• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
В сокращении.

Антарктида.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Иллюстрация: американский художник-анималист  Jon Janosik (1941), "Охота егерей на полярную крачку" ("Jaegers Coarsing an Arctic Tern"),  холст, масло, (1982).
    *
1. Айсберг.

    
Гигантский ледяной кусок льда , размером в сотни метров по протяжённости и в десятки метров толщиной только что откололся от берегового ледника Антарктиды. Внезапный, резкий, пронзающий болью любое живое тело надтреснутый звук ломающегося льда вспугнул стаи летающих птиц, колонии пингвинов, ластоногих,  - всех  оказавшихся вблизи . Животные  стремглав разлетались, разбегались, уплывали прочь от источника катастрофы, если могли. Неимоверный гул с ужасающей силой нарастал и нарастал продолжительным громом глубинного взрыва , пока глыба не рухнула в суровый Южный океан. Для всех обитателей близлежащего побережья выдержать кульминацию этого страшного звука, значило  -  выжить.
Не успевшая покормиться  в этих богатых крилем водах пара китов тоже поспешила уплыть подальше от опасного и для них места. Сначала им было не до завтрака. Они наслаждались обществом друг друга в доселе тихих  глубоких приледниковых  водах. Ныряли, выныривали двумя огромными надутыми перекатывающимися в воде колёсами , пускали фонтаны, и пели свои трубные песни. Тоже на пару. Мешать великанам никно не смел. Вполне возможно, что именно их активность и спровоцировала внезапное сползание участка треснувшего  ледника. Поспешно, поглубже, но как всегда красиво и параллельно, нырнули огромные киты, спасаясь от чудовищного звука и сокрушительной мощи ледяной горы. Она безжалостно грозила их догнать и задавить, как каких-нибудь рыбёшек.
      Китового плеска, обычно пугающего морских обитателей, просто не было слышно сейчас за гулом. А их китовые воронки , которые всегда приводят в дополнительное волнение воду, сейчас выглядели хило на фоне общей потревоженности бескрайнего тела  акватории. Вода недовольно и по-особому закачалась разом под тяжестью упавшнго в неё нового ледяного острова. Она споро и мегалитически возмущалась, напоминая всем , что она - океан, и готова,  шутя, потопить  очередной белый титаник.
А громыхание, тем временем, постепенно и долго затухало, сливаясь со своим же, многократно вторящим себе эхом. Айсберг то погружался, то вздымался, колебаясь не в такт несущим его волнам и угрожая своей огромностью всем и вся.
       Однако, как и должно быть, постепенно победило равновесие. Спасшаяся живность тоже стала возвращаться к обычному времяпровождению. Рассеялась , осела на воду водно-ледяная мгла . Уселись и на сам айсберг птицы: поморники, чайки, крачки, альбатросы. Наверное, чтобы покататься и успокоиться. А потом, насладившись, успокоившись, забыв о происшедшем,  полетели по своим делам. К новому ледяному острову быстро привыкли и ластоногие : морские леопарды, морские слоны. Пингвины даже полюбят его. Непременно. Будут на нём отдыхать и спасаться от хищников во время рыбалки. Айсберг никого уже не пугал.
 
2. Кика.

