• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Быль
Форма: Рассказ

ЛАДАН

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
ЛАДАН

Рассказ в трех частях

Часть первая


Валентина Каземировича Та...ковского с раннего детства - ,,мнози бороли страсти”
Детское природное хулиганство, вполне могло перерасти в бандитизм, и если б не такая же врожденная тяга к вечному и прекрасному, к тому, что мы называем искусством (благодаря коей он был устроен работать в местный театр), то его жизнь сложилось бы гораздо более прозаично.
Работая в театре рабочим сцены он проявил интерес к декорациям, а вернее к их написанию.
У него появилось желание научиться рисовать и не просто рисовать, а постичь все тайны этого ремесла.
Следствием данного было поступление в местное художественное училище, которое он в свой срок окончил, и храм Мельпомены вновь принял его в свои объятия, определив на вакантную должность театрального художника.
Время шло юность уходила, наступала пора зрелости.
Жизнь складывалась, как положено, имелась, жена и две дочери, любимая работа...любимые женщины так же присутствовали, но страсти продолжали бороть Валентина Каземировича.
Одна из этих страстей была не любовь к тому строю жизни, при котором как пелось,, был бы счастлив человек”.
Причиной этой не любви конечно же, являлось то, что род Та....ковских в былые времена являлся не самым захудалым и как всякий незахудалый род потерпел поражение в правах в период становления бесклассового общества.
Соответственно природное дессиденство так и должно было сквозить из Та...ковского и оно сквозило.
Имея склонность к рисованию карикатур изображавших сцены и события несоответствующие официально принятой тогда генеральной линии В.К. вдобавок еще и подписывал свои произведения стихами своего же сочинения.
А поскольку, как известно, нет ничего тайного, что бы не стало явным, его творения доставлялись в кабинеты тех органов, куда мене всего должны были попасть.
Но все это являлось лишь прологом к последушей драме. Однажды Та...ковский в узком кругу друзей, будучи под шафе задал каверзный вопрос - Что общего между В.Лениным и С.Тюлениным? и поскольку вопрос повис в воздухе сам на него ответил.
Друзья смеялись, а В.К. вскоре взяли под стражу, привлекли к ответственности, допросили, обвинили, судили и принудили к лечению в психбольнице.
Лечение длилось около трёх лет, затем его как прошедшего полный курс оного и подающего надежды к выздоровлению выслали в виде общеукрепляющей терапии в места, отличавшиеся более суровым климатом, чем его родные края, где его вина перед обществом искупалась еще около двух лет.
Но вот пришло время, когда и этот срок завершился, казалось бы, можно возвращаться домой, но родители его к этому времени умерли, семья распалась, друзья, как понимал В.К. нужды в нем не испытывали.
И Та...ковский где поехал где побрел по городам и весям страны.
Ненадолго поселяясь, в каком нибудь городке поселке или селе ему приходилось, как-то обеспечивать свое существование, а обеспечить он его мог только рисованием плакатов, транспарантов, оформлением красных уголков, а то и просто покраской стен и потолков клуба или столовой. Тут то и открылась ему новая стезя его жизни.
В одном из сел к В.К. обратился местный священник, попросивший его покрасить крышу церкви, что и было сделано. После выполненной работы дело пошло понарастающей. Та...ковский был рекомендован другому приходу, где требовалось не только крышу покрасить, но и поправить несколько ликов в иконостасе.
Работа по правке ликов, хотя была и незнакома, но все же сделана. Батюшка, осмотрев содеянное вынес для В.К. судьбоносное решение - До иконописца тебе далеко, а сносным богомазом быть можешь. Слова эти были приняты им как благословение для дальнейших трудов в церковной ограде.
А время когда происходили эти события стояло благодатное Русь официально-разрешенно праздновала тысячелетие своего крещения. Требовались делатели для собирания урожая и В.К. стал бодро направлять свои стопы в божьи храмы, где требовалось, что-либо сделать для их обновления. Ко всему прочему для пущей своей убедительности раздобыл он, где-то подрясник, отрастил бороду, в церковном календаре отыскал себе имя и миру явился (но нисколько как мы увидим дальше для него не умер) странствующий монах-иконописец о. Аммон (художник). Имидж был создан и если б не страсть к винопитию и табакокурению, которая постоянно ставила Аммона-Та...ковского в казусное положение мало кому открылась тайна его жития.

,,В том краю, где затерялась Русь в Мордве и Чуди” в неком селе был открыт молельный дом. Требовалось написать небольшой иконостас. Нанятый для этого о. Аммон работал быстро, но перед самым завершением сильно усугубил и чтобы наверстать упущенное на пьянку время и выполнить работу в назначенный срок, в ночь окончания этого срока дописывал заказ слишком крупными мазками не вдаваясь в такие подробности, сколько пальцев должно быть на руках и ногах Симеона Богоприимца.
