• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
На лунной базе во время научной конференции, трагически гибнет известный астрофизик. Все считают, что произошел нелепый несчастный случай. Однако знакомый нам по роману "Звездный Гольфстрим" специальный агент Контактной объединенной комиссии Земли (КОНОКОМ) Ричард Сноу, расследуя резонансное дело, приходит к выводу, что смерть экстравагантного профессора - не каприз судьбы, а преступление. Необъяснимые факты и невероятные события быстро втягивают агента в беспрецедентный научно-детективный квест, сопряженный со смертельной опасностью. Скрупулезное сопоставление фактов, таинственные убийства и исчезновения, погони за ускользающей тенью преступника на Луне и на Земле, фантастическое изобретение погибшего профессора - всё это связывается в один клубок и заставляет сделать непостижимые выводы, в которые мало кто способен поверить.

Лунная соната, глава 1

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Михаил Шуваев
Лунная соната
 
Глава 1


Специальный агент КОНОКОМа* Ричард Сноу подошел к стойке регистрации, бросил на пол небольшую спортивную сумку и протянул миловидной девушке с баджем «Аньес» на груди свою индивидуальную планетарную единую карточку ИПЕК. Это был светловолосый, высокий, спортивного вида мужчина лет тридцати - тридцати пяти в темных брюках и спортивной светлой куртке. Приятное открытое лицо и темные карие глаза, довершали вполне привлекательную внешность агента. Девушка с улыбкой взяла карточку ИПЕК и приложила к считывающему устройству. На трехмерном гологравизоре над стойкой тут же высветились основные открытые данные Ричи, плюс его оплаченная бронь на место первого класса в спейсфлаере Земля (Карфаген) - Луна (База «Скотт»), отбывающего в рейс буквально через несколько минут.
- Рады приветствовать вас на космодроме «Карфаген», господин Сноу, - затараторила девушка. - Нас предупредили, что вы можете задержаться по независящим от вас причинам, и поэтому благодарим за то, что вы смогли…
Ричард непринужденно облокотился на стойку и придал своему лицу максимально доброжелательное выражение, которое только нашлось в его арсенале:
- Аньес, давайте больше не будем заставлять нервничать командира экипажа и быстренько-быстренько оформим меня на посадку.
- Да-да, конечно, господин Сноу, сейчас.
Девушка быстро пробежалась длинными красивыми пальчиками по мультитактильному экрану компьютера, секунду-две вглядывалась в появившуюся информацию и подняла голову:
- Все в порядке, господин Сноу, проходите вот сюда, пожалуйста, - девушка протянула руку в сторону распахнувшихся прозрачных створок и отдала агенту карточку ИПЕК.
- Аньес, вы - золото! - Ричи послал девушке воздушный поцелуй, подхватил спортивную сумку и ринулся в открывшийся коридор.
- Придерживайтесь зеленой линии! - в спину ему крикнула Аньес, слегка привстав за стойкой и провожая взглядом ладную высокую спортивную фигуру.
Устраиваясь в удобном, почти анатомическом кресле салона первого класса, Сноу подозвал стюардессу и попросил принести ему минеральной воды. Миниатюрная девушка в фирменном комбинезоне «Селена Лайнз» и баджем «Дора» развела руками:
- Только после выхода на орбиту, господин Сноу, сожалею. Но вы не беспокойтесь: старт через пять минут!
- Хорошо, - отозвался Ричард и завозился с ремнями безопасности.
Пристегнувшись, он повернулся к иллюминатору. Снаружи, у борта спейсфлаера, закончил работу последний инженер наземного обслуживания. Его небольшой байкфлаер скрылся в густой тени стеклянно-металлического корпуса космовокзала. Ричард ощутил легкую вибрацию - это включились двигатели.
- Уважаемые пассажиры, с вами говорит командир экипажа Николай Волков, - послышался приятный низкий голос. - Добро пожаловать на борт пассажирского спейсфлаера «Орегон» компании «Селена Лайнз». Диспетчер космодрома дал добро на взлет, что мы и сделаем через три минуты. Наш полет будет проходить в несколько этапов: взлет, коррекция на орбите Земли, разгон, торможение, коррекция на орбите Луны, посадка. Все это займет у нас чуть более четырех часов. Желаю вам приятного полета. Взлетаю.
