• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Алиса и Щенков

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Думаю, у каждого человека есть свой скелет в шкафу. Ну, пусть не скелет и не в шкафу, но ведь есть, существует та заветная шкатулка с блестящим ключиком и крошечным секретом?... И находится на дне этой старой коробочки…
Ну, давайте все по порядку.

Из синего неба падали и падали золотые листья. Пестрый поток машин сбивал их еще в воздухе, закручивал и уносил поземкой в тартарары. Листья совершенно не знали, куда им приткнуться, всюду их покой тревожили спешащие пешеходы с телефонами и молчаливые южане-уборщики с пыльными пластиковыми метелками. И только липы, на бетонной набережной, медленно и аккуратно сбрасывали свое золото в черные воды отводного канала.

Телефон Алисы Борисовны оторвал от осенних раздумий, зазвонил, заурчал, завибрировал.
- Да дорогой…- ответила она - …Нет, сегодня весь день занята...Ага… Как отдыхаешь? Как погода? Да? Целую милый…
Телефон полетел за спину.
- Шлюха… - произнесла она и достала сигарету.
- Кто? – спросил Щенков и протянул зажигалку.
- Танцовщица…- Алиса открыла окно - Сердцем чувствую, рядом с ним сейчас эта рыжая сучка.
Она постучала пальцами по панели.
- Познакомились они в Турции … -пояснила Алиса. - Видела я ее на фото. Поверь мне ничего интересного.
- Я тебе верю - сказал Щенков, останавливаясь на светофоре.
- Стриженная под мальчика. … - Алиса повернулась к Щенкову, ища поддержки – Рыжая – бесстыжая. Только ноги задирать под музыку и может. Задурила голову моему неблаговерному и теперь он «гастролирует» по всему Средиземноморью… Где ее шоу, там и он... Танцор блин, диска.

Они подъехали к административному зданию и Щенков, проводив Алису Борисовну до входа, не торопясь зашел в парикмахерскую.
Он прошел в холл, украшенный неувядающими пластиковыми лилиями, затем попал в зал пахнущий апельсином и кофе и никого там не найдя, ввалился в служебное помещение.
За круглым столом девушки- парикмахеры, с загадочно-таинственными лицами, составляли график работы на выходные.
- Мне поставь, пожалуйста, в субботу…– просила маленькая девица, высокую брюнетку. - Я к своим, в деревню хотела поехать...
- Здравствуйте барышни! - прогремел Щенков, делая ударение на последнее слово – Простите, просто мне срочно нужно сделать интимную стрижку! Только виски косые!
Барышни разом вздрогнули, повернулись и хмыкнули.
Одна из барышень, высокая пышногрудая брюнетка и по всему видимо старшая смены, произнесла.
- Молодой человек, пойдите в зал, сейчас вас обслужат.
- Обслужат - это хорошо - произнес Щенков, развязывая галстук.

Пока Щенков стригся, он узнал, что брюнетку зовут Зоенька, что она уже не замужем и что «нафига ей это нужно».
Когда сверкающие ножницы, сменила урчащая машинка, он уже располагал информацией, что живет Зоя на «Набережной», вместе с бабушкой и что она и ее веселые подруги «жгуче» увлекаются латинскими танцами.
Он выпил предложенный кофе, обменялся номерами телефона, пообещал станцевать с ними «Румбу» и подставил свою стриженую голову, еще горячему сентябрьскому солнцу.

Никуда не торопясь, Щенков вышел на пахнувшую стриженой травой бетонную площадь.
и подошел к стоящим в тени здания знакомым водителям.
- Вот я ей и говорю…. – заливался соловьем Сергуня, водитель одного неизменно пьяного депутата - …единственный мой недостаток, громко говорю!
Водилы засмеялись.
«Нет»…- подумал Щенков - …«далеко не единственный».
- А там меня уже не было…- орал Сергуня на всю площадь и при этом, постоянно сжимал свои короткие пальцы - …я был уже в Казани!
Хохот повторился.
- Свою привез? – вместо «здравствуй» спросил Сергуня.
- Привет… – словно не слыша вопрос, произнес Щенков.- Тоже на собрание?
- Ага! – Ответил за всех Сергуня и поинтересовался - хозяин говорил, вы «Десятку» прикупили?
- Без комментариев… - ответил Щенков, причесывая свой стриженный бобрик перед зеркалом Сергуниной машины.
- Это как надо постараться твоей Алиске…- не унимался Сергуня, больше обращаясь к благодарной публике - …чтобы в центре города выкупить такой лакомый кусок земли.

