Голосовать
Полный экран
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Настройка чтения

ПЕРЕКРЕСТКА ПОВОРОТ Глава 2

Глава 2

Верочка подошла к окну и, встав за шторой, дождалась, пока красный «Лексус» Боксера выехал из подземного гаража. Потом достала мобильник, по памяти набрала номер, а услышав знакомый голос, сообщила, что босс выехал из офиса.

- Куда?
- На кладбище.
- Хорошо, - ответили на другом конце. – Будь осторожна.

***

Когда Боксер вырулил на центральную улицу, под колесами похрустывал выпавший утром снег. Февраль выдался холодным и снежным, разогнав непривычных к скользким дорогам южан.

- С ветерком? – спросил Боксер, доставая из бардачка мигалку.

Он обожал мчаться вперед, распугивая чужие машины, выезжая на встречную и ловя почтительные взгляды замерших в ожидании водителей. Было в этом нечто широкое, залихватское, радостное и сокрушительное. Он, Боксер, деревенский паренек без будущего и прошлого, мчит напрямую, а умники прижимаются к бордюру, замерев по стойке смирно.

- Нет, - ответил Гера, - по-тихому. Мне подумать надо.
- Как скажешь, - пожал плечами Боксер. – По-тихому - значит по-тихому.

Гера опять вспоминал последний разговор с полковником.

«Ладно, - сказал тот, - я тебя предупредил, решай сам, а пока нам с Канадой дело разрулить надо. Четверть лимона за пару недель - не хрен тебе собачий. Въезд легальный. Визы - без проблем.»
«Разрулим», - успокоил Гера.

У полковника, Геры и Лехи был совместный, приносивший стабильный доход бизнес. Они поставляли девушек в бордели Европы, Израиля и арабского Востока. И хотя последнее время появились проблемы в лице служб и агентств по борьбе с «хьюман трафикинг», заказов не уменьшалось, и полковник мечтал расшириться до Северной Америки.

- Не боишься, что заметут? - спрашивал Гера.
- Боюсь, - признавался полковник, - да только бабла быстрее нигде не взять. Лишь на оружии.

Гера намек понял. Несколько раз он помогал фирмачам, связанным с новой властью, отправлять груз в Африку. Что на самом деле везли в здоровенных ящиках с маркировкой «Сельхозмашины», он не спрашивал, однако догадки имелись, судя по тому, какая охрана выставлялась около контейнеров с разобранными комбайнами и тракторами.

- У тебя в Канаде приятель, - говорил полковник. – Свяжись. Пусть займется.

Приятелем Геры был Рэнди Бердселл, американец, работавший в канадском Ванкувере и оказывавший время от времени помощь по обе стороны границы.
Познакомились они давно, когда Рэнди впервые наведался в их город, только-только становившийся завлекухой для иностранных секс-туристов. Идею принес Чемп, а потом подхватил Леха.

Рэнди, американца-отпускника, они накрыли с девицей, посчитавшей «крышу» лишней статьей бюджета. Девицу наказали, а с пиндосом закорешились. Позже он помог Гере в Боснии, когда пришло время вернуть оттуда Марину.

- Пиндос не по этим делам, - ответил Гера.
- За такие бабки, - засмеялся полковник, - можно спецом по любым делам стать.
- Можно, - согласился Гера и в тот же день связался с американцем.

Рэнди заинтересовался предложением. Он был готов организовать переход канадско-американской границы и принять товар в Штатах. Однако в Канаде требовался партнер. Рэнди предложил своего знакомого иммигранта.

- Понимаешь, он вроде бы айтишник, но у него идея фикс есть.
- Какая?
- Всей семьей вокруг света на яхте.
- Большая семья?
- В том-то и дело, что никакой.
- Так, - Гера усмехнулся, - компьютерщик-яхтсмен с семьей, которой нет?
- Вот я и говорю, мечта идиота, - захихикал Рэнди. – Работу бросить он не может, а путешествовать любит. Только денег ни на яхту, ни на безделье нет, так что можно сговориться. Парень чистый, с полицией никаких дел не имел. Русских знает. Я почву подготовлю, а ты – поговоришь как деловой соотечественник.
- Напиши подробнее, - попросил Гера, - и пришли фотографии. Дело серьезное, надо обмозговать.

