Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Научная литература Мемуары История
Форма: Очерк Статья Сборник
Дата: 30.01.13 20:29
Прочтений: 5895
Средняя оценка: 9.89 (всего голосов: 19)
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Тени великого прошлого (главы 3 и 4)
 Глава 3. Возрождение крепости Севастополь
  3.1 Новая крепость, новая артиллерия.
   Поражение России в Крымской войне было, не поражением русского оружия, а скорее, поражением русской дипломатии. Русские войска, отступив на Северную сторону, были готовы продолжить сопротивление, однако англо-французские оккупанты на штурм Северной стороны не решились, уж больно велики были их потери при штурме Южной стороны.
Раструбив по всей Европе о взятии Севастополя, союзники предпочли действовать дипломатическими методами. И на этом фронте Россия потерпела сокрушительное поражение. На Парижском конгрессе 1856 года, на который собрались Англия, Франция, Сардиния и Турция с одной стороны, и Россия, Австро-Венгрия и Пруссия с другой, решался вопрос о результатах Восточной (Крымской) войны.
Хотя формально Австро-Венгрия считалась дружественным России государством, но фактически, она заняла совсем недружественную России позицию. Пруссия дальновидно сохраняла нейтралитет. Оказавшись в политической изоляции, Россия оказалась в сложной ситуации. Помимо этого, дипломаты, представлявшие на конгрессе Российскую Империю, не проявили должного рвения, и в результате условия мира получились для России не просто тяжелыми, а очень тяжелыми. Ее территориальные потери были минимальными, но…
   Черное море после "миротворческой операции" Англии и Франции было объявлено "демилитаризованным". И всем странам Черноморского бассейна было запрещено на нем держать военный флот, крепости, арсеналы.
Добросовестно выполняя статьи Парижского договора, Россия была вынуждена срыть все существовавшие до этого крепости, и отказаться от восстановления флота. В то же время Турция могла в любой момент ввести в Черное море свой Средиземноморский флот. Т.е. "демилитаризация" была явно односторонней.
   Крымская война нанесла громадный урон и городу и всему Крыму. Даже спустя двадцать лет после войны о Севастополе писали так: "Бывший главный порт нашего флота расположен на выдающейся части Крымского полуострова…Все значение Севастополя состоит в его прошлом, он знаменит ныне только своими историческими развалинами. Севастополь отстраивался очень медленно и ныне представляет собой если не мертвый город, то скорее город мертвых… улицы поражают путешественника своим мертвым видом: дома без крыш, пробитые стены, кое-где торчат только одни трубы, как после пожара…"
   До 70-х годов 19 века Севастополь действительно переживал упадок. Севастопольские укрепления большей частью были разрушены, население города частично погибло, частично выехало в другие города, спасаясь от бедствий войны. Город, изначально бывший крепостью, потихоньку приходил в запустение.
   Так продолжалось достаточно долго, пока в октябре 1870 года Россией было принято решение отказаться от выполнения статей Парижского договора. На пиру старых колониальных империй, Россия была незваным гостем. Основными политическими оппонентами России оставались Англия и Франция. Естественным союзником России в большой политике оказалась Германия, которая так же опоздала к разделу колоний.
   Такое смелое решение Российская империя приняла, пользуясь тем, что за это время на мировой шахматной доске произошли серьезные изменения. И внесла эти изменения пешка, неожиданно вышедшая в ферзи- Пруссия. Разработав, при содействии России, новые системы вооружения, Пруссия начала вести достаточно агрессивную политику. Она нанесла поражение сначала Австро-Венгрии, а затем, расширив свою территорию и экономический потенциал, в 1870-м году, разгромила Французскую империю.
   Отказ Россией от выполнения положений Парижского трактата, вызвало бурю протестов со стороны ряда стран, однако, Великобритания в одиночку, без поддержки Франции и Австро-Венгрии вести вооруженную борьбу против России не решилась, и ограничилась дипломатическими мерами. Ситуацию могла бы спасти Оттоманская империя, но она даже спустя пятнадцать лет, никак не могла оправиться после "победы" над Россией в Крымской войне. Уже в марте следующего, 1871 года, право России держать на Черном море военный флот, и строить укрепления, юридически было закреплено Лондонской конвенцией. Однако, Англия, не смирилась с этим дипломатическим поражением. Убедившись в том, что воевать с Россией коммерчески невыгодно, начала подстрекать к войне Оттоманскую империю, чтобы отвлечь внимание России от Средней Азии, где в это время столкнулись интересы России и Англии. Результатом этих действий стала Русско-Турецкая война 1877-78г., которая послужила стимулом для возрождения Севастопольской крепости.
   В традиционном путеводителе по Севастополю эта глава была бы совершенно не нужна, но Севастополь практически все время своего существования был крепостью и главной базой Черноморского флота. Однако в его истории есть интересный период, малоизвестный широкому кругу читателей, и связан он с появлением новых артиллерийских систем.
   Лишившись военного флота и вынужденная уничтожить свои крепости на Черном море, Россия приступила к обновлению своей армии, в надежде взять реванш. Потеряв в Крымской войне почти тысячу старых гладкоствольных орудий и почти весь парусный Черноморский флот, Россия взялась за создание новой военной техники.
Прежде всего, были созданы орудия нового поколения. Они стали казеннозарядными и нарезными. В истории военной техники существует достаточно большой и интересный период развития артиллерии, мало освещенный в российской литературе, но мне кажется, что орудия, стоявшие на вооружении российской армии более пятидесяти лет, заслуживают отдельной главы. Они пришли на смену гладкоствольным дульнозарядным пушкам, и превосходили их по всем параметрам, хотя изготовление их шло на тех же заводах, для их производства использовались те же самые материалы, и для стрельбы они использовали тот же самый черный порох. Они были достаточно громоздкими, и их скорострельность была низкой, но при всех этих недостатках они обладали рядом преимуществ.
   Ели лучшие ланкастерские гладкоствольные пушки стреляли на 4,5км, то нарезные орудия, разработанные Россией, при содействии Пруссии стреляли на 5,5 и более километров. Эти орудия имели скрепленный ствол, удлиненные снаряды (а соответственно, снаряд имел большую массу, чем круглое ядро). Длина снаряда составляла 2-3 калибра. Снаряд был с мягкой свинцовой оболочкой, являвшейся его ведущей частью. Нарезы в канале ствола имели постоянную крутизну с длиной хода до 60 калибров у пушек и до 40 — у мортир. Начальная скорость у этих орудий была несколько меньше, чем у гладкоствольных пушек. Это объяснялось тем, что при больших пороховых зарядах, в контакте с нарезами ствола, свинцовая оболочка снарядов не выдерживала больших нагрузок, и срезалась. Поэтому заряжание нарезного орудия приходилось производить меньшим пороховым зарядом (по сравнению с гладкоствольным орудием того же калибра).
   Орудия этого образца проектировались на основе теоретических исследований проф. Маиевского и скреплялись по системе, предложенной инж. Гадолиным. Русские теоретические разработки и техническое содействие немецких инженеров, позволили вооружить русский флот и береговую артиллерию новейшей, по тем временам, техникой. По своим баллистическим качествам русские береговые орудия "образца 1867 года" являлись в то время лучшими в мире.
   Так, снаряд 9-дюймовой пушки на расстоянии одного километра пробивал броню толщиной до 203 миллиметров. Это орудие выдерживало до 700 выстрелов, превзойдя по прочности все западноевропейские береговые орудия того времени. Многие государства Европы после испытания русского 9-дюймового орудия отказались от ранее введенных артиллерийских систем англичанина Армстронга, и приняли на вооружение русский образец.
Самым же сильным орудием береговой артиллерии являлась 11-дюймовая пушка образца 1867 года. По бронепробиваемости она намного превосходила 12-дюймовую пушку системы Армстронга. Для англичан это было шоком. Стоит отметить, что до 70-х годов 19в., в мире признавалась качественной только английская техника. Оборудование, произведенное в Германии, считалось лишь дешевой подделкой под английский образец, а о русском оружии, чаще всего говорили с нескрываемым презрением, отмечая лишь высокие качества русского солдата.
   Наряду с высокими баллистическими данными орудия образца 1867 года имели и конструктивные преимущества. Заряжание с казны было простым, удобным и безопасным для личного состава. Нарезной ствол давал высокую дальность полета снаряда, точность и кучность боя. Для ведения навесного огня были разработаны казеннозарядные мортиры. В 1867 году проекту русского инженера Семенова были изготовлены металлические лафеты для 9-дюймовых пушек. Лафеты имели механический тормоз, ограничивавший откат, кран-балку для подъема снарядов к казенной части и другие приспособления, облегчавшие процесс заряжания, приспособления для вертикального и горизонтального наведения орудий.
   После шока Крымской войны, Россия сделала попытку обновления, однако отношение Военного ведомства к своим обязанностям осталось прежним. В министерствах царило взяточничество, поэтому, на вооружение часто принимали далеко не самые лучшие образцы. Так, например, на вооружение пехотных частей была принята 4-х линейная (10,4мм) винтовка системы Хайрама Бердана (США). Причем эта винтовка стояла на вооружении лучших частей, а остальные были вооружены передельными винтовками Крнка и Карле. Для своего времени эти винтовки были уже достаточно отсталыми, однозарядными, а "отсталая" турецкая армия имела на вооружении многозарядные винтовки Генри-Мартини и Винчестера (пусть даже не во всех частях). Налицо явное отставание в вооружении. Зато некоторые чиновники в Военном ведомстве получили хороший "откат" (как сейчас принято говорить).
   На Черном море Россия начала возрождение флота, а флоту нужен был порт. Правда, в Российской империи все делалось небыстро. Лишь полтора года спустя после подписания Лондонской конвенции, Россия предприняла конкретные шаги к усилению своего влияния на Черном море. 13 августа 1873г. вышел указ управляющего Морским министерством, в котором Севастополь объявлялся портом 2-го разряда. Объявление Севастополя портом дало возможность завозить материалы и оборудование, необходимые для создания крепости. В августе 1873г. Севастополь был выделен из состава Таврической губернии и подчинен особому градоначальству, первым градоначальником 15 ноября 1873 года стал участник обороны Севастополя контр-адмирал П.А. Перелешин. В этом же году, была начата прокладка железной дороги от узловой станции Лозовая в Севастополь. Но все эти шаги были очень медленными и нерешительными. До 1876г. для обороны Севастополя было сделано крайне мало. В городе, с 1861 года стояли гарнизоном два пехотных полка 13-й пехотной дивизии и 13-я артиллерийская бригада. С 1865г. в Севастополе тайно началась заготовка компонентов подводных мин, был организован склад Керченской крепостной артиллерии (78 970 пудов пороха и 143 467 снарядов).
   Была нанята американская фирма, которая подрядилась расчистить гавань Севастополя от затопленных кораблей. Работы были выполнены в течение двух сезонов, однако выполнены они были крайне некачественно. Заокеанские подрядчики подняли со дна моря лишь то, что представляло собой хоть какую-то ценность, оставив на дне множество обломков, представляющих опасность для судоходства. На следующий сезон русским пришлось заново расчищать фарватер.
