• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ
Киберпанк. Затравка на второй тур для конкурса "Хрусть – и пополам"

Свобода

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Свобода.
Фургон мчал «на всех парах», оставляя позади шлейф поднятого турбинами песка. Летящий над пустыней на бешеной скорости грузовик зрелище эффектное, если бы не кромешная тьма вокруг. Кабина освещена скудной подсветкой приборной панели, яркость монитора выставлена на минимум. Дальнобойщики разлили из термоса по очередной порции кофе.
– Чёрт, совсем остыл! – выругался Ленфи, хлебнув из чашки-непроливайки: – Можно хотя бы кофеварку включить?
– Не канючь, доедем, нахлебаешься горячего по горло.
– Дик, я, конечно, понимаю, экономия… но вот сколько энергии потратиться на кофе и бортовую подсветку? Хоть бы фары включил, не видать же ничё.
– А оно тебе надо? Песков давно не видел?
– Видел, видел. А вот влепимся куда нить в этой слепоте.
– На то нам Тягун и нужен, – Дик любовно похлопал по штурвалу, – он сам и видит, сам и рулит, ему и все конфетки. А ты и холодным кофе обобьёшься.
– Тягун докладывает, горючее на исходе, осталось на двадцать минут, – голос бортового мозга грузовика как всегда выражал беспристрастность.
– Зашибись! – Ленфи хлопнул от досады себя по колену: – А до города минут сорок.
– Давай без истерик, – Дик нацепил непробиваемую маску спокойствия, хотя это было не так, ведь он уже давно знал, что топлива не хватит.
– Да, конечно, давай! Ты у нас умник, что нить придумаешь.
– Умолкни!
– Твоя идея отсидеться день в пещере? А могли бы заехать в Нобельсити.
– Там крюк приличный и пошлина. Сам же согласился, когда подсчитали, сколько сэкономим, к тому же в Альфграде толкнуть товар выгоднее.
– Ну, я же верил, что всё учтено, а оказывается, на объезд пиратского табора ты топлива не рассчитал.
Да кто ж знал, что они там окопаются? Видимо нас и поджидали. Спасибо, Тягун вовремя засёк. А ты ещё подсветку просишь, как раз бы засветились как ёлка на рождество.
– Ну и что теперь делать будем? Точка невозврата пройдена, нам теперь ни туда, ни сюда. Солнце взойдет, зажаримся как сосиски в микроволновке и радиоактивных пустошей не надо.
– Опять на хавчик потянуло! Хоть бы перед смертью о чём-то возвышенном подумал. Ладно, не ной, сейчас подсчитаем. Тягун, сколько останется до города, когда топливо закончится?
– Ориентировочно 190 километров.
Дик замолчал, переваривая услышанное, наконец, ему пришло что-то на ум:
– Сколько сможешь выжать, идя пешком?
– Ты с ума сошел! Какой дурак заставит фуру бегать?!
– Не лезь Ленфи, а то я тебя стукну.
– Теоретически скорость на ногах может достигать до 60 км/ч, но баки с протеином заполнены на 27 процентов.
– И что это значит? – снова влез Ленфи.
– Ты что, вчера родился? Жрать ему скоро нечего будет! – Дик отвесил лёгкий подзатыльник надоедливому напарнику.
– Сколько протянешь, Тягун?
– С текущей загрузкой приблизительно чуть более трёх часов, точно подсчитать не смогу, зависит от рельефа местности.
– Нет, груз мы сбрасывать не будем, слишком дорог.
– Тогда запасов может не хватить до конечной точки, рекомендую прейти на сверх экономичный режим, остановить генератор, если я перестану его вращать, то снизится расход на питание бионики, но батарей на долго не хватит, придётся отключить все внешние сенсоры, да и мне лучше на время полёта перейти в спящий режим.
– Нет, Тягун, мне твои глаза сейчас нужны. Поступим так, отключи всё из вспомогательного, выруби дублирующие навигаторы, оставь только один, связь нам тоже пока не нужна, приборную панель гаси полностью, будешь информировать голосом, как только кончится горючее отключишь сканеры, кроме основного и остановишь генератор, будешь работать от батарей, перезапустишь генератор только когда они сядут. Ещё страви со всех баков воду, питьевую и из системы охлаждения тоже, на сколько это возможно. Главное, успеть дойти до утра. И, да, готовь ноги – столько ты ещё никогда не топал.

