• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

* * *

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
А ты думал всё просто – дерево, дом, трое детей…

Помнишь грязный сельмаг,

Продавщицу, выставляющую лак для ногтей?

Бледно-жёлтую фанеру вместо витрины…

Ночью в душную комнату заглядывает луна,

И под окнами ёжится хлюпающая весна,

Затапливает подвалы, на озере двигает льдины.

Пусть текут порыжевшие трубы,

Пусть мама стирает халат,

Покупает в сельмаге слежавшийся мармелад,

Мимолётом поглядывая в сторону лака.

Ты выбегаешь из дома, разбуженный тишиной,

Пересекаешь поле под выстуженной луной –

Мимо бетонных плит, мимо выгоревшего барака.

И от двери до двери. От ночи до ночи. В бегах…

На надломленном фото – мороз и белеют снега.

Мама держит за руку. Крепко. За верёвку тянет салазки.

Но сейчас не о том. Холодеет стареющий год.

Ты обматываешься шарфом, выходишь в народ,

Туго затягиваешь капюшон у своей «аляски».

И идёшь до угла, а потом до следующего угла,

Падаешь в снег лицом, осторожно приоткрываешь глаз

И ждёшь, когда кто-то тронет плечо

И наложит повязку.

9 декабря 2011 года
Cвидетельство о публикации 370732 © Вереск Р. 10.12.11 19:28