• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
(Три рассказа-миниатюры для конкурса "Зарисовка-мини", 35-й заход)

Зарисовки, шестая часть

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Сочувствие
(Тема - "Башня в окне")

Он первый раз в жизни видит, как сносит башню. Тому, в окне. Башня высовывается в прямоугольный портал, разделяющий пространства, и ее сносит. Напрочь, с хрустом, с веселой песней:
- Ай-яй-яй-яй-яй, сорвало башню! Сорвало башню, насовсем открутило!
Непонятно, кто поет - он сам, или безбашенный в окне?
Какая разница! Какая разница, кто, где и когда? Ведь надо что-то делать, срочно и быстро!
Он срывается с места. Быстрей, чем собственные ноги. Падает на посыпанную гравием дорожку. Каждый камешек виден отчетливо, прямо-таки осязаем глазами, вылизываем зрением. Но вот попадается угловатый и острый; зрению колко, неприкаянно, больно. А как, наверное, больно тому, в окне? О, лучше не вспоминать, не думать! Ведь думать - такое великое благо, а тот, в окне, лишен этого.
Мыслить становится сплошным наслаждением. Тому не дано, а ему можно! Это ли не высшее блаженство, не размягчающая нега, томно пульсирующая на кончиках нервов? Особенно, когда оно почти запретно - пусть самим себе, пусть ненадолго, но все же…
Мысли независимо от него продолжают бурлить, вспучиваться. Еще немного - взорвутся, выплеснут через край, испачкают липкой сладостью окружающий мир.
Он вскакивает и бежит, бежит в цветастых сполохах мыслительной энергии, льющейся из ушей и прочих головных дыр. Бесстыдной откровенностью зияет рот:
- Какая разница-а… где я не буду никогда-ааа!..
Да-да, именно эта песня! Она сочинилась сама, только что, спонтанно, но как же точно, как правильно, как метко!
Какая разница, если это не он, это не с ним? А с ним такого не будет никогда, потому что тот, другой, занял его место. Но ведь он хочет, чтобы того спасли, выдернули из окна… И тогда… тогда место для башни будет свободно. Для его башни!
Так может, не стоит бежать?
Но кто побежит, если его самого, например, переедет каток? Кто будет радоваться собственной выпуклости, сокрушаясь его омерзительной плоскости? Скажут: нет, беги сам, коли ты не сделал этого в тот раз.
А тот раз - как раз вот он. Значит, надо бежать.
 

Куратор Кактусов
(Тема - "Куратор кактусов")

Олег Юрьевич Кактусов работал куратором. Когда, узнав о профессии, его спрашивали: «О! Вы курируете студенческую группу?», или: «Это не вы организовали выставку «На море, в небе и на суше»?», он смущался, краснел и лепетал что-то вроде: «Да, можно сказать, группу…», или: «Мы, в основном, на суше. В небе - только если очень недолго».
Дело в том, что Олег Юрьевич разводил кур.
И вот однажды его вызвали к мэру. По какой-то ерунде вызвали - то ли похвалить за высокие показатели работы, то ли поругать за низкие…
Секретарь доложил шефу по телефону: «Куратор Кактусов прибыл. У вас на три назначено» и кивнул Олег Юрьевичу - вперед, дескать.
А мэр и забыл уже за более важными делами о таких пустяках. И в чем там суть вообще - тоже напрочь запамятовал. Но и спрашивать у секретаря поостерегся - и так уже стали судачить о его забывчивости.
Зашел Кактусов в кабинет, прижался к стеночке. Мэр ему рукой, дружески так:
- Да вы присаживайтесь к столу, что вы как неродной!
Присел Олег Юрьевич с краешку, дышать боится.
- Ну, - говорит мэр, - и как там наши кактусы?
Куратор решил, что мэр шутит: мол, у кур - клювы, у кактусов - колючки…
- Хорошо, - отвечает. - Поголовье с прошлого года увеличилось вдвое.
- А вы их что, по головам считаете? Где же у них головы? Это шишки такие зеленые?
«Хороший у нас мэр, - подумал Кактусов, - с юмором. Вот только почему зеленые? Непонятно…». Но честно ответил:
- У нас, в основном, белые, корниш. Яйценоскость - сто тридцать. Но это больше мясная порода. Пробуем черных австралорпов, у тех яйценоскость под двести. Зеленых пока не разводим… А надо?
- Обязательно! - обрадовался мэр, чиркнув для памяти в блокнот: «Заказать кактусиные яйца!» - Иначе над нами смеяться будут. Черно-белые - это нонсенс, вчерашний день. Хоть умрите, но через месяц дайте мне хотя бы тысячу зеленых кактусов!
Олег Юрьевич успокоился. «Дайте мне тысячу зеленых, Кактусов!» - это ему было понятно.
А через месяц он сел. За дачу взятки. Но всем потом говорил, что за кактусы.


Анька - дура!
(Тема - " Давно не брал я в руки...")

«От этого не умирают. Возьми себя в руки!»
Вот что сказала она, перед тем как уйти навсегда.
Глупые слова. Чем говорить такое, лучше совсем промолчать. Я представил, как беру себя в руки: обнимаю под мышками, пытаюсь поднять… Еще один Мюнхгаузен! Может, и правда - потянуть себя за волосы? Это будет считаться, что я взял себя в руки?
Я даже попробовал. Получилось плохо. Наверное, опыта мало - давно я не брал себя в руки.
Услышать такие глупости напоследок!.. Обидно. Впрочем, особым умом она никогда не блистала. Я знал это всегда; пожалуй, с первой еще нашей встречи, когда сказал, что ее имя - палиндром, а она обиделась. Но знал - умом, а сердцу… или чему еще там?.. на мои знания было глубоко плевать.
Собственно, тут все сводится к элементарной химии: клетки мозга влюбленного усиленно вырабатывают допамин - вещество, сродни наркотику. Так что я - всего лишь наркоман. И как обычный наркоша не задумывается о том, путает ли его наркодилер пояс Койпера с брючным ремнем или «Процесс» Кафки с возможным судебным процессом над ним самим, так и мне было все равно, читала ли моя любимая хотя бы «Анну Каренину»… Ну, почти все равно. Хотя, при чем здесь та Анна?.. А хотя бы при том, что иногда от этого все-таки умирают. Не совсем, правда, от этого, но ведь как раз там и сказано, что каждая несчастливая семья несчастна по-своему. Ладно, у нас еще не было семьи, не надо придираться к словам. Просто не нужно говорить глупости! Если от этого не умирают, то уж точно и не живут.
И все-таки хорошо, что она дура. Я что, наконец произнес это? Впрочем, оно и к лучшему - нужно называть вещи своими именами. И чем чаще я стану это делать, тем скорее, быть может, выбью из себя гадкую дурь на леденцово-липкую букву «л»… Дура - дурь. Весьма символично. А ну-ка, еще: дура, дура, дура!..
Я не стану брать себя в руки. Накладывать их на себя - тем более. Если не пройдет ломка, пойду искать нового дилера. Хотя бы с неоконченным высшим.
Cвидетельство о публикации 392647 © Буторин А. 22.06.12 18:37