• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Дед купил Сашке змея

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
25.07.11. Гугл. Новости. "На восточном побережье Флориды ожидается ураган, набравший силу в перегретой Атлантике до пятой категории. Люди заколачивают окна фанерой, запасаются водой, продуктами и медикаментами. Мелкие суда вытаскивают на берег подальше от воды, а крупные поспешно выводят далеко в море. Машины с беженцами сплошным потоком идут на восток и север. В школах разворачиваются лагеря для тех, кто не мог уехать. Ожидаются большие разрушения и человеческие жертвы."
Предвестники урагана бешеной мельницей ветров кружили над полуостровом.
 
26.07.11. Дед купил Сашке воздушного змея. Мальчик давно просил двухметрового, с хвостом, и чтобы, как дракон. Семёнычу выпал удачный левый заработок, поэтому он в японском магазине размахнулся во всю. Купил самого большого и дорогого. Восьмихвостого! И тут началось: когда поедем запускать? В будние дни не получалось никак - после школы в бассейн, а потом пианино, домашние задания и чтение. Еле дождались выходных.
 
28.07.11. В субботу рано утром, ещё до рассвета, Сашка разбудил деда, и мужики, умывшись и позавтракав, выехали на пустынный в эту пору пляж. Пока собрали непростую конструкцию, солнце поднялось над горизонтом, худощавые и желающие похудеть отдыхающие начали свою ритуальную прогулку по уплотнённому волнами песку, а на пляже появились первые купальщики, любители получить кайф в прибое. Ветрено. И это хорошо. Змей большой, тяжёлый, - ему нужен сильный ветер.
Дед присел, удерживая в горизонтальном положении рвущуюся в небо конструкцию, а внук, отступая по взлохмаченным ветром пескам в сторону моря, раскручивал крепкую стропу с катушки. Выпустив метров сто, внук дал команду «Отпускай», и змей взмыл в утреннее свежее небо, расплескав в синеве восемь великолепных хвостов. Внук визжал от восторга, удерживая змея в полёте. Встревоженные чудовищем чайки подняли галдёж и снежным вихрем закружили вокруг дракона. Усталая от жизни женщина встала с шезлонга и, прикрывая ладонью глаза, подняла голову к небу. Девочка лет семи в розовом купальнике бросила совок на песок и протянула обе руки к парящему чуду
.
- О, как я долго спал! Тысяча лет сна в небытие! Нам, драконам, не дано умереть. Мы уходим в сон. Нам не позволено во сне отдохнуть от жизни. Мы чувствуем, как время течёт сквозь нас, и столетия тяжёлой корой ложатся на душу. Как прекрасен этот полёт над границей земли, неба и воды! Я, великий Ямата-но-ороти, сказочный восьмиглавый дракон вернулся в мир ветра и неба. Двуногие убили меня и извратили мой облик легендами, но я прощаю их. Я волен прощать. Великий дракон вернулся в этот мир, чтобы спасти его от самого себя. Мне дано облететь его и сделать счастливым.  Но что это держит меня за горло и не даёт взлететь в зенит?

           Дед, отпустив в небо змея, подошёл к Сашке и тронул пальцем туго натянутую струну стропы. Капроновая нить тонко зазвенела, и дракон в небе крутанул петлю.
- Очень чувствительная конструкция, - проворчал дед, - будь осторожен. Если уйдёт в пике – разобьётся.
Девочка в розовом купальнике подошла к деду, протянула ему листок бумаги и показала рукой на змея. Семёныч спросил её имя и какое желание она загадала. Записав желание ребёнка на бумаге, дед сложил листок вчетверо, оторвал уголок, развернул, сделал спиральный разрыв от края в центр и надел на тесьму. Гонимый ветром, листок взмыл по стропе к дракону.
 
- Как малы двуногие отсюда ,с высоты! Вы посылаете мне свои письма, и я должен исполнить ваши желания. Я могу это сделать. Только отпустите верёвку! Мне трудно дышать!

Пожилая женщина положила свою электронную книгу на шезлонг, подошла к деду и показала на чёрные тучи, наплывающие с востока. Выглядели они угрожающе, и Семёныч посоветовал Сашке прекращать полёты:
- Идёт шторм. Могут быть грозовые разряды. Это становится опасным. Сматывай тесьму.

- Шторм!  Я должен с ним сразиться! Чёрные тучи непогоды, все сюда! Я размету вас своим крылом. Люди, уберите эту проклятую верёвку! Что вы делаете? Я не хочу вниз. Не складываете мои крылья! Не прячьте меня в чёрный мешок! Я не хочу опять в сон.