   В 1873-м году генерал-лейтенант Тотлебен составил план строительства Севастопольской крепости. Приморский фронт крепости состоял из семи береговых батарей. Учитывая опыт Крымской войны, проектом предусматривалось строительство и сухопутных рубежей. Сухопутный обвод крепости состоял из двух частей. На Северной стороне предполагалось использование линии обороны. построенной во время Крымской войны. Центром обороны на этом участке по прежнему являлось Северное укрепление. Передовая линия обороны проходила по линии "нагорных" редутов.
   Однако на Южной стороне, система укреплений претерпела существенные изменения. Линия обороны была намечена по господствующим высотам. Она проходила по линии: Карантинная бухта - Рудольфова гора- Куликово поле -Зеленая гора-Воронцова гора-Килен-балка. Во многом эта линия совпадала с осадной линией французских и английских войск и частично использовала их укрепления.
   К реализации проекта приступили лишь в 1876г., когда Россия решилась начать войну на Балканах. Начиная с апреля 1876 года, началось интенсивное строительство земляных укреплений, для строительства долговременных оборонительных сооружений времени не хватало. Береговые орудия устанавливались на временных деревянных основаниях, собранных из нескольких накатов деревянных брусьев, скрепленных железными скобами.

   По состоянию на 15 октября 1876 г. в Севастополе были построены:
   Северная сторона:
   Батарея № 1 (возле Волоховой башни) две 6-дюймовые казеннозарядные мортиры обр. 1867 г., и четыре 24-фунтовые казеннозарядные чугунные пушки.
   Батарея № 2 (левее Волоховой башни, на месте прежней батареи Карташевского) две 6-дюймовые казеннозарядные мортиры обр. 1867 г.
   Батарея № 3 (возле Константиновского форта) две 6-дюймовые казеннозарядные мортиры обр. 1867г.
   Южная сторона:
   Батарея № 5 (на Александровском мысу): четыре 9-дюймовые пушки обр. 1867 г., две 24-фунтовые пушки.
   Батарея № 6 (бывшая № 10): четыре 9-дюймовые пушки обр. 1867 г, четыре 24-фунтовые чугунные пушки.
   Батарея № 7 (бывшая № 8, на мысу Хрустальный): четырнадцать 6-дюймовых казеннозарядных медных мортир обр. 1867 г.
   В запасе на складах находились шесть 12-фунтовых чугунных пушек обр. 1867г.

   Во второй половине XIX века русское командование широко использовало береговую артиллерию в сочетании с минными заграждениями. Опыт Крымской войны нашел широкое применение в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Как известно, Россия не имела тогда флота на Черном море. Турецкий же флот насчитывал в своем составе 22 броненосных и свыше 82 паровых кораблей. В этих условиях русское командование использовало для прикрытия Одессы, Николаева, Севастополя и Керчи минные заграждения в сочетании с огнем береговых батарей. Артиллерия дальнего боя должна была вести борьбу с кораблями противника, пытающимися бомбардировать охраняемый объект, с блокирующими кораблями, а также отражать артиллерийские атаки, под которыми понимали попытку противника подавить огонь береговых батарей. Орудия этой группы предназначались для удержания кораблей противника за линией укреплений военно-морской базы или охраняемого участка побережья. Артиллерия дальнего боя вооружалась наиболее мощными и дальнобойными орудиями, которые устанавливались в местах, обеспечивавших наилучшие сектора обстрела и обзора моря. Считалось, что артиллерию дальнего боя следует устанавливать на далеко выдвинутых в море участках побережья. В Севастополе эту задачу выполняли пушечные батареи. Артиллерия ближнего боя имела задачу противодействовать прорыву неприятельских кораблей к защищаемому объекту. Орудия этой группы устанавливались в узкостях в местах возможной высадки десантов. В Севастопольской крепости эта задача возлагалась на мортирные батареи. Артиллерия внутреннего боя предназначалась для поражения кораблей, прорвавшихся на внутренний рейд. Чтобы эффективно использовать орудия этой группы, все защищаемое пространство делили на участки, каждый из которых охранялся определенной батареей или несколькими батареями.
   Между Константиновской батареей и противоположным берегом у входа в Севастопольскую бухту в конце 1876 г. было установлено боновое заграждение из цепей и бревен. В том же 1876 году было решено выставить минные заграждения вблизи Севастополя. К этому времени в России на вооружении состояли мины двух типов: гальваноударные (их часто называли автоматическими) и гальванические. Обе мины ставились на глубине 0,9—1 м с помощью чугунных якорей весом от 9 до 16 пудов (130—260 кг). Постановка мин была возможна лишь на мелководье, где глубина не превышала 40 м. Гальванические мины приводились в боевое положение с берега с помощью кабеля (магистрального проводника), подключенного к электрической батарее. Основным преимуществом этих мин была возможность прохода собственных судов по минам, находящимся в небоевом положении.
   Гальваноударные мины содержали заряд весом от 16 до 25 кг. В качестве взрывчатого вещества использовались динамит, влажный пироксилин, реже — черный порох. Кроме того, крепостная артиллерия располагала донными гальваническими минами (фугасами). Донные мины имели цилиндрическую форму корпуса. Заряд мины составлял 30—50 пудов (491—819 кг). Подрыв мины производился по проводам с берега. Обычно на берегу размещалось два наблюдательных пункта. Когда корабль противника проходил через пересечение линий визирования обоих наблюдателей, цепь замыкали, и производился взрыв. Начиная с 20 октября 1876 г. в Севастополе было поставлено 240 гальванических мин и 35 гальваноударных мин системы Герца. Последние мины были снаряжены пироксилином. Кроме того, 23 гальванические мины выставили у входа в Балаклавскую бухту.
Интересно то, что все мины принадлежали Военному ведомству и их ставили армейские, а не флотские минеры. Постановка мин производилась со специальных баркасов.
   Мортиры должны были вести навесной огонь по палубам кораблей, одновременно обеспечивая огневую поддержку сухопутному обводу крепости. Важно было и то, что для мортир и пушек применялись одни и те же снаряды. Новые орудия были массивными и тяжелыми, вес одиннадцатидюймовой пушки достигал двадцати шести тонн, поэтому их на временные основания устанавливать не решились.
Первые же испытания пушки, образца 1867 года прошли в русско-турецкой войне 1877-1878 годов.    29 апреля 1877 года русские артиллеристы в районе города Браилова потопили турецкий броненосец "Лютфи-Джелиль". Это был первый в истории случай, когда броненосный корабль оказался потопленным береговыми мортирами. В незащищенную броней палубу броненосца попало два снаряда, он взорвался и затонул, погибла почти вся его команда.
   Всего к началу русско-турецкой войны 1877-1878 г.г. на береговых батареях Севастополя, (и на его складах), находилось 62 орудия. Количество орудий и их калибр по меркам того времени было достаточно скромным. Если принимать во внимание появление в турецком флоте (не без английской помощи) броненосцев, то ценность в борьбе с кораблями противника представляли лишь восемь 9-дюймовых пушек обр. 1867 г., установленных на Южной стороне, на батареях №5 и №6 (впоследствии №9 и 10).
Русское командование понимало всю сложность ситуации, поэтому, 15 сентября 1876 г. вышел приказ военного министра отправить в Севастополь еще двенадцать 9-дюймовых пушек обр. 1867г. с клиновым замком. Из них восемь решено было взять из Кронштадтской крепости, три — с полигона Волково поле под Петербургом и одну — опытную, изготовленную Обуховским заводом в Петербурге. Орудия были установлены на временных фундаментах на станках системы Семенова (с углом максимального возвышения в 17 градусов). Дополнительно, 5 октября 1876 г. из крепости Динабург (с 1893 г. Двинск) были отправлены в Севастополь четыре 6-дюймовые мортиры обр. 1867 г. 2 ноября 1876 г. десять 24-фунтовых чугунных пушек были доставлены в Севастополь из Киевской крепости. Об эффективности стрельбы 9-дюймовых пушек, составлявших основу артиллерии в Севастополе можно судить по результатам учебных стрельб зимой 1877/78г. Было выпущено тридцать шесть снарядов, из которых семь (то есть 20%) попали в щиты, установленные на предельной дальности стрельбы из этих орудий (4055—5122 м) от батареи. Показатель для своего времени очень высокий.
   Турецкая война показала слабость Оттоманской империи. Несмотря на то, что турецкие войска были оснащены лучшим английским оружием, в т.ч. и английскими револьверами и многозарядными винтовками, Турция в этой войне потерпела поражение. Русские войска заняли Эдирне (Адрианополь), и если бы не вмешательство английской дипломатии, захватили бы Стамбул. Такой исход войны Великобританию никак не устраивал, поэтому, были предприняты все дипломатические меры, чтобы свести итоги победы русского оружия на нет. Победа России в этой войне не развязала балканский узел, а скорее затянула его потуже. Тем не менее, эта война имела много важных аспектов. Так в результате войны 1877-78г., на карте появилось новое православное государство-Румыния. Еще одним государством, получившим независимость по Берлинскому трактату 1878г. стала Сербия, давно боровшаяся за свободу. Болгария, вопреки распространенному мнению, независимости не получила, а числилась автономией в Османской империи, и получила независимость только в 1908-м г.
   Этот исторический период характеризуется интенсивной гонкой вооружений. Непрерывное совершенствование техники привело к дальнейшему изменению материальной части береговой артиллерии. В начале 70-х годов XIX века разрабатываются новые образцы орудий, по своим параметрам значительно отличающиеся от орудий образца 1867 года. Продолжая совершенствовать разработанные артиллерийские системы, русские инженеры предложили новое решение. Орудия, образца 1867 года заряжались относительно небольшим количеством пороха. При увеличении мощности порохового заряда, свинцовая оболочка снаряда срезалась, и снаряд летел кувыркаясь. Позднее этот недостаток удалось устранить: были разработаны новые снаряды с медными поясками, для которых была разработана другая система нарезов. Эти орудия получили наименование орудий "образца 1877г.". Начальная скорость полета снарядов у этих орудий по сравнению с начальной скоростью полета снарядов у пушек предшествующих образцов увеличилась на 75 м/сек (с 385 до 460 м/сек). Характерными особенностями орудий образца 1877 года являлись: нарезы прогрессивной крутизны, снаряды с медными ведущими поясками. На части снарядов делалось два медных пояска: передний — ведущий и задний — центрующий, на другой части — один медный ведущий поясок в задней части и центрующее утолщение в передней. У орудий образца 1877 года значительно возросла скорострельность: орудия крупного калибра делали до 30 выстрелов в час, орудия среднего калибра — до 420 и малого калибра — до 1500 выстрелов в час. За счет увеличения давления пороховых газов при выстреле нагрузки на ствол возросли, и потребовали более прочной конструкции ствола. Однако увеличения массы орудия удалось избежать за счет применения новой конструкции скрепления ствола.
   Для орудий образца 1867г., взамен снарядов со свинцовой оболочкой, были так же разработаны снаряды с медными поясками, однако снаряды этих двух артсистем не были взаимозаменяемыми. Использование новых снарядов позволило увеличить заряд пороха, и как следствие дальность и точность стрельбы.