Щенков поморщился, но не ответил.
Он, вытащил желтый листок из дворника, осмотрел его на просвет, как на купюру и отправил в полет.
- Кстати, - продолжил довольный собой Сергуня – «мой» вчера заявил, чтобы заполучить вашу «Десятку», кроме откатов, Алиске надо было еще и задницу подставить, чтобы…

Щенков не дал ему договорить.
Он схватил его за сине- звездный галстук, оторвал Сергуню от асфальта и, аккуратно бросил на капот машины.
Капот прогнулся, водители стихли и расступились.
Прижав серое лицо Сергуни к зеркалу бокового вида, Щенков громко и доходчиво произнес.
- Если ты еще раз… назовешь Алису Борисовну – Алиской… ты Сергуня…увидишь страну… полную чудес!
Стекло запотело, Сергуня ойкнул и на его белоснежной рубашке, показалось увеличивающееся пятно пота.
Щенков презрительно поморщился, поднял руки, как бы боясь запачкаться и, пошел прочь.

После совещания заехали в кафе.
Тихо звучал осенний джаз, в большом аквариуме беседовали пестрые рыбы, официантки завидев, постоянных клиентов взбодрились.
Алиса что-то рассказывала, часто смеялась и находилась в веселом расположении духа, в котором редко-иногда видел ее только Щенков и тогда ему казалось, что Алиса совсем еще девчонка.
Щенков вяло обедал, временами смотрел на аквариум и думал, как не прав был Сергуня.

«Сколько он знает Алису? Пять лет, не меньше...
Совсем сосунком он пришел в ее фирму и сразу изумился, увидев - Такую начальницу...
Какой я был тогда безголовый…
Помнится на корпоративе, что проводили за городом в честь ее дня рождения, он подарил ей копеечную брошку.
Сейчас, когда и средства позволяют и есть понимание дорогих вещей, такую… не подарил бы ни за что».

Щенков взглянул на Алису и отщипнул хлеба.
«Сильная, волевая… красивая женщина!
Мороз по коже, когда она пристально смотрит на объект ее внимания.
Про женщин я промолчу.
Но мужчины, будь, то молодые - наглые или прожженные до мозга костей, не могли выдержать взгляда ее пронзительно- зеленых глаз.
Не прав ты Сергуня!
Откаты откатами, подставные фирмы, фирмами, ну что?
Сейчас по- другому бизнес не делают, а про…
Сволочь ты Сергуня и сволочью останешься!»

Щенков смял салфетку.
- Чего не ешь?- спросила Алиса.- И кстати, что у вас там произошло на стоянке?
- Ничего – произнес Щенков- ничего интересного...
- Ну-ну - ответила Алиса и странно улыбнулась.

После обеда Щенков доставил Алису Борисовну к стоянке супермаркета.
Пошли вместе.
После часового, нудно-скрипучего катания тележки по необъятным просторам магазина, они подъехали к кондитерскому отделу.
От темного шоколада и мармеладных конфет рябило в глазах.
Между прилавками с халвой курсировал черноглазый работник в униформе, пел не по-русски и при этом набивал полки новым товаром.
- Молодой человек – корректно попросила Алиса - Посоветуйте… Нам нужен хороший шоколад.
Молодой человек взглянул на Алису и, не вдохновившись просьбой, что-то произнес-пробурчал, показав рукой на полки.
- И еще конфеты, печенье - продолжала Алиса.
Парень не отвечая, продолжал свою работу.
- Сладкий мой … - налетел на него Щенков - Тебя же по-хорошему попросили… конфетки- бараночки показать…
Сотрудник магазина отпрянул к полкам, что-то задел и на пол упала шоколадка с улыбающейся девочкой.
- Русский учи…- подвел итог Щенков -… урюк в шоколаде…
И начал, не глядя на этикетки, зло бросать в корзину конфеты, печенье...