Необходимо добавить, что в этом же селе доживал свой век некий заштатный иеромонах о. Созонт (спасающий) весьма почитаемый и уважаемый местными жителями старец, пришедший в числе прочих в день окончания трудов Та....ковского посмотреть на новописанный иконостас.
Осмотрев и улучив момент, когда остались они один на один о.Созонт обратился к о. Аммону с такими словами
- Какой же ты монах - на что В.К. лишь икнул - Какое твое правило? - икнуть пришлось дважды - И иконы писать ты не умеешь одна мазня, да вдобавок самогоном упившись Симеона Богоприимца обезобразил шестипалым изобразил - от услышанного у Та...ковского отвисла челюсть.
-Брось ты это не греши, и подрясник сними людей не обманывай - о.Созонт на минуту задумался и уже не грозно добавил - Научу я тебя ладан варить.
-На что он мне? - мелькнуло в голове В.К.
-А на то - как бы прочитав его мысли, ответил ему прозорливец - ладан хороший всегда в цене, а тебе жить, на что-то надо. Научишься... вот и зарабатывай себе на жизнь честно. Иди за мной - и Та...ковский покорно поплелся за о. Созонтом в дом старца, где в недельный срок обучился искусству ладоноварения после чего, увещевая начать честно жить извел его старец обратно на ,,пути и халуги”(Ев. От Луки гл.14я). И В.К. весьма поспешно двинулся к рубежам Украйны, решив подрясника не снимать, от мнимого монашества не отрекаться, талант богомаза в землю не закапывать.
В то время вышеупомянутая страна в спешном порядке устанавливала границы своей самостийности, появились таможенные посты и возить, церковный товар из Софрино, в том числе и ладан стало накладно. Но благодаря трудам о. Аммона облако благоуханного фимиама не переставало подниматься под своды храмов северо-восточной окраины Малороссии. Абхазский ладан как рекламировал его ...его же производитель пользовался спросом. Польза от продукции Та...ковского была очевидна и прежде всего ему самому т.к. появилась определенная сумма денег, жить на которую честно как увещевал о.Созонт не получалось - потому что не хотелось.
И тут приключился очередной казус.
Занесло как-то нашего героя во вновь открытый монастырь на самой границе Руси и Украины. Где решил он отдохнуть в кругу трудников обители, да так крепко отдохнул, что не по своей воле пришлось ему расстаться и с подрясником и с деньгами, вырученными им от продажи ладана.
Вопиять было не к кому физическая мощь возобладала над творческой и Та...ковский весьма смушенный последними событиями, с ним приключившимися поспешно покинул пределы Украины. Не разбирая дороги, ночью пересек границу забрел в болото, где чуть не утоп, но Бог помиловал только промок и, по тропке освящаемой луною приблизился к очередному на своем жизненном пути населенному пункту.
Начинало светать, и В.К. решил остановиться и передохнуть в придорожной посадке, где, приведя себя в порядок, глубоко задумался о том, что же ему делать дальше.
Восходящее светило открыло перед ним панораму села, в середине которого находился храм, и он, стряхнув с себя оцепенение, вызванное глубокой думой, почувствовал, что не все еще потеряно... а то, что потеряно, необходимо возвратить.
Часов в 10ть утра постучал Та....ковский в дверь дома батюшки имя, которому было о. Богдан. Представившись, и рассказав о своих бедах и несчастьях, поинтересовался, не нужно ли сделать что-либо для церкви.
Батюшка ответил уклончиво, но после небольшой паузы предложил, как бы искус и, согласившись поселить В.К. в сторожке попросил нарисовать несколько икон, чтобы оценить силу кисти. Через несколько дней художества были выставлены на суд и очень понравились не столько батюшке, сколько матушке, что было решающим.
Договорившись о цене и о том, что присмотр за хозяйство священника будет лежать так же на нем Та...ковский принялся расписывать алтарь, а о. Богдан с семейством отбыл в отпуск.
Лучшего не могло и быть В.К. восприял духом, и наряду с росписью алтаря и заботами о хозяйстве отдыхающего настоятеля принялся входить в доверие к церковной бухгалтерше ,c каждым разом все более и более очаровывая ее рассказами о своей странническо-монашеской жизни. В которой по его словам провел он около 20ти лет и как по злобе злых духов лишился своего чудного подрясника так же около 20ти лет носимого им.
В конец растроганная бухгалтерша не выдержала и выдала многострадальному о.Аммону немалый аванс на пошив нового обмундирования, заставив своего супруга отвести иконописца в районный центр, где в ателье сняв мерки, заказали оное.
Через неделю, облачившись во вновь сшитый балахон (иначе его назвать нельзя было т.к. кроился и шился он рукой портного знавшего тайны пошива женского, но не церковного платья) Та....ковский решил попить пивка. Не далеко от базара зацепив некого Георгия ,, грядущя с села “( Ев. От Марка гл.15) находившегося как потом выяснилось в духовных поисках, но не знающего как пренебречь искушениями мира сего отправились они с батареей пивных бутылок к местному водоему и там не торопясь, поглотили их в ходе многочасовой духовной беседы. А затем двинулись к автовокзалу и там дали возможность наблюдать следующую умилительную картину.