  Между высоченной ледяной стеной берегового льда и отколовшейся от неё глыбой, то над густо-серой чистой водой, то над плавающим ледяным крошевом парили две небольшие красивые птицы. Привычные к холодным водам океана, не испугавшись и переждав неожиданный катаклизм высоко в небе, а потом на самом айсберге , они затеяли рыбалку. Птицы немного похожи на чаек, но заметно меньше них. Белоснежные, с чёрно-красным остреньким крепким клювом и чёрно-серой дугообразной и симметричной очерченностью на головке и крыльях. Жёсткие и остроконечные , они, как и упругий вилочковый хвост выдавали в них отличных ныряльщиков.
Углядев добычу поаппетитнее, они вонзались в волны клювом, почти полностью погружаясь в воду. Мгновенно выныривая , поднимались на удобную для трапезы высоту и только тогда глотали рачка, потряхивая клювом в такт частым взмахам крыльев.
При этом птицы лишь чуть-чуть покрякивали. Видимо, от удовольствия. До серьёзных ли разговоров было им сейчас, во время еды? Хотя, в другие моменты , говоруньи они - ещё те. Эти головокружительные трюки они проделывали по очереди, много раз подряд. Со стороны можно было подумать, что они соревнуются. Или будто одна из них обучает другую, а та повторяет.
Действительно, птичка, что - поменьше, выглядела совсем юной. Но причина была куда, как серьёзнее: они сторожили друг друга. Тёмно-рыжие крупные и сильные поморники, эти гадкие пираты, кружились неподалёку, высматривая, у кого бы отнять только что пойманную рыбку. А всё потому, что им самим лень рыбачить. Они и из-за мало-мальски крупного рачка в драку на любую птицу прямо в воздухе кинутся . И добычу  отнимут. И достанется по крыльям кому-то.
Старшая и осторожная птица поэтому и не решалась вылавливать рыбёшек, несмотря на то, что рыбья мелочь им была вполне по силам. А молодая и отчаянная не упускала ни одного случая, чтобы не похвастаться перед мамочкой. Да, да. Она была дочкой. Мама караулит. Почему бы не полакомиться мальком прозрачной ледянки? Только в этих местах, зимой, то есть здешним летом, и попробуешь такой деликатес.
- А тут и вправду хорошо. Сытно. Рачков в воде - полно. Особенно местами. Почему - так? - спросила юная крачка Кика у своей мамы.
- Сюда часто заплывают киты. Им вполне хватает глубины у места схода айсбергов . До настоящего берега и мели здесь не близко. Там, где кит пообедал, крилевый суп уже не густ. Так говорят люди на кораблях, - отвечала Кике мама.
- А что такое суп?- не поняла Кика. -Раньше я этого слова не слыхала.
- Не знаю. Думаю, это человеческая еда с крилем. Жидкая. Похоже, люди , предпочитая есть рыбу, иногда питаются тем же, что и киты, - пыталась рассуждать, как можно понятнее для дочки, опытная птица.
- Хорошо, что люди не вырастают такими большими, как эти обжоры. А то нам на зимовку вообще некуда было бы лететь, - продолжила логику Кика. - Когда мы летели над тёплым океаном, мне было ужасно голодно. И темно ночами. Я так не люблю темноту. В темноте страшно.
- Мы полярные крачки, Кика. Нам не должно быть страшно нигде. Эта планета - наша. Вся Земля под нашим крылом, - с уместным пафосом говорила дочке мать, воспитывая в ней гордость за свой род.
- А мне, почему-то,  страшно, - грустно-грустно произнесла Кика. Она перестала нырять за крилем и совершенно остановилась в воздухе напротив мамочки. Мелко-мелко замахала крылышками , приопустив их, а неподвижный клювик подняла вверх. Словно схватилась за вбитый в невидимую стенку невидимый гвоздик и повисла на нём. Так учила её мама.
Мама до сих пор продолжала регулярно поучать её. Обоих своих детей. Ещё Рико где-то летал. Подросшие и окрепшие птенцы  впервые прилетели с ней  на зимовку из Арктики. Но в данный момент мама за Рико была спокойна, несмотря на то, что он где-то пропадал уже сутки.  Сын был  вполне самостоятельный.  И в районе оползня его точно не было. Но объявится, поговорить по душам повод найдётся. Кике, как всегда, нотаций доставалось больше, чем братцу.  Она догадывалась, что , останавливаясь перед мамой , получит новую порцию нравоучений,  а поделиться тревожным ей вдруг всё равно захотелось. Кончик  непроглоченного  рыбьего  хвостика  ещё выглядывал из её клювика, и мама сделала дочери замечание:
- Невежливо и небезопасно разговаривать о серьёзных вещах с набитым ртом. О несерьёзных, кстати, тоже. Можно поперхнуться и нечаянно плюнуть на другую птицу.  
Следующую фразу, как важное правило,  она произнесла по привычке:
-  Когда обращаешься к кому-нибудь, особенно к старшим,  надо вести себя достойно,  уважительно глядеть на собеседника, не суетиться. Если твой собесдник тоже крачка, - остановись.