Свернув с магистрали, выехали в поля.
Грунтовая дорога обрывалась вкопанным столбиком и информационной табличкой, которая зуб давала и клятвенно обещала возвести в следующем году складские помещения и логистический центр.
Зрелище было еще то.
На горизонте синие дома-небоскребы наблюдали, как местный пустырь превращался в огромный котлован.
Наверху уже светило солнце, а внизу, пока еще в тени, маленькие фигурки людей шлангом качали воду и кланялся башенный кран.
По бескрайним просторам строительства гуляли ветер, кружили мешки из- под цемента и дрожала земля.
У обрыва ютился табор из строительных вагончиков.
Среди однотипных домиков на колесах, статью и цветом выделялся прорабский вагончик с дымящей трубой и открытой дверью, из которой звучала ругань и песенка про «черные глаза», которую душевно слушал, водя ушами черноглазый пес.

Щенков посигналил.
Из двери высунулся взлохмаченный прораб, который на секунду исчез в чреве вагончика и появился на свет уже в кепке, что-то жуя на ходу.
- Закусывает падла - сказал Щенков.- Сейчас я ему голову оторву.
- Давай – согласилась Алиса.
- Здравствуйте Алиса Борисовна и …- начал было подошедший прораб.
- Сегодня? Какое число?- прервал его Щенков.
- Седьмое… - неуверенно ответил прораб и подумав, снял кепку.
- Какое седьмое! – взревел Щенков и стал в бешенстве поднимать и опускать боковое стекло - Восьмое уже, восьмое! А первого ты, мне, лично, должен доложить об окончании работ по нулевой отметке!
- Я … - снова начал прораб, но его заглушила сирена автомобиля.
- Ты, мне, доложишь первого…- пояснил Щенков -…доложишь. И не надо мне вешать китайскую лапшу на русские уши. Запряги своих гастарбайтеров. Делай что хочешь. Мне это фиолетово, но если первого не успеешь - голову оторву!

Прораб обиженно молчал.
- Виктор Семенович, – вступила в разговор Алиса.- Вы же профи, подумайте, как решить эту задачу. Что необходимо сообщайте лично мне.
Алиса улыбнулась и доверительно сказала на прощание - Постарайтесь Витя.
Скажите рабочим, если успеют вовремя, получат достойную премию, ну и вы конечно…

Разговор был окончен и в тонированных стеклах внедорожника поплыли и задумчивый прораб, вагончик с трубой и лениво лающий пес.
Машина неторопливо двигалась вдоль обрыва.
- Пипец! – выругалась Алиса.- Перед каким-то кодированным алкашом я стелиться должна.
- Уволить его?- спросил Щенков.
- Ну ты даешь… - развела руками Алиса - …уволить. Такого работника еще поискать…Он на самом деле специалист.

Они проехали вдоль всего котлована и остановились.
Земля дрожала.
Где-то внизу забивали сваи и при каждом ударе, машина удивленно вздрагивала мощным телом и плавно покачивалась.
- Отключи веб- камеру на этом участке - сказала Алиса голосом не терпящим возражений.
Щенков достал ноутбук, вывел на экран картинку пятого участка, где в кадре находился котлован и нажал на «откл».
- А теперь – хитро улыбнулась Алиса – скажи - «я тебе голову отверну».
- Я тебе голову отверну… - просто сказал Щенков.
- Не так, не так – покачала головой Алиса, снимая прозрачный шарф с шеи.- Крикни как на прораба.
- Я тебе голову отверну! – закричал Щенков и страшно выпучил глаза.
- Отлично Щенков! - произнесла она, расстегивая верхнюю пуговицу блузки - Давай, давай еще!
- Я тебе голову отверну! – грозился Щенков, опуская Алисино кресло.
- С корнем отвинчу … - обещал он, целуя ее в витую цепочку, в длинные волосы, в покрасневшие щеки.
- Откушшшу… - шептал он, ловко разворачивая Алису к себе спиной.
- За-гры-зу … – рычал он, схватив ее двумя руками за талию и кусая в места, освобождающиеся от одежды…
- Ррразорву …- громыхал Щенков вместе с грохотом вбивающихся свай.
Земля крупно дрожала ровно до двенадцати часов…