Георгий, преклонив колена перед восседающим о. Аммоном настойчиво просил его благословений, что тот и делал не сколько не сумнясь и не скупясь. А находящиеся там старушки как бы исподтишка подпархивали к авве и вручали ему свои поминальные записочки, сдабривая, их кто десяткой кто двадцаткой, на что тот ободряюще-загадочно изрекал - Я конечно не святой, но молиться буду.
В конец, приободренный этим всенародным признанием своего имиджа явился он на закате дня к месту своего обитания и был встречен кудахтаньем беспризорных кур и визгом некормленых поросят, которые вскоре наряду с просимым получили изрядную порцию проклятий и пинков.
Отходя ко сну, наш герой пришел к выводу о том, что если б не заботы о хозяйстве о. Богдана работа по росписи алтаря продвигалась более успешно, о чем он и намекнул на следующий день бухгалтерше и был услышан. Добрая самарянка переложила этот груз с плечей Та....ковского на плечи своей дочери.
Отныне день о. Аммона складывался в зависимости от его настроения. Если он хотел, то рисовал если не хотел, то не рисовал, при этом всем своим видом показывая в каком он находиться сосредоточении и занятости.
Надо сказать, что наш герой весьма приглянулся прихожанам и был неоднократно ими зван для крещения младенца или отпевания покойника, на что у него хватало ума отказываться и не впадать в святотатство.
На этой благодатной почве симпатий авторитет Та.....ковского возрос на столько что позволил ему почувствовать себя хозяином положения на приходе, забыв вместе с прочими о существовании о. Богдана, время приезда которого приближалось.
И, наконец, туманным утром законный настоятель с семейством вернулся из отпуска.
День прибытия настораживал, какой то забытостью и отчуждением.
О. Богдану подумалось, что это от дорожной усталости, и он, прежде чем войти в курс всего того, что произошло на приходе в его отсутствие решил отдохнуть. Но отдых не избавил его от не хороших ощущений, прежде всего тем, что не нарушался поздравлениями прихожан в связи с его возвращением.
Под вечер явно всеми видимый, но не кем не замечаемый возшел о. Богдан под своды храма посмотреть, что сделано в алтаре и увидел лишь контуры будущих росписей смутно напоминавшие транспаранты былых времен.
В праведном гневе ворвался он в сторожку к Та...ковскому и там, в творческом беспорядке застал оного спящим и зело храпящим.
-Ты, почему ничего не сделал? Чем ты тут занимался?- как будто саблей рубанул батюшка и тут из под его ног коварно и предательски выскользнула пустая бутылка, позволив ему поскользнуться.
-Откуда он взялся сниться что ли? - мелькнуло в голове В.К., он ущипнул себя и тут же понял что это не сон.
-Чтоб я тебя здесь больше не видел, убирайся! - повелительно крикнул о. Богдан развернулся, хлопнул дверью и еще не остывший пошел в дом, где в коридоре столкнувшись с матушкой, гаркнул ей - Это все ты...возьми, возьми ...дешево берет и хорошо рисует,...пойди, посмотри что намалевал!....
А в это время Та...ковский вполне пришедший в себя и за последние время отвыкший от того, что кто либо может таким образом выражать свое недовольство по отношению к нему и его творчеству решил. Что если дело приняло такой оборот, то необходимо помимо выданного ему аванса стребовать с о. Богдана еще хоть кое-что...в виде компенсации за поруганный авторитет и достойно удалиться, оставив в виде назидания свою работу не оконченной. Осуществить задуманное он наметил в воскресный день.
О.Богдан также готовился в этот же день выступить с обличительной проповедью, в адрес нерадивого богомаза, что бы заручившись поддержкой народа оставить его без вознаграждения и позорно выставить за пределы прихода.
И вот настал седьмой день недели. Накануне в субботу вечером как обычно ни кто не явился на Всенощное бдение и поэтому пришедший в храм за полчаса до начала службы о. Богдан испытывал такое же обычное раздражение и негодование. Поминутно выглядывая то из северных, то из южных дверей алтаря он наблюдал, как прихожане неспешно заполняют церковь. И когда в течение часа набралось человек двадцать, батюшка не предупредив клирос, громогласно дал возглас, вложив в него все свое лопнувшее терпение. Началась служба.
Та....ковский в отличие от своего оппонента находился с утра в благостном состоянии духа и, явившись в храм к малому входу, доблестно простоял за одной из колон до запричастного стиха. Затем, пользуясь паузой, двинулся к солее и, не всходя на нее, обратился к предстоящим и молящимся со следующими словами - Вот православные расписал я алтарь, а батюшка со мной не расплачивается, выгоняет. Говорит, что я ничего не сделал.
