• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Выбросить всё к чертям...

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Выбросить всё к чертям собачьим! Не дом, а помойка. Все только и делают, что приносят какие-то вещи, а потом бросают где попало. Ничего найти нельзя. Всего-то три человека живут, из них только один ребёнок, а посмотришь вокруг – словно сто штук детей тут обитает, везде игрушки валяются, книжки с картинками, воздушные шарики... Скоро повернуться негде будет. Весь день только и занимаюсь, что порядок навожу. Хватит с меня.
Выбросить, выбросить всё лишнее... хотя бы половину! Зачем ребёнку такая куча игрушек? Тем более она не совсем уж и ребёнок. Оставить только самые любимые, на память. Штук пять.
Час кружения по дому и вот на ковре в гостиной - курган из мягких игрушек. Дома никого нет – хорошо, никто не будет ныть: жалко, давай оставим... Я приношу из подвала три бельевых корзины – одна маленькая – для тех, кого оставить, и две огромных – этих отдать или просто выбросить.
Вот пегий пёс по имени Генрих. Свёкр подарил. Он любит собак, почти все игрушки, которые он моей дочке подарил – собаки. Ритуал дарения  всегда один и тот же: он прячет игрушку за спиной, сутулится, бочком подходит к внучке. И замирает, наслаждаясь моментом. Лысина розовеет, глаза блестят от радости в предвкушении сюрприза, будто подарок сейчас получит он сам... И, наконец, старик протягивает игрушку:
– Это Генрих!  Я его встретил по дороге к тебе. Возьмёшь его к себе жить?
Мне вдруг стало жалко выбрасывать бедного Генриха. Если бы не он, я бы никогда не узнала, что этот вечно насупленный, ворчливый старик умеет по-детски улыбаться и корчить смешные рожи... И Генрих отправляется в маленькую корзину.
А вот рыжая лиса Труди. Я сама её купила дочке на день рождения – пять лет–  и мы взяли Труди в отпуск на Тенерифу. За две недели лиса от постоянного таскания по пляжам превратилась из рыжей в черно-бурую. Ехали в аэропорт, дочка забыла  игрушку в такси. Хватились поздно, когда такси уже уехало.
Всю дорогу в самолёте ребёнок молча страдал. Муж сказал – подумаешь, купим тебе такую же, когда домой вернёмся. Глупость сказал. Такую же купить невозможно. И мы пообещали позвонить в бюро находок – может быть, таксист нашёл игрушку, и тогда Труди пришлют по почте. Муж честно пытался дозвониться в бюро находок на Тенерифе, а когда дочка в тридцатый, наверное, раз спросила, нашлась ли Труди, он купил такую же лису в интернет-магазине. Игрушка была новая, чистая, и, чтобы дочка не заметила подмены, муж долго тёр лису мордой об асфальт, посыпал землёй и топтал. Велика была радость ребёнка, когда муж небрежно сказал – там какая-то посылка из Тенерифы сегодня пришла...
Труди отправляется в маленькую корзинку. Пусть живёт в нашем доме.
Плюшевая лошадь. Одна из маленького табуна себе подобных. У неё близко посаженные глаза и широчайшая улыбка, на редкость идиотская. Как у того, кто её подарил. Как собаки похожи на своих хозяев, так и игрушки напоминают чем-то тех, кто их подарил... Петер, школьный друг мужа, размазня и неудачник. Однажды мы заехали нему на минутку домой.
– Великий предприниматель в подвале, – сказала его жена, нервно засмеявшись. – Он у нас опять новое дело начал! Хотите на «товар» посмотреть?
В подвальной комнате, среди громоздившихся до потолка коробок, стоял Петер. Огромный, как ставший на задние лапы медведь, он вскрывал картонки и сортировал «товар». Это были плюшевые игрушки – разнокалиберные и разноцветные лошади, все как одна с близко посаженными глазами и дурацкими улыбками.
– Он собирается вот это,–  прошептала мне жена, – продавать в своём интернет-магазине. Хотела бы я посмотреть на тех дураков, которые такую гадость купят.
– Почему гадость? – Петер услышал шепот жены. – Посмотри, какие они смешные!
Она усмехнулась и покачала головой.
Когда мы уже отъезжали от дома Петера, он выскочил навстречу с целой охапкой плюшевых лошадей.
– Возьмите вашей дочке! Скорее, чтоб жена не увидела: не любит, когда я товар раздариваю!
– Зачем так много, Петер! – сказала я, но он уже высыпал игрушки на заднее сиденье машины и пробормотал: – Берите, берите, я их всё равно слишком много закупил… ребёнок порадуется...
Через неделю Петера нашли мёртвым в подвальной комнате, среди улыбающихся плюшевых лошадей. Он умер от остановки сердца – так писала местная газета. Но в городе ходили слухи, что «великий предприниматель» повесился, осознав невозможность решения своих финансовых проблем.
Улыбающаяся лошадь летит в маленькую корзинку. Не могу её выбросить – она напоминает мне бедолагу Петера...
Плюшевый мишка, коричневый, с блестящими глазками. Скучный, как жизнь тётушки Амалии – старой девы, замкнутой, нелюдимой. Умерла в прошлом году. Уникальная жизнь, неправдоподобно бедная событиями. Как только она смогла так прожить – без друзей, без семьи, даже без зверюшки в доме. Наверное, эта игрушка – первая и последняя, которую тётка Амалия когда-нибудь покупала. Её подарок я не могу выбросить...
Ушастый Микки-маус. Его прислала моя лучшая подруга Инна, вместе учились в университете, потом в аспирантуре. Инна уже много лет, как навсегда перебралась в Америку. О, нам есть о чём вспомнить... Замечательное у нас было время! Но вот пьянящий ветер молодости стих, сменившись штилем респектабельной семейной жизни. Микки-Маус оказался прощальным подарком. 