   Одновременно разрабатывается новый, более качественный порох. Основной недостаток ранее применявшегося черного пороха заключался в том, что он быстро сгорал, и это приводило к высокому давлению пороховых газов сразу же после воспламенения заряда. Надо было замедлить процесс горения пороха, сделать его равномерным. Ученые предложили изменить форму зерен пороха, а пропорцию составных элементов оставить прежней. Появился так называемый призматический (медленно горящий) порох. Введение его позволило более рационально использовать действие газов. Опыты над призматическим порохом в России проводились в течение двух лет. Только в 1865 году после внедрения в производство пресса системы Вышнеградского на Охтенском заводе начинается изготовление этого вида пороха. Россия явилась первой страной, где призматический порох нашел применение в артиллерии. Позднее пресс Вышнеградского заимствовали многие заводы Европы.
В 1877-78-мг.г. для оснащения береговых батарей Севастополя стали поступать новые "орудия образца 1877 года" русского и немецкого производства. Одновременно с орудиями стали поступать и новые, усовершенствованные лафеты, конструкции Семенова. Отмечая заслуги изобретателя, Артиллерийский комитет писал, что заслуги Семенова "...делаются еще более, так сказать, рельефными, если обратить внимание на то обстоятельство, что, вырабатывая проекты своих лафетов, он не имел в иностранных артиллериях образцов подражания, так как наша береговая артиллерия постоянно почти была впереди иностранной". Лафеты, спроектированные Семеновым, в 70-х и 80-х годах известны под названием соответственно лафеты образца 1877 и 1878 годов.
   Видимо по инерции, во исполнение ранее отданных распоряжений, уже после окончания войны, в начале 1879 г. из Варшавы в Севастополь были доставлены три орудия нового типа — 11-дюймовые пушки Крупа. Вместе с пушками было доставлено четыре лафета Круппа. Правда, попав в Севастополь орудия тут же …легли на склады. После ратификации царем Берлинского конгресса (15 июля 1878 г.) Военное министерство принимает решение разоружить батареи Севастопольской крепости. Официальная формулировка — по финансовым причинам, "дабы не давать Севастополю статуса крепости".
   Но Берлинский конгресс не разрешил глубинных противоречий между Англией и Россией. Напряженность в отношениях с Великобританией (а следовательно с Турцией) сохранялась. Однако на местах эта напряженность никак не ощущалась. Порт вел выгодную торговлю, батареи и сухопутный обвод крепости разрушались и потихоньку приходили в негодность.

 3.2 "Военная тревога" 1884-85г.
Очередной гром грянул в 1885 году, и назывался он, "военной тревогой 1884-1885 г.". В конце 1884 г., в связи с успехом русских войск в завоевании Средней Азии разразился новый политический кризис, который в печати того времени окрестили "военной тревогой 1884—1885 гг.". Англия и Россия опять оказались на грани войны. Весна и начало лета 1885 г. стали апогеем русско-британского конфликта.
   С начала 1885 г. Севастополь начал лихорадочно готовиться к новой обороне. 12 апреля 1885 г. вышло Высочайшее повеление, по которому в Севастополе должны были быть восстановлены 7 старых (то есть построенных в 1876—1877 гг.) и построены 2 новые батареи (так и не построенные в 1877г.). Одновременно должен был быть обновлен сухопутный обвод крепости. Причем на восстановление старых батарей давалось 2 недели, а на постройку новых — 6 недель. На расходы по инженерной части выделено 160 тыс. рублей. Естественно все батареи опять строились в земляном варианте на временных основаниях. Для строительства капитальных сооружений опять не было времени.
   Работы по восстановлению старых и постройке новых батарей, легли, главным образом, на личный состав 5-й саперной бригады Одесского военного округа. Одновременно командованием проводилась инвентаризация складов на предмет нахождения орудий, демонтированных в 1879г. По состоянию на 28 апреля 1885г., на складе артиллерийского имущества в Севастополе было обнаружено:
   -три 11-дюймовые пушки обр. 1877 г., доставленные в 1879 г. из Варшавы
   -двенадцать 9-дюймовых пушек обр. 1867 г., доставленные из Петербурга, по приказу Военного ведомства от 15 сентября 1876г.
   -две 9-дюймовые стальные мортиры обр. 1867 г.
   -двадцать четыре 6-дюймовые медные мортиры обр. 1867 г.
   А так же, ряд орудий меньшего калибра:
   -шестнадцать 24-фунтовых длинных чугунных пушек,
   -шесть 12-фунтовых чугунных пушек, и.т.д.
   Три 11 дюймовых орудия, системы Круппа, установили на временных основаниях у м. Константиновский, 6-дюймовые мортиры разместили на м.Хрустальный и на батарее № 4. Началось строительство земляной батареи №1 для 12шт. 9 дюймовых орудий, образца 1867г. Уже в ходе строительства было принято решение усилить бруствер камнем.
   Орудий для вооружения батарей явно не хватало. Согласно Высочайшему повелению от 12 апреля 1885 г. в Севастополь должны были доставить семь 11-дюймовых пушек обр. 1867 г., семь 9-дюймовых мортир обр. 1867 г. из Керченской крепости и девять 9-дюймовых пушек обр. 1867 г. из крепости Поти. Часть орудий успели доставить в Севастополь, а часть нет. Всего, к концу 1885 года ситуация была следующей. По документам, "…в береговой обороне были восстановлены старые батареи временной профили (деревоземляные)". "Имелось на батареях 3шт. 11дм мм пушки Крупа образца 1877г., 12шт. 9дм пушек, 16 шт. 24фн.пушек, 6 шт. 12фн пушек, 2шт. 9дм мортиры, 24шт. 152 мм нарезных мортир (все обр. 67 года)".
   Сухопутные силы в Севастополе составляли 4 пехотных полка, 24 полевых орудия. Был почти полностью приведен в готовность сухопутный обвод крепости, построенный по намеченному генералом Тотлебеном плану. Ряд земляных фортов был перестроен, внутри периметра земляных укреплений были построены бетонные укрытия для личного состава и погреба боезапаса.
   Основные силы флота так же были сосредоточены в Севастополе. В составе флота были 2 "поповки", "Память Меркурия", 5 новых миноносок и 3 миноноски обр. 78 года, несколько минных катеров и вспомогательных судов.
   29 августа (10 сентября) 1885года в Лондоне было достигнуто соглашение о разделе сфер влияния России и Англии. Напряженность спала. Но, высочайшим решением было поручено восстановить Севастополь как главную базу Черноморского флота. Реализация (даже Высочайших) решений шла крайне медленно, вовремя доставить новые орудия не получилось. Однако, как говорится, "процесс пошел".
   3.3 Строительство долговременных укреплений крепости 1897-1903
   Севастополь продолжал вооружаться, хотя, и шел этот процесс очень медленно. Был принят план строительства приморского фронта крепости Севастополь. В феврале 1886 года в Севастополе было сформировано Управление крепостной артиллерии и один батальон крепостной артиллерии. В Севастополь доставлялись новые орудия. Примерно в это время происходит очередная революция в военной технике.
   По мере улучшения качества корабельной брони действительность стрельбы орудий образца 1877 года стала недостаточной. Чтобы увеличить бронебойную способность орудий, стали удлинять их стволы, отчего увеличивалась и начальная скорость полета снарядов. Так появились орудия образца 1887 года (или, как их назвали, орудия с длиной ствола в 35 калибров). Стоит отметить, что с 1880 года в русской артиллерии стали применять так называемый шоколадный порох. Состав его резко отличался от черного призматического пороха. Если последний содержал 75% селитры, 15% угля и 10% серы, то в порохе новой марки количество серы было уменьшено до 4-2%, а угля увеличено до 21%. Сила пороха в связи с увеличением количества угля в его составе значительно повысилась. Применение бурого призматического пороха позволило увеличить начальную скорость снарядов, не изменяя конструкции орудий. Длина канала ствола 9- и 11-дюймовых пушек этого образца увеличилась до 35 калибров, начальная скорость снарядов возросла до 600 м/сек, а вес снарядов — соответственно до 180 и 384 килограммов. Эти орудия с дистанции 1700 метров пробивали железные плиты в пределах 16,5-20,5 дюйма. Однако новые орудия получились еще более массивными и тяжелыми. Масса 11 дюймового орудия увеличилась вдвое и достигла отметки в пятьдесят тонн. Дальность стрельбы по сравнению с орудиями 1867г. возросла почти вдвое. Изменение конструкции орудий потребовало и переделки лафетов. Идеи Семенова были использованы Р.А.Дурляхером. Принципиально, лафеты Дурляхера отличались тем, что гашение инерции отката орудия производилось не за счет движения люльки по наклонной плоскости и не за счет компрессора трения, а гидравлическим компрессором. Дурляхер разработал гидравлические тормоза постоянного и переменного действия, основанные на пробрызгивании жидкости через узкие отверстия.
   Он сконструировал лафеты для 6-, 9-, 10- и 11-дюймовых пушек, 9- и 11-дюймовых мортир. Его лафеты для 9-дюймовых пушек обеспечивали угол возвышения в 40°, для 11-дюймовых пушек — 30°, а для 9-дюймовых мортир — 65°.
   Крупными специалистами по проектированию лафетов во второй половине XIX века были также генерал-лейтенант М. Кокорин и А. Маркевич. Кокорин (1839-1907 гг.) сконструировал лафеты для 9- и 11-дюймовых мортир. Откат у этих лафетов ограничивался гидравлическим компрессором, а накат производился посредством наклона поворотной рамы вперед на 3-4°. Снаряды подкатывались к орудию в кокорах-тележках и снимались бомбоносами. Для заряжания 11 дюймовых орудий стали использовать небольшой подъемный кран, установленный на лафете. Однако, в России, новая техника внедрялась все медленнее, и в Севастополь ни одного нового лафета не поступило.
К началу марта 1888г. в Севастополе для вооружения береговых батарей имелось:
   -двенадцать 11-дюймовых пушек (3шт. обр. 1877 г. и 9шт. обр. 1867 г.),
   -семнадцать 9-дюймовых пушек обр. 1867 г., Из них 12 пушек были с клиновым замком производства Обуховского завода, а пять — с поршневым замком производства Пермского завода. Все 9-дюймовые пушки были установлены на лафеты Семенова, допускавшие максимальный угол возвышения 17°. Кроме того, на складе имелось еще 2 запасных лафета.
   -две 6-дюймовые пушки весом в 190 пудов,
   -четыре 11-дюймовые мортиры обр. 1877г. на станке Рассказова.
   -девять 9-дюймовых мортир обр. 1867 г.
   -восемь 9-дюймовых обр. 1877 г.
   К концу марта 1888 г. в Севастополь было доставлено пять новейших 11/35-дюймовых пушек (образца 1887 года). На 1892г. были заказаны еще шесть 9 дюймовых мортир, образца 1877г.. Именно под эти орудия, в 1887-89г.г. было начато строительство долговременных береговых батарей. Одновременно началось усиление земляных укреплений бетонными укрытиями для личного состава. Правда, на сухопутном фронте работы велись достаточно медленно.
   До этого момента, приморскую крепость Севастополь защищали лишь несколько земляных батарей. "…9 генваря 1887г. от р.х. … докладываю Вашей Светлости, что инспекция моя показала установленными:
   -12шт. 9дм пушек Обуховского завода (с клиновым замком) установлены на батарее № 1-го в двух полубатареях, подле развалин башни Волоховой. Пушки поставлены на бревенных основаниях за бруствером, 3 саж. высотой и 6 саж. толст.
   -3шт. 11дм пушки Круппа, образца 1877года на батарее №6-го. Пушки установлены на бревенных основаниях за земляным бруствером, 6 саженей толст.
