• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Критика
Форма: Эссе

Рецензия на рассказ Барамунды «Мой Земляной Бог» Номинация: Рецензент

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Здравствуй, Господи. Как у Тебя дела? Как живешь? Как здоровье?
Женя, 2 кл.
М. Дымов. «Дети пишyт Богy»


Мальчик нашел Бога. Не обрел Бога, не пришел к нему, а нашел. Не там, где по нашему разумению живет Бог – не на небе. Он нашел его в траве, и был этот Бог Земляной.
О том, что Чиклет нашёл Бога, узнали все. Новоявленный апостол держал Земляного Бога в ладошке и показывал любопытным. Любопытных сбежалось немало. Но не все выражали восторг, были и скептики, и откровенные недоброжелатели.

Чиклет «как мог, в одиночку держал круговую оборону, не удостаивая преференциями никого из нахальных паломников и не позволяя, пусть даже случайно, хоть как-то обидеть Его». Он спрятал Земляного Бога в кулаке, он уберег его от бесцеремонной толпы, но сам пострадал.
«Не успел я и глазом моргнуть, как Петруччо вынул из кармана свой понтовый финский ножичек, выточенный его старшим братом-зеком из старого паровозного клапана, подошёл и ткнул им меня в живот:
- Вот тебе за Бога!
Мне даже не было больно. Мне вообще было никак. Под истошный визг старших девчонок и плач разношёрстной дворовой мелюзги я медленно сполз спиною по стволу антоновки и, не разжимая кулака, потерял сознание».

Мальчик попал в больницу, Бог в баночку из-под анализов. Потом умерла девочка, которая лежала с Чиклетом в одной палате, потом умерли обидчики Земляного Бога. Потом умер сам Чиклет.
А Земляной Бог отрастил крылья и покинул баночку, улетев в открытую форточку вслед за своим апостолом.

Вот такая история.

Когда в художественном произведении гибнут дети, всегда хочется знать, ради чего автор наносит такой удар по эмоциям читателя? Действительно ли нет другого способа выразить авторскую мысль? И, когда пережив шок, понимаешь, что автор свое уже получил, что кроме этого шока других задач у него не было и в помине, хочется «рвать и метать».

Здесь другой случай. Барамунда написал рассказ, который бьет по эмоциям, рассказ, который с полным основанием можно назвать пронзительным. Но не смерть детей тому причина. Смерть в рассказе воспринимается как неизбежный исход. И шок здесь не самоцель. Автор не нагнетает трагизма, он не крадется за читателем в мягких тапочках и потирая руки, не подготавливает гибель своих героев. Он пишет историю взаимоотношений маленького мальчика и его Бога. И эти отношения - главное потрясение в рассказе.

Детская теология материалистична, и Бог Чеклета абсолютно земное создание, он - маленькое насекомое. Ребенок нашел его в траве под яблоней и дал ему имя - Земляной Бог.

В далеком 1911 году Корней Чуковский в своей речи «Малые дети и великий Бог» говорил: «Каждый ребенок язычник, фетишист, политеист, и самые допотопные формы религии, давно изжитые человечеством, вновь переживаются ребенком». Чуковский прежде всего детский писатель, но вся современная возрастная психология со всем арсеналом методик и методов, выглядит беспомощной в сравнении с его гениальным пониманием детей. «У трехлетнего ребенка и Бог трехлетний. Что же! Ребенок растет, а с ним растет и Бог».

Маленькому герою Барамунды десять лет. Его бог вырос, он уже не Бабай, который придет и съест его кашу, его не надо бояться. Отношения с богом тоже «выросли». Бог Чеклета хороший, близкий. Он друг. Чеклет гордится своим другом, он оберегает его от чужих неосторожных прикосновений, он спасает его от гибели и отдает за него жизнь.

Ребенок нуждается в Боге. Детская вера в собственное бессмертие утрачивается, но ему необходима уверенность в своей неуязвимости для смерти. А такая уверенность подкрепляется верой в личного спасителя. Поэтому Чиклет нашел своего Бога. Но Земляной Бог не спас его. Как перед этим он не спас больную девочку.

« Утром я спросил Бога:
- Почему так?
- Я ещё слишком маленький Бог и не имею сил воскресить её.
- А если бы ты был уже Большим?
- Ну, тогда за большими делами я вряд ли углядел бы маленьких, - тяжело вздохнул мой Бог и уполз под травинку, чтобы я его больше не беспокоил».

Большой Бог «горний», он могущественный, но далекий и недоступный. Маленький Земляной Бог ближе к человеку, он «здесь и сейчас», о нем можно заботиться, его можно кормить капустным листом. Но он не всесильный. Он не спас умирающую девочку, не спас и Чиклета. И вряд ли у него получилось бы это будь он Большим. Бог нужен человеку больше, чем человек Богу.

Дети - не забавные мультяшные персонажи. Они живут по настоящему. И по настоящему умирают. Вместе с тем, они не "маленькие взрослые", которым осталось только вырасти до нужного размера, они похожи на взрослых не больше, чем головастик на лягушку. Ребенок не растет, он перевоплощается, и его Бог перевоплощается тоже. Повзрослев «бывший головастик» постигает нравственную высоту христианства, и на смену идолу приходит настоящий Бог. И только те дети, которые никогда не вырастут, которые навсегда остались «головастиками» остаются со своими прежними богами. И души их хранит маленький Земляной Бог, улетевший вслед за ними в темное небо.

«Двашды два – пять.
Отныни и ва веки виков
Аминь…»
Cвидетельство о публикации 373463 © Пурис З. В. 04.01.12 17:57