Алиса валялась в откинутом кресле, рядом с уставившимся в телефон Щенковым и, смотрела на лампочку под потолком, на чужую помаду, оставшуюся на желтой коже обивки, на маленький желтый листочек, порхающий за стеклом.
Алиса прижалась к могучему плечу Щенкова и закрыла глаза.
- Щенков…- спросила она.- Ты в какие игры играл в детстве?
- В детстве? - удивился он. - Не помню, по-моему, в «Денди»…
- Кокое «денди»?- не поняла Алиса.- Во что вы играли во дворе?
- Я и не гулял, - ответил Щенков, помолчал, уточнил - в спортивную секцию ходил, на карате. И еще в «качалку»… в подвал дома номер «57».

- У вас был большой двор?- спросила Алиса.
- Из моего окна открывался охренительный вид...- грустно пошутил Щенков -…на тоскливый квадрат родных до боли пятиэтажек… До сих пор тошно вспомнить…

- Значит… – расстроилась Алиса – … у тебя не было двора, с сушившимся на ветру бельем, с общими дворняжками, с веревочными качелями.
- Не было… - просто ответил Щенков.
- А тайник с секретом у тебя был?- Алиса повернулась на бок, положила руку под голову и вопросительно посмотрела на Щенкова.
- Тайник, о котором знал только ты? – спрашивала она. - Баночка, закопанная в укромном уголке, коробочка из-под цейлонского чая, которую ты иногда открывал, чтобы полюбоваться на необычный кусочек стекла, фантик там, или стеклянный шарик?

Щенков удивленно смотрел на свою начальницу и отвечал невпопад.
- Какая баночка-коробочка? – отозвался он - У нас были другие игры... Меня бы люди не поняли, если бы я спрятал шарик в коробку … Все было уже жестче. У нас была своя группировка и в нашем фабричном городке все нас уважали. Называли - «Пятьдесят седьмые» или «Фабрика»... Я даже наколку себе сделал- «57».
- Покажи - оживилась Алиса – я не видела…
- Я ее вывел.
- Мне сегодня приснился, незнакомец …- сказала вдруг Алиса,- который спросил, что я буду делать через десять лет… И знаешь, что я ему ответила?
- Ты, наконец, подомнешь всех этих скотов- конкурентов?- помог ей Щенков.
- Я ответила, что не доживу...- тихо сказала Алиса.
- Перестань - обнял ее Щенков.- Ты красивая, сильная, ты – Алиса!
- Ладно – произнесла она, лениво вырываясь из объятий - Поедем. Сегодня будем площадку освобождать - «Десятку».
- Я звонил, чтобы без нас не начинали.- Ответил Щенков, включая двигатель.- Бульдозеры землю копытом роют.
- Подождут, - отрезала Алиса и достала губную помаду.

По пути, заехали к театральной кассе, что была расположена у входа в подземный переход.
Переход черной дырой полз под шумевшей - чадящей улицей, полз, никого себе не трогая и, так случилось, что из-за невнимательности или по другой веской причине, кто-то забыл перевести здесь стрелки часов и застыли они где-то в девяностых годах.
И пока Алиса выбирала, советовалась, обсуждала репертуарный план театра с благообразным старичком- распространителем, Щенков прогуливался по переходу.

