Рулетка. (Отрывок из повести)
Рождество 1913-го выдалось совсем безрадостным. Штольня приносила с каждым годом всё меньше и меньше золота, в стране назревала смута, и ко всему ещё на десятое число был назначен суд офицерской чести. Капитан Виреев был уличён в серьёзном преступлении. Он продал несколько ящиков винтовок неизвестным лицам, и им заинтересовалось полицейское управление. Дворянское собрание Красноярска не могло позволить в эти смутные времена бросить тень на офицерскую честь и уговорило полицию подождать с арестом, назначив свой суд. И вот уже двадцать пять офицеров, все кто был на этот момент вблизи города, сидели в просторном зале собрания. Председательствующий вынес вердикт по результатам голосования – Вина полностью не доказана, пусть решает Бог. Такой приговор означал только одно. Обвиняемый обязан с помощью рулетки доказать свою невиновность. Конечно, законность приговора была весьма спорна, да что говорить, приговор напрямую противоречил царскому указу, запрещающему подобные развлечения, но сейчас было важно сохранить честь мундира. Полицейским будет передан труп проигравшего с пояснениями, что преступник наказан.
Желающих принять участие в игре всегда было достаточно, потому как выигравший получал всё. Ещё до выбора револьвера, составлялись бумаги, по которым владельцем всего движимого и недвижимого имущества двух игроков становился победитель, игроки просто обменивались завещаниями. Какой документ будет востребован, а какой просто уничтожат, становилось ясно после хлопка, оповещающего об окончании. Председательствующему подавались записки с фамилиями желающих принять участие в игре, и он выбирал одну.
Поручик Порфирий Высоцкий написал свою фамилию и передал за судейский стол. Он не особенно надеялся на то, что выберут его, но рискнуть очень хотелось, имущества у подсудимого было предостаточно. Вдобавок ко всему, Виреев был холост, и заботиться о его чадах и жене надобности не было ... О том, что боёк револьвера может ударить не в пустое место именно на его виске, он не думал. Детали сделки с оружием Порфирию были известны, и в виновности капитана он не сомневался, а значит, результат игры может быть только один.
- Поручик Высоцкий, – выкрикнул председатель, и в зале прокатилась волна одобрительного рокота.
Порфирий был молод, но уже женат. Самый младший по званию, но по положению почитай самый уважаемый. Кто как не он мог претендовать на наследие капитана.
- Я готов. – Вымолвил молодой поручик, вставая со стула.
- Господа офицеры, выбор сделан, – пафосно провозгласил глава собрания. – Сейчас игроки напишут завещания друг на друга и пройдут в соседнюю комнату, а мы засвидетельствуем законность документов, из которых один потом будет уничтожен. Кто выступит в качестве свидетелей?
Поднялось несколько рук. По протоколу нужно было по одному свидетелю от каждого игрока, но желающих всегда было больше, потому что, победитель, кто бы он ни был, всегда одаривал секундантов частью от выигрыша. Председательствующий указал на двух штаб-ротмистров, и они подошли к Порфирию. К их компании, тут же присоединился Виреев. Два офицера быстро составили нехитрый текст двух документов и прошли в соседний кабинет. Игра началась.
- Господин капитан, для меня честь быть вашим партнёром в игре. – Отчеканил Порфирий, вытянувшись во фрунт. – Я даю слово, что все ваши домочадцы не пострадают в правах и достатке, если Бог определит победителем меня.
- Да бросьте вы, Поручик. – Отмахнулся соперник. – Дворовых моих вам выгонять и так не выгодно, а полтора кота и пара десятков легавых вам самому пригодятся. Но в отношении вашей семьи … я даю слово позаботиться о них, если Бог будет ко мне благосклонен.
- Спасибо, капитан. Я понимаю, что в случае моей смерти, они лишаются дворянства, как члены семьи государственного преступника, но уповаю на ваше благородство.
- Пусть Бог решает, кто из нас будет к вечеру передан полицаям в качестве виновного трупа, а кто получит честь и имущество.
