• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Шкуролаз

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
- Шестнадцать человек – это слишком много. Даже для меня. Извините, но…. Вынужден отказаться. – Айвен Кртрч дернул ухом, отворачиваясь к окну. Он терпеть не мог отказывать напрямую, но его нынешний собеседник слишком упорно делал вид, что намеков не понимает. Возражать своему отражению в темном стекле оказалось намного сподручнее. К тому же, так в поле зрения не попадает и журнальный столик…
- Никто ведь и не утверждает, что придется всех… - голос шефа вкрадчиво журчал за спиной, обволакивал, лишал воли. – Может быть, тебе повезет с первым же! Или хотя бы с пятым…
- Я изучал законы Мэрфи. – Айвен опять дернул ухом. На Старой Земле он старался придерживаться антропоморфного вида, ничего личного, просто из вежливости. Но уши – это святое. Как иначе выразить крайнюю степень неудовольствия в морфеме, лишенной хвоста?
- Я изучал эти ваши трижды продранные законы на практике и видел, как они работают. Снизьте количество клиентов. Хотя бы наполовину…
Собственный голос оказался предателем – даже сам Айвен явственно различил в нем просительные нотки, непонятно как прорвавшиеся. Разозлился и замолчал.
- В том-то и дело, мальчик мой, что никак!
Слух у шефа чуткий, даром что человек, вон как воодушевился, засопел и завозился в кресле. Но выволакивать из его уютной кожаной утробы свои почти что триста фунтов не стал, лишь сцепил руки на объемистом животе и оттопырил сарделькообразные большие пальцы, накручивая ими какие-то замысловатые пассы в такт словам. Айвен не видел этого, просто знал – шеф всегда так делал, когда собирался притворяться непонимающим и гнуть свою линию.
- Они все там были, все имели возможность, все шестнадцать… В том-то и дело, что слишком много, и ни к кому из них мы не можем подобраться и на пушечный выстрел. Императорскую семью – и ту так не охраняют, как этих! Военная аристократия, чтоб их… И как тут работать прикажете? Только на тебя вся и надежда!
Айвен прошелся по комнате, пытаясь снять нервное напряжение двигательной активностью – и остановился, поняв, что наворачивает уже третий круг вокруг журнального столика, на котором слабо светился небрежно брошенный шефом инфрокристал. Оболочка кристалла была синей – значит, досье полицейское. Но цвет слишком насыщен для стандартных информашек – похоже, материалы по клиентам дополнены и расширены. Очень хотелось взять кристалл, слизнуть информацию, хотя бы просто примерить…
Но это значило – согласиться. А соглашаться не хотелось. Очень.
Постарался сказать как можно тверже, даже с осуждением, чтобы шеф наконец-то понял всю непомерность запрашиваемого:
- Шестнадцать!
- Но ведь это для тебя не рекорд… - заторопился шеф, каким-то восьмым или девятым чувством уловив айвеновское сомнение. – Ты ведь уже работал с группой!
А вот это он зря.
От таких слов даже кристалл способен подрастерять свою привлекательность.
Айвена передернуло.
- Именно поэтому.
То был страшный случай. Девятнадцать клиентов, и – в соответствии с подлючим законом Мэрфи! – работать пришлось всех. Айвен тогда чуть не сошел с ума и почти что… нет, не ошибся, но был очень близок.
Сработал небезупречно.
И не хотел повторения.
- Мальчик мой, ты же лучший! Единственный и неповторимый! Если не ты, то кто, ну сам подумай?
- Я не единственный.
Айвен оперся руками о подоконник, прижался лбом к холодному стеклу. Луна серебрила деревья в саду, и они казались металлическими, тронь – и зазвенят. Лучше думать о металлических звонких деревьях, чем о том, что лежит на журнальном столике. Настоящей работы не было почти месяц, и это многократно увеличивало притягательность инфрокристалла. Но – шестнадцать…
- На ближайшие полсотни парсеков – единственный! А командировку на твой разлюбезный Вкртчанг мне никакое начальство не подпишет. Попробуй, ну что тебе стоит? Документы мы тебе все оформим, сможешь подобраться вплотную, и торопить не будем, я настоял… Сказал – только когда мальчик сам решит, что готов, и не раньше, и не смейте его торопить, он сам знает, он лучший специалист, и не суйтесь… Ну влезь ты в мою шкуру, в конце-то концов!
Айвен вздрогнул и медленно обернулся. Шеф больше не сидел в уютном кресле у камина - стоял, набычившись, сопел и сверлил Айвена мрачным взглядом. Он отлично знал, что пустил в ход самую тяжелую артиллерию. В такой просьбе не отказывают – во всяком случае, не те, кто родился на Вкртчанге. Умение влезать в чужую шкуру – благословение и проклятие обитателей в остальном ничем не примечательной планетки на задворках империи.
Айвен хрустнул пальцами, разминаясь, крутанул головой, отслеживая захлестнувшую тело волну жара. Кожу стянуло мурашками, температура в комнате упала на пару градусов – организм добирал энергией недостаток массы. Затрещала рубашка, натягиваясь. Хорошо, что пиджак успел снять, да и костюмы он предпочитает свободного полуспортивного стиля, ткань эластичная, должна выдержать…
Шеф отступил на пару шажков, с жадным омерзением разглядывая своего двойника. Айвен закрыл глаза, вживаясь в новое тело.
… скоро на пенсию, здоровье уже не то, надо бы продержаться… послужной список… некрасиво получится, если вдруг… аристократы, чтоб их, прокурор зассыт… а ведь кто-то из них, иначе никак, у прислуги доступа не было… подвесить бы за ноги тварей… нельзя, нельзя… единственный выход… мальчик справится, никаких сомнений… только бы уговорить… уломать… политическая ситуация… пенсия… заместитель сволочь, только и ждет… сердце опять шалит… надо бы вес сбросить, пива поменьше, теннис… но когда… времени нет…
Айвен открыл глаза.