Рэнди прислал информацию о русском приятеле и несколько фотографий. Когда Гера увидел фото, он только присвистнул: «Вот так встреча!»

С фотографий на него смотрел Жека Дубровин, заматеревший, но с тем же лицом знайки, с теми же тонкими пальцами, с той же городской худобой.

- Попался, - потер руки Гера.

Он злорадно вообразил, как расправится с Жекой. Пошлет Боксера, кастрирует гада, а потом утопит в Тихом океане. Нет, наймет шпану, чтобы забили подлеца битами до смерти. Или сам поедет и укокошит сволочь.

«Рехнулся! – крутил пальцем у виска полковник. – У нас бизнес, а ты детсад устраиваешь. Окстись!»

Полковник умел разговаривать по делу и возвращать людей к прозе жизни.

«Вербануть его надо, - говорил он. – Для нас использовать. Как тогда, на дороге, помнишь?»

Гера помнил. Первая волна гнева уступила место мстительной расчетливости. Продумав и взвесив риски, он разработал план, как использовать Жеку, и поделился с полковником.

«Опасно, - сказал тот. – Может подставить».
«Так-то оно так, - возразил Гера, - да только мы его на мормышку, как говорит Леха, возьмем. Хочет семью? Получит и жену и дочку в одном пакете. И яхту скромненькую. А пикнет или спрыснуть вздумает - мигом всего лишится. Знаешь, сколько за эти дела там дают?»
«Может пиндос другого найдет? – спросил полковник. – Без осложнений?»
«Нет уж, - решительно возразил Гера, - мне нужен Дубровин».
«Ты хочешь Марину с ним отправить?»
«Конечно, нет, - ухмыльнулся Гера. – Она останется здесь, а туда Боксер поедет, массажистом команды гандболисток и смотрящим за бизнесом».
«Ну а дальше?»
«Когда дорожку пробьем, Марину отдадим... или нет, время покажет».
«А если Дубровин не согласится?» – спросил полковник.
«Тем хуже для него, - пожал плечами Гера. – Был иностранец, нет иностранца. Несчастный случай. Всякое ведь в жизни случается».
«А если Марина взбрыкнет?» – не успокаивался полковник.
«Ленка у меня пока поживет, - сказал Гера. – Вряд ли мамашка взбрыкивать захочет».
«Ладно, - согласился полковник. – Действуй. Только дай парню сразу понять, с кем дело имеет».
«Сделаем, - уверил Гера. – Как волки в Лимбах».

Лимбами назывались хутора, разбросанные вдоль безлюдной и труднодоступной косы, отгораживающей Дальний лиман от моря. Добраться туда было нелегко. Баркас из города ходил через день, да и то лишь в теплое время года. Асфальтовая дорога с большой земли заканчивалась километрах в пятнадцати от начала пересыпи, а дальше бежала заросшая пыреем грунтовка, по которой раз в неделю пробирался грузовик-вездеход с продуктами для хуторян. Неприспособленная машина могла легко увязнуть в гальке и наносном песке, так что автолюбители в Лимбы даже не совались. Местные пользовались исключительно лошадьми или ослами. Даже двухсотсильному «Лэнд Крузеру» Чемпа пришлось попотеть в свое время, чтобы добраться туда.

- Прошлый век, - поразился Гера, попав в Лимбы впервые.
- И позапрошлый, и позапозапрошлый, - смеялся над ним Чемп, обводя взглядом безлюдные пляжи, сосновые лесочки и выжженную солнцем степь с редкими хуторскими хатами.

Время тогда было лихое, и Чемп искал место, где можно было бы залечь на случай непредвиденных обстоятельств. Лимбы подходили как нельзя лучше.
Из-за своей малодоступности природа там сохранилась нетронутой, как и местные жители, одинокие и молчаливые. В Лимбах Гера впервые услышал о местных волках, хитрых и первобытно жестоких.

Хуторские коровы и быки паслись там сами по себе. Шли стадом сначала на юг косы, подъедая сухую траву и листочки на кустах, а потом возвращались на север со стороны лимана. Волки запросто нападали на них. Один дедок, у которого Чемп с Герой заночевали, рассказал пару удивительных историй, запомнившихся на всю жизнь.