На этом разговоры прекратились и мужчины присели на стулья в ожидании знака из зала заседания. Примерно через четверть часа всё было готово, бумаги подписаны, секунданты выбрали револьвер и вынули из него все патроны. Два кивка головы и оружие было принято для Божьего суда. Председательствующий встал и попросил освободить помещение. Через минуту в центре остались стоять только два свидетеля. Они открыли дверь кабинета и пригласили игроков войти.
Перешагивая порог, Порфирий расправил плечи и сделав несколько шагов, остановился, развернувшись лицом к секундантам. Капитан, напротив, прошёл в зал с опущенной головой и исподлобья не спускал глаз с оружия, лежащего на дубовом столике в центре зала.
- Готовы ли вы начать рулетку? – промолвил один из офицеров.
- Я готов. – Отчеканил поручик
- Да. – Тихо выдавил из себя капитан.
- Тогда начнём. – Сказал второй секундант, беря револьвер и заряжая его одним патроном.
Барабан тихо щёлкнул, возвращаясь на своё место с посланцем Божьего суда, и зашелестел, раскручиваемый об рукав.
- Капитан, вам первому испытывать судьбу. – Сказал офицер, протягивая оружие.
Виреев взял револьвер, поднял глаза к потолку и его губы задвигались. Собравшиеся услышали его шёпот «Отче наш, иже еси на небеси …». Неожиданно он вскинул руку с оружием к виску и нажал курок. Раздался тихий щелчок, передающий право попытать судьбу другому игроку.
Порфирий взял протянутый ему револьвер, и не раздумывая сделал свой ход. Его рука не дрогнула, лицо было спокойным, а взгляд устремлён на капитана. Щелчок бойка известил его, как минимум о ещё нескольких секундах жизни. Он передал оружие Вирееву и заметил, что его руки дрожат и вспотели. Тот принял эстафету и опять начал читать молитву, медленно поднимая револьвер к голове.
Барабан начал медленное вращательное движение на одну седьмую своего периметра. Когда ствол коснулся виска, боёк тихо щёлкнул, уменьшая шансы молодого поручика на благоприятный исход игры. Капитан облегчённо вздохнул и улыбнулся. Игра редко доходили да пятого нажатия курка.
Порфирий смело взял смертоносного судью из рук визави и, опять не раздумывая, нажал на курок. Выстрела не последовало и на лбу у капитана выступили капли пота. Поручик протянул ему револьвер, в котором осталось всего три попытки. Если сейчас всё не решиться, то капитан имеет неплохие шансы на выигрыш.
Виреев тоже посчитал шансы и улыбнулся. Главное сейчас пережить, а потом … либо он выиграет, либо последний выстрел будет делом чести. Улыбка осталась на лице, и когда дуло коснулось виска. Боёк медленно отошёл не пару сантиметров и резко ударил по капсюлю. Выстрел эхом прокатился по залу, оповещая об окончании игры. Тело капитана ещё только начало падать, когда открылись двери и зал начал наполняться офицерами. Суд свершился.

***

Усадьба Виреева была довольно большая и ухоженная. Порфирий открыл калитку в воротах и вошёл во двор. Там несколько дворовых мальчишек весело играли в снежки. Весть о судьбе их барина ещё не достигла стен поместья.
- Эй, парубок, поди сюда. – Сказал поручик, отряхивая с шинели хлопья снега, от близко упавшего снежка.
- Простите барин, я нечаянно. – Сразу повесил нос пацан, ставший виновником неудачного броска. Он уже отчётливо представлял, как розги танцуют на его заду.
- Да иди сюда, говорю, не бойся. – Засмеялся Порфирий – Мне больше заняться нечем, как за снежок тебя наказывать.
Парень несмело, опустив голову и теребя в руках шапку, приблизился к грозной фигуре молодого офицера. В его заверения он не верил, но неподчинение грозило гораздо большим наказанием.
- Да что же ты такой пугливый. – Улыбнулся поручик – Скажи лучше, где я могу найти управляющего?
- Барин, не надо жаловаться дядьке Семёну. Лучше уж вы сами накажите. – Взмолился подросток.
- Вот ведь чёрт кудлатый. Ладно, подставляй лоб, шелобан дам и в расчёте. – Уже почти в истерике покатился от смеха Порфирий – Только потом, всё равно покажешь управляющего, дело у меня к нему.
