Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Критика Литературоведение
Форма: Статья
Дата: 13.03.13 05:12
Прочтений: 100
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 2)
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Стихи – хи-хи, или Немного ши
 
 
Стихи – хи-хи, или Немного ши
 
(из колонки бывшего редактора «Новой Литературы»)
 
 
Как-то без интереса занимаюсь в последнее время стихотворцами. Интерес этот гас, гас, и вот, кажется... В одном из обзоров вот какую странную штуку говорю: надо проверять тексты – относительно мира. Не отталкивают ли их вот эти деревья-дома-стены – не отплёвывается ли от них окружающий мир? Совет, конечно, шизоватый, понимаю. И всё-таки – попробуйте как-нибудь. Давайте попробуем.
Смотрим, что пишут наши поэты:
Мой бедный дом, я словно тень
В тебе, и тени нет покоя
В твоей беззвучной пустоте,
Где нас с тобой – печальных – двое...
 
(Катерина Ремина)
 
У ангела есть несколько часов,
чтобы со мной о счастье помолиться,
И допьяна молитвою напиться,
И повторить: «Все будет хорошо»...
 
(Солнце Вечера –
симпатичный, кстати, псевдонимчик; я бы себе Солнце Вчера взяла, да поздно коней на переправе менять)
Что тут скажешь... Когда я вижу «В твоей беззвучной пустоте, Где нас с тобой – печальных – двое», мне почему-то думается: так-таки и в беззвучной? почему печальных? почему не трое, не четверо? На эти дурацкие вопросы можно даже ответить – и даже какие-нибудь внятные, вменяемые ответы дать, это-то я понимаю. Дело не в вопросах и ответах. Дело в том, что текст позволяет так с собой поступать. Выпускает из своего пространства – на какие-то там побочные, – дурацкие как правило, – раздумья, впечатления. Я вижу угол компьютера, все четыре угла, потом стол – у него тоже углы, один, два, три, четыре, – и так далее, далее. И любой из углов сильнее, чем слова на экране. Я совсем отвлекаюсь, пью кофе, ухожу в письма, в интернет, в работу – и нет никакой разницы, печальных их там двое или трое или четверо, понимаете? Это провал. Это могут быть очень осмысленные и даже красивые и даже оригинальные стихи, но когда любой угол сильнее, – это провал. Хороший текст все эти углы обламывает, срезает, не знаю... растворяет, – он их убирает. Он собой всё пространство занимает, тут уже не до углов...
Купила «Аукцыон», все альбомы. Два дня – никаких углов! Чуть в столб не врезалась – столбов тоже не вижу. «А я старый пионэр – много знаю!»* – и всё, никаких углов, столбов, компьютеров. Возвращаемся к Солнцу Вечера: «чтобы со мной о счастье помолиться, И допьяна молитвою напиться...». Брр. Отвлекаюсь, письма, интернет... Надоедает – и к «Пионэру»! Понимаете, к «Пионэру» – хочется, а к этим словам – теням и молитвам – нет. Ими заниматься только по необходимости можно. Я всё это перечитываю исключительно потому, что мне обзор писать. А обзор писать я буду, мне это нужно. Буду, даже если ни поэтов ни прозаиков не останется, одна шапка – «Новая Литература». Я тогда объясню, как я это в цвете вижу – какая у меня «Н» вишнёвая, какая «Л» голубая. У меня это как у Соломона Воложина «в лоб», до бесконечности могу твердить... Ну ладно, поэты-то ещё имеются, зря я в такую апокалиптику забралась. И поэты есть, и прозаики, и критики. Критиков, правда, мало. Что ж это делается: своего лепета – романами, романами. Чужой – никто даже в миниатюрах не воспринимает. А зря. Полезно! Чужой текст – всегда или чудо, или профилактика. К тому же – весёлая профилактика. Я вот, например, критику прочитывая, такое нахожу!
 