На табло под потолком загорелась надпись «ВЗЛЕТ». Вибрация резко усилилась, и «Орегон» тронулся с места. Пробежав по взлетно-посадочной полосе около сотни метров, он легко оторвался от земли и стал стремительно набирать высоту. В иллюминаторе быстро исчезали космодромные постройки, мачты, антенны, стала видна береговая линия и контуры полуострова, на котором и стоял когда-то легендарный Карфаген. Космодром был построен на месте старого международного аэропорта в непосредственной близости от тысячелетних развалин. По мере набора высоты, море приобретало более глубокую синюю окраску, и казалось все холоднее и холоднее. На самом деле, там, внизу, на берегу, температура воздуха в тени доходила до плюс тридцати пяти по Цельсию, а воды - до двадцати шести. Стояло знойное лето, характерное для африканского побережья Средиземного моря.
Четверть часа спустя, когда на табло засветилось «НА ОРБИТЕ. КОРРЕКТИРОВКА», а в иллюминаторе красовалась ночная сторона Земли, Сноу получил большой запотевший стакан минералки с кубиками льда и ломтиком лимона.
- Дора, а когда у вас предусмотрен обед? - поинтересовался он у стюардессы, с удовольствием отпивая сильногазированную, обогащенную кислородом воду.
- Через полчаса у нас все будет готово, а пока я вам принесу меню, господин Сноу, - улыбнулась девушка.
- Прекрасно, спасибо.
Ричард достал свой МИППС**, надел гологравизионные очки, открыл необходимые служебные файлы и углубился в их изучение. Он не заметил, как стюардесса положила рядом с ним меню, как на табло загорелась надпись «РАЗГОН» и лишь ощутил легкое ускорение. «Орегон» устремился к Луне.
Сначала Ричард пролистал общую информацию по лунной базе «Скотт»*** и ее уникальной обсерватории, куда он, собственно, и направлялся в пожарном порядке для расследования произошедшей там скандальной смерти известного ученого.
Самая крупная внеземельная обсерватория**** была создана на международной научной базе «Скотт» на обратной стороне Луны сто пятьдесят лет тому назад. При ее постройке были применены наиболее передовые и революционные на тот момент технологии и инженерные решения, но самым главным достоянием был семнадцатиметровый оптико-цифровой телескоп уникальной конструкции «Око Вселенной», до сих пор не имеющий себе аналогов по мощности и разрешающей способности.
Существовали и другие обсерватории с мощными телескопами на Земле и на дальних внеземельных станциях - системах Бетельгейзе, Арктура, Фомальгаута - но все они сильно уступали «Оку» по техническому оснащению, а главное - были построены на крупных планетах, атмосфера которых сильно влияла на качество наблюдений. Кроме этого, свои эксперименты и исследования на Луне проводили ученые с мировыми именами, которые по достоинству оценили технический уровень объекта, поэтому и услуги телескопа и его обслуживающего персонала были востребованы на все сто процентов, хоть и стоили, мягко говоря, недешево. График работы «Ока» был расписан чуть ли не по минутам на несколько месяцев вперед. В очередь на проведение наблюдений и экспериментов записывались и именитые ученые-одиночки, и частные лаборатории, и крупные НИИ. Здесь в коридорах легко можно было встретить парочку-другую Нобелевских лауреатов, непринужденно ведущих научную дискуссию. Постепенно лунный научный комплекс «Скотт» приобрел статус главного астрофизического центра землян. Здесь все чаще и чаще стали проводиться международные симпозиумы, коллоквиумы, конференции, для чего, в конечном итоге, и был отстроен сферический конференц-зал «Эклиптика»***** на три сотни посадочных мест и с современнейшей демонстрационной аппаратурой - невиданное расточительство по лунным меркам! Гостиничный комплекс «Хилтон-Скотт» на тридцать номеров располагался в одном здании с «Эклиптикой» и «Оком Вселенной». Еще один находился в пятнадцати километрах, рядом с геологической станцией «Армстронг». Официально она называлась «Селенологическая научная международная станция «Армстронг»******, но вопреки логике селениты называли её «геостанцией». Формально, геостанция являлась частью общего комплекса «Скотт», но обладала большой автономностью и могла функционировать самостоятельно. На станции не так давно открылась гостиница бизнес-класса «Сателлит». Во время проведения в «Эклиптике» крупных мероприятий, между геостанцией и залом бесплатно курсировали два вагона лунного монорельса каждый на пятнадцать пассажиров. Поездка в один конец занимала не более семи минут. Монорельсы работали в автоматическом режиме.
