• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Начало рассказа Елены Морозовой "Родня" и моё продолжение. На конкурс "Задачка для мастера. Второй тур."

Родня. Продолжение.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
— Как они все глупо выглядят! Тьфу! Сюсюкают, кривляются, лепечут… Лучше бы игрушки не сдвигали. Что там справа висит яркое? Не вижу…
Новорожденная раскрасневшаяся Настенька, лежавшая в кроватке, презрительно смерила взглядом умильно улюлюкающих тётю Соню и дядю Фёдора, по очереди нависающих над племянницей. От тёти Сони пахло ландышами, а от дяди Фёдора — борщом.
— Интересно, куда это я попала? — вертела головой Настя, пытаясь осмотреться. — Ничего толком отсюда не разглядишь. Люстра — классическая, в пять ламп. На окне гардина, подпоясанная бантом.
Она попробовала дотянуться до ближайшей игрушки, но жест получился резкий и нескоординированный. Зато вызвал шквал радостных эмоций у собравшихся на смотрины родственников.
— Ты погляди, живенькая какая! Уже пытается ухватить погремушку. Семь дней от роду, а уже что-то соображает, — гордо восклицает дядя Федя.
— Сказала бы я тебе, умник, — обиделась Настя.
— Ничего она не соображает. Это инстинкт, — резонно заявляет тётя Соня, нежно поправляя игрушечную гирлянду, привязанную за резиновые хвостики.
— Вот бестолочи! Как бы мне рассмотреть дом? И где я видела этот нос картошкой? Не припомню… Стоп, да это же Сонька! Точно! И рохля Федька рядом. Где ж ему ещё быть, как не рядом? Отпустит она его куда без конвоя! Подожди, а я тогда кто? — Настя напыжилась, пытаясь идентифицировать свою личность.
— Ленка, где подгузники? Ребёнок тужится, — крикнула Соня через плечо, подёрнутое розовой шифоновой кофточкой.
Молодая мама Насти, Лена, флегматично покачивая бёдрами, вплыла в зал и спокойно ощупала дочку.
— Сухая.
Новорожденная схватила мать за палец:
— Ой, и Ленка здесь! Что же это её вширь так разнесло? Говорила ведь: не лопай булки с вишнями на ночь. Эта самая вредная была — обезбашенная девка. Сколько крови из меня высосала, сумасбродка. А когда наконец замуж собралась за этого пьяницу, бизнесмена своего лысого, хакера, как я упиралась, как противилась… Да разве они меня послушают — бабку родную?! Стоп. Бабку? Меня, что ли?
Настя вытаращилась на знакомые улыбающиеся лица и вдруг заорала что есть мочи. И в этом крике души была вся её непримиримость, всё противоборство и сопротивление тому, что она так и не приняла в жизни.
А Лена, поправив одеяльце на кроватке, дёрнула погремушку. Резкий звук тут же привлёк внимание её недельной дочки. Девушка отчего-то взглянула на портрет недавно ушедшей бабушки — Марьи Петровны.
Ох и своенравная была старуха! Любила, чтоб всё по ней. Жаль, правнучку не увидела…
На плите засвистел чайник, и Лена метнулась выключать.
==============
Супруги, Соня и Фёдор, не решаясь  тревожить успокоившегося младенца, не подходили больше к нему. Шептались, подсмеиваясь. Расхаживали по комнате, заглядывали и в соседнюю спальню. Что-то искали, осторожно и крадучись.
Крошка перевела внимание на светящиеся под потолком плафоны,  стала недовольно  жмуриться и пытаться повернуть головку. Это оказалось выше её сил , но она , словно решила не плакать, молчала. Не совсем молчала. Сопела громко, а это могло означать, что она рассуждала. Про себя, разумеется.
