 22-й пехотной дивизии (которой был подчинен и 744-й пионерный батальон) указано, что:
1. группа из четырех человек, в которую входил командир батареи, была пленена в 200 метрах от штаба 744-го пионерного батальона, который находился в районе (указаны координаты Сонного кладбища).
2. офицер был одет в гражданский пиджак в клетку, в котором, при обыске были обнаружены зашитыми документы.
На втором допросе Г.Александер дал более подробную информацию, сообщив о попадании в обе башни, описав их состояние, указав, что с 10.06.42г. он приказов не получал, в связи с чем батарея огонь не вела.
«Пленный показал, что беглецы укрывались в пещере (?) выходящей в потерну соединяющую «Бастион» и блок батареи. 20.06.42г. они засыпали выход из батареи в потерну, соединяющую КП батареи и сам массив. Остальные укрывшиеся на батарее оставались в массиве орудийного блока. Начиная с этого времени, они начали расчищать старый водосброс из потерны, выходящий под дорогой на батарею».



Т.е. картина получается совсем иной, нежели та, что рисуют советские источники. Прежде всего, по количеству снарядов, выпущенных батареей, данные опроса пленных, совпадают с данными немецких документов, но не совпадают с советскими источниками и с «Борьбой за Севастополь», немецким документом, изданным в 1943-м году.
Этот документ почти слово в слово повторяет данные Г.Александера, но пишет о 600 выстрелах батареи во время 3-го штурма, меняя смысл написанного. Текст документа прост и понятен, цитирую: « С 7 по 17 июня она сделала 600 выстрелов ….»
Хотя… мы читаем этот документ в русском переводе, а что же написано в оригинале? А вот в оригинале все не так. Опущена часть предложения. Дословный перевод таков: «В течение осады, штурма, … и в период с 7 по 17.06.42г. она сделала….» Т.е. при переводе смысл предложения искажен, т.к. под словом Angriff (удар, штурм) немцы в документах указывают 2-й штурм Севастополя (первый, в ноябре не в зачет). Так что …
Остаются только советские источники, а они на документах не основаны (документы сгорели на батарее). Это лирика и беллетристика. Хотя есть один источник, который переписывают кому не лень. это пресловутый «Nachtrag zu Denkschriften uber fremde landesbefestigungen», более известный под русским названием «Борьба за Севастополь».
Если уж мы коснулись этого документа, подправим и еще кое-что, основываясь на документах 22-й дивизии. При чем здесь 22-я ПД? Ну, вроде бы ее сектор ответственности в начале наступления был намного восточнее, но…
После ухода 132-й дивизии в 3-й сектор, 213-й пехотный полк (оставшийся от 73-й дивизии в наследство, и , ставший как бы отдельным полком в составе 11-й армии) был передан в состав 22-й ПД, и именно ему пришлось штурмовать 30-ю, а потому, кое-что в ее документах сохранилось.