   -4шт. 11дм. пушек, образца 1867г., Обуховского завода, установлены за земляным бруствером батареи № 5-го
   -4шт. 11дм. пушек, образца 1867г., Обуховского завода, установлены за земляным бруствером батареи № 9-го, на месте, где прежде Александровская батарея стояла.
   -6 шт. 6дм. пушек в 190 пуд и 4 шт. медных мортир установлены за бруствером батареи №8-го. Остальные же … на складах подготовлены к постановке, согласно существующим распоряжениям. На сухопутном направлении, за земляными насыпями установлены тридцать восемь 24-фунтовых чугунных длинных пушек, четыре 24-фунтовые короткие пушки, двадцать шесть 9-фунтовых пушек обр. 1867 г. … Земляные форты сухопутного направления устроены ладно и имеют укрытия, покрытые бетоном, выполненные со всей тщательностью… ".
   Однако не все было не совсем так, как указывалось в донесении, видимо составитель этого донесения был изрядно "подмазан" местным командованием. Выяснить это удалось благодаря случайности. На бумаге в Севастополе числилось установленными много орудий, однако 30 мая 1889 г. В 5 ч 30 мин утра по неизвестной причине (скорее всего это была английская диверсия) на артиллерийском складе в Лабораторной балке возник пожар. Рядом со складом орудий находился пороховой погреб на 45 тыс.(!) пудов пороха. Причину пожара выяснить не удалось. Пожар превратился в катастрофу. Севастопольское командование попыталось скрыть ее размер даже от руководства Военного ведомства в Петербурге. В результате множество орудий было выведено из строя. Так, получившие серьезные повреждения две 6-дюймовые пушки в 190 пудов 6 сентября 1891 г. были отправлены на капитальный ремонт, на завод, в Пермь. Тридцать восемь 24-фунтовых чугунных длинных пушек, четыре 24-фунтовые короткие пушки, двадцать шесть 9-фунтовых пушек обр. 1867 г. и одиннадцать 6-дюймовых мортир обр. 1867 г. (числившиеся установленными на батареях) были отправлены на ремонт в Брянский арсенал. Всего тяжелые повреждения получили 83 орудия, правда, большинство из них относилось к устаревшим типам.
   Для разбора происшествия в Севастополь прибыл военный министр. Выяснилось, что по состоянию на 1890г. в Севастополе были построены в долговременном варианте всего лишь две полубатареи, хотя по отчетам было построено намного больше. На каменно -земляной батарее № 1 на 12шт. 9 дм. орудий, образца 1867г. был насыпан земляной бруствер. На правой полубатарее шесть орудий были установлены на деревянных основаниях. На левой (в то время они числилась батареей №2) из каменных квадров Волоховой башни был выложен каменный бруствер, оформлены фундаменты шести орудий. В качестве погреба боезапаса использовался нижний этаж Волоховой башни. На 10-й батарее заканчивались бетонные работы на левой полубатарее (№10Б). На правой полубатарее (№ 10А) Орудия установлены на временных основаниях. Особенностью этих береговых батарей стало то, что орудия на них устанавливались за комбинированным (земляным + каменным или бетонным) бруствером попарно, и отделялись от соседней пары орудий земляными траверсами (впоследствии на месте земляных траверсов будут построены погреба боезапаса). Остальные укрепления Севастополя были земляными. Выяснилось так же, что 24-х и 9-ти фунтовые пушки, числившиеся установленными, на деле лежали на складах.
   Во время пребывания в Севастополе министр утвердил проект сухопутной обороны крепости Севастополь. Исходя из опыта обороны Севастополя в 1854-1855 годах, было принято решение устанавливать орудия береговых батарей на основаниях, позволяющих вести круговой обстрел. Береговая артиллерия получила теперь возможность вести огонь по морским и по сухопутным целям. Это в свою очередь позволило возводить укрепления на сухопутном фронте на расстоянии от базы, равном дальности действительного огня береговой артиллерии, что обеспечивало содействие ее войскам при обороне базы с суши. В конце XIX века таким расстоянием считалось 10 верст (около 11 километров).
   Согласно утвержденного проекта, сухопутный обвод крепости проходил по той же линии, однако укрепления этой линии должны были состоять из отдельных фортов, соединенных стрелковыми окопами полной профили. Форты должны были вмещать от роты до батальона пехоты. Оснастить форты планировалось орудиями, которые должны были вернуться с заводов после ремонта.
   По проекту 1890 года, на Северной стороне пехотные форты должны были заменить "нагорные" редуты. На Южной, форты должны были разместится по господствующим высотам от берега моря, через Рудольфову слободу (г.Матюшенко) до Сарандинакиной балки и далее вокруг Корабельной стороны.
   В сентябре 1890 года Севастопольская инженерная дистанция была преобразована в Крепостное инженерное управление, а к концу 1890 года в состав гарнизона кроме батальона крепостной артиллерии вошла 4-я минная рота, преобразованная в Севастопольскую крепостную минную роту. Одновременно из Николаева был переведен штаб флота, переведенный туда после Крымской войны, все флотские учреждения и четыре из шести флотских экипажей.
   17 мая 1890 года Севастополь был официально объявлен крепостью 3-го класса. 1-я батарея на мысу Толстый и 10-я батарея на Мартыновом мысу, стали первым опытом строительства береговых батарей нового типа в Севастополе. Их конструкция во многом сходна, хотя отличаются материалы и методы строительства. Эти две батареи, были экспериментальными, их архитектура несколько отличается от архитектуры укреплений, построенных позднее.


Реконструкция устройства батареи №1

14 сентября 1890года были завершены работы на долговременной позиции полубатареи №10Б, на Мартыновом мысу, и весной следующего года на ней были установлены 4 шт. 11 дм орудий, обр.1887г.
Однако из-за пожара на складах в Лабораторной балке, много снарядов было выведено из строя. Журналом Артиллерийского комитета (ЖАК) № 592 от 1888 г. разрешалось в случае надобности стрелять из новых 11-дюймовых пушек образца 1887г. снарядами от 11-дюймовых пушек обр. 1877г., хотя от этого будут выгорать стволы. Только в июне 1891г. в Севастополь поступили снаряды к новым орудиям.
К 1 января 1891 г. в Севастополе имелось пять 11/35-дюймовых пушек и к ним только 496 бомб из обыкновенного чугуна, то есть снарядов, которые формально считались осколочно-фугасными, но из-за малой мощности взрывчатого вещества таковыми не являлись.
24 и 26 июля 1891 г. в Севастополе прошла учебная стрельба из четырех 11/35-дюймовых пушек (№ 1, 2, 3 и 4). У пушки № 2 произошел преждевременный разрыв снаряда в канале, после чего орудие было заменено.
Орудия полубатареи 10А, в это время, были установлены на временной деревоземляной позиции, которую вскоре начали тоже перестраивать. Однако спустя два года вошла в строй и долговременная позиция второй полубатареи.   Активное строительство батарей в Севастополе началось только в 1893-м году. До этого момента, оборона входа в Севастопольскую гавань осуществлялась батареей №10.
   Она была самой мощной батареей Севастопольской крепости. Нужно сказать, что вновь возводимые батареи имели весьма неудачную конструкцию. В российской военной науке возобладало мнение инж. К.И. Величко и Л. Фримана, выступавших против использования барбетных и башенных установок в береговых укреплениях и крепостях. Причиной этого решения стала …обычная экономия средств казны.
   Орудия на батареях, образца 1893-1902г. располагались за бетонным бруствером в одну линию, на небольшом расстоянии. Орудия (или пары орудий) разделялись лишь бетонными траверзами. Причем траверзы, часто, полностью не отделяли одно орудие от другого. Помимо этого они часто служили погребами для боеприпасов укрытиями личного состава или снаряжательными помещениями.
   Погреба боезапаса, чаще всего, строились двухъярусными. Чтобы обеспечить защиту, основное помещение погреба размещали ниже уровня установки орудий. Из погреба к орудию поднимался трап. Подача снарядов к орудиям осуществлялась вручную или небольшими ручными подъемниками. Заряды и снаряды размещались в отдельных погребах. Выход трапа к орудию прикрывался дубовой дверью, которую снаружи защищала стальная бронедверь. Массивный бруствер и траверсы, обеспечивали защиту орудия и частично расчета с фронта и флангов. В передней части орудийного дворика, размещались ниши, в которых хранились заряды и снаряды первых выстрелов. Орудия разместили на новых поворотных станках, что позволяло вести круговой обстрел. На флангах батарей разместили дальномерные и визирные павильоны. На береговых батареях этого поколения отсутствовало искусственное освещение (чтобы исключить возможность взрыва). Электрическое освещение, остатки которого иногда можно встретить на остатках массивов, было проложено позднее. Зато появляются средства связи. Основным средством связи становятся телефон и сигнальные электрические приборы.
   Прежде всего, в 1893-м году было решено возвести массивы 11дм пушек, прикрывающих вход в гавань. Работы по постройке этих двух батарей производились военными инженерами, силами саперных рот. При этом, возведение батарей производилось так, чтобы не оставлять без защиты Севастопольскую гавань. Пользуясь частичным завершением работ на батарее №10, в 1892-93-м году была построена батарея №9 на мысу Александровский, на которой были установлены 6шт. 11 дм. орудий, образца 1867г., на станках Семенова. Одновременно велись работы и на Северной стороне. Пользуясь тем, что на временной земляной батарее №6 в готовности находились 3шт. 11дм. пушек, образца 1877г. пр-ва фирмы Круппа, была перестроена батарея №5.
Однако, установка орудий на ней задержалась, из-за того, что 4 орудия, предназначенные для этой батареи, в 1888г. убыли во Владивостокскую крепость. Три орудия той же конструкции, спустя два года прибыли из Очаковской крепости, однако, лафеты для них поступили только в конце 1893 года. Задержка с установкой орудий на батарее №5, затянула модернизацию 6-й батареи, которую невозможно было разоружить до ввода в строй 5-й. Отличие батареи №9 от 5-й было только в количестве орудийных двориков (на 9-й-6шт., на 5-й-4 шт.). Батарея №5 была построена 4-х орудийной, но по состоянию на 1895-й год, на ней числится всего три орудия.
   В 1893 году пушки были установлены на долговременных батареях №1,5,9,10, а батарея № 6 была разоружена для производства строительных работ. На месте бывшей батареи №8 (по нумерации 1876г. она числилась под №7, на м.Хрустальный) возводится временная земляная батарея, получившая № 11, вооруженная 9-ти дюймовыми мортирами образца 1867года. В 1893 году было начато строительство мортирной батареи №3. Строительство этих укреплений было завершено течение восемнадцати месяцев.
   В 1894-м была несколько перестроена батарея №1, которая получила вместо земляных траверсов бетонные погреба и снаряжательные помещения, расположенные между парами орудий. Все вышеперечисленные укрепления принято датировать 1894-98г.г. Однако это не совсем правильно, к 1895 году, работы на этих батареях были завершены.
   В 1895 году был утвержден новый план строительства оборонительных сооружений. По новому проекту для каждой из двух групп батарей, на Северной и на Южной стороне, были предусмотрены большие запасные погреба тоннельного типа. На Северной стороне два снарядных и один зарядный погреба располагались достаточно компактно в тылу батарей, (т.н. Нахимовские погреба, недалеко от причала катера на Радиогорке). Кроме того, большие пороховые лаборатории со складами находились в районе Сухарной и Лабораторной балок.