Краткая справка из глобалнета:
«Автохтоны Вкртчанга принадлежит к виду полиморфов. (примечание – после двести четырнадцатой поправки к Унии Самоопределения Разумных Видов слова «оборотень» и его производные признаны неполиткорректными и заменены на «разумное существо полиморфной природы, не имеющее генетически закрепленной морфемы».
Способность в прямом смысле слова влезть в чужую шкуру делает коренное население Вкртчанга непревзойденными специалистами в определенного рода областях. Так, например, хирургии, ксенопсихологии, психиатрии широкого спектра, пренатальной диагностике, переговорах любого рода, а также сыскном деле. Нанимателями, как правило, выступают целые корпорации или планетные системы – редко кому даже из наиболее обеспеченных представителей высшего класса Империи по карману оплатить даже разовый контракт коренного вкртчанганина-полиморфа (в дальнейшем в-п). Кроме разве что императорской семьи, на постоянном контракте с которой работают два в-п.
Кроме финансовых обстоятельств, трудность найма в-п заключается еще и в необходимости для этого лично посетить Вкртчанг, поскольку в-п крайне неохотно покидают родную планету и редко выбираются за пределы собственной системы. По данным последней переписи, на всей освоенной людьми территории вне Вкртчанга их насчитывается не более сотни, да и те предпочитают держаться…»

Шумно выдохнув, Айвен одним быстрым встряхиванием вернулся в привычную морфему. Шефа передернуло.
- Ненавижу, когда ты так делаешь!
Айвен ничего не ответил, только ухом дернул. Люди – ужасно непоследовательны, он давно уже обратил внимание.
- Уболтал, языкастый. Работаю в открытую?
- Почти… - шеф замялся. – У тебя будут легальные документы, самые что ни на есть настоящие, ты уже три часа как зачислен в штат старшим инспектором. Выписан ордер на осмотр места преступления и опрос всех свидетелей.
Шеф, похоже, заранее был уверен, что сумеет уломать и на этот раз – впрочем, иначе он никогда не стал бы шефом.
- В двух словах?
- Закрытая вип-вечеринка на внеатмосферной яхте. Семнадцать оболтусов обоего пола, платиновая молодежь, чтоб их… когда приземлились утром, своими ногами вышли только шестнадцать. Пиво будешь?
Шеф расслабился. Достал из холодильника пару бутылок, ногтем сковырнул крышки, смотрел вопросительно. Он был уверен, что самое сложное позади, а выявить преступника из этих шестнадцати для Айвена – ну как забор пометить. Ничего сложного, была бы морфема подходящая. Впрочем, Айвен и сам был в этом уверен. Смущало разве что количество перевоплощений. Шестнадцать подряд, с полным вживанием… Ай, да ладно! Сложно, конечно, но вполне выполнимо на трезвую голову.
- Нет. Мне надо быть в форме.
- Вот и ладушки! – Шеф снова плюхнулся в кресло, бережно зажав горлышки бутылок сарделькообразными пальцами. – Я тогда допью и вторую, что добру пропадать?..
Шеф очень трепетно относился к добру. Особенно к чужому. И очень не любил, когда оно пропадало. Но иначе он, наверное, никогда и не стал бы шефом Скотланд-Ярда.
Cвидетельство о публикации 384305 © Тулина Ф. А. 29.03.12 22:09