* * *

Привратники Альфграда повидали многое на своём веку, но бегущий на манер гигантской восьмилапой ящерицы фургон они встречали разинув рты, даже на миг позабыли о приближающимся рассвете.
– Занятное утро, – выдал старший маршал ворот, разглядывая диковинку в бинокль, – не знал, что эти штуки ещё и бегать умеют. Парни! Подымайте робов, пусть готовят кашу для зверушки, похоже, она сильно изголодалась. Надеюсь, у этих сумасшедших есть деньги. Не хотелось бы, чтобы такой транспорт безвозвратно угробился.
Маршал переключил рацию на общий канал:
– Говорит старший маршал западных ворот Синкс, добро пожаловать в Альфград, ребятки, мы вас заждались – давненько к нам цирк не приезжал.
– Спасибо, маршал, мы тоже давно скучаем по клоунам, – прозвучал в ответ почти без помех голос Дика.
– Вы мне льстите, господа, моя жалкая буффонада ничто по сравнению с вашим сногсшибательным номером.
– Приятно иметь дело с интеллигентным человеком, Маршал. Позаботьтесь, пожалуйста, о корме для нашего Росинанта, и воде, а то он еле на ногах держится, боюсь, мы его загнали.
– Уже сделано, приятель. Главное, подготовьте пошлину и на сопутствующие расходы не забудьте, а мы уж примем вас по высшему разряду.
– Не волнуйтесь, маршал, это ещё вам раскошелиться придётся, когда увидите, какого товара мы привезли.
– Только вот не нужно дешевых рекламных трюков, когда покажите, тогда и решим, покупать или нет.
– Ловлю на слове, Маршал. Надеюсь, вы проследите за тендером, чтоб без обмана. В долгу не останемся.
– Договорились. У меня есть знакомый лавочник, он даст хорошую цену. Конец связи.

