• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Космос - это мы

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Шереметьевский особняк прятался от посторонних глаз за высокой кованой оградой и старым беспризорным парком. Струнами небесной арфы разрезали утренний туман проникшие сквозь кроны деревьев лучи восходящего солнца. Наброшенным поверх лесной подстилки серым выцветшим рушником смотрелась асфальтированная еще в прошлом веке дорога. Местами асфальт сполз на обочину, оголив облизанные временем камни предшественника - мостовой. Кое-где могучая сила живой природы разворотила оба покрытия. Корни вековых дубов проложили себе путь, пронизав даже старый кирпичный мосток над зеленым от водоросли ручьем. Жилистые лапы кореньев паутиной развесились в поросшей мхом арке, тянулись к источнику своей силы – чистой и звонкой родниковой воде. Ниже по течению начиналось озерцо. Такое же неухоженное, одичавшее. В камышах гипсовая статуя теперь уж не разобрать какого бога и из какого пантеона – ни головы, ни рук, а то, что уцелело уросло и обветшало. Утки неторопливо собирали ряску, лягушки занимались сольфеджио, а двое интеллигентного вида мужчин рыбачили с дощатого помоста. Пахло рыбой, грибами и теплой сырой осенью.
- Смотри, как уводит! Кило на три, не меньше! - живо подматывая леску на катушку, вдруг выкрикнул интеллигент постарше.
- Не горячитесь, Семен Маркыч. Не горячитесь. Аккуратненько ее. Подхват! Ах да, сейчас за подхватом сбегаю! Вы только не торопитесь, Семен Маркыч, - разволновался второй.
- Не стоит так суетится, Антон Петрович, и не таких вытаскивали. А-а-а, ч-черт! Ну, где вы запропали с вашим подхватом?! Давайте же его скорее! Но без нервов! Без нервов! Без суеты! А то, знаете, и без вашей экспрессии напряжения в достатке…

Черный кроссовер съехал с дороги у самого въезда в парк. Мгновенье спустя створки ворот со скрипом распахнулись. Не прошло и полминуты, как через каменный мостик перелетела карета скорой помощи.
- Скорее, скорее! – выкрикивал офицер из-за руля нагнавшего «скорую» кроссовера.
- Эх, Антон Петрович, - раздраженно бросая удочку, обратился к коллеге Семен Маркович, - вот ответьте мне на один-единственный вопрос: Почему этот беспардонный полковник всегда является в самый неподходящий момент? – Семен Маркович сделал короткую паузу. - Не знаете? И я не знаю? Да оставьте в покое ваш подхват! Сошел карп, здоровья ему крепкого. Пойдемте, нам, похоже, с другой рыбой тягаться...