   На Южной стороне погреба располагались сначала в Лабораторной балке и на батарее №10, а потом, при строительстве батарей № 12 и 13 снарядные погреба разместили в склоне под батареей N13, а зарядные - позади батареи, в Карантинной балке. Были модернизированы арсеналы в Георгиевской и Килен-балке.
   Важнейшим вопросом в строительстве оборонительных сооружений является вопрос коммуникаций. В 1895 г. для перевозки тяжестей и улучшения снабжения береговых батарей построили крепостное шоссе от Артиллерийской бухты до места строительства батарей № 12 и № 13 в районе Карантинной бухты. Постройка столь большого числа бетонных батарей была делом новым. Для обеспечения механизации строительных работ в составе гарнизона Севастопольской крепости была сформирована крепостная железнодорожная рота, имевшая два комплекта переносной узкоколейной железной дороги системы французского инженера Дековиля. Один комплект использовался на батареях Южной стороны, другой -- на Северной. Дорога послужила не только для постройки батарей, но и для установки орудий, доставки боеприпасов и других целей. Впоследствии, после революции остатки узкоколейки были использованы на раскопках Херсонеса, а во время обороны 1941-42гг. рельсы были использованы при строительстве укреплений Севастополя. Судьба Северной ветки сложилась иначе: рельсы и вагонетки с нее были использованы для строительства советской береговой батареи №10 в районе Мамашая (Орловка). На Северной стороне узкоколейка шла от Нахимовских погребов, поднималась на мыс и проходила позади фронта береговых батарей.
   В 1895-м году принимается новый план сухопутной обороны Севастополя, по которому была несколько изменена существовавшая на то время линия обороны. Для этого пришлось несколько перераспределить огонь мортирных батарей, которые должны были поддерживать своим огнем сухопутный обвод. Выяснилось, что фланг сухопутного обвода между балками Стрелецкая и Карантинная слабо прикрыт огнем артиллерии. Аналогично, на Северной стороне было принято решение усилить фланг строительством новой мортирной батареи. В связи с этим было принято решение о строительстве береговых батарей № 12 и 13 в районе Херсонесского монастыря и №7 на Северной стороне. . Строительство этих береговых батарей велось с 1895 по 1898-й г. Две батареи Херсонеса, расположенные рядом, имели объединенную систему сухопутной обороны, на манер форта. Одновременно выяснилось, что центральная часть сухопутного обвода, в районе Городского оврага совершенно не прикрыта огнем артиллерии, в связи с этим, было принято решение о переносе 11-й береговой батареи с мыса Хрустальный на возвышенность позади 9-й и 10-й береговых батарей. Строительство новой 11-й батареи, ставшей последней батареей подобного типа, началось в 1898-м, и было завершено в 1902-м году.
   С 1895года, строительство батарей было организовано по-новому. Если ранее массивы укреплений строились военными, то теперь постройкой новых укреплений и различных сооружений крепости занималось хозяйственное отделение через подрядчиков. Строительство военных заказов хорошо финансировалось, поэтому строительство сооружений считалось лакомым кусочком для предпринимателей, которые давали щедрые "откаты" чиновникам. Массивы строились очень быстро (но не всегда качественно, особенно на Северной стороне), а вот установка орудий велась военными, и прибылей чиновникам не приносила, поэтому шла крайне медленно.
   Нужно сказать, что одновременно все батареи никогда не находились в строю. Не успев толком оснастить, вновь построенные береговые батареи, их начали тут же разоружать. Причиной этого явления стал опять бизнес.
   Стоит отметить, что к 1895-му году в корабельном деле и в артиллерии произошла новая революция. Скорости судов возросли вдвое. Дальность стрельбы корабельных орудий так же возросла вдвое. По логике, нужно было оснастить Севастопольскую крепость новыми дальнобойными и скорострельными орудиями, но Военное ведомство на такие затраты пойти не могло и не хотело. Вместо этого, пытаясь хоть как-то "осовременит"ь морально устаревшую крепостную артиллерию, Военное ведомство в 1895 году выдало генералу Дурляхеру задание на модернизацию станка Семенова для 11 дюймовых орудий образца 1867г. К 1895 г. угол возвышения в 17 градусов, ограничивавший дальность стрельбы 5,3 километрами, был признан малым. Было решено увеличить дальность стрельбы крепостных орудий за счет увеличения угла возвышения ствола. В 1897 г. на Главном артиллерийском полигоне успешно прошел испытания модернизированный станок Семенова, для стрельбы под углами до +35°.
   Дальность стрельбы снарядом весом 224 кг возросла с 5,3 км до 10,3 км, то есть почти в 2 раза. А поскольку военные заказы считались весьма выгодными, были немедленно начаты работы по модернизации орудийных станков. Особенным "рвением" в этом отношении отличался столичный (петербургский) заводчик Путилов. "Заинтересовав" чиновников ведомства, он получил заказ на модернизацию орудийных лафетов, в т.ч. и для Севастопольской крепости.
   Первые 6 лафетов обр. 1870 г. (с батареи №9) убыли из Севастополя на переделку в Петербург на Металлический завод в 1897 г. Батарея №9 была полностью разоружена, и на батарее начались работы по модернизации фундаментов под орудия. Т.е. батарея простояла полностью вооруженной менее 4-х лет.
   Переделка станков затянулась, и до 1905 года (8 лет!) батарея простояла без орудий. В 1898 году с батареи №5 так же снимаются 3 шт. 11 дм. орудия, образца 1867года и их станки отправляются на модернизацию в Петербург. За модернизацию этих станков Путиловский завод получил всю сумму сразу, но выполнять обязательства не спешил. Только к 1 июля 1908 г. все десять 11-дюймовых пушек обр. 1867 г. стояли на станках с углом возвышения 35°. В 1895г. на Путиловском заводе началась переделка и станков Крупа, для орудий образца 1877г., (тоже по проекту Дурляхера). Переделанные станки имели угол возвышения 35°, благодаря чему почти вдвое возросла дальность стрельбы орудия. Однако, для этого потребовалось разоружить и батарею №6, которая так же простояла без орудий в течение нескольких лет.
   Помимо переделки фундаментов под лафеты Семенова, модернизированные Дурляхером, на батареях № 5 и 9 прикрывают полукруглыми входными тамбурами сквозного типа.
   Но это была не единственная модернизация батареи №9. На правом фланге батареи строится четыре ложемента под орудия Норденфельда. Эти малокалиберные орудия (калибром всего 57мм) стали еще одной попыткой "осовременить" батареи, оснащенные устаревшими пушками.    Пытаясь хоть как-то компенсировать их, ГАУ решило ввести на вооружение крепостей 57-мм скорострельные пушки с хорошей баллистикой для использования их в качестве пристрелочных. Приказом по Военному ведомству № 31 от 28 февраля 1892 г. на вооружение принимается 57-мм береговая пушка Норденфельда.
Орудия этого типа предполагалось установить на флангах существующих береговых батарей для пристрелки, обеспечения противодесантной и противоминной защиты. Поскольку к 1890 г. Русское командование планировало вести бой с вражескими броненосцами на дистанциях от 0,5 км до 5 км, то 57-мм пушки могли обеспечить пристрелку на всех "реальных" дистанциях боя. Кроме того, 57-мм береговые пушки планировалось использовать для борьбы с миноносцами и десантом противника.
   Строительство долговременного сухопутного обвода начали лишь в 1898году. В сентябре этого года начато строительство первого форта (в р-не современной улицы Меньшикова), впоследствии получивший наименование "Литер А". Годом позже на северной стороне, на месте одного из "нагорных" редутов начато строительство второго форта. Строительство шло медленно, и к 1905 году были построены лишь два форта, которые устарели морально, и не могли рассматриваться как современные укрепления.
   3.4 Порт-Артурская шокотерапия и "боевое" крещение Севастопольской крепости.
   Относительно мирная обстановка в 90-е годы 19-го века негативно повлияла на состояние Севастопольской крепости. В боевой готовности в 1902 году находилось всего две береговых, и две мортирных батареи, да и то, устаревших типов. По-прежнему, несла вахту по охране устья реки Бельбек и Учкуевского пляжа батарея № 1, вход в бухту прикрывала восьмиорудийная батарея №10 и трехорудийная батарея №6, на батарее № 3 стояли 8шт. 11 дм. мортир, на 7-й 12шт. 9дм. и… все.
   Работы на сухопутном обводе крепости и вовсе приостановились, в долговременном варианте были построены лишь два форта из запланированных двенадцати. Земляной обвод крепости завершен не был. К этому времени ни береговая оборона, ни сухопутный обвод крепости современным требованиям не отвечали.
   Все дело в том, что в период с 1889 по 1895 в артиллерии происходит новая техническая революция в области вооружений. Прежде всего, изменилось бронирование и скорости хода судов "потенциального противника".
   В конце 80-х годов XIX века выходит из употребления железная и сталежелезная броня. Корабли одеваются более прочной цементированной броней. Это потребовало от артиллеристов поиска новых путей для повышения пробивной силы снарядов.
   Увеличение калибра орудий для увеличения пробивной силы ощутимых результатов не давало. Несмотря на усовершенствование дымного пороха, его баллистические качества оставались низкими. Причина этого крылась в том, что при сгорании дымного пороха в газы превращалось только 40% его массы, остальные же продукты горения, состоявшие из твердых частиц, создавали облако дыма и частично оседали на стенке канала ствола в виде нагара. Необходимо было разработать новый состав для метательного заряда. Новые мощные бездымные взрывчатые вещества —пироксилин и нитроглицерин — были открыты еще в первой половине XIX века. Но в течение длительного времени их не удавалось применить в артиллерии из-за чрезвычайно больших скоростей разложения. Бездымный порох, пригодный для артиллерии, был создан великим русским ученым Д. И. Менделеевым. В 1892 году он предложил высокосортный пироколлоидный порох. Большую помощь ученому оказал вице-адмирал С. О. Макаров, занимавший в то время должность главного инспектора морской артиллерии. 5 июня 1893 года была проведена первая в мире стрельба бездымным порохом. "Ни одна страна в мире, — писал по этому поводу Менделеев, — не решалась еще вводить пироксилиновый порох для стрельбы из орудий крупных калибров (например, в 9 и 12 дюймов) именно в силу того, что приходилось либо довольствоваться начальными скоростями, даваемыми бурым порохом, либо должно страшиться детонации, влекущей за собой разрыв пушек". Изобретение бездымного пироколлоидного пороха позволило увеличить мощь огня береговых орудий. При зарядах и давлениях в два — три раза меньших, чем при использовании дымного пороха, бездымный порох давал ту же начальную скорость, что и дымный.
   Но бездымный порох подчинялся иному закону распределения давления, чем дымный, поэтому применение его в орудиях прежних образцов оказалось мало эффективным. Кроме того, с увеличением силы отдачи прежние лафеты, не обладавшие достаточной прочностью, не выдерживали огромного давления. Надо было создать новые образцы орудий.
