• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Сказка
Форма: Миниатюра

Кактус (с продолжением)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Кактус (с продолжением)
- Прощай, мам. Ухожу я из нашей рощи, - ещё чуть по-детски, поняв это сам, произнёс повзрослевший за лето Ёжка. Наколов на иголки двухдневный запас последних упавших желудей, с трудом найденных под тремя молодыми, ещё скудно плодоносящими дубками, он зашёл в родную норку попрощаться.
- Неправильно это, сынок. Сколько мне жить осталось? Переживу ли зиму? А тебя одного роща всегда прокормит. Грибы с ягодами туристы вытоптали - да, на наше счастье, у нас дубки есть. Улитки после засухи перевелись - так, муравьёв полижем. - Во многом мать Ежиха права была, но Ёжка уже принял решение.
- Самостоятельности хочу. Не дело - молодому ежу на материнской территории топтаться. За магистраль пойду, - всё увереннее говорил молодой ёж. - Там, сорока трещала, в садах люди ежей прикармливают. Овражек есть. Гнездо себе построю. А то и в город подамся, на заработки. В фотомодели поступлю. Или, на худой конец, в живой уголок, ежом. Мир посмотреть - тоже неплохо.
- А ну как , ещё бОльшую нужду на чужбине встретишь? Глупый. Или беду какую. У Кума-ежа, что за просекой живёт, дочка Ёжа подрастает. Женился бы по весне. Дубки наши крепнут. Прожили бы... Тоскливо мне без тебя будет, - причитала Ежиха.
- Не горюй обо мне, мама... Не пропаду... Ёжа - мала ещё для меня... Через годок навещу всех вас , если смогу... Тебе без меня сытнее будет... Выживешь тогда... Вдвоём мы изголодаемся... Оба погибнуть можем, - убеждал её сын. Ёжка стал говорить медленнее, по-взрослому обдумывая слова, чтобы мать почувствовала: он уже - не ежонок, каким она привыкла его считать.
- Может быть, ты и прав, сынок. Поступай, как решил, - смирилась Ежиха. Она обняла его, погладила по родным иголкам, наколов на них ещё парочку желудей из собранного скудного урожая.
На прощанье он ласково, но уверенно добавил:
- Прости, мама. Так надо.
И ушёл упрямый Ёжка...
По местному базарчику, в пожухлой траве под опорой ЛЭП, плелась старая Ежиха. Все торговые кочки - пустые. Неурожай. Ухудшение экологии. Одна Белка-торговка на трухлявой гнилушке сидит. Ну - хитра! Всегда найдёт, что продавать. Увидала Ежиху и закричала:
- ЖучкИ сушёные! Да жУчки! За три орешка по две штучки! Не проходи мимо, соседушка. А прошлогодней сухой малинки не купишь ли? От сороки слыхала, вы вчера с сынком урожай со своих дубков собрали. Не скупись. Бери товар. Полакомитесь вечерком с Ёжкой.
- Не с кем мне пировать больше, соседка. Отделился от меня сынок. Вырос. Пошёл по свету свою долю искать. И не о ком мне, бедной, больше заботиться. Не до покупок мне. Гуляю я, просто. Чтобы развеяться. На душе - тревожно .
- Понимаю. Мои бельчата попрытче будут. Навещают меня. А твоего не дождёшься, - уже смекнув кое-что, в свою прибыль, повела разговор практичная белка.
- Зачем обижаешь? Сама, ведь, ты - тоже мать. Сочувствия у тебя нет. Одна коммерция, - Ежиха никого не боялась. И со змеёй, была помоложе, справлялась. А Белке её не куснуть. Ни зубками, ни словцом.
- Имеется, имеется, соседушка. Специально для тебя. Самое - оно, сочувствие. Не дорого за него возьму. Поутру туристы на опушке, под моей сосной лежали. Какой-то ящичек из своего джипа тоже на солнышко погреться ставили. Не задёшево купили - факт. Ящичек тот - с земелькой, а в нём растения заморские шарами росли. Все в отросточках, шариках-поменьше. Колючие! Как ты - в иголках. Я сначала с сучка наблюдала. Потом спустилась. Люди меня колбаской угостили. А я подбежала к шарам, один отросток оторвала , да - на ствол! - и чирикала, и свистела, взахлёб рекламируя свой товар Белка. - Вот он. Смотри, какой красавец! Чисто - твой сынок! Кактусом называется, слышала от людей.
Белка решила добиться своего непременно. Перед самым появлением Ежихи, она уже хотела выбросить кактус. Даже раздавить, от злости. Товар никого не интересовал. Лапки, от уколов колючками, побаливали. А тут, неожиданно - такая удача! Ежиха по базару гуляет. Да ещё по сынку убивается. Покупатель - как на заказ. Вынимала Белка из корзинки зелёненький шарик осторожненько. Как ёжика-малютку, положила его на мягкую гнилушку. Даже сделала жест над колючками, будто погладила детёныша. А потом аккуратно посадила его торчком, - так, как кактусёнок должен расти.
- Зачем он мне? Я есть его не стану. Сама ешь, - отказалась Ежиха, но разглядывать кактус начала с интересом. Верно. На ёжика он был похожим.
- Несъедобный он, права ты, соседка. Только, зря я, что ли, рисковала среди людей? Лапы колола? Гляди: ранки припухли. Ты, Ежиха, посади эту диковинку в горшок с земличкой. Полей. Приживётся обязательно. Неприхотливый он. До сих пор, ведь, не засох. Ядрёный! Тебе - забота. Радость. Вместо сынка в норке поставь. На зиму он тоже заснёт, поди. Сенцем потеплее укутать, и ладно будет. Покупай, соседка. В кредит продам. По жёлудю в неделю, до первого заморозка, - гнула своё белка.