...По сути, поэзия Гевора – это циклическая вариативность, наполненная поистине буддистским скепсисом, одной и той же темы – куда не ступит нога человека – везде абсолютное фиаско. Один шаг влево – боль. Шаг вправо – потерянность. Шаг вперед – абсурд. Шаг назад – бред.
(Владимир Гуга)
 
...Рассуждая логически, между «еще-не-речью» и «уже-не-речью» как раз и должна находиться (обнаруживаться) сама речь. Но именно «должна», а долгов поэзия старается избегать. Здесь ключевые слова: «в их интенции» — направленности, стремлении быть чем-то или не быть чем-то. В данном случае — стремлении не быть ни тем, ни другим.
(Михаил Айзенберг)
 
В общем, чудо – это редко. Зато профила-актики... Кстати, о чудесах заговорили, и вспомнился мне перл с родного «Ньюлита», тоже, в общем-то, о чуде:
 
«Легенда о чуде» Виктории Светловой – незамысловатый кусочек доброты от автора в виде короткой легенды.
(Игорь Солнцев)
 
Надо так? Не надо. А почему не надо?.. Отсюда и критика. Все мы критики, – кто не критик, тот не читатель. Кто не читатель, тот не писатель, и его здесь нет – это не вы, не я, это... там. Вернёмся к нашим баранам (меня одна мадам, прочитав статью, спросила: не слишком ли грубо? поэты не обидятся, что они – бараны?).
Из жизни я,
Как из штанишек детских,
Давно уж вырос.
По мне кутья,
Наверно, стынет где-то,
И стонет клирос.
А я живу,
И радуюсь повсюду
 
Зверью и людям,
Кошу траву,
На счастье бью посуду,
И... будь, что будет!..
 
(Сергей Прохоров)
Кстати, Сергей – тоже наш коллега, редактор (журнал «Истоки»). Давайте-ка, по блату что называется, ещё его почитаем:
...Хороша ты, Русь моя, в пору сенокосную!
На земле такой поры краше есть едва ль.
Когда зорькой раннею, когда зорькой росною
Шелестит под косами клевера листва...<...>
 
Днём был зной,
А ночью дождь прошёл.
Боже мой,
Как жить-то хорошо!
 
(Сергей Прохоров, разумеется)
Ну... Ваша позиция ясна. Комментарии чуть позже. Да и какие комментарии к тому, что жить хорошо?.. Дальше.
Дело мужчины – сеять.
Дело яблока – зреть.
Сатана расставляет сети,
и всяк его пленник на треть.
Всяк гуляет над бездной,
верно тебе говорю.
Послушай рассказ о бедной,
глупой Шарлотте Дрю...
 
(Алексей Сомов)
Вау (опаньки), какие всё-таки разные у нас авторы! :)
И какое всё-таки типовое это разное. Прохоров – деревенщик, патриот, почвенник и пр., см. синонимы. Сомов явный ситибой / анфан террибль, сильно эрудит, сильно космополит и пр., см. антонимы к тем синонимам. Ни то ни другое мне... даже нельзя сказать «не нравится». Никак – вот это ближе. Я не ищу ни почвенников, ни над-почвенников. Мне хорошо, прекрасно живётся и без того, чтобы Прохоров это озвучил. Мне так плохо, как Сомов ни в одной своей «садюшке» не поймал. Ни тот, ни другой не волшебники. И даже не учатся. Не буду Бродского цитировать (а собиралась, но как-то... не в меру уже), процитирую-ка я другого поэта. К вопросу о юморе (ведь пытался товарищ Прохоров пошутить?), к вопросу о чернухе (ведь пытался господин Сомов быть мрачным?):
Девочка красивая
В кустах лежит нагой.
Другой бы изнасиловал,
А я лишь пнул ногой.
 
(Олег Григорьев)
Вот такая маленькая изящная ужастинка. На чёрную божью коровку похожа, которая на какое-то мгновенье всё изображение, всё окружающее перекрывает. Не полезешь с этой коровки ни в письма, ни в кофе, ни углы компа обозревать. Хотела сказать «всё гениальное просто», да ведь и не гениально это. Просто хорошо. Хорошее тоже просто. Критики, правда, этого не знают (см. выше), а остальные догадываются, но как-то... безрезультатно. Ждём результатов (ждём: я, углы, столбы, кофе, интернет и прочий вас окружающий мир :)).
 
 
 
---------------------------------------------------------------------------------
* В альбоме «Четыресполовинойтонны», 1997 г.
---------------------------------------------------------------------------------
 
 
 
 
 
(ноябрь 2010)
Елена Зайцева (arinazay@rambler.ru)

 
Cвидетельство о публикации 418428 © Зайцева Е. А. 13.03.13 05:12
Число просмотров: 100
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 2)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 232
Из них Авторов: 9
Из них В чате: 0