   В 1892 году при Главном артиллерийском управлении была создана особая комиссия из представителей морского и сухопутного ведомств, которая пришла к выводу, что корабли и береговую артиллерию следует вооружить 10-дюймовыми орудиями. "Чтобы извлечь всю пользу из бездымного пороха и получить возможно большую начальную скорость, — писала комиссия, — длина пушки назначена в 45 калибров, так что возможно ожидать начальную скорость 2500 фут/сек (762,5 м/сек — Авт.) для снаряда 470 фунтов (192,7 килограмма ), т. е. снаряд будет в состоянии пробить у дула стальную плиту 22,9 дм толщиной".
   Помимо этого, с увеличением скорости хода кораблей противника, эффективность огня береговых батарей, делающих один залп в 5 минут оказалась близкой к нулю.
   Русский флот имел на вооружении вполне современные орудия, а вот крепостная артиллерия использовала устаревшие пушки 1867-87г.. Новые орудия были разработаны в 1895 году, но на вооружение Севастопольских батарей поступили гораздо позже, спустя десять-двенадцать лет. До 1904 года на вооружении Севастопольских укреплений стояли только орудия 1867-1887г., что явно не обеспечивало выполнение поставленных перед ними задач.
   Единственным "боевым" применением орудий Севастопольской крепости стала стрельба … по своим кораблям. В расстреле Севастопольского восстания в ноябре 1905 года крепостная артиллерия принимала активное участие.
   Сейчас очень модно охаивать само восстание и его руководителя П.П.Шмидта, выставляя его душевнобольным. И совершенно напрасно. Севастопольское восстание было абсолютно закономерным, и японские агенты здесь совершенно не при чем. Солдаты и матросы в Севастопольской крепости жили в совершенно скотских условиях. На великолепном Приморском бульваре, восстановленном к 50-летию обороны города, красовалась табличка: "Вход собакам и нижним чинам воспрещен!". Мордобой на флоте и в армии был нормой. Об этом почему-то забывают те, кто выставляет восстание происками японцев и англичан.
   В общем-то, вина японцев в Севастопольском восстании конечно есть. Заключалась она в том, что произошел бой при Чемульпо. Как повлиял бой в далеком корейском порту на ход восстания на Черном море? Очень просто: команды крейсера "Варяг" и канлодки "Кореец" возвращались домой через Севастополь. Чествования героев (и первых жертв) войны были пышными, но…
   "Чествование героев Чемульпо было омрачено пренеприятнейшим событием .. Прапорщиком Черноморской флотской дивизии Н. был избит кондуктор канонерской лодки "Кореец" Г. за то, что тот с недостаточной лихостью отдал честь офицеру. При избиении г-н Н. приговаривал: " Здесь вам не Дальний Восток, мы вас научим лямку службы тянуть!""
   "Матрос крейсера "Варяг" В. Был избит дворником (младший полицейский чин) К. за то, что, забыв подаренный жителями Севастополя портсигар, в беседке на Приморском бульваре, осмелился зайти без дозволения на бульвар, после того, как празднования закончились". Это цитаты из севастопольских газет. Действительно, более суровых условий службы, чем в Севастополе и в Кронштадте не было ни где. Зачинщиком восстания выступила саперная рота, солдаты которой были измотаны земляными работами на строительстве укреплений, к ним присоединился 2-й батальон крепостной роты, обслуживавший орудия на Северной стороне. Солдаты этого батальона, так же роптали на тяжелые условия и скудную еду. К ним присоединились флотские: сначала флотская дивизия в Лазаревских казармах, а затем только некоторые корабли эскадры. Присоединился, поначалу, к восставшим и Брестский полк, казармы которого находились через дорогу от Лазаревских казарм. Однако вскоре и крепостная артиллерия и Брестский полк переметнулись обратно на сторону царских войск и приняли самое активное участие в разгроме восставших. За это солдаты крепостной артиллерии и Брестского полка впоследствии получили прозвища "пятнадцатикопеечных иуд". Дошло до того, что в 1906-м году солдатам этих частей запретили увольнения из-за постоянных избиений их местным населением.
   Но оставим причины и результаты восстания в стороне, это тема отдельного интересного исследования. Обратимся к результатам обстрела мятежных кораблей крепостной артиллерией, полевыми батареями и кораблями Черноморского флота.
   Объективно говоря, крейсер "Очаков" боевым кораблем не был и отвечать на огонь батарей крейсер не мог. Однотипный крейсерам "Олег" и "Богатырь", крейсер - дальний разведчик "Очаков" официально находился еще в постройке. Злые языки поговаривали, что при строительстве крейсера командующий флотом Г.Чухнин составил себе состояние. Возможно, именно с этим связан жестокий расстрел беспомощного крейсера. Адмирал "прятал концы в воду". Подтверждает это и тот факт, что подрядчикам была выплачена ВСЯ сумма подряда уже ПОСЛЕ расстрела крейсера.
   Результаты обследования остатков крейсера дают интересную информацию. По кораблю вели огонь полевые батареи 13-й дивизии. Их орудия располагались на "старой" 4-й батарее, на Историческом бульваре, а после разгрома восставших в Лазаревских казармах, и на Малаховом кургане. Изучая деффектовочную ведомость крейсера "Очаков" и изучая повреждения других кораблей восставшей эскадры, можно сделать интересные выводы.
   Крейсер стоял на бочке, напротив Николаевского мыса, правым бортом к Константиновскому форту, левым к броненосцу "Ростислав", который остался верен царскому правительству.    Результатом огня 24-х 76мм орудий стали множественные осколочно-шрапнельные попадания в кормовой части крейсера и по левому борту. Серьезных повреждений от огня 3 дм. орудий не отмечено. Огнем трехдюймовых орудий были повреждены надстройки, леера, шлюпки, но корпус крейсера попадания 76мм снарядов выдержал. Корма была посечена осколками, но пробоин не было. Обычно указывают, что самые серьезные повреждения были нанесены огнем линкора "Ростислав". Это не так. Да, действительно по левому борту четко просматриваются попадания двух 10 дм и семи 152 мм снарядов. Но повреждения правого борта намного серьезнее.
   По документам, по крейсеру вели огонь крепостные батареи №6 и мортирные №3 и №7. т.е. по восставшей эскадре велся огонь с двух мортирных и одной пушечной батареи береговой обороны. За несколько часов, пока велся огонь, было выпущено около полутора сотен снарядов. На правом борту крейсера отмечено попадание всего одного 11 дм. снаряда и … все! И это при том, что огонь велся почти в упор. На счету мортирной батареи № 3, выпустившей около сорока снарядов, потопление номерного миноносца (№270), и это попадание нужно признать случайным, т.к. огонь велся исключительно по крейсеру. На других мятежных кораблях отмечено попадание двух девятидюймовых снарядов, и 8 снарядов из 6 дюймовых орудий в 190 пудов. Где стояли орудия в 190 пудов до сих пор пока не ясно. В этой истории вообще много неясного. После боя с мятежной эскадрой, в городе обнаружили неразорвавшийся 305мм снаряд. Если учесть то, что у "Ростислава" на вооружении были 10дм орудия, а "Пантелеймон" не имел бойков к орудиям, совершенно непонятно кем, и из какого орудия был выпущен этот снаряд.    Но в правом борту крейсера насчитывается около двадцати пяти пробоин диаметром от 155 до 200мм. Это характерные попадания 152мм снарядов. Откуда же могли быть выпущены эти снаряды? Ответ прост: с новых батарей №2 и №4.
   Батареи официально вошли в строй 7 ноября 1905 года, однако достройка их велась до января 1907-го.    К русско-японской войне Севастопольская крепость оказалась не готова совершенно. Да, безусловно, основные события разворачивались на Дальнем Востоке, но и на Черном море была высокая вероятность вторжения английского флота или начала боевых действий с Турцией (к чему последнюю усиленно подстрекали английские дипломаты).

   До начала войны, в 1904 году, ситуация с оборонительными сооружениями Севастопольской крепости оставалась совершенно неудовлетворительной. К 1905 году вся эта техника окончательно устарела: при своем огромном весе, орудия были крайне неэффективными. Противник мог обстреливать город и гавань с моря, находясь вне зоны обстрела береговых батарей. Но и устаревших орудий в Севастополе не хватало, к этому времени многие орудия береговых батарей еще не получили своих "модернизированных" станков. Батареи № 5, 9, 13 в 1904 году стояли без орудий и получили их только в 1908 году, когда в этом особой надобности уже не было. К 1904 г. в крепости состояло:
   -восемь 11 дюймовых орудий обр. 1887г. на батарее №10
   -семнадцать 9-дюймовых пушек обр. 1867 г. Двенадцать 9-дюймовых пушек на станках ситемы Дурляхера находились на батарее № 1 в боеготовом состоянии. Пять 9-дюймовых пушек с поршневым затвором лежали на складе на подкладках, а отдельно хранились 13 старых лафетов системы Семенова.
   - восемь 11-дюймовых мортир, из которых 4 стояли на станках Расказова, а 12 — на станках системы Кокорина. Мортиры стояли на 12-й батарее (8 шт. на системы Кокорина ) и на 3-й батарее (4шт. на станке Расказова и 4 на станке Кокорина). Эффективность от стрельбы из этих солидных по калибру мортир была крайне низкой. Предельная дальность стрельбы из такой мортиры 160-кг снарядом составляла всего 5,5 км. Если учесть ее низкую скорострельность и низкую точность попадания, то ценность таких орудий вообще сводится на нет. Остальные орудия в начале 1904 года находились на складах, в связи с модернизацией станков.
   С началом русско-японской войны в срочном порядке пересматривается план оборонительных сооружений Севастопольской крепости. Для прикрытия входа в бухту и обороны Крепости создаются пять новых батарей. Между батареей № 3 и №1 возводится батарея №2 на 4 шестидюймовых орудия Канэ. Такая же земляная батарея возводится между батареей № 3 и №5. Новая батарея получает новый номер 4. Еще одна временная батарея шестидюймовок из четырех орудий возводится у ограды Херсонесского монастыря.
   Временная батарея, вооруженная 6-ю 6-ти дюймовыми пушками в 190 пудов числилась на территории старой разоруженной батареи №4 в глубине бухты. По документам, орудия числились уже установленными на станках легких 9дм. мортир, однако фотографии 1902-1905г. этот факт не подтверждают. Данные документов расходятся с фотодокументами.
   Так или иначе, стрельбу крепостных батарей, построенных в 1889-1902-м году назвать эффективной, невозможно. Стрельба велась в упор по стоящей цели, без огневого противодействия со стороны восставших кораблей.
   Огонь же двух небольших, недостроенных батарей №2 и 4 оказался, напротив, более чем эффективным. Батареи, имевшие в строю всего по два орудия (на тот момент) долго не открывавшие огонь, из-за противодействия восставших комендоров, за пятнадцать минут выпустили тридцать семь снарядов.
   Однако, батареи 152мм орудий были не единственными, установленными в Севастопольской крепости во время Русско-Японской войны.
   Для защиты гавани от миноносцев противника перед фронтом разоруженной батареи №5 (на Константиновском мысу) устанавливают временную батарею 75мм пушек Канэ. Еще одна батарея для 4-х 75 мм орудий была построена на фланге батареи № 9, в районе недостроенной батареи для пушек Норденфельда. Орудия были установлены на временных основаниях. Еще четыре 75 мм орудия системы Канэ установили на Кордонном мысу (соседний со старой батареей №4 мыс, ближе к выходу из бухты). По документам числится установленной и батарея таких же орудий на мысу Хрустальный (на территории старой земляной батареи).