   -  И на том спасибо , внученька.  Вспомнила бабку свою покойную, хоть как-то. Матерь ты теперь моя, стало быть, - выстраивала все факты в логическую цепочку Настенька-Мария. - За всё  моё добро к тебе, любимица, нашла справедливые  слова  в мой адрес. А и поласковее словцо хотелось бы услышать.  Эх, молодёжь!    Однако, похвалить тебя есть за что. Не упустила своего. Молодец! В единоличное наследство по моему завещанию уже вступила, вижу.  Люстру я узнала.  Моя.  Значит и квартира эта моя. Видно, никак не заработает тебе твой компьютерный Геночка жилплощадь-то. Хорошо, хоть, ребёночка сумел сделать. Ой! Что-то я опять странное говорю. Столько тяжёлых старушечьих мыслей в моей маленькой головке, что не сдвинуть её! На бочок бы , что ли, перевернули, подошли, ехидники. Ишь, по комнатам расходились! А хозяйке и невдомёк, чем гости тут занимаются без неё.
     Настенька-Мария тихонько загудела, привлекая к себе внимание.
- Сонь, возьми на руки девчонку, чтобы не заплакала, я ещё пошукаю, пока Ленок бутерброды для нас стряпает. Когда ещё такой случай порыться здесь без лишних глаз выпадет?- пытался руководить женой  Федька, не представляя даже, что кое-какие глазёнки за ними понаблюдать готовы.
- Тихо, ты! - огрызнулась Сонька. -  Громко дитё  не пищит. Перевернуть на бок, и заснёт...
   Теперь малышке было видно , как парочка тайком по ящикам проходилась. Старые шкафы и комод издавали при этом привычные шуршащие звуки.   Очевидно  стало, что её смотрины среди недели, днём, для старшей внучки с её благоверным - только предлог прийти к Лене в отсутствии её мужа Геннадия.
- Документы на гараж, наверно ищут, - догадалась Настенька-Мария, - хотят вынудить Лену поделиться , а то и... Чего ещё от этих жуликов  увидишь? Ни совести у них нет, ни наследников от них  не дождёшься. А ничего у них, пустотелых, не выйдет. У меня с  Леночкой всё по закону оформлено. Любая старуха так поступила бы. Род должен продолжаться и процветать.
       Мария была при жизни продвинутой женщиной. Читала и о восточных религиях, и фантастику приходилось. Но такого поворота никак не могла предположить.
- Ведь, это ж надо! Снова у своей внучки-наследницы родиться! - удивлялась теперь уже Настенька-Мария. - Значит , я сейчас опять полноправная хозяйка своей четырёхкомнатной! Как  родная дочь  Лены. А папашу непутного, как-нибудь, вместе в руки возьмём. Ой! Что-то я не на шутку увлекаюсь. И утомилась думать головёнкой своей . Надо  мамочку позвать. В конце-концов, кого ей важнее накормить: меня или этих прохвостов?
       Крошка вякнула, потребовав маму. Довольно негромко , почти вежливо. Шарить взялась Соня, а Фёдор подскочил к детской кроватке, взялся  её двигать туда-сюда и трясти. Бочонкообразное тельце ребёночка и тяжёлая головка начали колебаться с разной амплитудой, грозя вывихнуть слабенькую шейку. Настенька-Мария тут  же  возмущённо заголосила, что было мочи.
     Бросив стряпню, прибежала  Лена и начала кормить дочку.  Отправиться готовить на кухню пришлось  Соньке. Малютка жадно схватила миниатюрным ротиком  ароматный , уже истекающий молоком, сосок и успокоилась.   То и дело причмокивая и  теряя его, она с трудом справлялась с обилием молока, уткнувшись   в полную   грудь.  Всё крохотное личико, распашонка на грудке и Ленина блузка намочились липким молочком.
    - Сладенькая какая  моя мамочка Лена, - не переставала во время кормления  думать думы маленькая дивуля с личностью своей собственной прабабки.  -  Она всегда была пышненькой ватрушкой. Я не ошиблась в ней, надеясь на наследников. Ой! А если у неё ещё , кроме меня, будут дети? Я в своей избе уж и не абсолютная  хозяйка буду? Тьфу! Что я опять несу? Ведь это же хорошо! Наоборот.   Род наш будет крепче.