«Так что волки?» – поинтересовался полковник.
«Быка в пять минут делают», - ответил Гера.
«Как это? Они ж тонну весят и вообще полудикие».
«Запросто, - ухмыльнулся Гера. – Один заходит сзади и хватает быка за яйца так, что тот садится от боли. Остальные рвут глотку».

Полковник недоверчиво хмыкнул и покачал головой, затем сказал: «Бери этого типа за яйца, но помни, проколешься – заплатишь по полной».

Гера усмехнулся и налил полковнику в стакан еще виски.


Машина подъехала к воротам небольшого кладбища, звавшегося в народе Валдал.

- Откуда название такое? – спросил Гера у Боксера. – Не знаешь?
- Нет, - пожал тот плечами. – Говорят, киммерское. Они жили здесь когда-то.
- Киммерийское, - поправил Гера.

Ворота беззвучно отворились, и сторож в кроличьей шапке взял широкой лопатой на караул.

Несмотря на снегопады, шедшие последние две недели и непроходимо засыпавшие дворы и улочки города, центральная дорожка кладбища, прозванная в народе Аллеей Героев, была аккуратно расчищена, а снег собран и вывезен.

«Не зря платим», - подумалось Гере. Он искоса глянул на сторожа, гвардейцем застывшего у ворот, подошел к нему и сунул за отворот бараньего тулупа десять долларов. Сторож вытянулся еще сильнее, глаза его забегали, потом радостно блеснули, и он выпалил:

- Служу Советскому Союзу!
- Идиот, - засмеялся Гера и пошел прочь по аллее.

Крупными хлопьями тихо падал снег, сухой и летучий, мерно поскрипывавший под ногами, делавший кладбищенскую тишину еще глубже и безмернее.

Вдоль аллеи, словно специально для встречи с Герой, выстроились мраморные плиты в человеческий рост: черные, красные, белые. С них, точно с глянцевых фотографий, смотрели молодцеватые парни в двубортных пиджаках и с галстуками.

«Сколько их лежит здесь? - думал Гера. - Целая армия, вымостившая мне путь наверх».

В самом конце аллеи стояли в изголовьях могил памятники Бредню и Чемпу. Красные гвоздики на снегу, словно капли крови. Все как велено. Красиво и торжественно. У ног Бредня гранитная доска с тремя высеченными стаканами. Два перевернуты вверх дном, другой – лежит на боку. Подарок от наперсточников, с которыми Бредень начинал. Памятник Чемпу скромнее, как и положено по рангу.

Подошел Боксер с хрустальными стаканами в руках. Он поставил их на постамент каждого памятника, достал из-за пазухи плоскую флягу и разлил водку. Потом налил Гере и себе. Не чокаясь, выпили.

Мороз пощипывал уши и холодил ноздри, но внутри было горячо после выпитого. Гера достал золотой портсигар и закурил сигариллу. Крепкий табак щипнул язык. Прищурившись, Гера смотрел на снег, тихо ложившийся на полированные постаменты. «Я жил», - было написано на плите у Бредня.

«Любил, старик, чтобы все красиво было, - подумал Гера. - Для потомков старался.»

Тренькнул мобильник.

- Депутата завалили, - сказал полковник без приветствия.
- Когда? - сигарилла упала в пушистый снег, присыпавший площадку перед памятниками.
- Час назад, - ответил полковник. - Стрелял снайпер. Понимаешь?
- Да.
- Я тебе газетку утреннюю послал. Из столицы. Читал?
- Что там? – спросил Гера.
– Компромат на Шерхана, - сказал полковник. – Сделай выводы.

Гера спрятал телефон.

- Давай еще по одной, - сказал он Боксеру и махом выпил налитую водку. Потом достал из кармана значок «Братства», кивнул в знак благодарности памятнику Бредня и бросил крестик в снег у надгробной плиты.


Cвидетельство о публикации 391024 © Горбунов В. 04.06.12 01:13
Комментарии к произведению: 1 (1)
Число просмотров: 106
Средняя оценка: 8.50 (всего голосов: 2)
Выставить оценку произведению:

Считаете ли вы это произведение произведением дня?
Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу?
Да, купил бы:
Введите код с картинки (для анонимных пользователей):


Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":


Введите код с картинки (для анонимных пользователей):