    Мама в этот момент, контролируя дочкины манеры, демонстрировала и свои. Изящно  зависла в воздухе с поднятым клювом напротив Кики. Так они и замерли на всё время разговора, как два не до конца сложенных складных японских зонтиках, повешенных людьми на крючки вешалки. А издали вообще почти не было заметно ни мелькания  полураскрытых крыльев, ни подёргивания клюва при разговоре. Иллюзия полной остановки.
Из всех птиц на земле зависать в воздухе на одном месте могут только два вида : южноамериканские колибри и они, полярные крачки. Но куда тем  крошкам до крачек! Крачки больше и тяжелее. И не над цветочками порхают, а над суровыми водами Арктики, Антарктики. Не говоря уж о всех остальных, тёплых и не очень, океанских просторах. Это стоит уважать? Непременно. И ещё больше - удивляться  способности крачек , "стоять в небе".
В таком положении замеревших зонтиков, очень издалека, их и увидел Рико. Он прибавил скорости, чтобы скорее подлететь и поделиться новостями с сестрой и мамой. А ещё потому, что соскучился со вчерашнего дня. Да. Все приполярные птицы умеют считать время одними им неведомыми методами. Незаходящее круглые сутки солнце их не смущает. . "Зонтики" за важным разговором и не думали замечать Рико .
Но почему именно зонтики? Разве могли эти предметы , хоть когда-нибудь, оказаться рядом с дикими морскими птицами крачками, чтобы их можно было кому-либо сравнивать? Гвоздики - ещё куда ни шло. На кораблях, например,  гвоздики встречаются. Птицы - частые гости на палубах. А кто из людей по морям плавает с зонтиком? Однако, в отношении полярных крачек, предположить можно самое разное. Где они только ни летают! И людей не боятся. Для них планета Земля - глобус, да и только. Побережья всех континентов, как картографы  читают.
Кстати, именно  своими страхами, которые закрались в её сознание во время первого в  жизни перелёта из Гренландии в Антарктиду,  и хотела поделиться с мамой Кика. Вернее, какой-то странной тревогой, которая бывает, наверное, у всех подростков, когда они начинают по-настоящему взрослеть и размышлять о жизни. О жизни вообще и о своей жизни , как её части.
- А чем тебя страшит ночь? Это верно, крачки любят свет. Потому и летают от светлого заполярного  лета к  противоположному, такому же светлому заполярному лету через всю планету.   Мы - дети солнца. Но бояться ночи не стоит. Ночью сияют звёзды, светит Луна. По звёздам мы определяем  путь . Ни одна птица не может долететь от полюса до полюса, кроме полярной крачки. Нам ли быть несмелыми?
- Мне понравилось путешествовать, мама. Но ночью, когда мы мчимся высоко-высоко и быстро-быстро, когда над головой звёзды, кажется, что Земля под крыльями крутится нам навстречу. Оказывается она такая маленькая. Словно мячик, какими играют человеческие дети на побережьях. Почему мы не можем полететь к звёздам? А на Луне тоже летают птицы?
- Ты задаёшь очень сложные вопросы, дочка. Я не знаю на них  точного ответа. Наверное,  даже люди не на все твои вопросы могли бы ответить. По звёздам  можно ориентироваться, а можно  любоваться ими. До них ни одной крачке не долететь. Не думай об этом. Жизнь прекрасна на нашей планете. А вот Луна - не так уж и далеко.  Уверена,  у нас с тобой хватило бы сил слетать туда, - пошутила мама. -  Только зачем?  Скорее всего, там нет воды, там нет воздуха, там нет рыбы. А значит, там нет ни птиц, ни других животных, ни людей. Это же видно. Она - пустая. - Мудрая крачка сказала много, но не знала что ещё добавить и замолчала, тоже задумавшись.
- Но светится же! Помогает нам лететь в темноте.  Стелет на воде мерцающие лунные дорожки. Летит вместе с нами за компанию, - засмеялась догадливая   Кика, вспомнив илюзорный эффект движущейся Луны. За ними, летящими.  Ей уже самой захотелось успокоить маму. Мама обрадовалась, что неудобные вопросы пока закончились. Но понимала, что в запасе их у её сильно умной доченьки ещё очень много. Радовало и то, что Кика была чуткая, добрая. И к ней, и к Рико, и ко всем.
"Такая умница у меня выросла. Внимательная, любознательная, толковая. И в пути, и на чужбине на неё положиться можно. Не то, что её братец Рико. Вечно ищет приключения на свою голову. Вот, где он сейчас? Хотя, нет. Я не совсем права. И Рико - молодец. Он - смелый, заботивый. Всегда первый летит в стайке. В этом году мы вообще половину пути втроём летели. Он был впереди. Я горжусь им. "- думала про себя мама.
Взрослая и молодая крачки и не заметили, как очнулись от своего оцепенения и снова , не спеша, парили над айсбергом. Только они присели на него отдохнуть, появился Рико и почти сразу взахлёб начал рассказывать о своих новых приключениях, которые он нашёл на свою голову. .