Зал не пустовал и был задействован как минимум два раза в неделю. Вот и сейчас «Эклиптика» был на несколько дней арендован Ассоциацией поиска, обнаружения и контакта (АПОК), которая проводила научный симпозиум на тему «Контакт без контакта». Брови Ричарда полезли вверх. Что за ерунда, какой контакт без контакта? Кто выдумывает подобную заумь?
Чертыхнувшись про себя, он продолжил чтение. Теперь вводная, познавательная, так сказать, часть закончилась, и началась, собственно, фактология, из-за которой он и был срочно отозван из отпуска и командирован на земной спутник.
Ричард раскрыл следующий файл.
- Господин Сноу, вы выбрали что-нибудь из нашего меню? - неожиданно ворвалось из внешнего мира.
Ричард сдвинул очки МИППСа на лоб и поднял глаза на Дору, склонившуюся над его креслом так, что расстегнутые верхние пуговицы фирменного комбинезона позволяли фрагментарно видеть и частично домысливать небольшой, но красивый бюст.
- Да, Дора, конечно…
Закончив с едой, он вытер губы и отбросил салфетку на тарелку, вновь надвинул на глаза очки МИППСа и погрузился в изучение дела.
20 июня этого года, то есть сегодня, в зале «Эклиптика» открылся международный симпозиум под эгидой АПОК. На мероприятие с претенциозно-непонятным названием съехалось чуть более ста человек.
«Почему всего сотня? Неужели так мало ученых интересуются проблемой контакта?» - удивился Ричи и полез в статистические и справочные файлы. Пролистав несколько папок он нашел нужное. Получалось, что всего принять участие в симпозиуме изъявили желание сто тринадцать человек. Ричард сделал пометку. На полночь 19 июня зарегистрировалось всего-то девять человек. Затем, в восемь часов утра 20-го июня еще пятеро, в девять - семьдесят девять, и еще одиннадцать человек после начала симпозиума. Таким образом получается, что девять человек так и не прибыли. На этот момент зарегистрировано сто четыре участника.
«Теперь сто три! - невесело подумал Сноу. - Кому помешал этот специалист по контактам? Что они там не поделили между собой? Будем надеяться, что все-таки это окажется несчастным случаем».
Однако мысль о том, что его непосредственный начальник Директор КОНОКОМа Дон Кимура, редко когда ошибается, не давала покоя. Что-то в этой нелепой смерти ученого во время симпозиума Директор увидел такого, что проглядели все, включая и опытного Сноу. Расследование поручили не местному представителю Агентства по Наблюдению и Безопасности (АНБ) и даже не назначенному ad-hoc*******, а специальному агенту КОНОКОМа, которого командировали на Луну, безжалостно выдернув для этого из отпуска.
«Ладно, поехали дальше», - вздохнул он.
Произведя несложные манипуляции, Ричи выстроил примерную хронологию трагических событий вчерашнего дня.
19 июня.
Примерно в десять часов по среднему лунному времени, приравненному к земному Гринвичу, в «Эклиптику» прибыли сразу три ученых-контактника: Оливье Вердей, Ганс Мюллер и Сергей Лосев. Все трое входят в оргкомитет симпозиума. Зарегистрировавшись в автоматическом режиме при входе в комплекс, они разместились в «Хилтоне» и больше «Эклиптику» не покидали.
Около часа дня к ним присоединились еще двое: Энтони Прайс и Энрико Моралес. Член оргкомитета симпозиума Моралес устроился в «Хилтоне», а вот Прайс направился на монорельсе на геостанцию и зарегистрировался в гостинице «Сателлит».
«Интересно, в это время сколько еще в гостиницах, где забронировали номера конгрессмены, проживало постояльцев?» - задался вопросом Сноу и сделал соответствующий запрос в обе гостиницы.
Дальше. В пять часов прибыли еще трое представителей науки о контактах: Тимо Пелтонен, Сирилл Белл и Фу Тинпен. Белл, член оргкомитета, направился в «Хилтон», а Пелтонен с китайцем - в «Сателлит».