Ежиха растрогалась. И впрямь, захотелось ей такого питомца. Решила сразу расплатиться. Сторговалась за четыре жёлудя, вместо пяти, что жадная Белка сперва назначила.
Быстро принялся саженец. Уж так умильно Ежиха за ним ухаживала. Конечно же - не как за ежонком. Растение, всё-таки. Но кактусёнок многого и не требовал. Молчал себе. Уцепился, довольный, за почву выпущенными корешками. Подрастать потихоньку стал. Зато Ежиха пристрастилась с ним разговаривать, делиться мыслями:
- Оторвался ты от родимого места, кактусёночек. А я тебя приветила, о тебе забочусь. И мой Ёжка себе место найдёт, не даст себя в обиду... Расти, наливайся, зелёненький. Ёжка мой тоже возмужает. Пора ему... Хоть бы весточку какую, родимый мой, прислал. Ни одна сорока не принесла. И ты, мой хорошенький, ничего-то не умеешь сказать про себя. Примету какую вырастил бы на макушке у себя, что ли... Зима на носу. Нам с тобой, как всем ежам и колючкам, спать пора. До самой весны... Интересно: кактусам сны снятся? Ёжка мне свои сны рассказывал. Про чудеса разные в пышных лесах. Нынешней зимой, наверно, родная норка ему сниться будет. Увидит ли он в ней тебя, зелёненький? Так бывает? Молчишь... Я бы счастлива была посмотреть, хотя бы во сне, рядом с кем мой Ёжка живёт-поживает.
И приснился Ежихе, долгой этой зимой, тревожный сон. Из которого сделала она ясный для себя вывод: кактус всё-всё понимает.
/////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////
А весна уже вступала в свои права. На снегу возле рощи появились первые черные проталины – а на них, словно яркие бирюзовые бусины распустились голубые сциллы. У старого пня, рядом с Ежихиным логовом расцвели белые подснежники. Солнышко стало светить все ярче и жарче.
Почувствовала Ежиха тепло его лучей. Проснулась от зимней спячки и прямиком к Кактусу. Как там ее приемный сыночек? Посмотрела Ежиха на Кактус и отпрянула в ужасе. Зеленое тельце высохло и скукожилось, колючки обмякли. Из блестящего зеленого шарика растение превратилось в жалкую высохшую мумию. А как же иначе? Ведь всю зиму Кактус провел в холоде и без полива. Горько заплакала Ежиха, жалко ей стало любимого питомца.
- Как же так? Что ж мне теперь делать? И сынок меня одну оставил, и ты умираешь!
Но в этот момент она почувствовала, что Кактус ей отвечает. Совершенно беззвучно, как это могут только растения. И не каждый в состоянии их услышать. Но Ежиха явно поняла, что растение просит пить.
- Сейчас, милый, только не умирай! Потерпи чуть-чуть.
Ежиха взяла старую жестянку и выбежала из логова. Она набрала талой воды прямо из лужи.
Политый Кактус сразу же почувствовал себя лучше: зеленое тельце налилось соком, а обвисшие колючки распрямились и встали торчком.
Ежиха страшно обрадовалась. Теперь она все дни проводила возле Кактуса и разговаривала с ним. Он охотно отвечал ей все так же беззвучно, но она прекрасно его понимала. Кактус рассказывал Ежихе свои сны: растению часто снилась далекая пустыня, сплошь покрытая его собратьями. А еще он видел во сне ежонка, по описанию удивительно похожего на Ёжку. Растение говорило, что ежонок живет хорошо, но очень тоскует по маме и родному дому.
Ежиха не верила Кактусу. Она думала, что тот просто пытается ее утешить.
А однажды утром Ежиха заметила, что на верхушке Кактуса появились какие-то необычные наросты, похожие на маленькие шишки, но пушистые и шелковистые.
- Что с тобой, ты не заболел? – тревожно спросила она питомца.
- Нет, не переживай, ничего страшного! – ответил он. – Скоро будет тебе сбрприз.
А шишки на верхушке растения с каждым днем становились все больше и больше, и это вызывало у Ежихи беспокойство. Она даже привела ту самую Белку, у которой купила Кактус. Но Белка ничего толком не знала о диковинных растениях, она лишь пожала плечами и ускакала по своим беличьим делам.
Одним прекрасным майским утром Ежиха проснулась от удивительного аромата, наполнявшего ее скромное жилище.
- Что бы это могло быть? Так благоухают только пионы или розы. Такой прекрасный запах!
Ежиха посмотрела на Кактус и не поверила глазам своим – уродливые шишки куда-то исчезли, а вместо них появились огромные, сказочной красоты цветы. Она поняла, откуда шел удивительный аромат.
- Кактус, милый, спасибо! Так это твой сюрприз? Ты просто чудо! – Ежиха осторожно обняла растение, в порыве нахлынувшей материнской нежности.
- Нет, это не сюрприз, а просто подарок. Сюрприз будет скоро, тебе понравится! – беззвучно ответил Кактус.
И в этот момент она услыхала до боли знакомый голос:
- Мама! Я вернулся!
Ёжка, ее драгоценный единственный Ёжка, стоял совсем рядом и раскрывал ей объятия.
Cвидетельство о публикации 387242 © Мишия У. 24.04.12 09:39

Комментарии к произведению 1 (1)

Спасибо за продолжение. Трогательно. ))

Спасибо! всего лишь продолжила в ваших традициях:)