Только и успели добежать к машине, как хлынул проливной дождь. Семёныч завёл машину и сквозь мглу ливня вывел на мост с островов в город. Настроение замечательное, только немного тревожило молчание внука. Он всегда что-то напевал в дороге.
- Почему загрустил, ковбой?
- Дед, а воздушный змей умеет говорить?
- Наверное, умеет. Только я ещё не встречал человека, который бы смог его понять.
- Кажется, я могу.
"С него станется, - подумал Семёныч. - Птиц понимает. Зверей тоже. Может, и змея понимает. Или фантазирует. Тот ещё кадр."
 
29.07.11. В воскресенье, ранним утром, тихонько, чтобы не разбудить маму, бабушку и деда, Сашка выбрался из дома и, подгоняемый сильным восточным ветром, погнал велик по спящему городку в сторону пляжа. За плечами у него топорщился рюкзачок с чёрным мешком, а чуть поодаль с потушенными фарами за пацаном крался старенький автомобильчик Самёныча.
 
Воскресный пляж пустовал. Сильный ветер и штормовой прогноз разогнал самых преданных его поклонников. Низкие облака струились над морем, и мелкий дождь время от времени кропил дюны. Сашка пристроился в ложбинке между кустами морского винограда, вынул из рюкзачка змея и стал собирать конструкцию. Дело не ладилось. Песчаная пыль резала глаза, ветер теребил крылья дракона и путал стропы. И вот, когда уже почти все сложилось, вихрь вырвал конструкцию из рук и покатил по дюнам, обрывая крылья о кусты пальметто. Сашка бросился за ним, догнал застрявшего в корягах змея, прижал к груди и заплакал от бессилия. Из прекрасного создания японских умельцев дракон превратился в груду обломков.
- Кто это тут сопли распустил?
Сашка обернулся, увидел деда и протянул ему обломки змея. Дед тяжело вздохнул:
- Пошли к машине. Здесь мы вряд ли что-нибудь можем сделать.
Дед с внуком вернулись к парковке, открыли заднюю дверь машины, опрокинули вперёд спинки сидений для пассажиров и разложили пострадавшего змея в салоне. Из бардачка появились плоскогубцы, моток проволоки, нож, иголка, нитки и тюбик клея. Семёныч почесал затылок и приступил к операции. На сломанные перекладинки наложил шину и пропитал быстро схватывающим клеем. Распутал хвосты, а порванные растяжки заменил на новые. С трудом вставил нитку в ушко иголки и стал сшивать разорванное капроновое покрытие.
- Ему же больно, - простонал Сашка.
- Ничего, потерпит, - пробурчал дед.
Пока ремонтировали змея, раннее утро стало сумрачным поздним.
- Пора, - буркнул дед, - я понесу змея, а ты разматывай стропу. Только не отпусти катушку.
Дед, удерживая рвущегося в небо змея, пятился в сторону бушевавшего залива. Сашка, упираясь в неверную песчаную почву, отпускал с катушки стропу, пока не размотал всю. Дед выпустил змея, и тот взмыл к низкому бушующему небу. Сашка не давал ему вырваться. Ещё рано. Подбежал дед, прицепил на конец стропы два тяжелых свинцовых груза и скомандовал:
- Отпускай!
Сашка раскрыл ладони, и змей, порыскав слегка в поисках подходящего воздушного потока, взмыл к небу. Сильный ветер нёс его на запад, в море.
Сашка помахал улетающему змею рукой:
- Счастливого полёта!
Дед тоже не промолчал:
- Накрылось сто долларов,- и снял запылившиеся очки.
Когда он протёр стёкла, то чуть не рехнулся от удивления. Улетающая с ветром черная точка змея, вдруг стала увеличиваться. Змей летел против ветра! И вот над побережьем, перекрывая небо на километр и не меньше, разгоняя тучи золотыми крыльями, явился огромный восьмиглавый дракон. Он вершил круг за кругом над пляжем, набирая высоту перед полётом в разгорающийся тревожными красками восход.
- Ни хрена себе, - восхитился ошарашенный Сашка. И не только он. Дед такого в своей бурной биографии тоже не видал.
 
- Я проснулся! Я опять в небе! Я хочу сразиться с ураганом. Я улетаю. Прощайте, двуногие.

             - Поехали домой, - хмыкнул Семёныч, - баба Лида уже глаза проглядела, нас дожидаючись.
             - Она нас убьёт, - убежденно заявил внук.
- Убивать не станет, - возразил Семёныч, - но всыплет по первое число.
- Да. Мало не покажется, - согласился внук, и безбашенная парочка потопала к машине.
 
29.07.11. Гугл. Новости. В мире. Из Флориды сообщают. "Ураган пятой категории, грозивший полуострову огромными разрушениями, неожиданно свернул и, теряя мощность, ушел в океан, вопреки прогнозу учёных. Никто объяснить сей феномен не берется."

        От автора: Я тоже. А вы?
Cвидетельство о публикации 390414 © Рогожников В. Я. 27.05.12 23:35

Комментарии к произведению 4 (7)

Яныч, такой дед для внука – подарок судьбы. Такой внук – мощнейший стимул для деда. Такой рассказ – бальзам на душу читателя, радующегося многоплановости, добротности и притягательности текста... Спасибо за доставленное удовольствие!!!

