• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Любовь и одиночество всегда рядом.

Не добыть глухаря поющего

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Той, которая пыталась
насладиться одиночеством,
но не смогла.

Спать не до сна.
Бессонницей в темноте томимым не проснуться, а с обидой на медлительность часовой стрелки двух ночи еле дождаться.
Заранее прищурясь, зажечь свет.
Споро одеться тепло. Закинуть ружье за спину. Погоном спереди поперек и косо. Испытать свободу рук.
Трижды проверив, опустить в карман два патрона и фонарь.
Задев притолоку и дверью скрипнув, выйти на крыльцо.
Немного постоять, тишину слушая в освежающей теми, словно на вкус пробуя.
Яркости и четкости мелких звездных дыр небосвода подивиться. Тщетно поискать какую-нибудь систему в надголовных узорах осыпей светящейся дроби.
«Жаль, в школе астрономию не учил. А ведь где-то там есть меткий Стрелец. Это ведь ее знак. Интересно, а сейчас она с кем-нибудь или одна?»
Вдохнуть глубоко раз-другой, всю звездную ересь мира в себя впуская.
Пальцы скрестить.
Дунуть на неправильный лунный блин.
Сплюнуть через плечо, где нет торчащих стволов.
«Тьфу-тьфу-тьфу! Сегодня уж точно повезет!»
Шурша наледью на прошлогодней траве зашагать к соседу.
Стукнуть кулаком в дверь и услышать: «А я и не сплю давно. Сейчас».
Еще подождать чуть, слушая звук надеваемых сапог. Молча пожать сухую ладонь и мелким шагом пристроиться сзади.
За пять минут со всей поддевкой промокнуть от пота.
Скользить замерзшими пальцами левой по ружейному погону.
Бережно хранить теплую правую в кармане.
Поменять руки на ходу.
И еще раз, через некоторое время, покалыванием от холода правую ощутив.
Идти, не останавливаясь ни на секунду.
Аккуратно ступать в темном беззвучии леса.
Стараться попасть в след.
До рези следить из-за мутных от влаги очков за прыжками густо желтого фонарного пятна впереди идущего.
Одновременно с напарником остановиться.
Да вот же оно, то самое болото!
«Можешь перекурить. Там нельзя. И разговаривать тоже. Когда дойдем, я дам знак. Руку подниму. Ты встанешь, а я пройду вперед».
Спиной ощутить мокрый холод одежды.
С трудом расправить застывшие пальцы.
Закурить, и обе руки спрятать в карманы.
Выдохнуть, вдохнуть и забыть опять выдохнуть.
Вздрагивая, пересчитывать волны мурашек от щиколоток: «одна… вторая… третья…».
И сбиться.
И вдруг выдохнуть, выплюнув окурок в полсигареты.
И закашляться.
И звука исторгнутого воздуха испугаться до сердцебиения.
Стиснув зубы, дать себе слово впредь даже дышать тихо.
И посмотреть на часы.
И удивиться тому, что шагали только сорок минут.
«Готов? Пошли опять. Только не шуми».
Идти по хрустящему, потом по мягкому, потом по хрустящему сверху и мягкому внутри, а потом по хрустяще-мягкому и присасывающе-мокрому.
С ненавистно громким «чавом» вытаскивать сапоги.
Особенно наглеющий левый.
Струйки пота на щеках.
Но все равно идти. Уже без фонаря.
Ломотой окружья головы ощущать севшую от телесной влаги фуражку.
Внимательно следить за впереди идущим.
Болью мокрого лба чувствовать бритву ночного ветра.
Стоп! Он поднял руку. Здесь!
Прислониться к дереву и застыть, внимая удаляющимся «чав-чавам» напарника.
В занавесом опустившейся тишине часто замигать, подивившись шуршащему звуку смыкания ресниц, а после заметить равномерное движение одной из звезд.
«Станция. Космическая станция. Или спутник. Крупный искусственный спутник Земли. В небе всегда есть признаки жизни. Небо - это первичная жизнь. А вода вторичная жизнь, поскольку отражает небо».
От сучка, давящего на лопатку, отпрянуть, переступив. Опять ждать, разглядывая белеющие поодаль заплаты снега. Не увидеть, но почувствовать скорый рассвет.
Потрескавшимися губами больно улыбнуться, знакомые звуки приближающегося вальдшнепа услышав. Долго и бесполезно вглядываться в сторону замирающего «хорр-р».
Уже различать не только верхушки больших елей на берегу болота, но и контуры низкорослых сосенок вокруг.
Посмотреть вниз, увидеть собственные сапоги по щиколотку в воде утопленные и моховую кочку рядом. Переступить на твердое и вздрогнуть, трубное блеяние бекаса услышав.
Вспомнить о серных пробках в ушах, притупляющих слух.
