• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза Фэнтези
Форма: Рассказ

О драконах, людях и атлантах

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
         Издавна человека, пришедшего в Эльдоранчо, встречает великолепная арка, построенная атлантами в честь своей праматери -
Атлантиды. Арку, из отесанного и отшлифованного временем камня, украшают четыре капители, инкрустированные перламутром и
розовым жемчугом. Резные пилястры держат массивный мраморный архитрав. Надпись на архитраве, выполненная золотыми буквами
искусным гравером, гласит:

                                                                    "ВЫБИРАЙ ДРАКОНА ПО СЕБЕ"

         Любой житель Элизиуса знает, что это не пустые слова. Никто не может заставить дракона подчиниться себе: опустить мускули -
            стую спину, покрытую толстым слоем жесткой чешуи; склонить остроконечную, похожую на наконечник быстрой стрелы голову;
 ра -
            справить мощные длинные крылья; чтобы, оторвавшись от земли, постигнуть вместе с драконом голубую глубь небес. Не каждый  сме -
            льчак, решившийся
обуздать дракона, вернулся в свой дом. По закону, принятому ещё в незапамятные времена прародителем всех
            элизийцев, Маем, дракон
имеет право расправиться с подобным храбрецом. Однако желание человека иметь своего дракона: парить на
            нем над землей и морем,
щегольнуть им перед возлюбленной, биться вместе с ним в бою, вновь и вновь привлекает жителей славного 
            Элизиуса
к арке у входа в драконариум Эльдоранчо.

           - Элий, ты спишь? - Дракониха-мать ласково посмотрела на малыша, прижавшегося к ее нежному, теплому животу.
           - Нет, мама, расскажи мне ещё чего-нибудь! А правда, что раньше все драконы были с тремя головами?
           - Не все, малыш... Существует легенда о великой горе Даджмахатре. Вершина этой горы всегда окутана облаками, словно женская
  шея жемчужными бусами. И много свободных драконов, в том числе и с тремя головами, обитает там. И даже - самый грозный, черный
             дракон Зеркс.
           - Вчера ко мне опять подходил двуногий, мама.
           - Это был атлант?
           - Нет, человек. Совсем ещё ребенок. Он принес мне большой кусок бычьего мяса и кувшин с молоком, словно я маленький.
           - Будь осторожен с людьми, Элий. Эти двуногие только и мечтают о том, чтобы взобраться на наши спины и ринуться в гущу битвы
             не
щадя ни себя, ни нас. Так погиб и твой прадед, Элий, в троянском сражении.
                    
- Но Гомерус ничего не говорит про драконов, мама!
           - Гомерус? Тот Гомерус, что ради кувшина с вином и куска мяса каждый день потчует небылицами столпившихся возле него зевак?
  Он поэт, Элий, а поэты всегда больше приукрашивают и придумывают, чем говорят правду. А правда в том, что однажды к царю Спартасу 
             на
дружескую пирушку приехал приемный сын троянского царя. Он влюбился в его красавицу жену и под покровом ночи, как трусливый
             заяц, сбежал
вместе с ней в неприступную Трою. Триста драконов, под предводительством царя атлантов Ахилиса, вооруженные приду -
             манными Архимедиусом
мешками со скрытым огнем, полетели к Трое и сожгли её. А вслед за этим Спартас послал верного Одиссиса, со
             многими кораблями, на разграбление
города-крепости. Многие драконы не вернулись тогда в Атлантиду. Не вернулся и Ахилис,  вместе с   
             твоим прадедом.
              - Расскажи мне легенду, мама!
              - Это долгая история, Элий.
              - Все равно - расскажи!
              - Хорошо, малыш, я расскажу, ведь рано или поздно каждый дракон должен ее услышать.

