• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Сенюшкины, Кузьмич и другие неприятности

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

В коридоре было - выколи глаз. Сенюшкина ощупью нашла выключатель и щелкала им уже в течение нескольких минут. Свет не загорался, из чего Сенюшкина сделала два вывода: или перегорела лампочка, или отключили электричество. Из глубины квартиры вдруг раздались подозрительные звуки.
- Дома кто есть? - прокричала Сенюшкина и вслепую пошла на звук. Под ноги попался какой-то камень. Сенюшкина долбанулась об него щиколоткой и согнулась от боли, но камень, видимо, был рослый, поэтому Сенюшкина добавила ему еще и лбом.
- Да что же это такое! - уже вне себя завопила она. - Эй, кто-нибудь!
Дверь в комнату, наконец-то, распахнулась, на пороге возник Сенюшкин со свечкой в руках.
- Чего дебоширишь? Свет отключили и вот, - он кивнул на свечку.
- Что тут за камни под ногами? - в ярости продолжала кричать Сенюшкина. - И где Леська?
- Леська у тети Тани из шестой, с внуком сидит.
- Мы что, уже прабабушка с прадедушкой? С каким внуком?
- С теть Таниным Кузьмичом, конечно.
Сенюшкина вдруг вспомнила, что тетя Таня стала недавно бабкой, и у нее немного исправилось настроение.
- А сама бабуля где?
- Пошла права качать в энергоконтору.

Сенюшкина прохромала в комнату, сбросив пуховик на пол в коридоре, с шумом поставила пакеты с провизией и уселась на стул.
- Так, и что там за камни в коридоре? Я об них лоб расшибла, шишка будет, или даже синяк.
- Это ты как смогла? По-пластунски домой вползала?
- Очень смешно, кавэенщик ты наш, - незлобливо сказала Сенюшкина и выжидательно посмотрела на мужа.
Сенюшкин в это время снял нагар со свечи и увлеченно катал парафиновый шарик в пальцах.
- Что молчим? - упрямо продолжала Сенюшкина допрос.
В это время вспыхнула люстра четырьмя лампочками-сорокаваттками и одновременно затрелькал входной звонок. Сенюшкин, до ныне не любитель открывать входную дверь, легкой рысцой отправился в коридор, по дороге громко споткнувшись и также громко ойкнув. Через минуту перед Сенюшкиной стояла возбужденная Леська с рассказом о Кузьмиче.
- Мама, Кузьмич такой смешной, ну, вообще! Он мне палец как только начал сосать, как будто это соска...
- Ты хоть его помыла?
- Неее, Кузьмича моет его мама.
- Да не Кузьмича, а палец!
- Нееее, а зачем? Он у меня чистый, - Леська ткнула под нос Сенюшкиной чистый палец.
- Теперь-то, конечно.
- А еще Кузьмич, мам, мне сказал прям по-человечески "ням-ням", я его покормила из бутылочки чаем. Он, мам, даже ни разу у меня не заплакал, представляешь! А у теть Тани все время плачет. Все-таки я, наверно, буду очень хорошей матерью, да, мам? И еще я решила, что нам пора тоже мне брата родить, - Леська повернулась к отцу, - а то вы совсем разленились, особенно ты, пап.
Сенюшкин стоял с отвисшей челюстью.
- Только я сразу предупреждаю, что я свои игрушки ему не дам, придется вам ему новые покупать, да ему куклы и не нужны, ему машинки больше нужны. Ну, и компьютер не дам, да он и писать-то еще не умеет.
- И с чего ты взяла, что папа разленился? - как бы между прочим поинтересовалась Сенюшкина.
- Ну, как же? Он же совсем по дому уже ничего не делает. Да, пап? Сколько уже времени диванчик мой на ноги поставить не можешь? А я скатываюсь.
Кособокий диван грустно стоял у стенки. Смущенный Сенюшкин предусмотрительно скрылся в кухне.
Леська посмотрела ему вслед, дождалась, когда он закроет за собой дверь, и зашептала:
- Я, мам, чего про лень-то. Помнишь, я просила сестренку купить, ну, когда еще была маленькая и не понимала, что детей рождают? - она ждала хотя бы кивка от Сенюшкиной, и та кивнула. - И что ты тогда мне ответила?
Сенюшкина наморщила лоб, но вспомнить так и не смогла.
- И что я ответила? - с плохо скрываемым любопытством спросила она.
- Ты сказала, - торжественно начала Леська, по всей видимости, длинный монолог, - что детей рождают! И с подробностями рассказала, как!
Сенюшкина похолодела и даже почувствовала, как у нее засеребрились виски сединой. Неутомимая Леська продолжала:
- Ты сказала, что в рождении участвуют двое - отец и мать.
- Трое все-таки, ребенка забыла, - пробормотала Сенюшкина, - двое - в зачатии.
- Что? - заинтересовалась Леська.
- Да так, ничего, это я молитву вспоминаю.
- Какую еще молитву?
- Проверяю память. Совсем не осталось.
- Так и вот, тогда ты сказала, что папы являются носителями семечек, из которых вырастают дети, а мамы, как земли, носят росток в себе и поливают его. И еще ты сказала, что папа стал такой ленивый, что не допросишься его бросить семечку на неву.
- Может, в Неву? А почему в Неву?
- Ты так землЮ почему-то назвала.
- Ниву! О господи! - Сенюшкина даже разволновалась. - А это точно я говорила? Может, тебя кто другой просвещал? А ну признавайся, у тебя есть другая мать!
Леська замотала головой:
- Ты единственная!
- Что же я ничего не помню? Склероз? Сильное алкогольное опьянение?
- Нет, мамочка, ты не пьешь и не склероз. Какой склероз? Ты даже помнишь, как я за диван бросила фантик от конфетки, когда мне было четыре года, - Леська вздохнула, - и я помню.
- И что дальше? - Сенюшкина решила все запомнить, что когда-то говорила, а для верности и записать.
- Дальше ты говорила, что площадь маловата, что...
- Какая площадь?
- Квартирная...
- Аааа, - как-то даже разочарованно протянула Сенюшкина.
- ...что денег не хватит на пятерых...
- Почему на пятерых?
- А вдруг сразу двое родятся! Как у твоей троюродной сестры?
Сенюшкина осенила себя крестным знамением и поплевала через плечо, потом через паузу огляделась и постучала все же по своей голове.
- Что-то я разволновалась, пойдем-ка чайку попьем.

Через час, когда все успокоились, Сенюшкина пошла в коридор повесить пуховик и опять чуть не упала через увесистый, высокий камень, который при ближнем рассмотрении оказался холщевым мешком.
- Сенюшкин! Что это за постамент?
Ответа не последовало. Сенюшкина попыталась подвинуть мешок, это ей удалось с трудом.
- Что это? - опять разрезала она своим голосом пространство.
- Да премия, - сказал подошедший Сенюшкин.
- Тебе премию теперь выдают камнями?
- Нет, мелочью, достоинством в два рубля, - ответил он и погрустнел.
Cвидетельство о публикации 421690 © Рябушева Лариса 06.04.13 14:27