Последним вчера на Луне появился канадец Уэйн Нортроп и поселился в «Хилтоне». Он не состоял в оргкомитете симпозиума, поэтому первоначальное предположение Ричи о том, что «Хилтон» забронирован исключительно для них, не оправдалось. Сноу сверился со списком и выяснил, что в организационном комитете симпозиума состоит всего-то шесть человек.
Между тем пришли ответы из гостиниц. Судя по их информации, из «Хилтона» утром 19 июня съехали последние постояльцы, не имеющие отношения к симпозиуму. С 12 часов дня гостиница была полностью в распоряжении участников научного форума.
Ричи такой факт немало удивил: выпроводить всех и зарезервировать целиком дорогущую гостиницу на Луне, да так, чтобы она почти сутки простояла на три четверти пустая, не считая всего шести занятых в течение дня номеров! Такое расточительство! Судя по всему, в финансовом плане АПОК была процветающей ассоциацией.
Что касается отеля «Сателлит» на геостанции, тут дела обстояли несколько сложнее. АПОК забронировал лишь двадцать номеров, да и то, начиная с сегодняшнего дня, то есть 20 июня. На вчерашний день, кроме уже упомянутых трех ученых - Прайса, Пелтонена и Тинпена - там проживало еще семь человек, двое из которых съехали сегодня утром.
«Так, что мы имеем с гуся?» - сам себя спросил Ричард.
А картина получалась следующая.
19 июня.
С 12 дня в «Хилтоне» проживают лишь шестеро делегатов симпозиума и никто больше. В «Сателлите» - трое делегатов и семеро просто командировочных. Итого - десять.
Выходит, что под подозрение, при допущении, что это убийство, а не несчастный случай, произошедшее, по предварительным оценкам, между десятью вечера 19-го и двумя часами ночи 20-го подпадает шестнадцать человек. Так? Так. Совсем немного, с учетом того, что большая часть - процентов 70 - отпадет по причине железного алиби в первые же часы расследования. Отлично! Сноу мысленно потирал руки: дело-то, оказывается, для начинающих инспекторов, учебное, так сказать! А его - опытного и проверенного агента - пригласили, видимо, лишь потому, что погиб ученый с мировым именем. Ну и прекрасно, завершив расследование, можно будет поплавать в лунном акваланге в заполненных водой глубинных пещерах Селены или попробовать себя на легком дельтаплане в знаменитом лунном воздушном амфитеатре. Это настолько фантастично… Но…
Нет, не так, стоп, стоп! Сноу выпрямился в кресле. А обслуживающий персонал обсерватории, геостанции и гостиниц? Как он мог забыть о таких элементарных вещах! Ричи чертыхнулся и послал соответствующие запросы. Ответы пришли буквально сразу и повергли агента КОНОКОМа в легкий нокдаун.
На 19 июня:
на геостанции «Армстронг» постоянно работает 32 селенита (так сами себя называли люди, длительное время находящиеся на Луне) и имеются 6 андроидов;
в гостинице «Сателлит» работает 6 селенитов;
на базе «Скотт» - 94 селенита, из них в обслуживании космодрома занято 19 человек и обсерватории «Око Вселенной» - 12 селенитов и 2 андроида;
в гостиница «Хилтон» - 11 селенитов;
Итого: плюс 143 селе… э-э-э… подозреваемых. Нет, а что там с андроидами? Целых восемь штук!
«Спокойно, - сам себе скомандовал Сноу. - Спокойно. Всё это лишь предварительные прикидки. Без паники!»
Однако тревога оставалась. Действительно, а как быть с туристами, которые болтаются на Луне и путешествуют с базы на базу? Ведь кроме «Хилтона» и «Сателлита», на базе «Скотт» и на геостанции действовали еще две гостиницы-автомата экономкласса «Лунный камень» и «Море спокойствия» общей вместимостью в сто десять человек! Что, и туда посылать запросы? «Нет, пока воздержимся», - решил Ричард.
- Уважаемые пассажиры, дамы и господа! - раздался из репродукторов голос командира «Орегона». - Мы начинаем заключительный этап нашего путешествия к Луне. Прошу вас пристегнуть ремни…
Ричи вновь накинул на плечи и застегнул ремень безопасности и снял очки МИППС. В иллюминатор было видно, как в нескольких километрах внизу медленно проплывает ноздреватая желто-черная контрастная поверхность земного спутника.
Стали ощутимы легкие тангаж и рысканье корабля - «Орегон» готовился к прилунению.