Он шагал вдоль оценивающих его на предмет милостыни бомжей, шел рядом с широко растягивающими меха гармонистами, шагал параллельно прилавкам с носками-газетами, мимо пахнущих мочой стен с граффити, на одной из которых врезалась в глаза Мадонна с ребенком и под звуки марша «Прощание славянки», остановился у стола со скромной надписью - «Добровольцы».
- Куда записываемся уважаемый?- поинтересовался он у высокого паренька в черных очках и с потертой медалью на пятнистой груди.
- Добровольческий легион…- сухо ответил тот и сделал какой-то необычный жест рукой.
В темной обстановке плиточного подземелья это было особенно эффектно. Словно молния ночью.
- Вы фашисты что ли? - догадался Щенков и сплюнул.
- Мы русские патриоты…- строго ответил парень и передал Щенкову стопку серых газет.
- Читай, думай, действуй… - скороговоркой произнес паренек и сняв очки взглянул прямо в глаза.
- У меня в туалете уже есть бумага - пошутил Щенков.
- Конечно, мы очень заняты и нам безразлично …- произнес парень, высоко подняв голову и став, даже выше не маленького Щенкова. - … у нас нет дела, до судьбы Родины, которую черные…
Щенков не выдержал.
- Вот интересно… - начал он, все больше заводясь - ты второй, кто сегодня напомнил мне про мою родину. Первая была любимая женщина, второй фашист…
Щенков усмехнулся, он взял пачку листовок и легко сграбастал их своей мощной пятерней, аккуратно бросил их в мусорную корзину и протянул ему свою визитку.
- Думай, звони, работай…- процедил он. - Вон вас сколько балбесов под землей ошивается, а у меня на пяти объектах людей не хватает!
Надумаешь… – бросил на прощание Щенков. - Возьму тебя в службу безопасности… Будешь за гастарбайтерами присматривать…

- Вот ведь люди!… – Даже в машине не мог успокоиться Щенков. - Ничего умного им в голову не проходит как, нажраться и пойти в парк, не русских бить … Никто работать не хочет!
- Ты про кого?- не поняла Алиса.
- Да там, в подземелье - кивнул Щенков - встретил одного патриота. Хотел меня в свои ряды записать. Узбеков бить.

- Кстати, про узбеков… в том году на девятое мая, - отозвалась Алиса - когда ты был в Швейцарии, произошла история.
Ты помнишь, мы тогда выиграли гранд, на восстановление памятника воинам освободителям? Работала у нас бригада узбеков; вечный огнь на проспекте восстанавливали, надписи, территорию вокруг, бла-бла-бла…
Ну и к празднику мэрия пригласила, ветеранов- освободителей города на открытие восстановленного памятника.
Собралось, правда, немного, да и те в основном родственники, но банкет поверь мне, был шикарный, концерт отличный, подарки…
И тут я вспомнила, что одна из тех золотых надписей на обелиске, в честь освободителей, была - «сержант Каримов Джанибек Муртазович» и
ради шутки спросила у бригады, не родственник, ли он их нынешнему президенту и, что ты думаешь?
- Родственник! - ухмыльнулся Щенков.
- Родственник… - согласилась Алиса - только не президенту, а одному рабочему, который эти буквы и прикреплял…
Рамшуд его зовут… Только читать не умеет… Он как услышал имя, вскочил и чуть в ноги мне не бухнулся... Благодарил, что нашелся его прадедушка, погибший в Великую Отечественную Войну.
Я потом пробила по мидовским каналам - точно он… Вот такие дела…

*****

Калужская улица утопала в море уснувших каштанов. Для большего разноцветья прибавили к ним свои листья, черные клены и черные липы. Алиса и несущий сумки Щенков, как лыжники по снегу, протоптали две листопадные лыжни вдоль одноэтажных уютных домиков, прошуршали до двери с выцветшей надписью «Детский дом № …» и остановились на крыльце, перед болтающимся на честном слове звонком.
- Надо звонок починить… - произнесла Алиса и, посмотрев на здание, добавила - …и фасад покрасить… Спросят откуда строители, скажете администрация прислала…

