• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Шайрулло Шахрисабов - кто в Точикистон не знает этого прекрасного народного сказителя, этого всенародно любимого шаири? Судьба забросила его на стройку в Москву...

Стихи пра дет!

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Однажды я, как это иногда бывает, разговорился на нашей стройке с молодым вязальщиком арматуры, Шайрулло. Как, вы не знаете Шайрулло?! Это милейший человек, и порою он рассказывает прямо-таки поразительные вещи. Так и сейчас - среди прочего, Шайрулло вдруг сказал:
- Я стиха писай, децкий журналь насиль.
Это не могло меня не заинтересовать: я ведь и сам не чужд изящному, поэтому я спросил у него:
- Какой стих, Шайрулло?
- Хароший стиха. Отгадывай нужна:
«Эта что за чирвичок
Вылис мой задний прахот?» – такой.
- Ну, и что тебе сказали там, в журнале?
- Насяльника журналь меня ругайся: «Панаэхали тут! От своя плахой паэт гафна не знай, куда девай, типэрь ещё эти вот лэзут!»
Я спросил:
- Ну, а ты ему что сказал?
- Я насяльника сказай: «Абидна, нясяльника! Сасимойдруг!» - сказай!
 
Всё это натолкнуло меня на размышления. Мы, титульная нация, привозим сюда этих людей, за гроши (чего уж там говорить!) эксплуатируем их труд, заставляем трудиться на износ, делать самую чёрную работу – и всё это, пользуясь тяжелейшим экономическим и социальным положением в этих странах – вы понимаете, про какие страны я говорю. Т.е., в сущности, мы наживаемся на чужой беде, хотя причину такой ужасной разрухи и полного развала экономик среднеазиатских государств стоило бы поискать в истории СССР, чьей правопреемницей, как известно, является современная Россия, или даже ещё глубже – в истории Российской Империи, которая подчинила свои колонии сугубо своим, имперским интересам, начисто игнорируя нужды местного населения. Более того, привозя их сюда, мы обходимся с ними, как с невольниками – у меня у самого в сейфе лежит несколько десятков их паспортов, и когда какой-нибудь знакомый застройщик звонит мне и говорит: «Слушай, дашь мне штук пятнадцать таджиков на месяцок?», я совершенно спокойно отсчитываю нужное количество паспортов и передаю ему, по столько-то долларов за штуку в день. Потом он нанимает автобус, приезжает к бытовкам, в которых, я уж не знаю как (я туда не заглядываю) живут эти таджики, вызывает по паспортам нужных и увозит. Разумеется, так я поступаю только с теми, которые не имеют какой-нибудь путной специальности – ну, там, скажем, бетонщик или каменщик. Со специальностью ценятся на вес золота, и их паспорта лежат в другом сейфе, в головном офисе нашей компании, и никаким конкурентам не могут быть переданы никогда.
И самое-то забавное, что когда мне возвращают моих таджиков, то часто, вместо благодарности, я слышу: «Кого ты мне дал? Опять там оказалось два доцента, они даже лопату толком держать не умеют!» (Беда с этими таджикскими доцентами). Впрочем, это уже издержки нашего строительного бизнеса, мы отвлекаемся от темы.
Так вот.
Мало того, что мы угнетаем их физически – мы ещё, если можно так выразиться, «выхолащиваем» гастарбайтеров творчески. Мы отрываем их от родной среды, от гор, от барашков, от культуры. Выдираем их с корнем из языкового поля, так сказать! И ведь это – мужчины в расцвете сил, как физических, так и интеллектуальных, это гордость своего народа. Творцы! Созидатели! Акыны и ашуги. А мы помещаем их в зловонные бытовки, в которых они, вместо того, чтобы петь свои гортанные горские песни и любить своих женщин, поглощены мелочными заботами о презренных деньгах. Вместо того чтобы, в единении с природой, слагать простые, наивные и восторженные гимны красоте родных гор, они заполняют свой скудный досуг алкоголем! Сколько я их лично штрафовал, когда находил водочные бутылки?! Не помогает. Да что алкоголь... Отсутствие опрятных, гигиеничных и доступных по цене женщин толкает их или к противоестественному разврату, или к преступлениям!
Можно подумать: отчего это я так разоряюсь? Я же, в конце концов, не омбудсмен, а бизнесмен. Раз это выгодно, раз такая практика идёт на пользу делу – так и надо ей пользоваться, несмотря на издержки, заложенные в самой практике. В общем-то, я, конечно, так и делаю. Не мною это придумано, не я, очевидно, и положу этому конец. Но. Когда-то, давным-давно, в благословенные советские годы, я учился на филфаке университета, и мы, студенты, ездили в качестве практики в фольклорные экспедиции. С тех пор прошло порядком времени, я уже бесконечно далёк от профессиональной филологии, но чуткость к народному языку, к народному творчеству во мне сохранилась. И вот, общаясь с Шайруллой, я почувствовал, что в нём бьётся этот родник примитивной поэзии, живого народного слова. Например, он сказал мне в разговоре:
 
«У нас на Восток есть легенд. Мой маленький был, бапка слышал. Запомнил. Страшный!
 
- Эй, Мишонка! Зачэм нос такой грязный?
- Дырка капай!
- Зачэм дырка?
- От твой шакаль бесхвостый прятайся хатель!
- Мишонка, я твой дырка палка пихай!
- А я твой бапка дырка многа-многа свой палка пихай!   
- Ай! Ай! Держите меня, люди! Я сэйчас Мишонка савсэм жизнь лишать буду!
- Я дырка прятайся!»
 
Или вот такое его поэтическое высказывание:
 
«Я малинький был, бапка стиха слышаль. Бапка маленький был, плен гуяр хадиль, шакаль бесхвостый слышаль. Мой сказай, когда умирай.
 