«Зря не почистил. Может, из-за них вообще ничего не услышу».
Сухим языком по шершавому небу провес…
«Тэк».
И раз, и два, и три - просчитывать паузу, замерев всеми внутренними органами.
Больше нет. Наверное, показа…
«Тэк».
Опять? И раз, и два, и три. Ну, же! Еще! Пожалуйста!
«Тэк… тэк… тэк… тэк».
Четкости ударов метронома звонкой песни подивиться, подумав: «Проклятое курение! Только не кашлянуть! Будет ли смена частоты? Неужели, так и не распоется?».
«Тэк… тэк… тэк… тэк—тэк—тэк-тэк-тэктэктэк-чфи-ихрфш-чфи-и-и-ихрфшшш».
Глухое колено в песне услышав, наконец-то нормально выдохнуть.
И пойти, заметив направление.
Под глухое колено два шага.
Потом стоять под тэканье.
«Пой, пой! Только не молчи!»
Под глухое идти, а под звонкое стоять. Таков единственный закон, управляющий движением.
И повторять все это опять, опять и опять, в цикле ходьба-остановка постепенно сливаясь с окружающим миром.
И наконец-то ощутив себя полностью растворившимся в лесном утре, когда каждая молекула человеческого тела сумела образовать прочные связи с сосновыми хвоинками, чешуйками коры, крупинками снега, почувствовать, что ручеек песни окреп, что теперь это уже река, поток, вселенское истечение звуков, что они уже самодостаточны и никогда не остановятся, что уже нет никакого направления, нет уже никакого закона движения, отменить себя напрочь как телесное существо, поскольку и звонкое «тэк», и глухое «чфи-ихрфш» настолько перемешались с насыщенным кислородом морозным воздухом, что слились в единую атмозвукосферу, которая растеклась вокруг и заполнила все окрестности мохового болота…
И молнией ожегшись, понять: «здесь!»
Подняв голову, увидеть на березе в пятнадцати шагах почему-то очень плоскую, словно вырезанную лобзиком из фанеры, неподвижную темную фигуру.
«Со времен мамонтов такой же. Древен как мир».
Заметив какое-то движение на груди фигуры, сделать еще несколько безрассудных шагов.
«Господи, да это же перья топорщатся у него, когда поет! Как похоже на женскую грудь! Ее грудь, вершинками смотрящая в небо».
И внезапно ощутить себя опять в теле, вздрогнув после отчужденно сухого выстрела. Чужого выстрела.
Сторонними глазами наблюдать, как с обрывом песни фанерная фигура приобретает объемные очертания женских бедер, как растет и растягивается ложбинка позвоночника посередине спины, как наливаются полушария ягодиц, как вздымаются вслед за последним вздохом бывшие только что перьями, а теперь розовые соски, и…
А потом все только что отчетливо виденное сворачивается, скукоживается в бесформенный ком, и ком этот, словно в замедленном кино, нехотя ломая березовые ветки, падает почти к ногам.
Сесть на корточки и увидеть судороги чешуйчато-замшелой когтистой лапы, и глаз, затягивающийся мутной пленкой, и густеющую капельку темной крови на огромном грязновато-желтом, чуть облупленном по краям клюве…
«Так чего же ты не стрелял? У тебя-то позиция была лучше».
Прямо над ухом услышать голос напарника.
После долгой паузы ответить «не знаю», подумав, что на свете есть некоторые вещи, на объяснение которых все равно никогда не хватит слов в любом, даже самом многообразном, языке.
«Это был твой глухарь».
«Это был не глухарь. Это была она».
«Че-еего? Совсем с горя опух. Погляди-ка, килограмм на шесть потянет глухарище. Я стрелял-то потому, что думал ты в другую сторону пошел. Заплутал немного. И тут он распелся. А по всему получается, конечно же, что это твой глухарь был. На, держи патрон. А его я в сетку положу и за спину закину. Пошли же».
Машинально убрать в карман протянутый патрон.
«Почему его в сетку? Ее не его. Это ведь была она, точно она, та, чей одинокий небесный знак Стрелец…»
И всю обратную дорогу, идя за напарником и глядя на глухаря, вместо большой птицы видеть так неожиданно опавшее женское тело, теперь запеленатое в сетку, и при этом чувствовать себя воскресшим и обновленным, без устали повторяя: «пусть, пусть, пусть… пусть не добыть глухаря поющего, но зато насладиться стократ одиночеством, нет, не своим, а ее, только ее казалось бы недоступным одиночеством».
Cвидетельство о публикации 386397 © Логинов В. А. 30.04.12 08:21

