• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Новогодняя быль для генералов в отставке.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
За окном шурша снежными заносами и спотыкаясь об храпящих в сугробах алконавтов ковылял по дачному посёлку новый год, но Николаю Максимовичу на это дело,  как и на многое другое, было  плевать, поскольку он
собрался умереть в ближайшее подходящее время. Например, опосля празднования старого нового года. Действительно, не портить же родственникам праздники, а внукам каникулы. Восемьдесят пять – вполне приличный возраст, чтобы покинуть этот мир. Его супруга, полковник медицинской службы Настенька, отошла полгода тому,  и большой пустой дом угнетал старика. Вчера Настя опять приснилась. Звала к себе. Наверное,  пора. Николаю Максимовичу надоело играть с самим собой в шахматы и перелистывать листы написанных им и никому уже не нужных книг.
Не радовали даже многочисленные звонки детей. Максимович подозревал, что им не легко выкроить для этого время, да и говорить было не о чем. Разве только о здоровье. А какое там здоровье в его года? Не вставал он с постели последнее время, да и не хотелось. Сиделке приходилось уговаривать принять лекарства, что-нибудь съесть или о чём-либо поговорить. О чём ему с ней беседовать? О конце света, грядущем потопе и растущих ценах? Или о молодой сменщице-шлюшке, которой сиделка завидовала?
Биография у Максимовича случилась бурной. Работал, учился, воевал удачно, пробился в большие начальники, в девяностые успел сколотить и отстоять капитал. Теперь ни в чём не нуждался и детям дал хорошее образование. У детей уже свои дети,  бизнес, жены, развлекушечки по заграницам. И стал Николай Максимович от них отвыкать. Друзей тоже осталось немного: Сенька уже не помнил, что было час назад,  под себя ходил, а на звонки не отвечал – боялся агентов гестапо. Вовка ещё держался, но звонить ему не стоило, уже спит. Женька собирался помереть к майским, сидит денно и нощно за мемуарами, телефон отключил. Максимовича на мемуары не тянуло. Правду написать – никто не поверит. А врать было лень.
Часов в десять отправил сиделку домой  (у той тоже должен быть праздник) и неторопливо скучал, прислушиваясь к топоту детских ног над головой. Сегодня в доме было суетно. Приехали оба сына и дочь с внуками, чтобы старика порадовать.  Разместились на втором этаже, слава богу есть где, а в большой гостиной на первом этаже поставили ёлку и накрыли стол прощаться со старым годом и встретить новый. Сквозь окно в комнату заглядывала полная луна, ночник рассеивал желтый свет в изголовье и на тумбочку с таблетками, чтобы им было пусто.  
Тихонько скрипнула дверь – это дочь. Марта подошла к отцу, легонько шелестя войлочными тапками по паркету, поправила одеяло:
- Ты выйдешь к нам? Все хотят тебя видеть.
- На кой хрен я вам там сдался.  Дайте отдохнуть от вас, - пробурчал старик, не отличавшийся легким характером и в лучшие годы. Марта тяжело вздохнула и начала было выбирать мусор из бороды отца, но тот не дался. Сварливый старик второй год отказывался бриться. Говорил, что всю жизнь мечтал отрастить бороду, но положение не позволяло.
- Может всё же выйдешь к столу, - попыталась уговорить отца Марта, но, нарвавшись на строгое «Нет!», смирилась, недоумённо пожала плечами и вышла из комнаты. Врачи говорили, что Николай Максимович практически здоров, как для его преклонных лет. Просто скучает и ему надоело жить. А в таком варианте современная медицина бессильна.
Дело шло к полуночи.  Сквозь коридор доносились голоса детей и внуков. Там, в гостиной, что-то обсуждали и, похоже, огорчались. Потом в коридоре уединились оба его сына, и Павел начал в полголоса выговаривать Гришке за то, что тот заказал деда мороза в дешевой компании. Теперь ни деда , ни мороза, и подарки тю-тю. А главное, детям-то какой облом!
- Чёрт-те что творится в этой стране, - возмутился Николай Максимович, - порядка здесь никогда не было и не будет. Не дадут спокойно умереть. Почесал затылок, откинул пуховое одеяло, спустил длинные ноги на пол, кряхтя встал и, придерживаясь за мебель, поволок своё большое, когда-то могучее тело к шкафу.