Из документа «Борьба за Севастополь» (русский перевод): «Гарнизон состоял из 300 человек — в основном штатный состав батареи № 30. Для обеспечения круговой обороны перед штурмом силы были пополнены 120 солдатами. В подготовке штурма приняли участие орудия среднего, крупного и сверхкрупного калибров, сделавшие с 6 по 17 июня 1942 г. (день штурма) около 750 выстрелов, из них половину — до полудня 17 июня. В этот день в 13 ч 30 мин пикировщики сбросили на террито­рию батареи 20 бомб. Сосредоточенным артиллерийским обстрелом проволочные заграждения были прорваны, а минные поля засыпаны. Воронки, об­разовавшиеся в результате разрывов бомб и мин, облегчали наступ­ление атакующих войск. Гарнизоны внешнего оборонительного по­яса были большей частью уничтожены, а входившие в его состав лег-кие оборонительные сооружения разбиты. В результате бокового попадания в западную бронированную башню одно ее орудие бы­ло полностью, а другое частично выведено из строя. Прямое попа­дание в амбразуру восточной баш­ни вывело из действия оба ору­дия. Подземный ход к дальномерной установке был засыпан, все входы и железобетонное покрытие каземата остались почти нетронутыми. На защитников батареи обстрел (по их показаниям) не ока­зал никакого воздействия». В этом фрагменте нет существенных ошибок, есть лишь неточности перевода.
Дальше, хуже: «На штурм батареи были назначены 213-й полк, 1-й и 2-й ба­тальоны 132-го саперного и 1-й батальон 173-го саперного полков». Остановились на первом же абзаце ни 132-го саперного полка, ни 173-го в составе 11-й армии никогда не было, это ошибка переводчика. Арабская цифра с точкой в немецких документах обозначает роту. Т.е. в атаке участвовали 213-й полк 1-я и 2-я роты 132-го пионерного батальона (132-й ПД), и 1-я рота 173-го пионерного батальона (73-я ПД), приданная 213-му полку. Позже, части 132-го пионерного батальона были сменены ротами 22-го пионерного батальона (22-й ПД) в документах которого, было и найдено много уточнений. В частности, в них указано, что 30-ю батарею атаковал не весь 213-й полк, а лишь один его батальон. Но, продолжим. «Ранним утром 17 июня 1942 г. был предпринят штурм, продолжав­шийся до полудня в направлении противотанкового рва, открытого к востоку от батареи поперек водораздела. Противник оказал упорное сопротивление. Огневые точки, стрелявшие по фронту и флангам, бы­ли приведены к молчанию с помощью пехотного и артиллерийского огня. Первый и второй батальоны (роты) 132-го саперного полка (батальона) атаковали фортификационные сооружения, расположенные перед батареей, а 122-й держал удар против сооружений, расположенных на южном и западном склонах возвышенности». Что за часть «122-й» непонятно. 22-й пионерный батальон присоединился к осаде блока батареи позже. В оригинале указана другая часть 132-й пехотный полк (IR132), но такого полка в составе штурмующих частей не было. Скорее всего имеется в виду 213-й полк, входивший в состав 132-й дивизии. Читаем дальше: «Продвижению атакующих частей препятствовали сильный артиллерийский и минометный огонь про­тивника из долины реки Бельбек и с расположенных к югу склонов, а также огонь снайперов и контратаки. Около 14 ч 30 мин в результате повторного нападения западный склон возвышенности был занят. Удалось занять и подход к командному пункту на восточной оконеч­ности подземного хода. В 14 ч 45 мин второй батальон 213-го полка начал атаку вос­точного склона и в 15 ч 15 мин достиг разрушенного фортификацион­ного укрепления на отметке 400 м к востоку от первой бронирован­ной башенной установки. Первый батальон (рота) 173-го саперного полка (батальона) под защитой пехотного огня атаковал башенную установку. В 15 ч 45 мин шестеро саперов со связками ручных гранат проникли в установ­ку и уничтожили ее гарнизон. Гарнизон второй установки яростно отстреливался сквозь отверстия, пробитые артиллерийскими снаря­дами в броневых листах башни. Атака саперов увенчалась успехом лишь благодаря фланговому обстрелу установки, который вели пе­хотные части. Противник был уничтожен ручными гранатами. В это же время наступавшая по северному склону пехота могла контроли­ровать западный склон. В 16 ч 30 мин саперы после нескольких по­вторных попыток достигли сильно обороняемых главных входов, за­граждаемых пулеметами. В результате всех этих действий гарнизон был заперт в блоках». Дальше фрагмент требует уточнения: «В следующие дни противник сражался внутри батареи, пус­кая в ход подрывные заряды, бензин и горючие масла (в башенные установки им предварительно было подвезено около 1000 кг взрыв­чатки и 1000 л горючих материалов). Перебежчики выдали располо­жение устройства батареи». Опять ошибка в переводе. Правильный перевод: « в последующие дни борьба с противником велась с использованием …» и далее по тексту. И горючее со взрывчаткой подвозил не «противник», а немецкие пионеры (саперы). Читаем далее: «В западной башенной уста­новке 20 июня произошел взрыв, стоивший жизни трех саперов. Из-за сильных пожаров и дыма ворваться внутрь установки не представилось возможным. Пер­вый батальон (рота) 173-го саперного полка (батальона) 22 июня была заменена тре­тьим батальоном (ротой) 22-го саперного полка (батальона)». Дальше опять ошибка в переводе. В русском варианте: «Для обороны гарнизон взорвал резервный выход; в тех же целях постоянно сжигались дымообразующие смеси и масла». В немецком все наоборот, запасной выход из потерны, соединяющей батарею и командный пункт (расположенный, примерно посередине тоннеля), был взорван немецкими саперами, а не защитниками батареи. И дымообразующие смеси нагнетались внутрь массива отнюдь не защитниками.
Читаем дальше: «Командир батареи, выползший 25 июня через водосток, на следу­ющий день был захвачен в плен. Ударная группа 26 июня ворва­лась внутрь блока и захватила еще 40 пленных. Большая часть гарнизона погибла от взрывов или задохнулась в дыму. Скопле­ние легковоспламеняемых мате­риалов в ходах сообщения способ­ствовало распространению пожаров. Бронированные двери в мес­тах взрывов были продавлены, а в других местах так деформирова­лись от взрывной волны, что дым мог проникнуть во внутренние по­мещения. Железобетонные конструкции пострадали от взрывов не­значительно.».
Остановимся, и вспомним количество людей, которые, по показаниям командира батареи укрылись в массиве 30-й. Взято в плен 40 человек, а было 600. Если это так то... Цифра страшная…

Cвидетельство о публикации 425965 © Odissey 22.05.13 19:06
Комментарии к произведению: 2 (9)
Число просмотров: 1390
Средняя оценка: 9.87 (всего голосов: 15)
Выставить оценку произведению:

Считаете ли вы это произведение произведением дня?
Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу?
Да, купил бы:
Введите код с картинки (для анонимных пользователей):


Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":


Введите код с картинки (для анонимных пользователей):