Нет, так дело не пойдёт. За какую игрушку не возьмись – сразу оживает чей-то призрак, настойчиво напоминает о себе, и забытый было кусочек жизни всплывает из глубин памяти.
А стоит ли цепляться за прошедшее? Сидеть перед грудой старья и грустить? Надо двигаться вперёд, не оглядываясь... Надо?
Я принесла пластиковые мешки для мусора и стала поспешно запихивать игрушки – все подряд, даже те, что были отложены в маленькую корзинку. Через пару минут уже ни одного плюшевого зверя не осталось в доме, лишь плотно утрамбованные и крепко перевязанные мешки стояли на ковре. С глаз долой!
Всё тащу в подвал, запихиваю в старый шкаф и закрываю дверцы. Пусть полежат, а когда-нибудь мы вместе с дочкой развяжем один из мешков, сядем у камина и я расскажу ей интересные истории про добрых людей, даривших ей плюшевых зверюшек....
Cвидетельство о публикации 398549 © Елена Ханен 03.09.12 16:05

Комментарии к произведению 6 (4)

И тема, и лаконичность фраз, ритм, интонация… Очень!

Грустно, но великолепно!

Интересно. Но все же - бедные черти, они скоро сильно возмутятся,

что в ихних "пампасах" свалку устроили! Да кто? - людишки! А ну

жарку поддадут!..

  • Savl
  • 09.09.2012 в 13:53

Сперва расстроился - обычная история о том, как трудно расстаться с ненужным, гораздо труднее, чем с необходимыми вещами. Но постепенно дошло, что это совсем не о том. Что это о людях и времени. А конец совершенно великолепный. Привет!

Спасибо, не зря я старалась )))

Прочла на одном дыхании. И написано хорошо, и узнаваемо, переживаемо.... Когда дети были маленькими, шли в магазин за игрушками лишь после того, как очередную грозилась на выброс :) Но помню и купленных сразу под одну мышку - зайца, под другую - хрюшу. Я любила покупать детям игрушки, наверное, и оттого, что у самой было их очень мало в детстве, какие-то маленькие резиновые негритята со слипшимися руками, тяжелый, твердый, большой медведь, металлическая посудка...

Нет, гениальный рассказ :)))

Елена, спасибо огромное!

Это точно, покупать игрушки для ребёнка, и для своего, и для чужих - это всё равно что самой себе делать запоздалые подарки )))

да... с игрушками расставаться тяжело, по себе знаю. многие вещи несут в себе воспоминания и их не хочется терять.

Спасибо за оклик и понимание, Rudnaia!

  • Rudnaia
  • 05.09.2012 в 12:17
  • кому: Елена Ханен

вам спасибо за этот замечательный рассказ