         Это было очень давно. Двуногие тогда жили малочисленными разрозненными племенами. Они добывали себе пищу хитростью замани -
             вая
в ловушки диких зверей и ловя рыбу, а жили они в пещерах. Драконы в то время хозяйничали и на земле, и в воздухе. Они гнездились в
             густых
раскидистых кронах самых высоких деревьев. Кроме охоты, излюбленным занятием драконов было поиски красивых камней и мета -
             ллов, которые они
складывали в глубокой просторной пещере, охраняемой двумя трехглавыми драконами. В глубине пещеры несколько
             девушек, похищенных у двуногих,
поддерживали огонь в костре, следили за порядком и чистотой, а также, по мере необходимости, промы -    
             вали раны драконов и чистили их
чешуйчатые панцири.
        Единственной ценностью двуногих в то время был огонь. Если для драконов разведение огня не составляло труда, то людям надо было
        долго
ждать прихода огненной стрелы из чрева грохочущего черного неба. От вспыхнувших деревьев они приносили в свои пещеры горящие     
        ветки и разводили костры.
Вождем племени у них становился Хранитель Огня. Если же огонь у него гас - двуногие убивали его и присоединя -
        лись к тем племенам, где огонь не
угасал. Самым многочисленным народом двуногих в то время было племя, вождя которого звали Май. Был
        он хитер и умен. И никогда, даже в самые
затяжные дожди, костер его не гас.
        Однажды, из листьев высокой веселой травы, канаплиса, кофейных зерен и ядовитых грибов он составил рецепт дурманящего средства.
        После
удачной охоты Май раздавал его соплеменникам. Двуногие жевали его, а затем собирались вокруг Большого Огня. Сцепившись вместе
        они бегали вокруг него,
подпрыгивая и что-то громко выкрикивая. В такие минуты единения не страшен им был ни дикий зверь, ни даже оди -
        нокий дракон.
        И однажды это произошло...
              - Что произошло, мама? Что-нибудь страшно-страшное?..
              - Да, мой малыш, очень страшное. Ибо не бывает в жизни ничего страшнее предательства.
       Черный дракон-одиночка Ирудий частенько кружил над костром двуногих. Он следил за их обычаями и повадками и заметил ту их осо -
       бенность,
что пляски, смех и веселье у костра начинались у них после приема какой-то пищи из большого глиняного сосуда.
        Веселая еда - так он ее называл.
       Любопытство и соблазн попробовать эту еду не давало Ирудию покоя. И вот, однажды, когда Май в очередной раз вынес большой гли -
       няный сосуд из пещеры
к костру, дракон-одиночка со скоростью молнии опустился на землю перед сосудом с веселой едой. Люди разбежались  
       в разные стороны, на ходу расхватывая
свое примитивное оружие. Дракон же сидел на земле неподвижно,  не проявляя воинственности. Он
       смотрел то на сосуд, то - на двуногих, впервые увидев их
так близко от себя. Май, одним движением руки, подал знак племени успокоиться и  
       с удивлением следил за тем, что же будет дальше. Дракон опрокинул в
себя содержимое сосуда, взлетел, и всю долгую бессонную ночь 
       драконы и люди слышали его яростный визг и громоподобный хохот.
        После этого случая, Май перестал выносить веселую еду из пещеры. Месяц за месяцем кружил Ирудий над племенем людей, нестерпимо  
       желая еще раз
полакомиться веселой едой. И как-то раз, не выдержав искушения, он опустился на землю в стороне от костра, замер и стал 
       ждать, нацелив пылающие
желтым пламенем глаза на вождя двуногих. Пауза затягивалась. И, наконец, Май решился на шаг,  определивший 
       впоследствии судьбу и людей, и драконов.
Он вынес из пещеры сосуд с веселой едой и, поставив его у ног дракона-одиночки, отошел назад к  
       своему народу. Ирудий медленно поглощал поднесенную
пищу, исподволь наблюдая за людьми, в оцепенении замершими у Большого Огня.  
       Чуть погодя он взлетел, размахивая
длинным хвостом и раскатисто хохоча. Двуногие же, по знаку своего вождя, как ни в чем ни бывало, возо - 
       бновили свои дикие пляски.
             - Мам, а ты пробовала веселую еду?
             - Нет, Элий, двуногие теперь предпочитают пить вино.
             - И многие драконы его пьют!
             - Да, малыш. И теряют голову от него. Идут на поводу у людей, разыгрывают шуточные сражения возле окон их возлюбленных.
       Никогда не пробуй на
вкус вино, Элий. Драконы к нему быстро привыкают и становятся не похожими сами на себя.
             - Что было дальше, мама? Ирудий стал предателем?
             - Да, малыш, однажды дракон-одиночка навсегда остался в племени двуногих. А затем, со временем, к нему присоединились и еще 
       многие драконы.
С их помощью двуногие научились плавить металлическую руду и делать из неё оружие. И вскоре в тех краях не
       осталось ни одного  народа, кроме того
которым правил мудрый Май.
Шли годы и многие прирученные драконы стали подставлять двуногим свои крепкие спины, открывая для них голубые просторы неба. 
     Тогда остальные,
свободные драконы, навсегда улетели из этих мест.
            - Они улетели в священную страну Табит, на гору Даджмахатру?
            - Так гласит легенда, Элий. И ещё в ней говорится о том, что однажды царь драконов, великий Зеркс, вернется и отомстит дву -
      ногим за унижение.
            - Пожалуйста, мам, расскажи легенду!