Гул прошел по церкви. Причащающийся в алтаре о. Богдан поперхнулся и спешно прочитав молитву ,, Благодарим тя владыко человеколюбче....” вылетел из алтаря на ходу возопив - А что ты сделал?....сами посмотрите... - и тут же осекся поняв что проиграл . В храме находились одни лишь пожилые женщины. И если б даже у них отросли усы и бороды войти в алтарь они не смогли. Ситуация была без доказательств правоты настоятеля .
-Не хорошо, не хорошо - зашушукали в левом углы.
-Рассчитай, рассчитай - завторил правый угол.
-О. Аммоний работал, работал - засолировал кто-то из середины храма.
Услышав это о. Богдан почувствовал себя крейсером с пробоиной в боку идущим ко дну под перекрестным огнем.
-Пусть заберет половину - дал он последний безнадежный залп по наглому противнику.
-Да как же так?!....- опять закатавасили, но славный богомаз сам прервал глас народного возмущения, так как нужно было пользоваться моментом и без промедления хватать даваемое - Ладно, ладно я согласен. Мы монахи должны смиряться - примирительно-ласкательно произнес он.
-Трифоновна рассчитайте его после службы - приказал о. Богдан бухгалтерше.
И на этом все могло бы завершиться. Но через неделю после вышеописанных событий до отца настоятеля дошли сведенья, что стараниями бухгалтерше сумма, выданная о. Аммону несколько превышает ту, что была выдана по его повелению.
-Как Вы могли без моего благословения отдать больше того, чем я Вам приказал? - не ласково вопросил он ее.
-Так ведь раздет, разут был батюшка Амон - непоколебимо отвечала она ему.
-Я этого батюшку из под земли достану - с уверенность процедил о. Богдан и без промедления прихватив с собой дюжего Зенона местного осетина всегда готового помочь тем, кто ищет и алчет правды поехал в скит к о. Мелитону (медовый).Куда согласно народной молве удалился Та...ковский.
В скит они заявились лишь только в сумерках и из слов двух послушников узнали что о. скитоначальник возвратившись из поездки, болеет и никого не принимает.
Приложив не мало усилий о. Богдан все же извлек подозрительно розового Мелитона из недр его келлии и кратко объяснив ему цель своего визита но не получил никакой ответной информации об Аммоне, нахождение которого в скиту не отрицалось и не подтверждалось. Отец скитоначальник отверзая уста, был невразумителен и путан, одним словом болен.
-Значит его здесь нет - подумал о. Богдан, но подбежавший Зенон опроверг это сообщив, что встретил земляка и узнал от него, что на краю деревни, где находился скит в предпоследнем доме находится тот, кого они ищут.
Через полчаса батюшка и его помощник следуя указанным маршрутом, добрались до предпоследней халупы. Постучавшись тотчас услышали откликнувшийся на стук до ненависти знакомый голос - Это вы за чайником...сейчас, сейчас открою...- дверь открылась и на обрисовавшуюся в ее проеме фигуру Та...ковского навалилась тень о. Богдана.
-Не за чайником, а за тобой - прорычал он и, вдохнув исходящий от богомаза запах, добавил - А ты тут гуляешь, заработал видно...
-Да заработал. Хотите и вас угощу - так дерзко ответить Та...ковскому позволила высунувшаяся из-за его спины большая отрокообразная физиономия.
-Батюшка это кто такие? - не по отрочески басом вопросила она.
-А ты разве не видишь православный священник - ответил за Аммона о. Богдан.
-Тут все священники - как будто констатируя факт, буркнула физиономия.
Зенон, сообразив как он потом рассказывал что это есть ,, обазный боляжений “ насколько мог примирительно-величественно обратился к физиономии - Слюшай брат мочно тебю зюды? - и взглядом удава извлек ее и все остальное принадлежавшее ей из тыла Та...ковского и, отведя в сторону, предложил поговорить ,, по капказки ” предоставив духовной и бездуховной особам продолжить разговор тет-а-тет.
-А я вот с участковым к тебе приехал - сказал о. Богдан.
-Где же он? - ехидно спросил богомаз.
-Возле кельи о. Мелитона ждет тебя. Собирайся, пойдем, разберемся кто ты такой.
В животе у Та....ковского заурчало - Участкового еще не хватало - подумал он и сказал - Хорошо пойдемте только я послушником пойду - и, окликнув физиономию довольно таки мирно беседующую с Зеноном метнулся в темноту. Да так необъяснимо заспешил что о. Богдан со товарищи еле настиг его у крыльца кельи, где Аммон в окружении четырех бомжеобразных послушников настолько доверительно объяснял что-то стоящему перед ним о. Мелитону что о. Богдан мигом уразумел ,, и сей с ним бе “ (Ев. От Луки гл.22).
-Не хорошо о. Мелитон обманывать, сказали, что был тут да ушел, а он с Вами беседует.
-Ох беда, беда... - завздыхал уличенный скитоначальник.
-Не знаете сами кого покрываете.
-Ох беда, беда - о. Мелитон еще более порозовел и потупил глаза.
-Надо еще узнать, что он за монах. Работы не сделал, деньги содрал, приход против меня настроил.