Комментарии к произведению 6 (25)

Второй раз читаю. Почему-то подумалось: а если инфинитивы заменить на 2-е лицо в настоящем времени? А вообще - "Драма на охоте", и очень все деликатно, тонко, без упора. Класс есть класс.

Можно попробовать. Я подумаю, прикину.

Спасибо за интерес к творчеству!

От Вас очень приятно получить такую оценку.

Где Вы берете энергию?

Сама меня находит. Как шаровая молния гоняется. )))

Господи, в четвёртый раз читаю - и опять, как вновь.

Вам бы стихи писать, Василий Анатольевич.

Пробовал неоднократно, ничего не получается.

Очевидно, в детстве произошла мутация на анатомическом уровне моего организма, в результате которой орган стихосложения перестал развиваться. Орган этот так и остался у меня детским. И стихи наивные из него выползают. Хорошо, что редко. )))

Спасибо, Михаил Петрович, за квадрочтение!

Ваши тексты и обзоры, Василий Анатольевич, писаны латентным поэтом. Если согласиться с тем, что поэзия есть концентрированная проза, Вам надо чуточку облениться и всего лишь сократить количество знаков с пробелами :-)))

Успехов Вам, Учитель.

Не-а, прозу я не брошу!

Она жена! Хоть и с множеством пробелов.

Остальное - любовницы! )))

Ведь водка, в конце концов, не концентрированное вино...

Нет-нет, жену бросать негоже:-)))

Вот-вот, тем более жена никогда не позволит лениться. )))

  • Georg
  • 24.06.2013 в 21:39

Интересно Вас почитать...

И Вас, очевидно, тоже.

я рада за Глухоря - необыкновенная по языку стилю и

эмоциональности вещь - далинистическая какая-то....

Действительно "взрослая" и дикая вещь, дикая во всех смыслах...

Одна из любимых у вас, я несколько раз перечитывала...

Благодарю Вас! Вы тонко уловили эмоциональную напряженность этого текста. Хорошо, что эта напряженность не уходит со временем. Удивительное свойство некоторых текстов - консервировать эмоцию.

Так это вроде сюр... что - ещё и конкурс сюра повторять?

А сюр нельзя?

А Разломов с жучками на Буратине?

Артемон-то домашний пес, не дикий.

У меня хоть "дикое" живое существо есть...

  • Тинка
  • 01.05.2012 в 00:37
  • кому: Логинов В. А.