   На батареях № 2 и 4 (в новой нумерации) в 1904-м году начаты работы по сооружению бетонных орудийных двориков и погребов. Чтобы не выводить из боеготовности всю батарею, было применено новое решение: раздельные орудийные дворики с индивидуальными погребами для каждого орудия. Решение намного опередило свое время. Одновременно со строительством 152мм и 75мм батарей было принято решение о строительстве еще трех десятидюймовых батарей, под 10дм. орудия, образца 1895г., однако работы по строительству этих укреплений начались гораздо позже.
   1905-й год можно считать переломным в истории береговой обороны. Поражение под Порт-Артуром и гибель Тихоокеанской эскадры показала отсталость русского вооружения. Россия сделала выводы из своего поражения и начала переоснащение, однако орудия старых систем еще долго оставались на вооружении.
   Осада Порт-Артура показала, что многие технические решения, принятые до этого в русской армии в качестве аксиомы, явно устарели. До этого считалось, что "…сухопутные оборонительные укрепления приморской крепости следует располагать на предельной дальности стрельбы береговых и мортирных батарей, дабы в случае штурма предпринятого неприятелем огнем морских батарей поражать штурмующего неприятеля". Порт-Артур показал, что фронт сухопутных укреплений должен быть отнесен на большее расстояние от основных сооружений крепости, чтобы исключить обстрел неприятелем важных объектов города и порта. Кроме того, следует учесть то, что дальность стрельбы корабельных и осадных орудий существенно изменилась. Требовался новый обвод укреплений, располагавшийся в 15-20 км от города.
   Получалось так, что недостроенный сухопутный обвод крепости, располагавшийся в 7-10 км от батарей, выполнение этих задач не обеспечивал, как не обеспечивали защиты гавани существующие береговые батареи. Дальность стрельбы крепостных орудий Севастополя не превышала двенадцати километров, в то время как морские орудия кораблей того времени могли поражать цели на расстоянии в 1,5 раза большем. Севастопольская крепость устарела задолго до своего полного завершения. Для модернизации крепости требовались новые орудия и новые укрепления.    Вопреки логике, в Севастополь продолжали поступать устаревшие пушки. Так к 1907 г. число 6-дюймовых пушек в 190 пудов, переданных для береговых батарей Севастопольской крепости, было доведено с 6 до 20. Орудия, показавшие свою неэффективность, по-прежнему стояли на вооружении русской армии. Первоначально 6-дюймовые пушки в 190 пудов устанавливались на высоких крепостных лафетах обр. 1878 г., не имевших поворотного механизма. Понятно, что стрелять по движущемуся кораблю, поворачивая вручную весь лафет с высокими колесами, было крайне неудобно. Поэтому в 1889 г. был испытан береговой лафет системы Дурляхера. Поворотная рама нового лафета вращалась на тумбе, что допускало быстрое горизонтальное наведение и круговой обстрел. К 1907 г. из двадцати 6-дюймовых в 190 пудов пушек 14 имели лафеты Дурляхера, а шесть были установлены на станках от 9-дюймовых легких мортир (скорее всего, на "старой" батарее №4). Эти станки были перечислены в ведение севастопольской крепостной артиллерии в 1906 г. из части Особого запаса, находившейся в Севастополе. Особый запас был создан еще в 1880-х годах и предназначался для десанта в Босфор. Остальные 14 шт. 6-дюймовых орудия и станки к ним хранились на складах. Лишь после начала 1-й мировой войны, в начале 1915 г. все 6дм орудия в 190 пудов отправили в Ригу и в Рени. Орудия старых систем продолжали поступать в крепость. В связи с упразднением Батумской крепости в начале 1911 г. из Батума прибыли восемь 11-дюймовых пушек обр. 1877 г. производства Обуховского сталелитейного завода.
   Позже в Севастополь доставили еще три 11/35-дюймовые (образца 1887г.) пушки изготовления Обуховского завода с лафетами. В конце 1910 г. из разоружаемой крепости Либава прибыли пять 11/35-дюймовых пушек, образца 1887г. (из них 4 были изготовлены на Обуховском заводе и одна — на Пермском заводе). В 1911 г. одна из этих пушек убыла на Главный артиллерийский полигон в Петербург. В 1912г. Эти орудия было решено использовать для расширения дополнительного приморского фронта крепости до Балаклавы. И в 1912 г. Путиловскому заводу были заказаны новые станки к 11/35-дюймовым орудиям. Однако на Путиловском заводе к 1 января 1918 г. не сделали ни одного станка, и большая часть 11/35-дюймовых пушек всю войну 1914—1918 гг. пролежала на складах. В первой половине 1915 г. четыре 9-дюймовые пушки обр. 1867 г., из числа 5 орудий, лежавших на складе, были отправлены из Севастополя в Керченскую крепость, а во второй половине 1915 г. еще четыре такие пушки, снятые с батареи №1/2 отправили на Дунай в город Рени. После обследования в 1907 г. три 9-дюймовые мортиры были признаны негодными и взамен их прислано три новые 9-дюймовые мортиры. Однако из официальных отчетов негодные мортиры не были исключены, и считалось, что в Севастопольской крепости имеется 43 мортиры. Все мортиры были установлены на станках Дурляхера, которые производились с 1899 г. Во второй половине 1915 г. боеготовые 9-дюймовые мортиры были вывезены из Севастополя: 24 мортиры вместе с лафетами — в крепость Гродно, а 16 мортир — в крепость Петра Великого на Балтику. Три оставшиеся негодные мортиры вывезли из Севастопольской крепости в первой половине 1916 г.
   К 24 ноября 1906 г. по штату в Севастополе должны были быть 24 береговые 57-мм пушки Норденфельда, а состояло только 2(и то только по отчетам), и еще 18 перечислили из Особого запаса, но они так и остались лежать на складах из-за отсутствия закладных деталей к фундаментам.
Глава 3.5 Укрепления Первой мировой (1907-1917).
   В строительстве береговых батарей 1904-1917г. четко различаются три периода. Первый связан с русско-японской войной, второй период связан с принятием нового плана обустройства Севастопольской крепости в 1910 году, третий связан с 1-й мировой войной и принятием нового плана обустройства крепости в 1913 году. Деление береговых батарей Севастополя на периоды достаточно условное. Некоторые укрепления, относящиеся к разным проектам, строились почти одновременно, но именно в 1904-1917г. в крепостной архитектуре происходят явно видимые изменения. Прежде всего, в рассматриваемый период в Севастополе возводится ряд береговых батарей, обладающих общими чертами. Особенностями конструкции береговых батарей, постройки 1904-17 г.г. являются:
   1. Существенное увеличение расстояния между орудиями
   2. Расположение погребов боезапаса только в одном уровне и изменение способов подачи боезапаса к орудиям.
   3. Применение траверсов на всех возводимых батареях
   4. Появление подбрустверной галереи (на батареях, построенных после 1907года),
   5. Изменение формы траверсов, отказ от парных двориков, появление коленчатых сквозников и др. элементов архитектуры.

Типовая схема батареи
   Все эти изменения связаны с развитием техники, появлением новых типов орудий и.т.д. Каждая батарея имела свои конструктивные особенности, связанные с калибром, размещением орудий, расположением батареи, но общая идеология батарей, (калибром менее 12 дюймов) была общей. Орудия размещались в отдельных орудийных двориках, прикрытых с фронта бетонным бруствером с подбрустверной галереей. Погреба боезапаса размещались в бетонных траверсах, прикрывающих орудия с флангов. Подача боезапаса производилась цепными талями, которые, чаще всего, перемещались по монорельсу, проложенному под потолком каземата. Подача зарядов и снарядов для крупнокалиберных орудий производилась через специальные окна подачи. Для малокалиберных орудий подача производилась через выходы из погребов к орудиям. Батареи 1904-07г.г. строились, в основном, в пределах старых границ Севастопольской крепости. К этому периоду можно отнести батареи № 2,4 и временную батарею на Херсонесском городище. Все эти батареи были вооружены 6дм пушками системы Канэ. В пределах прежнего сухопутного обвода крепости планировали строить и 10 дм батареи, однако, опыт Порт-Артура, заставил пересмотреть план размещения батарей и укреплений. С учетом опыта боевых действий, было принято решение о строительстве трех 10 дм. батарей № 15,16 и 17. Кроме того, планировалось строительство еще одной 6 дм батареи №14.
   10 дм орудиям отводилась роль главного калибра крепости. Батареи стали оборудовать прожекторами, принудительной электрической вентиляцией и внутренним электрическим освещением. В их задачу входило удержание линейных кораблей противника на дистанциях, не допускающих обстрел города и порта. В связи с этим эти батареи были вынесены за предел сухопутного обвода крепости.

   Учитывая это обстоятельство, батареи были окружены земляными укреплениями на манер фортов, а для их обороны были предусмотрены пулеметы и противоштурмовые орудия. Батарея №15, расположенная в районе современного парка Победы, вместе с батареей №16, расположенной в районе устья Бельбека закрывали подход к Севастопольской гавани. Дополняла систему батарей крупного калибра батарея №10, вооруженная 8-ю устаревшими, но достаточно мощными 11дм орудиями образца 1887г. Однако строительство 10дм батарей растянулось еще на несколько лет. К 1910 году была введена в строй только батарея №15 на 4 шт. 10дм орудий. К 1912 году завершили строительство батареи № 16, а батарея № 17, располагавшаяся на мысу Херсонес, вообще достроена не была.
   Батареи среднего калибра, были вооружены 6дм пушками Канэ. Шестидюймовые батареи № 14,2,4, предназначенные для борьбы с крейсерами противника, располагались ближе ко входу в бухту.    Роль противоминного калибра отводилась четырем батареям, вооруженным 75мм пушками Канэ. Батареи располагались непосредственно при входе в бухту.
   Новый виток гонки вооружений и обострение отношений перед Первой Мировой войной послужили толчком к укреплению Севастополя. Это было вызвано тем, что во флотах ведущих держав появились линейные корабли, вооруженные орудиями с дальностью стрельбы свыше 20км, что сделало 10 дм батареи, с их 18 км дальностью стрельбы неэффективными.