Белый потолок - мягкий, стеганый. Тишина. Полная, гробовая.
Обреченность. Пустота.
Солнце. Сверлящее и неумолимое.
Блик волны. Океан?
Комната. Я в раю?
Мягкие руки. Ватные ноги.
Я - плюшевый медвежонок.
Плюшевый.
Медвежонок.
Милая игрушка на подушке спящего мира.
Дозорный сна. Часовой покоя.
Туман. Серый на белом.
Запах сырости, рыбы и грибов.
Бесшумный порыв ветра. Будет дождь.
Грозовая туча.
Пульсирующее сердце.
Металлическое сердце живой тучи.
Уходит.
Исчезает.
Больно. Тысячи игл в теле плюшевого медвежонка. Миллионы уколов.
Грохот.
Мелодия многотонного состава выбивает ритм на стыках рельс.
Его ритм! Его! Сердце. Мое сердце.
Маленькая туча, гоняющая эшелоны крови. Как стучит в бубен души!
Жарко.
Душно.
"Уронили мишку на пол, оторвали мишке лапу...".
Не сдамся.
Свет.
Вездесущий свет.
Детская забава - качели. Лечу.
Свежий ветер.
Куда можно так долго падать? В ад?
Снова свет. Непорочный, идеальный.
Чаши уравновешены. Выбор не сделан.
Девушка. Хорошенькая. Я, кажется, не брит. Досадно.
- Антон Петрович, пульса нет!
Это я?! Какой бледный! А нос? Где я видел такие? На похоронах. У всех покойников страшные носы. Я умер? Нет, я жив! Какого черта!.. А ведь в мониторе прямая линия! Расстроилась. Она даже красива.
«- Эй, детка, давай познакомимся. Я – покойник!»
Она суетится у моего бесхозного тела и не догадывается, что я наблюдаю сверху.
Мне нравится алый румянец на ее щеках. Халат на спине немного примят, прическа сбита, в волосах перо из подушки.
«- Разбудил? Извини…».
- Дефибриллятор!
А это кто? Доктор. Быстро явился. Жилистый мужик с военной выправкой. Военврач? Безупречен. Даже строг. Нервы - сталь. Лицо - камень, ни один мускул не шелохнулся. Ноль растерянности. Движения точны и энергичны. Такого не проведешь! Все видит, все понимает. Взгляд - щупальца, перелопатит внутренности, в таз бросит, промоет и назад вставит. Силен мужик! Такого в напарники - работа в радость!
«- Эй, эй, доктор! Ты что делаешь, гад?! Эти утюги и есть дефибриллятор? Эй! Не надо утюгами! Не надо, тебе говорю! Не слышал?! Это мое тело! Сволочь! Хреновый из тебя напарник».
- Триста вольт!
«- Спятил! Садист! Прожжешь!»
- Антон Петрович, фантоморграф фиксирует духа. Он под потолком.
«- Это я дух?! Да сама ты - привидение!»
- Адреналин два кубика! И подключайте СМ!
«СМ? Это еще что?»

Он висел под потолком строго над собственным телом, словно боялся выпустить его из виду, потерять навсегда. Он явно не был готов окончательно и бесповоротно покинуть этот мир; выжидал, словно знал, чувствовал - кто-то примет трудное решение за него, избавит от мучительного выбора – жить или не жить.
«- Ваш час, Егор, еще не пробил. Не нужно противиться судьбе, сейчас же вернись в тело», - послышался вдруг потусторонний голос.
« - Где? Кто это? Откуда голос? Чей голос?», - вздрогнув, отозвался он.
«- Это говорю я – Семен Маркович Штольц. И поверьте мне, я знаю что говорю», - голосом, не терпящим возражений, заявил Штольц.
«- Я вас не вижу», - дух принялся метаться по палате, стараясь высмотреть невидимого собеседника.
«- Так вы меня и не увидите, потому как я здесь, а вы там - за стеной, в соседней комнате. Нет, вы, конечно, можете заглянуть сквозь стену и лично убедиться. Но зачем вам это? Спросите там у любого уважаемого человека, и вам каждый ответит, что Семен Маркович не из тех, кто обманывает доверчивых духов», - насмешливо отозвался Штольц.
Егор приблизился к стене, даже прикоснулся к ней, почувствовал, как она проницаема, но заглянуть не решился.
«- Что вам нужно?», - спросил Егор.
«- Что нужно мне? - удивленно переспросил Семен Маркович. - Мне, собственно, ровным счетом ничего не нужно. Я бы поставил вопрос иначе, а именно: что нужно вам? Вы вообще прислушивались к себе? Вас же пугает сама мысль, что на мгновенье заглянув сквозь стену, вы вдруг не застанете собственное тело на операционном столе. Так вернитесь в него сейчас, и вопрос будем считать закрытым».
«- Нет», - достаточно уверенно ответил Егор.
«- Что значит – нет? Почему? Вам надоело жить? Вы желаете совершить суицид?», - прозвучал новый вопрос.
«- Я устал от боли. Здесь мне хорошо…»
«- Хорошо ему… За все хорошее нужно платить, между прочим. У меня к вам один вопрос: вы помните, для чего пришли жить?».
«- Вы шутите? Никому этого знать не дано», - ответил Егор.
«- Таки - да, Егор, вы правы. Однако позвольте напомнить о вашем щекотливо неопределенном положении. В настоящий момент вы, что называется, одной ногой за... Впрочем, из вашего ответа абсолютно ясно, что память души к вам пока не вернулась, что, в свою очередь, позволяет надеяться на благоприятный исход всего дела».
«- Я не вполне понимаю, о чем это вы?», - насторожился Егор.
«- Я о своей работе, молодой человек, а моя работа сию минуту – вы. Отсюда делайте вывод. И задачку для интеллекта вам в довесок – Душа вечна, душа помнит каждое воплощение. Анализ жизни – утеха в ином мире. Но память души вам пока недоступна. Что это значит, Егор? А это значит, что вы живы, и путь у вас один – жить», - путано ответил Семен Маркович.
«- Слушайте, как вас там… Семен Маркович, кто вы вообще такой и что вам от меня надо? Какого дьявола вы пристали ко мне с дурацкими вопросами о смысле жизни? Я умер. Отстаньте ради бога! Можно подумать, что вы дока в вопросах бытия», - занервничал вдруг Егор.
«- Дока ли я? Представьте – да. И не надо хихикать по этому поводу. Тем более что это даже не повод. Кроме того, я вам скажу, что хорошо смеется лишь тот, кто имеет хорошо смеяться. Вы, Егор, смеетесь дурно. Не думаю, что это недостаток воспитания при жизни, скорее обычная неуверенность при всей шаткости вашего положения. В общем так, Егор, если хотите, чтобы дока Семен Маркович поделился с вами сокровенным смыслом сущего, то отвлекитесь ненадолго от созерцания собственной плоти и обратите внимание на стену. Сейчас перед вами предстанет вселенский космос, сплошь населенный живыми душами, такими как моя и ваша. С одной лишь разницей - мы с вами, слава богу, пока живы, а они...».
Стена перед Егором вдруг стала похожа на водную гладь, а через мгновение на ней вспыхнуло звездное небо. Егору показалось, что он не в операционной, а где-то там – высоко, в открытом космосе плывет в невесомости, обозревая немыслимые в размерах пространства, и одной краткой мыслью способен он покорять расстояния в тысячи-тысяч световых лет. Кассиопея и Вега – это так близко, стоит лишь подумать, и окажешься там… И везде души. Такие же, как его собственная. И смотрят души на Егора с презрением, и нашептывают, мол, глупый, глупый, занимай очередь, долго будешь мотаться по пространству и ждать, ждать, ждать чтобы снова ощутить вкус жизни – радость и сладость, горе и боль, - все.
- Готовь подхват, Антон, рыбка у нас тяжелая, не дай уйти! – заполнил операционную живой голос Семена Марковича.
- Дефибриллятор, - облегченно распорядился доктор.