* * *

Лавочник Синкс младший меланхолично наблюдал, как заползает в нутро заднего дворика его магазина здоровенный восьмилапый фургон. Собственно, удивил бы его, к примеру, раритетный автобус на колёсах, а громадный самоходный контейнер с лапами и турбинами диковинкой не являлся, хотя и поражал своей монументальностью, не каждый день в их город «захаживали» грузовики таких размеров. Тягун, развернулся кормой к воротам склада и опустился на брюхо, втянув в корпус лапы, от чего окончательно стал похож на большой рейсовый автобус весьма обтекаемых форм, только почти без окон, лишь в носовой части кабины красовалось большое лобовое стекло, сейчас не прикрытое бронёй. Альфград, как и большинство городов Великой Пустыни Субтропиков, вгрызался своими ярусами глубоко под землю, внутри его стен защита от солнца не требовалась. Из кабины выбрался Дик и направился к хозяину лавки.
– Добрейшего вам утра.
– Кому оно доброе, а кому как обычно, – равнодушно проворчал лавочник.
– Ну, что вы? Грех жаловаться. Такая удача, – Дик повёл рукой в сторону фуры, пытаясь жестом обрисовать внушительные объёмы привезённого товара.
– Вы ребята что-то напутали, я на каждый тендер не бросаюсь.
– Да? А вот маршал Синкс направил нас сюда, сказал, что у вас лучшая закупочная цена. Вот мы и решили не дожидаться результатов торгов.
– Ну, если братишка сказал, значит, он товар одобрил, – торговец приободрился и значительно подобрел.
– Да, конечно, не просто так же мы прошли сюда так быстро через всех квартальных маршалов без особых задержек, – Дик протянул лавочнику мастер-карту маршала.
– Ну, это меняет дело.
Синкс младший быстро спрятал карту в карман старой поношенной робы, достал свой коммуникатор, нашел нужный тендер, к слову, их не так было и много, и зарегистрировал цену, на которой сошлись с дальнобойщиками. Дик выждал для приличия пару минут и заверил сделку на своём планшетнике. Тут же лавочнику пришло подтверждение – закрытые торги завершены, Синкс младший предложил самую высокую цену, сделка состоялась и официально зарегистрирована, теперь можно разгружаться.
Тягун по команде опустил трап в кормовой части и далее остался к происходящему безучастным, переваривая свежую протеиновую кашу, он предпочёл вдаться в спячку.
– Эй, робы, на разгрузку! – крикнул лавочник. Из всех углов дворика, сразу и не понять откуда, повылезали человекоподобные фигуры, до этого их не было заметно, они шустро засуетились по курсу грузовик-склад, ловко ворочая ящики. Дик с удивлением поймал себя на мысли, что смотрит на фигуры с почти не скрываемой завистью. Темно-синие покровы, нечто среднее между кожей и одеждой, нисколько не скрывали шикарной атлетической анатомии биоробов. И только когда один из них повернулся в фас, ощущение убогости собственной сущности улетучилось. Дику сразу пришла в голову старая шутка – «А рожу на сдачи дали». Всё правильно – топорные квадратные черты так называемого лица, скупая мимика, тупое дауновское выражение, плюс полное отсутствие и намёка на гениталии, всё это в совокупности реабилитировало человека в собственных глазах, как существа на порядок высшего по праву происхождения. Инженеры, создавшие эти модели, постарались на славу, точный расчёт с внешностью решал дилемму – не ущемить достоинство хозяев и в то же время обладать помощниками, физически превосходящими человека.
– А хороши экземпляры, – обратился Дик к торговцу: – Новые модели? Я таких ещё не видел.
– Да, нет, это остатки былой роскоши, давно сняты с производства из-за ограничения, наложенного последней принятой поправкой в конституции. Человекоподобных больше не делают, потому что этих, пусть и с оговорками, но признали за живых существ. Таких полно у нас в городе, доживают свой век.
– А на чём изначально специализировались? Солдаты?
– Нет, конвенция сразу исключила такое применение, этих готовили в пожарные, спасатели, и тому подобное, словом, универсального назначения.
– А что внутри? Полная бионика, наверное.
– Да нет, почти то же, что и в вашем грузовике, металлический скелет, обросший мышцами, усовершенствованные органы дыхания, сердце, да мозг, по развитию чуть выше шимпанзе, плюс немного электроники. Разница только в форме, да пищеварение в отличие от вашего зверя универсальное, жрут практически всё, за то и держу.
Ленфи наконец тоже выбрался из кабины поглазеть на разгрузку. Неся в каждой руке по чашке с горячим кофе, он с упоением вдыхал пары желанного напитка, пока нёс его напарнику. Тот молча принял чашку, Ленфи со смаком отхлебнул из второй и поперхнулся от злобного взгляда Дика. На немой вопрос Дик глазами указал на лавочника и повернувшись к Синксу протянул ему свою чашку.
– О, нет, спасибо, предпочитаю напитки куда благороднее.
Лавочник извлёк из внутреннего кармана плоскую серебряную фляжку, а когда он отвинтил крышку, запах коньяка защекотал ноздри. Ленфи завистливо сглотнул. Синкс младший собрался было отхлебнуть, но, глянув на застывшие физиономии дальнобойщиков, осёкся, затем, широко улыбнувшись, плеснул немного вожделенного нектара в кофе компаньонам.
– За выгодную сделку, парни.
Они чокнулись и приложились к импровизированным кубкам. Лавочник после пары глотков припрятал сосуд с «амброзией» поглубже в карман.
– Эх, парни, пробовали вы хоть разок натуральный кофе, а не эту химию? – Синкс младший мечтательно закатил глаза, предавшись сладостным воспоминаниям, а затем пристроился на лавочке в углу двора. Ленфи тоже последовал его примеру. С лавки он взирал на процесс разгрузки осоловелыми глазами, бессонная ночь усиливала действие пусть и слабой порции спиртного, скоро он начал клевать носом. Дик оказался крепче, он стойко отгонял сонливость, расслабиться можно себе позволить только когда в деле будет поставлена последняя точка. Он бдительно следил за процессом разгрузки, т.к. состояние и сохранность груза пока ещё под его ответственностью. Как только все ящики будут пересчитаны, товар осмотрен и покупатель распишется в накладной, вот тогда…
– Эй, приятель, а что, твои робы могут отлынивать от работы? Я раньше такого не видел.
– Где?! – торговец с озабоченным видом подскочил к Дику.
– Да вон, тот, не донёс ящик до склада, только что уселся на него и прохлаждается.
– Тьфу ты, чёрт! – буркнул лавочник: – Эй, ты, роб! Да, ты! Иди сюда.
Роб подчинился и молча подошел к хозяину.
– Руку, правую, покажи.
Роб послушно протянул указанную конечность. Прямо на коже, как на дисплее, чуть выше запястья красовалась большая надпись цифрами – 100.
– Ещё один! – лавочника явно не обрадовала эта цифра, – Ты свободен, роб. Можешь делать что пожелаешь… идти куда пожелаешь… а можешь остаться и жить как раньше. Можно остаться у меня, пищей и ремонтом обеспечу, работа тут не тяжёлая. Что скажешь?
Роб отрицательно покачал головой.
– Ну, я тебя задерживать не стану, можешь уходить, но городские ворота откроют только когда стемнеет, на ранее чем в 20:35.
Роб кивнул и развернувшись удалился в дальний угол двора, там он прислонился спиной к стене и опустился на землю. Всё оставшееся время Дик невольно поглядывал в сторону странного роба.
– Что это значит? – спросил он у торговца.
– Ещё один дослужился до своего столетия.
– И что, вы ему теперь торт со свечками должны приготовить?
– Нет, всё ещё более пошло, приятель. Последняя поправка в конституцию содержит и статью, регламентирующую права биороботов. Согласно ей, по истечении ста лет, роб становится свободным.
– И что они делают со своей свободой?
– Не знаю, наши все уходят в пустыню.
– Но это же верная смерть!
– Вот это мы и пытаемся втолковать каждому, кто уходит. Но они словно не слышат и не видят нас. Пока ни одного не удалось отговорить. Вы когда отъезжаете?
– Завтра, наверное.
– Тогда приходите вечерком, до заката, к западным воротам, на «проводы».