Материнская грудь выпала из уставшего ротика, но на мгновение. Крошка, упрямо тыкаясь в неё, как в подушку,  жадно  подёргивая  головкой, почти хищно, опять поймала  источник молока  дёсенками и губками.  Так это инстинктивно делают все сосунки. Молодая,  кормившая грудную дочку  мама, сидела вальяжно и   нисколько не стеснялась присутствующего не кровного родственничка.  Наоборот, она была горда здоровым, благополучным ребёнком, и  томно улыбаясь мужчине ,  пыталась эмоционально подчеркнуть , как она наслаждается почти сладострастными ощущениями при кормлении дитя грудью. Настенька-Мария продолжала с аппетитом тянуть мамино молочко.
- Прабабкина хватка! Своего не упустит, - пошутила Лена. Как не пошутить про благодетельницу щедрую?  Всё в этой , бывшей её квартире,  напоминало о ней. Фёдор , не отворачиваясь, как мог поддерживал шутливый разговор  , по-своему критикуя бабку  жены на все лады.   Крохотуля кушала, да слушала. А больше,  размышляла, опять же.
- Надо поактивнее и подольше кормиться маминым молоком, - опираясь на жизненный опыт , подумала Настенька-Мария. - Лет этак до трёх, не меньше. Чтоб она не нарожала погодок. И мне - польза. Тогда я всех возможных младших построю, с большой-то разницей в возрасте...
       Своё намерение маленькая хитрюшка реализовала вполне. Однако, больше детей Лена , от своего  спивающегося  мужа, заводить не решилась. И даже вскоре развелась с ним. Любовь их, как-то естественно, сошла на нет. Выгнав Геннадия из квартиры, Лена не чувствовала себя несчастной совершенно.   В этот период она , как раз, и оценила по достоинству бабкину мудрость.  Второй  брак  наследницы  оказался очень удачным. Настеньку отчим баловал, она быстро привыкла к нему. А детская физиологическая амнезия постепенно сделала своё привычное  дело: Настенька уже не идентифицировала себя со своей прабабушкой . Девчушка , как и положено природой,  к трём годам позабыла своё  невероятное младенчество и росла обыкновенным счастливым ребёнком. Ни братьев, ни сестёр ей мама Лена с отчимом не подарили, чему она, обязательно порадовалась бы, помни недавние события. Довольная душа   Марии Петровны,  по-видимому,  тоже обрела в мире ином покой.
Cвидетельство о публикации 387324 © Раиса Троицкая 25.04.12 05:13

Комментарии к произведению 1 (1)

Спасибо!!!

Прочла внимательно. Интересно смотреть на своих героев глазами другого автора. Как он воспринимает текст, как пытается подстроить материал под личностный авторский мир. Что-то вызывает не согласие (например, я активно стараюсь избегать уменьшительных суффиксов, этаких женских штучек, даже в таком явно женском рассказе), но мне и не характерна излишняя говорливость, что может быть полюсом и минусом у писателя, как на это смотреть. Наверное, из-за этого никогда не смогу написать роман.

Спасибо Вам за труд и оригинальное продолжение!

Благодарю, Елена, за отзыв , мнение. Ваш авторский вариант, конечно, будет гармоничнее: однородным по стилю, со своим логичным сюжетом. Здесь же - не полноценное соавторство, а игра, шутливое упражнение, случайность. Уменьшительными, ласкательными словами я не пренебрегаю. Например, в юморе. Тут я , наверное, увлеклась с испугу. Задумана развязка была давно, а написана срочно, ночью, после непредвиденного изменения условий нашего маленького конкурса. Над текстом мне можно бы поработать, согласна. Пока судейство не началось, мелкие исправления допустимы.