- Ну шелобан, это мы завсегда с радостью, – обрадовался неожиданной развязке мальчишка. – Там всё равно пусто, не убудет.
Он поднял голову, подставляя лоб, и наказание было благополучно доставлено адресату. Что бы совсем избавить парня от страха, Порфирий приложился ко лбу от души и по двору прокатился хохот других мальчишек.
- Всё, квиты. – Улыбнулся он. – У меня у самого двое сорванцов, правда малые ещё. Ладно, показывай, где твой дядька Семён обитает.
- Так чего показывать. – Совсем успокоился парень. – Вон он, к конюшням идёт.
Поручик пошёл в указанном направлении и у ворот подсобных построек встретил мужчину в добротной шубе.
- Вы управляющий поместьем Виреевых? – Спросил он, приблизившись.
- Я, а с кем имею честь? – Ответил Семён
- Я Порфирий Высоцкий. – Представился офицер. – У меня к вам дело.
- А барина сейчас нет, он ещё утром уехал по делам.
- Я как раз по этому поводу и приехал, и мне нужны именно вы. Пройдёмте в дом.
- Да, конечно, барин, пройдёмте. – Резко поменяв тон на более учтивый, затараторил Семён, видимо почувствовав серьёзность предстоящего разговора.
В кабинете было тепло, и январское солнышко хорошо освещало помещения. Солнечные лучики весело играли на массивном дубовом столе. Это очень мешало Порфирию, принесшему в дом печальную весть. Он достал из внутреннего кармана шинели бумаги и, молча, положил на стол. Семён подошёл к столу, взял документы и углубился в чтение. По мере ознакомления, его лицо мрачнело и вытягивалось. Прочитав, он вернул их Порфирию и снял шубу.
- Вот значит как. – Вымолвил он. – Царствие небесное барину. Теперь Вы наш хозяин. Надеюсь, вы не обиделись за мою неучтивость при встрече?
- Ничего страшного. – Улыбнулся поручик. – Я понимаю вашу занятость, управлять таким поместьем дело не лёгкое.
- Кому мне сдать дела? – Хмуро, но с некоторой надеждой в голосе спросил Семён.
- Я не намерен никого выгонять. Если вы не против, то можете продолжить служить мне. Перед … - Порфирий запнулся, не зная как назвать причину смерти прежнего владельца поместья. – несчастным случаем, я обещал капитану оставить всех дворовых на службе, ежели у них будет такое желание.
- Спасибо барин. – Обрадовано затараторил управляющий. – Я сейчас принесу шкатулку с личными драгоценностями покойного. Он мне доверял и она у меня в комнате, а ключи в его столе.
Он выскочил из комнаты и через пару минут появился с увесистым ларцом из чёрного дерева. Порфирий взял его из рук Семёна и поставил на стол. Шкатулка была средних размеров, и не внушала большой надежды на значительное увеличение его капитала. Но, когда ключ провернулся в замке и крышка, подчиняясь пружине, слегка приподнялась, солнечные лучи коснулись её содержимого, и комната взорвалась блеском драгоценных камней. Откинув крышку, поручик совсем онемел. Внутри лежали украшения с царским вензелем, несколько орденов, много камней разного размера и цвета и под сотню золотых червонцев. Такого он не ожидал.
- Спасибо, Семён. – Придя немного в себя, вымолвил Порфирий. – Пусть этот ларец пока побудет в твоей комнате. Я позже его перевезу к себе в имение. Ты скажи всем дворовым, что со смертью их барина ничего не изменится, и продолжай управлять поместьем, а я буду иногда заезжать, справляться как дела.
Он закрыл ларец, положил ключ в карман и кивнув, кланяющемуся Семёну, вышел на улицу. Разгорячённое от увиденного лицо, приятно обдало январским холодом и мысли начали проясняться. Состояние его семьи, за сегодняшний день увеличилось не меньше чем в десять раз. Теперь можно было вообще продать почти не приносящую прибыли штольню и спокойно жить на ежегодную ренту. Главное всё умно устроить.