Ох беда, беда - в третий раз раздался вздох похожий на стон и издавший его и исчез ,, яко исчезает дым” предоставив Та....ковскому оправдываться самому за себя .
Лишившись такого хоть и многонемощного но союзника захлопал он от неожиданности глазами глотнул воздуха и брякнул - ...а, а ты....пьешь и куришь..
-C тобой что ли? - о. Богдан улыбнулся.
-Да.... - только и сумел сказать богомаз, потому что почувствовал себя комаром, жалящим слона.
-Вот ты сам себя и выдал. А я думаю, откуда это у тебя дырка на рукаве? Оказывается сигаретой прожег - сказав эти слова о. Богдан почувствовал, что его противник начинает терять свою наглую самоуверенность, без которой он был жалок и смешон и ему расхотелось продолжать этот разговор, перешедший на уровень детских перепалок.
Однозначно было лишь то, что денег Аммон не вернет и батюшка, махнув рукой, сказал, обратившись к Зенону - Поехали домой завтра его здесь не будет.


Часть вторая.


На следующий день Та...ковский действительно ушел из скита. На этот раз дорога привела его в тот самый городок-райцентр, где совсем недавно был сшит для него подрясник.
Городок этот являлся весьма древним, в прошлом знаменитый и славный в настоящем похожий на маразматического старичка помнящего лишь только как его зовут, а остальное толи было, толи не было.
Местные власти до такой степени рачительно сохраняли его историчность, что в последние десятилетие он превратился в большую деревню. Но жители любили свой город, он являлся для них центром вселенной, за пределами которой ничего лучшего не существовало.
Некогда в городке находилось 12ть храмов из них уцелело два. Один действующий другой полуразрушенный.
Действуйший храм именовался трехсвятительским и как в иерархии этих святых там также первенствовал о. Василий за глаза прозванный пономарем Сашкой (о нем далее) Василиском (царек).
По слухам родом о. Василий являлся уроженцем соседней области и происходил из семьи, где по его словам любили читать акафисты. Как появился он в этом историческом месте точно ни кто сказать не мог, но еще многие помнили его как молоденького шофера из автобусного управления.
Что случилось и как шофер Василий очутился в иереях этого тоже никто не мог объяснить. Болтали, что якобы его супруга приходиться троюродной племянницей какому то ,, балдыке “. Так или иначе служение свое о. Василий начал в трехсвятительском храме сначала клириком а через 10ть лет настоятелем оного и благочинным округа.
Злые языки в лице того же пономаря Сашки утверждали что, мол, чтоб достичь этих должностей ему (о. Василию) пришлось всего лишь довести до сведенья архиерея, что тогдашний настоятель о. Яков в своем пристрастии доходит до положения риз, т.е. шибко запивает.
Получив настоятельство и благочиние необходимо было для пущей значимости этих постов заслужить протоиерейство. И оно снизошло на него архиерейской наградой, после того как в ходе ремонта храма о. Василий так переусердствовал, что чуть было, не выколол себе глаз. Как известно за протоиерейством для закрепления, достигнутого необходим и нужен крест с украшениями. Приложив немало усилий в борьбе с местными баптистами непонятно все же, как построившими свой молельный дом не далеко от жилища о. благочинного он был получен.
На очереди стояла митра. Заранее купленная лежала она в заветном месте и всем своим видом искушаюше взывала - Надень меня.
И что только не делал о. Василий чтоб заслуженно возложили ее на него. Ревностно чиня благо постоянно наезжал в подведомственные ему приходы, где истово проверял приходскую бухгалтерию, заодно уличал в врасплох застигнутых батюшек в хождении в неподобающем им виде как джинсы майки, спортивные брюки. Массово открывал приходы в тех селах и хуторах где их не было ( и где как злословил тот же Сашка в них никто не нуждался)...,,суть и инна много яже сотвори “ ( Ев. от Иоанна гл.21) о. благочинный, но митра не давалась. Владыко находящийся в курсе этих трудов привечал, ласкал, поощрял, но не более.
Помимо всего вышеописанного о. Василий очень трепетно относился к своему зятю о. Вадиму служившему, по словам Зоила-Сашки - ,, на подобающем ему месте каковое по линии брачных уз должно ему быть” а если по понятней, то настоятелем не большой уютной церкви в 10ти км от города. О. Вадим имел одну особенность руководствоваться в своей духовной и личной жизни ТИПИКОНОМ. Этим самым насаждал благочестие, законность, порядок и так преуспел, что долгожданного сына своего при крещении нарек Мардарием ( из Мардара обл. в Армении) чем удивил даже о. Василия смирившегося с этим именем только ради счастья любимой дочери.