* * *

Последние лучи скрылись за барханами. Роб стоял прямо под аркой ворот что-то обдумывая, наверное. Кто его знает, что творилось в его голове? Несколько сотен человек, не считая местный персонал и привратников, собрались поглазеть.
– И каковы ставки? – спросил Дик у лавочника.
– Тотализатор запрещён, слишком низка вероятность призовой ставки, дозволяются только пари между двумя участниками, – вмешался в разговор Синкс старший.
– Тогда в чём суть происходящего, маршал? – недоумевал Ленфи.
– Суть проста как жизнь, приятель, люди надеются, что может хоть этот останется. Будешь спорить? Ставлю десятку, что этот не уйдёт.
– Вы же проиграете, маршал?
– Надежда, она стоит куда дороже какой-то десятки… Ну, принимаешь ставку?
– Да.
– Тогда держи, – маршал всучил Ленфи кредитку.
В толпе как раз послышалось оживление, сначала обычный фон переговоров людей возрос до возгласов, но тут же сник, и всё затихло. Роб пошевелился. Всё это время он стоял спиной к людям. Наконец он решился и сделал шаг… один… второй. Более не останавливаясь, он зашагал прочь.
– Ну, давай, давай, оглянись, – сквозь зубы проворчал Синкс младший. Но спина роба в скорости скрылась в темноте.
– Ну, хоть бы оглянулся разок, – тяжело вздохнул лавочник: – Свобода, мать её!
– Эх, братишка… – маршал Синкс хотел ещё что-то сказать, но слова застряли в горле. Вместо этого он похлопал брата по плечу: – Пойдёмте, парни, в кабак. Надерёмся в лохмотья! А пошло оно всё…

Свобода, затравка для конкурса Хрусть – и пополам, второй тур, Быстров В. С.

Cвидетельство о публикации 369301 © Wassillevs 29.11.11 08:20

Комментарии к произведению 4 (10)

Вы считаете это нормальным?

... Ты у нас умник, что нить придумаешь!

Это же, не литературно!

Проглатывать пол слова, по моему хуже чем опечатка!

Так, можно урезать Русский язык, на половину!

Вячеслав, почитайте что-нибудь об оформлении прямой речи. Ну не виноват я, что этот персонаж не только безграмотный, но ещё и разговаривает на своеобразном сленге. :) Не путайте ошибки по-незнанию с преднамеренными. И да, я не эталон русского языка, в моих сочинениях и опечаток не мало, но в данном случае так и планировалось.

А что за конкурс был? Не нахожу. :)

Идея интересная. Сам закончить рассказ по своему не планируешь?