* Контактная объединенная Комиссия Земли (фант).
** Малый индивидуальный прибор планетарной связи и коммуникации (фант.)
*** Скотт Дэвид Рэндолф (р.06.06.1932г.) - американский астронавт. Совершил три полета в космос. Последний (26.07-07.08.1971г.) - в качестве командира «Аполлона-15», четвертой лунной экспедиции.
**** Самый крупный оптический телескоп на Земле - The Great Canarian Telescope с диаметром зеркала в 10,4 метра. Установлен на высоте 2 500 метров над уровнем моря на Канарских островах. Адаптивная оптика и нанометровая точность управления позволяют оператору, к примеру, четко различать на Луне световые объекты мощностью в один люм (пламя свечи).
***** Эклиптика (от греч. ekleipsis - затмение), большой круг небесной сферы, по которому происходит видимое годичное движение Солнца, пересекается с небесным экватором в точках весеннего и осеннего равноденствия.
****** Нил Армстронг, (р.05.08.1930г. - 25.08.2012г.) (19300805), американский астронавт, совершил два полета в космос. Являлся командиром экипажа «Аполлона-11» - первой лунной экспедиции (16-24.07.1969г.). Первый землянин, ступивший на поверхность Луны.
******* Ад хок - (лат. Ad hoc - для данного случая, определение цели), в международном праве ад хок именуются социальные миссии, организации, представители, комитеты или рабочие группы, имеющие временный характер и предназначенные для выполнения определенных поставленных задач.











Cвидетельство о публикации 411687 © Шуваев М. А. 12.01.13 13:36

Комментарии к произведению 3 (1)

да тут читать и читать ))) первая глава прошла на ура )

Cпасибо! Приятно читать такие отзывы:)

Удачи Вам.

Толстая, толстая :) (роман - 30 глав, закончен) Со Старым Новым Годом, Марина!

Просто детский вопрос: книжка будет толстая?))) Я заранее мечтаю)))

Михаил, со всеми праздниками - и прошедшими и с наступающими)))

Марина