Та ни, я о том, что у нас на Земле Запвариант был конкурс сюра, довольно энергичный такой, я вот и вспомнила. Что можно и его повторить:) У Василия будем считать Буратино за дикого - полено дровяное лесное:) А вообще я запуталась:))) Если что - кивайте на меня: раз админ взял - он и виноват:)

У Василия Разломова отличные тексты. Они только украсят Ваш конкурс. Вы все правильно делаете. Буратино сам всегда был диковат и неотесан, всем известно ))). Да и жучки в нем явно дикие ))).

А у меня вообще редкая лесная птица. Так что, мне кажется, все нормально.

  • Тинка
  • 01.05.2012 в 10:19
  • кому: Логинов В. А.

Ага, Буратин - настоящее дикое бревно неотё... т.е. как раз отёсанное, но было сперва совсем неотёсанное, а елси сейчас жучки покрошили - так опять неровности и опаыть неотёсанный, дикарь и дикарь, и у Виноградова какой-то дикозверь непонятный, т.е. мягкозверь, я такого-то и не видела и не слышала никогда, откуда он его выкопал? Из какого заповедника? А ещё кто-то на детский подавал про собаку Найду, я пока думала, что там есть от диких животных, рассказ сняли.

Ну и хорошо! Пока интересно получается. А про собаку Найду - это от М.П. Соболева, я уже читал сказку.

  • Тинка
  • 01.05.2012 в 22:22
  • кому: Логинов В. А.

А, наверное его. Так эта сказка его куда-то подходит или нет?

В детскую прозу вполне. Там про заблудившуюся в диком лесу маленькую девочку и нашедшую ее собаку.

  • Тинка
  • 02.05.2012 в 09:46
  • кому: Логинов В. А.

А там по условиям домашних нельзя, я всё думала, что это окажетыса волк, а он - собака, домашняя. Вот я и призадумалась. А кость в зубах держала...

Я тоже думал, что волком окажется. Ну, тогда возьмите как неудавшуюся отечественную Маугли (женского пола). Ведь Маугли дикий? Полузверь? Значит, подходит!

  • Тинка
  • 02.05.2012 в 22:32
  • кому: Логинов В. А.

А кого за Маугли взять? Найду или девочку?

Девочку, конечно. Она же бесхозная, а Найда с хозяином ))).

  • Тинка
  • 03.05.2012 в 08:57
  • кому: Логинов В. А.

Так, хорошо: возьму.

А на какой конкурс? Взрослый или детский?

извините, запуталась немного...

а если на детский - там Лена Морозова сидит и на собачек шипит. Вы уж её уломайте без меня, а то кошечек всех прогнала - дескать, в анонсе заявлено, что нельзя. Т.е. надо её убедить, что здесь не про собачку, а про дикую девочку и дикие ягодки, которые из корзинки сбежали. Переговорите с Леной, как даст добро - сразу возьму.

Ларисочка, ну как я могу повлиять на судей?

Во-первых, это некорректно.

Во-вторых, уже не раз я обжигался на этом, поскольку все думают, что пытаюсь решить свои собственные проблемы.

В-третьих, я к этому конкурсу вообще никакого отношения не имею. Ведь я только во взрослой прозе.

Лену Морозову уважаю по текстам. В Михаиле Петровиче Соболеве признаю творческую энергетику и задор. Но "сватовство" не по мне ))). Пусть, как говорится, само стерпится, слюбится, или разлюбится... Совет им да любовь (со всеми кошечками, собачками, мауглями)))).

Здесь же я высказываю свое личное мнение. Надеюсь, Вы, Ларисочка, правильно меня поймете.

Предлагаю другое. Сделайте во втором пункте правил конкурса по взрослой прозе добавку "дикая природа" после темы конкурса, тогда и Найда пройдет, и другое тоже.

  • Тинка
  • 04.05.2012 в 07:52
  • кому: Логинов В. А.

Ну тогда пусть раз снял, так и снял.

Хорошо. Согласен.

  • Тинка
  • 04.05.2012 в 22:03
  • кому: Логинов В. А.

так что быть сему.