Конкурс "Хрусть – и пополам", увы, он не дожил до финала, потонул в сложности экспериментальной задумки, а правила были почти такими как тут http://www.litsovet.ru/index.php/k /> Этот проводился уже чуть позже, так сказать по следам того.

А закончить? Да, нет, думаю, о закончен, ибо я схитрил, подавая его как затравку на конкурс, жалко мне стало такой задумки и я закончил рассказ. Единственному продолжателю пришлось несладко, но он с честь вышел из положения, хотя, моим домочатцам продолжение непонравилось, да и я воспринимаю рассказ законченным, что я хотел сказать в нём, я сказал.

С того же конкурса у меня "Купите счастье", но там продолжал уже я, на затравку другого автора, с его согласия у меня опубликована и его часть.

  • J.K.R
  • 22.07.2013 в 00:23
  • кому: Wassillevs

Законченности всё же не ощущается, на мой взгляд. Продолжение прочитал. Как вариант годится, но уступает оригиналу.

Тут бы дописать пару абзацев, что по дороге увидели они этих роботов, живущих в пещере

Нет, нет, это уже не моя идея, а Михаила. Я не так давно познакомился с так сказать матёрым литератором, ему этот рассказ понравился, но он определил его проблему в несимметричности, слишком большая первая часть, да и вообще, в нём как бы два несвязанных напрямую рассказа. Видимо подгонка рассказа под конкурс повлияла, он всё-таки должен быть больше по объёму, тогда обе части уравновесились и недосказанность не так сильно оущалась. А так, финал классический открытый. Люблю я заставить читателя пошевелить мозгами после прочтения. А что домыслит каждый своё, оно тоже не так плохо, мы все разные. Кто-то восхитится поступком роба, кто-то хмыкнет, ну и дурак. Но финал, он есть финал, и что лично у тебя есть большое желание поучаствовать в дальнейшей судьбе роба, это тоже прекрасно. Значит не оставил он тебя равнодушным. :)

Я в будущем поработаю на рассказом, что-то уберу, что-то дополню, но не финал, он будет именно таким.

  • J.K.R
  • 22.07.2013 в 01:13

Ну в том и беда, что он не совсем открытым получился... Мотивация робов не очень понятна... Может до финала если что-то еще про них впишешь, прояснишь, станет ровнее. А так - их освобождают, они уходят из города, предположительно на верную смерть... Непонятно. Ну я не знаю, может если б он развернулся и помахал рукой в конце и все присутствующие бы удивились и подумали - а может он знает, что делает-то?.. Чего-то вот не хватает прямо капельки, чтоб непонятность превратилась в недоговорённость

Как раз все и ждут, что он повернётся и махнёт рукой, ведь Синкс младший даже упустил комментарий по этому пводу. Но, те люди та ещё "сволта", не заслужили они от свободного робота такой почести.

Дочитал до конца. Отличная затравка, поздравляю Василий Сергеевич!

Василий Сергеевич, разъясните, пожалуйста, как мне быть?

В условиях конкурса сказано: "Не более 10 тысяч знаков". Ваша затравка почти в полтора раза длиннее. "Хрусть - и пополам" означает ещё 15000, итого 30000.

Прошу обсудить этот вопрос на судейской коллегии.

С уважением, Михаил.

Официально затравка админом не утверждена, перебор объёма на 40%, но тут уж ничего поделать не могу, что вышло – то вышло. как админ решит. И, да, только не делайте проду на моё для коллекции, я в обзорах и коммах весьма не политкорректен.

Какая коллекция, Василий Сергеевич?

Организатор конкурса потребовал, чтобы мы, конкурсанты, не зная содержания затравок, заявили участие во втором туре и выбрали четыре автора-судьи. Что и было мною сделано. Я, конечно, могу написать продолжение объёмом и в полторы тысячи знаков, но больше чем уверен, что это в очередном обзоре будет мне отмечено как минус.

Что касается Вашего предупреждения, меня уже здесь ничем не удивишь, разве еще тем, что неполиткорректностью можно бравировать.

Михаил Петрович, это не предупреждение и не угрозы, а пожелание. Скорострельности, как правило, качество не сопутствует. К объёмам придираться не буду. Напишите хорошо, ничего плохого не скажу.

Спасибо, Василий Сергеевич.