Ко времени появления Та....ковского о. Василий находился в озабоченном состоянии по поводу надвигающегося тезоименитства правящего архиерея. Необходимо было отличить себя каким-либо неординарным подарком к этому дню. Вдобавок пришло время выгонять в конец завравшегося Сашку. Вызвав его к себе о. Василий объявил ему ,, что поскольку Сашка имеет пристрастие посещать пляж то служителем алтаря ему быть нельзя т.к. обнажая свое тело и выставляя его напоказ он этим вводит в соблазн и превратное мнение неустоявшихся в вере людей, начинающих отождествлять их (церковнослужителей ) как им (людям) подобным”. Дав такую формулировку о. Василий предложил пономарю либо расстаться с порочащей церковь привычкой либо считать себя свободным. Александр выбрал последние и попросил рассчитать его. Отец благочинный ответил отказом сославшись на то, что денег в кассе нет, чем заронил в уже бесконечно испорченной душе пономаря семя отмщения. Сашка дал себе зарок при первом же подходящем случаи поквитаться с Василиском и его ближними. Развернувшись, вышел он из храма и наткнулся на Та...ковского спросившего его о том, где можно найти настоятеля. Сашка буркнул, что в алтаре и пошел своей дорогой, а В.К. стал смиренно дожидаться в притворе спрошенного им. И вскоре увидел вышедшего из алтаря низкорослого священника в зеленном подряснике похожего на К.Маркса. Это сходство заставило богомаза поморщиться.
-Здравствуйте батюшка. Благословите. Я монах-иконописец. Не нужно ли Вам что-нибудь изобразить или поправить? - представился и спросил он прошедшего было мимо него настоятеля.
-...а да, да...хорошо, хорошо...А из какого Вы монастыря?
-Я странствующий монах
-...да, да....но я считаю, что монахи должны находиться в монастыре.
-А у меня такое благословение - странствовать.
-Ну что же, ну что же... бывает и такое....а насчет работы... нет, нет нам не требуется...- протараторил о. Василий и Та...ковский понял что ,, на этом пруду клева не будет” слишком проста наживка для этого мудрого карася.
-А где б я мог переночевать?
-Сходите в монастырь...да сходите там и переночуете....от храма прямо по дороге идите...Ну с Богом - этими словами о. Василий дал понять, что разговор окончен.
Монастырь, находившийся на окраине городка, для местных жителей не представлял ни какой примечательности, хотя для жителей соседних областей являлся центром паломничества, куда они съезжались каждую субботу на вычитку для исцеления от душевных и духовных недугов.
Следуя указанным маршрутом Та....ковский вскоре дошел до распахнутых монастырских ворот и, войдя в них, очутился на пустынном монастырском дворе, где кроме дремлющих псов не было ни души. Определив по запаху что хоз. двор находиться совсем не далече он, держась этого ориентира, направился в этот неофициальный центр любой обители.
В одном из коровников обрел он искомое им общество работников хоз. двора, которые в компании непонятно как оказавшихся там толи китаянок толи кореянок чинно сидели за несколькими бутылочками бормотухи.
Увидя такого маститого анахорета как наш герой со всеми подобающими ему атрибутами как густая брада, кустистые брови, нестриженные власы и балахонообразный подрясник они (т.е. работники) чуточку испугались ,, мняху дух видяще”(Ев. от Луки гл.24).
Та...ковский Увидя такое изумление сам не мало изумился и только всего смог вымолвить - Попить бы братие... - на что еще чудящаяся братия в молчании, исполненном трепета поднесла ему граненый стакан испиваемого ими напитка.
Та...ковский выпил.
-Еще? - спросил кто-то.
Богомаз невольно моргнул сначала левым, затем правым глазом, что было принято, как знак согласия и безответному авве поднесли второй стакан.
-Отец может, закуришь? - вопрос повис в воздухе.
Дважды остаканенный Та....ковский наконец то смекнул, что попал на благодатную почву, где один его вид приводит пусть не в страх то хотя бы в трепет.
-Мне можно меня благословили - ответил он и с почтением принял протянутую сигарету.
Слово за слово и через некоторое время наш герой уже находился в курсе всей духовной и бездуховной жизни монастыря. Оказалось, что луноликие девицы изумившие его больше всего есть никто иные как вьетнамки Лиза и Маня в застойные времена обучавщиися со множеством своих одноплеменников в местном ПТУ и нечаянно ими забытые в сутолоке дней перестройки. К данному сообщению братия поочередно добавила.
-Они тут у нас на коровнике доярят.
-Все ждут, когда Хо Ши Мин или тот, кто у них сейчас там главный о них вспомнит и заберет домой.
-Почти что православными стали.
-Только лягушек жрут и селедку жарят.
Вслед за этими репликами все дружно и без злобы рассмеялись. Но тут беседа была неожиданно прервана, с верху видимо с крыши кто крикнул - Ребята о. Одиссей идет!
Очередная волна изумления нахлынула на Та....ковского ладно вьетнамки они все ж из ХХ  века, но Одиссей это уже мифология.