Щенков усмехнулся и сделал запись в электронный блокнот.
Алиса хотела сказать что-то еще, но вдруг, дверь открылась и на пороге появилась женщина в домашнем халате.
Она вытирала руки о полотенце и ловила бегающего веснущатого мальчишку. Наконец малыш был пойман, взят на руки и прижат к груди.
- Вам кого? - спросила женщина и взяла мальчика поудобнее. - Только директора сейчас нет, недавно уехала…
Она стала пояснять, куда уехала начальница, когда лучше придти к ней и во сколько, еще говорила про скорый полдник, говорила про кухню и жаркую погоду, говорила и казалось щебетала где-то маленькая птица.
Говорила, а теплая речь ее, как летняя река плыла куда-то, струилась между домами, летела через заборы и ограды, тянулась по улице к близкому стадиону, к осветительным мачтам, к белым облакам …тянулась, пока малыш, вдруг сжав кулаки, громко не произнес - Дай!
Алиса Борисовна, вздрогнула, скомкано схватила набитые печеньями-конфетами пакеты и тут же рассыпала цветастые пачки. Собирая их вместе с листьями, она, наконец установила непослушные пакеты у порога и сказала - Вот ...
И развернулась и быстро пошла, чтобы не видел Щенков ее потекшую туш и, почти побежала по опавшим листьям к спасительной блестящей черным машине…

Микрорайон «Десятка» находился в центре города и состоял: из десяти деревянных двухэтажных домиков, с черными от времени хозпостройками, завалившегося на бок, магазинчиком и пожарного пруда с березовой рощей. Все это богатство с кустами и болотцем, свалкой и канавой, принадлежало теперь Алисе.
Сколько труда, сил и денег было вложено Алисой в эту «Десятку»- страшно сказать. Сколько кабинетов было пройдено, сколько интриг и подковерных трудностей было преодолено сказать страшно. Сколько нервных клеток было потрачено, чтобы переселить жителей в благоустроенное жилье - это отдельная история и, поэтому сегодня был очень торжественный день.
Как только Алиса Борисовна даст отмашку, от «Десятки» останется гладкая ровная площадка, пригодная для строительства современного торгового центра.

Район затих в ожидании, и даже ветер не тревожил красные листья старых кленов.
Бульдозеры, экскаваторы, самосвалы построились в линию как на параде. На скрипучих цепях-качелях, с фуражкой в руках покачивался грузный полицейский. В тени сочных рябин стояли машина местного телевидения и усыпанный листьями, разукрашенный решетками, грузовик ОМОНА.

- Запомни эту картину… – почему-то невесело сказала Алиса и кивком головы велела Щенкову следовать за ней...
Они прошли вдоль упруго-натянутой ленты с надписью «Опасная зона!», прогулялись вдоль лягушачьего пруда с зеленой еще осокой и остановились у старой, разделившейся на пять стволов березы.
Алиса смотрела под ноги и что-то искала между черных печных кирпичей, примятой травы и упавших веток.
Она нагнулась и приподняла серый невзрачный камень.
Щеки ее заалели, волосы распустились, пиджак с брошкой, подаренной Щенковым, распахнулся...
- Смотри сюда...
В грязной полулитровой банке лежали: перламутровый бантик, металлический рубль с Лениным, значок с красным флагом «Делегату съезда...» и пригоршня зеленых стеклянных шариков…

Алиса смотрела на эти драгоценности и ее глаза становились… светлее что ли...
Нет, не светлее, ее глаза сверкали как маленькие стеклянные шарики.
- Значит это…? - понял Щенков и оглянулся.
- Мой… - ответила Алиса.
Им никто не мешал. Время летело рядом и мимо.
Они стояли, молча, думая каждый о своем и только когда солнце упало за полицейский «уазик» и включились желтые прожектора, к ним подбежал запыхавшийся начальник участка, все как положено, с бегающими глазами, в праздничной белой каске, с брюшком и сообщил.
- Все готово Алиса Борисовна, ждем …
Алиса кивнула.
- Банкет для прессы, подарки для полиции, приготовили?
- Конечно…
- Давай Щенков, командуй… - сказала она, положив банку на место.
Щенков носком начищенного до антрацита ботинка, сдвинул камень, засунул руки в карманы и покачал головой.
- Нет - твердо сказал он. - Нет, Алиса.
Она взглянула на него, именно тем пронзительно- властным взглядом, который на его памяти еще никто не выдерживал.
Но Щенков глаз не отвел.
Желтые прожектора горели в них. Ой, как горели…
Алиса вздрогнула и… взмахнула рукой.
Cвидетельство о публикации 425158 © Деминский Вадим 12.05.13 20:36

Комментарии к произведению 1 (0)

трогательно.