   Как-то раз мудрому Маю было видение - трехглавый Зеркс явился к нему:
            - Хитростью и мудростью своей, - говорил он вождю двуногих, - смог ты подчинить себе свободных драконов. Но знай, что одна -
      жды, огромная черная
волна придет к тебе с океана. И смоет волна народ твой в бушующий океан. И только свободные драконы будут царить
      на земле твоей и над землей твоей.
Поспеши же! У тебя ещё осталось время составить календарь царствия твоего. И улетел Зеркс. Но прежде
      
опалил он Мая священным огнем свободных драконов. Правда это или нет, но, говорят, что следы того огня навсегда остались на теле царя
двуногих.
   Не долго думая, вместе со старшим сыном своим, Актеком, оставив народ свой младшему сыну, Адонию, знатному охотнику и любимцу 
     муз, ушел он далеко от
племени, в непроходимые леса, где велел строить священную рукотворную гору, наподобие великой Даджмахатры.
     Актек руководил строительством, не
прекращавшимся ни днем, ни ночью. Многие драконы летели на то место, держа в своих цепких лапах
     обтесанные камни, и сотни людей укладывали их, создавая
рукотворную гору. Сам же Май целиком посвятил себя составлению календаря
     своего народа, строго-настрого наказав старшему сыну и после своей смерти
продолжать начатое им дело. Но век людей короче драконьего
     и вскоре умер мудрый Май, покоритель драконов. Актек же, нарушив наказ отца, проводил дни свои
в праздности и веселии. И лишь молодой  
     красавец, Адоний, сидя у берега океана, часто размышлял о пророчестве грозного Зеркса, беспокоясь за судьбу своего
народа. Он понимал 
     речь драконов и узнал от них о существовании атлантов - двуногих, превышающих людей и ростом, и силой.
  Атланты живут на большом острове, недалеко от земли, похожей на лапу дракона. Они свободный и приветливый народ, искусные рыбаки 
   и ловцы жемчуга. Ему рассказывали, что атланты
выращивают пшеницу и выпекают из нее хлеб. Города их красивые и ухоженные. По акведукам,   
   берущим начало от
горного водопада, пресная вода поступает в их жилища, отделанные  смальтой и разноцветным мрамором. Во славу своей  
   великой праматери, из крупных
морских жемчужин, они возводят храмы ослепительной красоты. 
           Хоть и продолжал Адоний начатое отцом составление календаря, но пророчество Зеркса не выходило у него из головы. Однажды, с большей 
   частью своего народа
, готовой к изнурительному перелету, он покинул родную землю и направился в далекую Атлантиду.
В цветущем Эльдорадо, столице атлантов, Адоний передал им в дар всех своих драконов. Этим он убивал сразу двух зайцев: получал у атлантов
  
военное покровительство в защите от воинственных амазонок и циклопов, а заодно перекладывал на них пророчество Зеркса, которое могло
   исполниться в том месте, где остановилась рука его отца.
Так и произошло. В тот самый день, с противоположных сторон, две гигантские черные волны обрушились на остров атлантов. И три вулкана 
   извергли в тот
день на атлантов смертоносную лаву. И земля дрожала и трещала под ними, как сжатый в кулаке грецкий орех. И скрылся остров
   в пене морской.
Предвидя неминуемую гибель Атлантиды, драконы, вместе с несколькими атлантами-драконюхами, взлетели, и с высоты нависших над морем 
   черных облаков,
наблюдали за гибелью легендарного острова.
И тогда драконы вновь вернулись к людям.

             - А календарь, мама?..
             - После случившейся катастрофы Адоний перестал его составлять, решив, что пророчество Зеркса исполнено и людям больше ничего
   не угрожает.
            - Но есть же и другая дата?
            - Есть, Элий, но драконам про неё ничего неизвестно. Только двуногие знают её.
            - Значит, пророчество может повториться?
            - Да, малыш, но у людей ещё есть время стать сильнее.
            - А разве они слабы, мама?
            - Когда-то, когда они были дружнее и простодушнее, жевали веселую еду и плясали вокруг Большого Огня, они были сильны своей  
   сплоченностью и свободой.
Этим и покорили они нас. Теперь же все перемешалось, Элий. Порою, драконы ведут себя, как люди. А люди -  как
   драконы... Двуногие ослабли, Элий. Стали - мелочнее и
трусливее. Сегодня их можно взять голыми руками. Но у них еще есть время стать
   сильнее. И тогда вернется грозный Зеркс. Потому что знай, Элий, - великая
  победа может быть одержана только над великим врагом!
Cвидетельство о публикации 376491 © Игорь Ильх 30.01.12 19:50

Комментарии к произведению 1 (1)

Спасибо! Прочитал с интересом...

Благодарю!