Егор открыл глаза. Ему показалось, что он услышал знакомый голос. Смотреть было больно и немного непривычно. Попытка повернуть голову оказалась безуспешной. Некоторое время Егор просто смотрел в потолок и с удовольствием шевелил пальцами рук и ног. Он был рад ощущению тела, пусть болезненному, но такому приятному… живому.
- Ну, вот и хорошо. Вот и славно. Уже и пальцами шевелим? - совсем близко раздался тот самый баритон.
Он пришел. Не дух, а настоящий мужик лет сорока пяти с добрыми морщинками у глаз - врач парапсихолог Семен Маркович Штольц.
- Космос – это вы? – шепнул Егор.
- Космос – это мы, Егор Александрович. Мы все, и каждый в отдельности. Даже не сомневайтесь. Семен Маркович не позволит себе обмануть сильного духом мужчину. Кстати, молодой человек, с вас карп. По вашей милости кило на три сошел с крючка. Уж извините, но я не только врач, но и рыбак.
- С меня рыбалка, доктор, - улыбнулся Егор.

Cвидетельство о публикации 405727 © Ера 03.12.12 23:41

Комментарии к произведению 3 (3)

С Победой! )

Спасибо, Митя. Признаюсь, совсем не ожидал))

  • Savl
  • 04.12.2012 в 02:23

Спасибо за хорошую историю и поздравляю! Привет!

Это вам спасибо))) Неожиданно...

Привет)))

Хожу по авторам и говорю - кого кагбэ угадала, а кого - нет) Ты один из фаворитов, но не угадала кагбэ))) прости))

Ну кагбэ это харашо, мну это нра))) Спасибо)) Прощаю))