Предупрежденная братия засуетилась, начав поспешно тушить сигареты и прятать бутылки со стаканами. Кто-то вспомнил, что пора выгонять коров за сим бедных животин стали было принуждать к тому, но вошедший долговязый монах с козлиной бородой и окаменелым лицом прервал начавшуюся суету - Их не выгонять, а загонять надо дойка скоро...из-за пьянства вечер с утром попутали - не строго и отрешенно сказал он.
-Батюшка не виноваты. Благословите! - хором в ответ гаркнула строем выстроившаяся братия.
- Бог благословит и простит - произнес монах и, кинув взгляд на Лизу и Маню, приказал им - Сгиньте - что они поспешно и исполнили, скрывшись в дальнем углу коровника, а
Та...ковский пользуясь моментом, тут же обратился к смотрящему в потолок Одиссею.
-Благословите и меня.
-Вы кто такой?
- Странствующий монах-иконописец. Не нужно ли что росписать?
-Нет на коровнике ничего росписывать не надо - равнодушно произнес монах и перевел взгляд с потолка на пол.
-Тогда благословите переночевать.
-Ночуйте - махнул рукой Одиссей и, отдав несколько ничего незначащих распоряжений, удалился.
Из вскоре продолженной беседы Та...ковский узнал что о. Одиссей есть никто иной, как иеромонах о. Досифей начальник монастырского хоз. двора. И прозван он именем легендарного героя древней Эллады вследствие того, что волей правящего архиерея имеет способность в течение года быть перемещаем по всем четырем монастырям епархии. После чего по той же воле владыки опять возвращается на хоз. двор чтобы вскоре по указу оного снова отправиться в странствие по обителям.
Утро следующего дня ознаменовалось приходом Сашки. Монастырский коровник являлся для него местом приобщения посредством Лизы и Мани к культуре древнего Вьетнама.
На вопрос братии как дела он сообщил, что выгнан Василиском и пока не удел. Сообщенное возымело сочувствие в виде покачивания головами. Ему тут же указали на сидящего в почетном углу Та....ковского порекомендовав для утешения пообщаться с этим ,, дивным старцем “.
Сашка окинул взглядом указанного и мигом понял, в чем для братии заключаться ,, дивнось “. Так...вский при всем своем достоинстве курил сигарету и был окутан клубами дыма исходящими от нее, тем самым, являя весьма умилительный образ для бесхитростных, но прожженных душ и сердец монастырских трудников.
-Недалеко ушел от народа...в своей духовной жизни - решил Сашка и подошел к богомазу - Вы отче, откуда? - поздороваясь осведомился он.
-С Кавказа из Абхазии - ответил Та....ковский.
- Ох, отче, а не из оказии ли? - ухмыльнулся бывший пономарь.
- Ты я вижу отрок язвительный...
-...а что там у вас все монаси курят?
-Знать тебе необходимо то, что хороший табак и доброе вино выводят из организма радионуклиды - многозначительно ответил Та...ковский. Присутствующая при разговоре братия крякнула и дакнула.
-Ну, так благословите и меня повыводить их - Сашка достал сигарету закурил и продолжил - А вот о. Василиск на счет курева и пития говорит обратное.
-Не знаю, что там говорит этот Василиск и его не знаю только не умны его слова - важно произнес Та...ковский.
-Это Вы правильно отче сказали умного от него мало, что можно услышать...а знать хоть не знаете, но видеть видели. Вчера, а Трехсвятительском с ним общались.
-А вот ты о ком. Не понравился он мне на К.Маркса похож - Та....ковский поморщился и сплюнул на пол.
Братия и Сашка и вьетнамки рассмеялись, причем у последних еще больше сузились глаза, и рты растянулись до ушей.
-Ну ладно пора мне - сказал богомаз и добавил - Пойду дальше.
-Куда же Вы отче собираетесь идти? - поинтересовался бывший пономарь.
-Пойду...по дороге.
-А вы к о. Вадиму загляните он странников привечает. Только за курево и вино ему как мне лучше не толкуйте, не убедите, а то он Вам мигом Типикон в зубы всунет - посоветовал Сашка и кратко объяснил кто такой о. Вадим, чем дышит и как его найти. За сим все находящиеся в коровнике проводили Та...ковского до дверей и заверили его в том, что его пребывание оставило в их сердцах и памяти неизгладимые и добрые впечатления.


Часть третья
(самая короткая)

К вечеру Та....ковский добрался до пригородного села, в котором служил о. Вадим и застал его в церкви, где этот молоденький батюшка с длинной косой, редкой бороденкой и до странности добрейшими глазами красил пол и потихонечку напевал ,, Да воскреснет Бог....”
Без лишних расспросов принял он нашего героя и согласно Типикону сотворил ему вечерю, отправив затем его на ночлег в летнюю кухню.
День второй пребывания у гостеприимного батюшки прошел в беседе в стиле ,, Гой вы гости господа” из которой о. Вадим узнал от о. Аммона все, что можно было узнать о святынях и обителях Абхазии. Причем очень итересно и познавательно являлось то, что в той горной обители коим якобы насельником являлся его гость, ели одну зелень и ту без соли.