 3. Рико.

- Привет, семья. Вижу, весело у вас тут без меня было. Жаль, пропустил такое грандиозное событие. Хорош кораблик освоила, а , сестрёнка? - в этом весь Рико . Ну не может он без заносчивых  шуток.
- Увидишь ещё. Рядовой случай, айсберг, - с высоты своего нового гордого опыта пыталась в отместку отшутиться и Кика. - Лучше скажи, где ты пропадал, разведчик?
- Да, разведчик. В добавок, спаситель и боец. А ещё я друга нашёл. Малыша, правда. Но вырастет, перо даю, - начал в своём стиле Рико.
- Не разбазаривайся перьями. Птичьи базары  с перьями на обмен для постройки гнёзд  остались на родине, в Арктике. Это там их и потеряешь, и найдёшь, и линять не страшно.  Здесь только пингвиньи колонии. А нам,  северным птицам,  гнёзда тут не строить.  Впереди - обратный путь в Гренландию. Береги свои крылышки, - умничала сестричка.
- В Арктике, в Арктике. Где друзья олени и моржи братишки. И медведи , и песцы, между прочим. Вражьи лапы на наши гнёздышки. А тут, знаешь, кому страшнее всех приходится?- поглядывая на маму, подвёл мысль под нужную тему Рико. Очень ему хотелось именно в её глазах героем выглядеть. Кика и так от восхищения лопнет. Инициативу в разговоре  Рико тем более  стоило держать, чтобы отвлечь маму от справедливого желания поругать его.
- Ну, рассказывай, уж ,  кого спас.  Стоп!  Знаю,  знаю.  Опять чайкиного птенца из воды вытаскивал за крыло? Так,  он и сам не утонет, - припомнила смешной случай Кика. Мама только слушала, не мешая детям хвастаться друг перед другом своей взрослостью. Отчитывать сынка за долгое отсутствие ей совсем не хотелось.
- Не угадала. На этот раз я пингвинёнка спас. Адельку. Мама его за рыбой пошла. Гнездо у них рядом с берегом. И папа тоже рыбачил. А он на камушках, пушистик такой. А поморник - к нему!   Щиплет за пух. А я - тут как тут!  Подлетел к поморнику сзади. Крек! Крек! Крек! Крепко наклевал ему по макушке. Поморник здорово испугался меня. Пингвиниха не скоро ещё пришла. Я и рыбку пингвинёнку принёс. Теперь мы с ним друзья. Там у них мхи на побережье растут. Совсем, как  у нас дома, в тундре.  Полно участков без снега. Полетели туда?!  Не далеко. Полдня лёту всего вдоль льдов. А? - резко замолчав , умоляюще взглянул Рико на маму. Потом на Кику.
- Я согласна, - сказала мама.
- Ты - молодец, братишка, - сказала Кика, - полетели!

 




Иллюстрация: Схемы миграции полярной крачки по Бен Coxworth (Канадский видеооператор и телевизионный продюсер) 23 января 2010 .
http://www.gizmag.com/arctic-tern-migration-project/13956/
Маршруты сезонного перелета 11 крачек. Зеленым цветом показан осенний перелет на юг (август–ноябрь), красным — передвижения в районе зимовья (декабрь–март), желтым — обратный путь (апрель–май). A — семь птиц, летевших на юг вдоль берега Африки, B — четыре птицы, избравшие путь вдоль берегов Бразилии

.
Cвидетельство о публикации 388663 © Раиса Троицкая 07.05.12 22:59

Комментарии к произведению 1 (1)

Очень сожалею, что в учениках у Вас не пришлось быть. Удивительный

русский язык сказки и столько нового об Антарктиде и ее обитателях.

Пробую понять, откуда у Вас такие глубокие познания далекой дали?

Из интернета, телевидения. Ну и в закромах памяти с былых времён что-то хранится))).