   Увеличились размеры эскадренных миноносцев, усилилось их вооружение. Увеличение размеров, скорости и вооружения эскадренных миноносцев потенциального противника привело к тому, что противоминный калибр Севастопольской крепости был признан неэффективным. Было принято решение перевооружить противоминные батареи на 120мм пушки ОСЗ-Виккерса. Результатом сближения политики России и Англии стало появление новых орудий. Так, например, 120/50 мм орудия были разработаны фирмой "Виккерс" (Великобритания) и появились в Российском Императорском флоте в результате сотрудничества Морского ведомства с этой фирмой. Первые 120/50-мм пушки Виккерса доставили в Россию в начале 1905 года для Военного ведомства. Позже их назвали 120/50-мм орудиями I образца. Затем фирма "Виккерс" изготовила 20 120/50-мм пушек для броненосного крейсера "Рюрик", и было начато производство 120/50-мм орудий на ОСЗ по заказам Морского и Сухопутного ведомств. Причем в телах морских и сухопутных орудий существенных различий не было, несколько отличались лишь конструкции станков. Сухопутные орудия и орудия "Рюрика", изготовленные ОСЗ, называли орудиями II образца. С 1 августа 1908 по 1 января 1918г ОСЗ сдал Морскому ведомству 170 120/50-мм пушек, и еще около 20 орудий оставались на заводе почти готовыми. Часть из них сдали в 1921 — 1924 годах. 64 орудия установили на 4-х балтийских дредноутах, 32 — на мониторах типа "Шквал", 4— на двух КЛ типа "Сивуч" Выпуск 120/50 мм орудий продолжался и после революции. К началу Великой Отечественной войны ВМФ СССР располагал по разным данным 100 - 110 такими орудиями. На линкорах типа "Севастополь" они остались в качестве орудий противоминного калибра. К 22 июня 1941г на вооружении ВМФ насчитывалось 110 120/50-мм пушек (бывших Морского и Военного ведомств). Из них 39 — на БФ, 20 — на ЧФ, 24 - на Амурской флотилии Как казематные, так и башенные установки снабжались прицелом Обуховского завода образца 1913 г. 120/50-мм морские пушки устанавливались на станки на центральном штыре. Компрессор гидравлический, накатник пружинный. Подъемный механизм секторный. Поворотный механизм червячного типа. Толщина броневого щита 76мм. Угол ВН -10гр....+20гр.. Угол ГН 360гр.. Скорость ВН 3,5 град/с, скорость ГН 6 - 8 град/с. Длина отката 272 -- 290 мм. Высота оси ствола от основания тумбы 1117мм. Вес откатных частей 3300кг. Вес щита 1855кг. Полный вес установки 8700 кг.
   В 1912 году батарея на фланге 9-й получила новое вооружение. Кроме того, рядом с двумя 10 дм батареями №15 и 16 были построены две 120мм батареи (№ 23 и 24). В задачу этих батарей, кроме борьбы с эсминцами противника входило противодействие десантам противника в районе этих батарей, а так же защита боновых и минных заграждений.
   В 1913 году в связи с угрозой новой войны была разработана "Большая программа" по усилению вооруженных сил; важное место в ней отводилось артиллерии. Было начато строительство дополнительного фронта крепости на участке берега от мыса Херсонес до Балаклавы. Расширение приморского фронта батарей потребовало строительства новых сухопутных укреплений, которые бы прикрывали Севастопольскую крепость с суши. В связи с этим, был принят новый проект строительства сухопутных укреплений на флангах Приморского фронта. От строительства нового обвода, охватывающего всю территорию крепости, из-за недостатка финансирования вынуждены были отказаться. Мотивировалось это тем, что дальность стрельбы сухопутных осадных орудий была намного меньше 20-ти километров. Предлагалось несколько вариантов строительства укреплений, однако ни один из них одобрения не получил. Ради интереса, стоит отметить, что впоследствии, рубежи, намеченные для сухопутного обвода, в 1912-м году были во многом использованы при проектировании оборонительных сооружений в 1941-м. Несмотря на то, что утвердили строительство укреплений только на флангах дополнительного Приморского фронта крепости, вполне вероятно, что позднее принималось решение и об изменении этого проекта, и о начале строительства обвода вокруг крепости. В пользу этого факта говорит начало разметочных работ на холме Канробера, на месте 1-го Турецкого редута, а так же на горе Гасфорта. Кроме того, в 1914-15г.г. у подножья горы Гасфорта строится казарма для размещения личного состава. Приблизительно в это же время были построены казармы, недалеко от хутора Дергачи. Все эти сооружения четко вписываются в один из предложенных проектов сухопутного обвода, по которому укрепления шли от фортов Балаклавской группы к горе Гасфорта, затем вдоль Федюхиных высот к скатам Сапун-горы и далее к бухте у Инкерманского болота.
   Фланги Приморского фронта Севастопольской крепости было решено усилить 12 дм. башенными батареями № 25 и 26 в районе Бельбека и мыса Херсонес, для по противодействия дредноутам противника. Каждая батарея должна была иметь на вооружении 4шт. 12-дм. орудий, размещенных в двух башнях. Правда, турецкий флот не обладал такими кораблями, поэтому, калибр 10дм казался достаточным. "Покупка" перед войной Турцией линейного крейсера "Султан Селим Явуз" ("Гебен") осложнила ситуацию на Черном море. Линейный крейсер, а, по сути, дредноут, обладал дальнобойными и крупнокалиберными орудиями, способными вести обстрел Севастополя с дальней дистанции. Появление у Турции линейного крейсера заставило в срочно порядке пересмотреть эти взгляды. Угроза из гипотетической, стала реальной.
   В новой программе 1913г. были устранены и другие недостатки. Батареи дополнительного фронта крепости разместили по побережью так, чтобы исключить обстрел Севастополя даже с максимальной дистанции. В связи с удаленностью от основного обвода крепости батареи нового поколения строились, как форты, с системой сухопутной обороны, оснащенной полевыми орудиями и пулеметами, рвом, валом и противоштурмовой решеткой. Для полевых орудий и пулеметов Максима на высоком колесном станке, предусматривались укрытия в массиве батареи (обычно в сквозниках выходов). Несмотря на то, что часть батарей дополнительного фронта была вооружена старыми 11 дм орудиями 1887г. Конструкция массивов батарей и их оснащение были новыми, на батареях предусматривались генераторы, вентиляция и прожектора. Кроме орудий 1887г., стоявших на вооружении батарей № 19 и 21, батареи дополнительного фронта планировали вооружить 6дм пушками Канэ. (батареи № 18,20,22). В Севастополе появились противоаэропланные батареи, защищавшие места стоянок кораблей Черноморского флота. Они были составлены из 75мм пушек системы Канэ, снятых с противоминных батарей. Батареи располагались в районе мыса Кордон и в районе старого укрепления на высоте 60.0.
   Крепость имела солидное вооружение, но единственное боевое столкновение с "Гебеном", получившее название "севастопольская побудка", показала полную неготовность Севастопольской крепости противостоять противнику. Минное заграждение включить так и не успели (15 минут крейсер маневрировал на русских минах), в ходе стрельбы произошел взрыв зарядов на 16-й батарее (некоторые авторы пишут о разрыве ствола орудия, но эта информация пока не подтверждается). Рейд "Гебена" заставил ускорить строительство береговых укреплений. Строительство 12дм батарей шло ударными темпами до 1915 года, однако затем темпы строительства снизились. Это было связано с тем, что в строй вошли черноморские дредноуты, нейтрализовавшие угрозу Севастополю со стороны "Гебена".
   Батареи дополнительного фронта строились в течение всей войны, и находились в высокой степени готовности. Однако орудия на большинстве из них установить так и не успели. К орудиям 1887г., массивы батарей которых к 1917 году были практически полностью готовы, не поступили лафеты, а массивы батарей под 152мм пушки Канэ так и не успели достроить. По состоянию на 1917 год готовность батарей дополнительного фронта была следующей. Были практически завершены работы на батареях № 21 и 19, готовность батареи № 22 над Балаклавой составляла 80%, готовность батареи № 18 составляла 40%, готовность батареи № 20 составляла 75%.    Если сравнить количество орудий по состоянию на начало войны и на 1.07. 1917г. То можно сделать вывод, что во время первой мировой войны многие орудия были вывезены из Севастополя на другие участки.
   На 1.07 1914г. числились:
   -12 шт. 11 дм пушек 1887г.
   -8 шт. 11дм пушек ОСЗ образца 1877г.
   -3 шт. 11 дм пушек Круппа, образца 1877г.
   -11 шт. 11 дм пушек Круппа образца 1867г.
   -12 шт. 10 дм пушек образца 1895г.
   -12 шт. 9дм. пушек, образца 1867г.
   -22 шт. 6 дм пушек Канэ
   -8 шт. 120мм пушек ОСЗ-Виккерса
   -20 шт. 3дм(76мм) образца 1900г.
   -15 шт. 57мм пушка Норденфельда
   -16 шт. 11 дм мортир
   -43 шт. 9 дм мортиры
   На 1.07. 1917года
   -12шт. 11 дм пушек 1887г.
   -4 шт. 11дм пушек ОСЗ образца 1877г.
   -3 шт. 11 дм пушек Круппа, образца 1877г.
   -11 шт. 11 дм пушек Круппа образца 1867г.
   -6 шт. 10 дм пушек образца 1895г.
   -4 шт. 9дм. пушек, образца 1867г.
   -10 шт. 6 дм пушек Канэ
   -12 шт. 120мм пушек ОСЗ-Виккерса
   -20 шт. 3дм(76мм) образца 1900г.
   -1 шт. 57мм пушка Норденфельда
   -16 шт. 11 дм мортир
   -3 шт. 9 дм мортиры
   Исходя из этих данных, можно сделать вывод, что за три года, из Севастополя убыли 6шт. 10 дм орудий, 40 шт. 9дм мортир, 14 шт. пушек Норденфельда и 12шт. 6дм пушек Канэ (в Одессу и Рени). По состоянию на 1. 10. 1917г. На батареях Севастополя были установлены
   4 шт. 11 дм. орудий образца 1887г.
   6 шт. 10 дм орудий обр.1895г. (по 3 шт. на батареях № 15 и 16)
   10 шт. пушек Канэ (на батареях № 1,2 и14)
   12 шт. 120мм орудий (№23,24,9)
   16 шт. 11 дм мортир (батареи № 3 и 12)
   4 шт. 9дм мортиры (на батарее № 7)
   Остальные орудия находились на складах особого запаса (предназначенного для десанта в районе турецких проливов). В крепости числились и 20шт. 76мм орудий, образца 1900г. Они предназначались для вооружения фортов сухопутной обороны.
   Форт нового проекта представлял собой кольцевой стрелковый окоп вокруг вершины высоты. Фронтальная стена окопа имела длинные ступени для стрелков. Ширина его была такой, чтобы по его дну могло перемещаться полевое 76,2мм противоштурмовое орудие. В горжевой части форта располагались бетонные казематы оборонительных казарм.
   До настоящего времени, в более или менее завершенном состоянии сохранились три форта и один люнет Два форта и один недостроенный люнет находятся над Балаклавской бухтой южнее и восточнее ее. Еще один форт сохранился в районе Бельбекской долины.
В ходе разведок на местности удалось выявить достаточно много земляных укреплений, которые, однако, не представляют собой единой сплошной линии. Тем не менее определенные рубежи прослеживаются. Удалось выявить окопы характерной формы в районе устья Качи, на высоте Каячик-Бурун, плато Кара-Тау, далее вдоль хребта Кымыр-Кая, скатов Мекензиевского плато до долины Кара-Коба и г. Читаретир. Далее линия окопов не прослеживается, но продолжение этого рубежа обнаруживается на скатах Сапун-горы, высоты Карагач, высоты Горная. Отдельные позиции, не связанные общим планом были найдены в Байдарской долине. Характерной особенностью окопов того времени, является их форма. Окопы имеют небольшие траверсы, сложенные из камня или вид цепочки: «…прямоугольник-перемычка-прямоугольник-перемычка…»



Во многом, оборонительные рубежи Второй обороны Севастополя использовали укрепления Первой мировой, и рубежи, намеченные еще до революции.









Тени великого прошлого.

- 75 -



Cвидетельство о публикации 413854 © Odissey 30.01.13 20:29
Число просмотров: 5895
Средняя оценка: 9.89 (всего голосов: 19)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 330
Из них Авторов: 8
Из них В чате: 0