Жил-бил травка.
Маленький, вкусный! Ай-ай!
Всякий скушай хатель.
Глюпий афца, баран.
Карова пришёл. Пирдел-пирдел.
Нимок скюшай!
Бальшой стал травка, дуп стал!
Чилавек мима шёл, Исса был.
- Зачэм нэт инжир? – сказал.
Дуп заплакаль, упал, умир».
 
Всё это наводит на мысль, что вместо уходящего, к сожалению, из живого бытования, но хорошо исследованного и собранного русского фольклора появляется некое новое устное народное творчество, привнесённое на почву русского языка людьми, которые оказались здесь, может быть, случайно, в силу превратностей текущего геополитического момента. Мне кажется, что долг каждого интеллигентного человека, соприкасающегося в силу своих профессиональных занятий с миром, так сказать, «российского гастарбайтера» - стараться по возможности запоминать и фиксировать образчики этой немудрёной народной поэзии. Стать, может быть, новыми далями, афанасьевыми и бахтиными современной фольклористики. Хорошо известно, что Лённрот записал большую часть «Калевалы» от одного сказителя, Перттунена, этого, своего рода, финского Гомера. Кто знает, может быть, Шайрулле Шахрисабову – или кому-то другому - суждено сыграть в российской этнографии свою выдающуюся роль, привить к могучему стволу русской народной поэзии новую, плодоносную ветвь? Ветвь, перенесённую от древнего и богатого древа тюркоязычной1 литературы? Во всяком случае, я велел ему, если он ещё чего вспомнит, обязательно мне сказать.
 
И вот на днях он принёс мне листок бумаги, на котором были написаны вот эти вот самые
 
«Стихи пра дет!»
 
(Орфографию оригинала я сохранил в неприкосновенности)
 
«Дет гордый был! Чжигит был!
Гора ходиль!
Женчжин любиль!
Нэт женчжин – афца любиль!
Барашка любиль!
Шашлик кюшай!
Стоя срай! Дырка рука нэ падтирай!
Савсэм нэ падтирай!
Чистый рука друк давай!
Белый челавек пришёль.
Дет унижай: «Зачэм стоя срай?
Сидя срай, дырка рука падтирай»!
Патом этот рука кумыс пей,
Шашлик кушай, жена любиль?!
Нэт! Дет гордый был, ваевай-ваевай!
Белый челавек хитрый был, шакаль бесхвостый был!
Пушка принёс, пушка стреляй!
Бум-бум!
Мой дет пугайся!
Сильна пугайся!
Зэмля сэл, зэмля срай!
Зуп скрипель, глас плакай!
Дырка рука падтирай!
Белый челавек свой женчжин давай!
Афца давай, барашка давай!
Белый челавек шашлик кюшай!
Мой дет миска каша кюшай!
Зэмля дырка капай, дырка прятайся!
Шашлик хатель, сильна плакай!»
 
Остаётся только порадоваться, что мы – живые современники таких талантливых людей, как Шайрулло Шахрисабов.
 
Х.Инкогнитов
 
Примечания
 
1 Разумеется, я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что на сайте непременно отыщется какой-нибудь «эрудит», который возопит, что таджикский язык вовсе не относится к тюркским. Да кто бы спорил?! Обидно другое: из-за таких вот знатоков (в кавычках) и гинут, порой, наши добрые начинания. Х.И.
Cвидетельство о публикации 396625 © Кавторанг 11.08.12 20:52

Комментарии к произведению 5 (10)

Комментарий неавторизованного посетителя

Нет, почему же, всё так. Я следую старой русской интеллигентской традиции, самую квинтэссенцию которой выразил тов. Сталин в своих знаменитых словах: «The production of souls is more important than the production of tanks». И, как это хорошо известно, призвал писателей не забывать о том, что они – ассенизаторы, стоматологи и проктологи человеческой души. Конечно, смотреть на развороченную писателем душу, в которой пульсирует обнажённая совесть, гадко (как, собственно, и на дупу, и дупло в пасти). Но, увы, порою нам приходиться временно сдавать эстетические позиции, чтобы взять этическую высоту.

Однажды я, как иногда бывает,

Разговорился с некиим молчел:

Милейший человек! стоящий с краю,

Рассказывал, как много сделал дел:)

Я не поняла: бапка - это бабка или папка? переведите, плиз:)

Кстати, если верить тырнету, Елена Ваенга пишет примерно так же.

Ой, Тиночка, дорогая: ну кто я такой, чтобы интерпретировать по-своему слова Шайрулло? Так, обычный недоучившийся филолог, свинтивший в бизнес. У Шайрулло стоит за плечами многовековая культура, а у меня – только пара полевых фольклорных экспедиций. Тут впору академиков подключать! Однако рискну предположить, что, всё-таки, «бабка».

За Елену нашу Ваенгу – отдельное спасибо! После знаменитого хита Бабкиной (или Кадышевой? Не помню!) «Ой, гыр-гыр-гыр-гыр-гыр, ой, гыр-гыр-гыр-гыр-гыр-гыр!» её песня «Ну, вобчем, желаю, шоб все» стоит у меня на втором месте в моём личном хит-параде постсоветского пространства.

  • Тинка
  • 18.08.2012 в 09:14
  • | кому: Кавторанг

Ого, а вы, оказывается, филолог! Фольклорные экспедиции - это страсть как интересно, тут материала можно набрать на роман про табун ведьм.

Ладно, пусть будет бабка. А вот гыр-гыр - дайте ссылочку, если в тырнете найдёте:))))) Да и про вобчем я бы послушала:) А Бабкину я не люблю: он националистка. А ещё не люблю Аллегрову - та вообще дура, пардон муа.