Необходимо добавить, что сведенья об Абхазии были почерпнуты Та....ковским из путеводителя ,, По курортам Грузии “ прочитанным им в психбольнице во времена своего принудительного пребывания там. О. Вадим слушал внимательно, и многое принял к сведенью. На следующий день о.Аммону пришлось выкушать обед без соли вследствие чего его мнение об о. Вадиме явилось таковым - Дурак, но добрый.
За сим поведал он о своих мытарствах у о. Богдана и сам того неожидая нашел такое сочувствие что, растрогавшись, пообещал о. Вадиму научить варить ладан. Что и исполнил , чуть не спалив сарай, где происходила учебная варка. После чего Та...ковский покинул приход и ушел на восход солнца, предоставив дальнейшим событиям произойти без его участия.
Как уже выше говорилось, приближался день тезоименитства правящего архиерея носившего в монашестве славное имя Полихроний (муч. Вавилонский память июля 30го по ст. стилю). О. Василий порядочное время поломавший голову над тем, какой дар преподнести владыке по сему не маловажному случаю, как тонкий знаток нрава преосвященного принял решение одарить его ни чем иным как митрой. Лелея надежду, что оный предварительно сдобренный немалым и щедрым денежным пожертвованием расчувствуется и, наконец, то водрузит ее (митру) на его (о. Василия) голову.
Вместе с тестем к вышеупомянутому дню готовился и зять, который в свою очередь помимо того же самого прозаичного пожертвования намеревался преподнести владыке добрых 10 кило ,, абхазского ладана “. Как бы уподобляясь этим одному из волхвов дары приносящих (Ев. от Матфея гл.2)
А не понятно как узнавший об этих приготовлениях Сашка, всей своей натурой почувствовал, что пробил час для исполнения его мстительного зарока в отношении благочинного со сродники. Представившийся случай позволял выкинуть такую каверзу, что намеченным жертвам только и оставалось, заломив руки вопросить ,, и откуду мне сие”(Ев. от Луки гл.1 зач.4).
Каким то только ему ведомым способом Сашка усыпил бдительность пса сторожившего двор дома о. Вадима и, проникнув в помещение, где хранились ингредиенты для варки ладана, пересыпал один из компонентов приготовления парой килограмм марганца.
Через несколько дней ничего, не ведавши, иереи, закончив приготовления, отбыли в областной центр и там, в кафедральном соборе за Всенощным Бдением во главе с архиепископом Полихронием молились с прочими отцами - поздравляющими за здравие оного. После чего на вечерней трапезе поднесли свои дары тезоименнику и милостивно были приглашены им к сослужению в завтрашней Б.Литургии.
Накануне ночью о. тестю и о. зятю снились странные сны.
О.Василию снился царь Б. Годунов, сетующий ему на тяжесть шапки Мономаха, на что батюшка возражал и в свою очередь распостронялся о митре как о тяжелой, но вожделенной.
О.Вадиму снилась Абхазия только почему-то в виде царицы Шемаханской соблазнительно- манящей до бесстыдства, пытавшейся попотчевать его яствами без соли.
Без сомнения сны эти относились к разряду искушающих, мешавших сосредоточиться перед службой.
Богослужение в день тезоименитства преосвященного началось в 9ть утра и шло обычным своим чередом. Хор гремел, дьякона ревели, отцы сослужашии сосредоточенно и умилительно поглядывали на облаченного в красное и похожего на спелое яблоко владыку, стараясь не пропустить благословленного им возгласа. Все происходило чинно и благолепно...до Херувимской, когда архипастырь благословил покадить подарочным ,, абхазским ладонном”.И едва это было исполнено, как густое облако дыма с искрами вырвалось из кадила, раздался хлопок, протодьякон выронил оное из рук, лицо его заметно посмуглело. К владыке подбежали иподьякона и подхватили его под руки.
Преосвященный, не смотря на происшедшее, выглядел молодцом, поправив съехавшую митру, грозно осмотрев ряды духовенства, и остановив свой взгляд на о. Вадиме произнес - Так ты оказывается еще и пиротехник!
Сам не мало потрясенный происшедшим о. Вадим почувствовал, как земля уходит из под его ног и через несколько секунд лишился чувств. Его тут же оттащили от престола, и владыко скомандовал продолжать службу.
Происшествие это, не повлекло за собой ни каких последствий.
О. Василий митры не получил в остальном же, все там же, и так же, и тот же.
О. Вадим помимо своей основной фамилии получил вторую и в кругу духовенства епархии стал именоваться - Пиротехнический.
О. Богдан как служил, так и служит на своем приходе.
Сашка через пару месяцев поочередно связал себя брачными узами с Лизой и Маней, и вскоре последовал вслед за ними на их историческую родину, наконец-то вспомнившую о своих дочерях.
О В.К.Та....ковском ничего не известно.


лето 2000г.
Cвидетельство о публикации 378873 © Weekly Planner 17.02.12 16:36

Комментарии к произведению 1 (0)