У меня тоже был змей, гораздо скромнее по размерам и количеству хвостов. Правда, я не собирался его отпускать...

http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=74185

Змей

Полдень знойный, луг просторный,

Змей летает надо мною,

Два больших зелёных глаза,

Развевающийся хвост.

Я со змеем этим связан

Тонкой крепкой бечевою,

Я тянусь за ним рукою,

Я немножечко подрос...

Ничего не предвещало

Перемены в ясном небе,

Ниоткуда вихрь примчался,

Змей, мой змей, рванулся ввысь,

Улетел, хвостом виляя,

И пропал, как будто не был,

Может, где-нибудь разбился,

Может, стал одной из птиц...

Ветер стих, но отчего-то

На душе тревожно стало...

Счастье мне давалось в руки,

Я держал его за нить.

То ли в чём-нибудь ошибся,

То ли шансов было мало...

Змей, конечно, не вернётся, -

Надо новый мастерить.

5.7.06.

Добрый день, Виктор. Рад, что рассказ Вам понравился. Спасибо и за стихи. Пришлись к душе. Семёныча и Сашку писал с себя и внука. Хотелось передать немного тепла и своего мироощущения нашему сумрачному веку. С почтением. Яныч.

Чудесный рассказ, но ОЧЕНЬ длинный. В условиях стоит ограничение в 400 слов. Победители будут печататься на плакате, еще и с иллюстрацией, такой большой текст просто не поместится в читабельном шрифте.

Благодарю за то, что приняли рассказ. В призёры не рвусь, понимаю. что рассказ - не формат. Но хотелось донести его как-то до Сибирского читателя. Мой читатель в Америке, Канаде, России и Украине. А в Сибири ещё не публиковался. С почтением. Яныч.

  • Savl
  • 29.05.2012 в 11:45

Яныч, ты стал американцем. Вот, мир спасаешь, с внуком.

Классные истории у тебя. Только глобальность пугает.

Ты отъявленный поэт. Логика на границах сюжета исчезает, но для решения задач она и не нужна.

Мне, например, не хватает понимания, того, как Дракон попал в змея. Должен был мелькнуть Мастер, который это сделал.

И совершенно не понятно, что Дракон делит с ураганами? Скорее это его родня, которую он может увести с собой резвиться в океан, где места больше и люди не мешают своей суетой. У меня Он бы вырвал с корнем всю человеческую культуру и настал бы Рай на земле.

Очень здорово, удаётся тебе передать своё счастье.

Критик из меня никакой, никакие усилия воли не могут сделать меня внимательным читателем. Вижу только то, что мне интересно, по этому ничего подробнее проанализировать смогу.

Привет! Наилучшие пожелания внуку, жене, дочери, собаке. С любовью и радостью!

Привет, Паша. Вопрос о том, что делать с человечеством, я пыталя поднять в Аллигаторе. Дело в том, что если убрать людей, то появится какя-нибудь другая сволочь. Вроде мыслящих инфузорий или богом избранных зверей. Свято место пусто не бывает. И не известно, что хуже.Возможно, что природа уже экспериментировала в этом направлении и будет ещё экспериментировать. "Лицом к лицу лица не увидать".Я сейчас в том благословенном состояни. когда любые перемены кажутся у худшему. Будем рады настоящему и на хер всякие революции, которые ни к чему хорошему не приводят. Даздравствует эволюция! Яныч.

  • Savl
  • 29.05.2012 в 15:03
  • кому: Рогожников В. Я.

Дело не в людях, а в способе мышления. Пятнадцать - двадцать лет назад я почитал о крито-микенской культуре. Оказывается первая письменность - долговые расписки.

Чем дальше я интересовался этим, тем более убеждался, что слова имеют правовое происхождение. Иными словами - как дышло. Это суть. Бессловесное эмоциональное мышление возвращает нас к свободной жизни. Каждый раз люди пытаются сломать зависимость от правил и придумывают новые. Но суть остаётся, по этому без революций - никак. Будем надеяться, что на наш век их уже не достанется больше. Привет!

Первая письменность - это были матюки на заборе. Но они не сохранились, и заборы тоже. Сохранилось то, что хранилось.А долговые расписки хранили. Стихи - нет. А публицистику и прозу уничтожали. Яныч.

  • Savl
  • 30.05.2012 в 00:48

Яныч, ты в корень зришь! Как всегда. Именно матюки и, именно, на заборе. Межевые метки один из самых значимых и древних элементов культуры. И знаки на них. Это и есть публицистика и проза. А поэзия - другое дело. В поэзии размыты понятия границы и смыслы. Поэзия это язык народа. Поэзия это мифы и сказки. Поэзия это шанс. Привет!

Заманули, увлекли, подняли настроение...

Спасибо!

На здоровье. Яныч.