Одежки там было много и разной,  достаточно, чтобы было что вспомнить. Генеральский мундир с полусотней наград сегодня не катил. Бобровая шуба и смокинг тоже. А вот шитый золотом персидский халат (презент от иранского шаха) - в самый раз.  Песцовая шапка, привезенная из Монголии (подарок тамошнего министра обороны), тоже подойдёт. Большой мешок с подарками? В прошлом году вся его родня отправилась на новый год в Болгарию, а дед забастовал. Сказал, что такой праздник следует отмечать дома, сложил все купленные подарки в мешок и сунул в шкаф. Теперь  это пригодилось. Сунул ноги в любимые валенки (лучшее средство от ревматических болей) и глянул в зеркало. Из  под огромных бровей над шикарными усами торчал гигантский с красными прожилками нос. Попудрить, что ли? Не стоит. И так сойдёт.
За столом было не шибко весело. Взрослые молча разливали шампанское по бокалам, дети тревожно перешептывались и косили взглядами на дверь. И вот, когда наступили последние минуты перед звоном курантов, в коридоре раздались тяжелые шаги, стеклянная двустворчатая дверь распахнулась настежь и на пороге появился огромный дед Мороз в персидском халате, песцовой шапке, валенках и с гигантским мешком на спине:
-Здравствуйте дети, тёти и дяди, а также прочие бл-ди, я ваш личный Дед Мороз, я вам выпивку принёс, - поздравил в армейском стиле остолбеневших присутствующих Николай Максимович и бухнул на стол литровую бутыль французского коньяка, которую хранил в загашнике на собственные похороны.
Женщины ахнули возмущённым ахом, мужчины грохнули весёлым смехом, а дети заверещали «Ура!». Младшая внучка Сонька, вскочила на стол, оттуда обезьянкой на плечи деда, обняла его за шею и прошептала на ухо:
-Я тебя люблю, мой любимый дедуля-морозуля.
И как будто какие-то невидимые корешки проросли из её маленького тельца в душу старого генерала.
***
В полпервого раздался звонок у входной двери. Старший из сыновей вытер губы салфеткой и вышел из гостиной. На крыльце стоял ряженный дед мороз с покосившейся набок бородой и весь в мыле. Павел пробурчал:
- Опоздали, господин хороший. Мы справились своими силами. Оставьте мешок с подарками здесь и отправляетесь домой. Чаевых не будет.
- Так я ж не виноват, заносы по всей области, и так еле прорвался!
- А меня это не е-ёт!  Рявкнул Павел в отцовском стиле и хлопнул дверью.
В полвторого звякнул сотовый Николая Максимовича. Дед отодвинул от себя ополовиненное им блюдо с салатом «оливье» и ответил:
- Слушаю.
- Привет, Максимыч, - это был его приятель адмирал Женька Петрищев, - я думал ты уже давно спишь.
- А ты чего бодрствуешь?
- Заносы по всей Европе, - Женька смущённо прокашлялся, - Дед Мороз не явился. Пришлось его изображать.
Николай Максимович понимающе хмыкнул:
- Ну и как?
- Справился. Знаешь, я передумал на первое мая умирать. Расхотелось. И мемуары не успею дописать. А как ты себя чувствуешь?
- Я  решил ещё пару лет покувыркаться. А то вдруг опять Дед Мороз опоздает. Слушай, а не съездить ли нам на следующей неделе поохотиться?  Давненько мы у костра не сиживали.
-Наверное нет. Здоровье у нас с тобой, того…
-Товарищ контр адмирал! Седьмого января в 5.00 быть на заимке у Петровича. Хоть в инвалидной коляске и под капельницей.  Не забудь внука. Это приказ!
-Слушаюсь, товарищ генерал полковник!
- Вот так-то, молодой человек. За наше здоровье, - и звякнул хрустальной рюмкой о сотовый телефон.
Cвидетельство о публикации 409609 © Рогожников В. Я. 17.01.13 15:02

Комментарии к произведению 3 (7)

  • Yu-Li
  • 07.04.2013 в 13:29

Замечательный рассказ. Светлый, жизнеутверждающий.

Спасибо. Знакомых генералов у меня не было. Пришлось выдумать. Ваш Яныч.

Яныч! Поздравляю с победой в конкурсе!Л.

Спасибо. Старался аж целых три часа и вдруг такой неожиданный результат. Ваш Яныч.

Так и бывает! Мастеру много времени не надо.Радуйте нас и дальше своими необыкновенными историями! И новых побед!Л.

Настоящий Рождественский рассказ! Обожаю твоих генералов. Знаешь, на кого они похожи? Я знаю.

Спасибо, Аня. Ваше мнение для меня очень важно. Яныч.

Мне очень важно, что мое мнение для Вас очень важно, Яныч.

Мне очень важно, что Вам очень важно, что моё мнение для Вас очень важно.

Сдаюсь! Не без удовольствия.