• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Кукум. Странствия в двух Вселенных

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Кукум. Странствия в двух Вселенных

Оглавление
Глава первая. Планета Земля, Российская империя, 18 век. Ядвига Падановская 1
Глава вторая. Планета Земля. Российская империя, 18 век. Роксана 11
Глава третья. Планета Томит, Вечнозеленый Сад, 36 век. Руно Вельда 15
Глава четвертая. Планета Земля, Российская империя, 18 век. Грех 20
Глава пятая. Планета Томит, Вечнозеленый Сад, 36 век. Кукум 27
Глава шестая. Планета Земля, Российская империя, 18 век. Встреча 32
Глава седьмая. Вселенная. Время неизвестно. Кукум. Провал Реальности. 43
Глава восьмая. Вселенная. Провал Реальности. Испытание 51
Глава девятая. Темная Вселенная. Кукум. Время – неизвестно. Катриэль и Шушаника 60
Глава десятая. Вселенная. Кукум. Незваные гости 70
Глава одиннадцатая. Вселенная. Кукум. Русалки 79
Галава двенадцатая. Вселенная. Спустя сто семьдесят пять лет. Кукум. Система двойной звезды 85
Глава тринадцатая. Вселенная. Кукум. Смертельная схватка 95
Глава четырнадцатая. Вселенная. Кукум. Врата Времени. 102
Глава пятнадцатая. Вселенная. Кукум. Болезнь Руно 106
Глава шестнадцатая. Вселенная. Кукум. Мушиный дартс 112
Глава семнадцатая. Вселенная. Эдем- 325 124
Глава восемнадцатая. Вселенная. Трюндия. Ловушка 138
Глава девятнадцатая. Вселенная. Дикуба. Доктор О-Пейн 152
Глава двадцатая. Вселенная. Снова Трюндия. Дунда Ужасная 160
Глава двадцать первая. Вселенная. Кукум. Гуний Тревзогус 167
Глава двадцать вторая. Новорожденная Вселенная. Кукум. Кукурбита 174
Глава двадцать третья. Новорожденная Вселенная. Планета Рой 178
Глава двадцать четвертая. Новорожденная Вселенная. Аюмпигон. Битва 190
Глава двадцать пятая. Новорожденная Вселенная. Аюмпигон. Букан 195
Глава двадцать шестая и последняя. Вселенная. Кукум. Дикуба 201

Глава первая. Планета Земля, Российская империя, 18 век. Ядвига Падановская

В тот погожий весенний вечер семья Падановских сидела за чаепитием. Их было трое: старый граф Анджей, его супруга Анна и семнадцатилетняя внучка Ядвига. Все шло как обычно, изо дня в день: служанка Хрыстя подала чай, подогретое молоко, аппетитно пахнущий свежеиспеченный хлеб, пирожки с разнообразной начинкой, коровье масло и ароматное малиновое варенье. Ядвига возбужденно рассказывала деду о своем любимом коне по кличке Снежок. Дедушка внимательно слушал внучку, изредка вставляя короткие реплики. Пани Анна, тяжелый недуг которой сегодня еще не давал о себе знать, думала о своих розах, утром предстояло подрезать, уж очень буйно разрослись кусты. До болезни она занималась этим сама, не доверяя нежные растения грубым холопским рукам. А теперь это должен был сделать молодой садовник Василь, разумеется, под присмотром самой графини.
В гостиной было уютно, в камине мирно потрескивали дрова. Старик время от времени ворошил их длинной кочергой. Но грустные мысли о погибшем сыне в этот вечер не оставляли его ни на минуту. Ядвига внимательно посмотрела на дедушку и поняла, что он опять грустит …
Родовой замок Падановских находился в нескольких милях к юго-западу от Гродно. Он был расположен среди густых хвойных лесов, лугов и болот. Строение окружал огромный парк с уединенными беседками, прудами и горбатыми мостиками. Все здесь дышало уютом и спокойствием. Пани Анна, супруга графа, увлекалась разведением роз. Их чудесный аромат проникал в покои замка.
Внутри здание при нынешнем пане было полностью перестроено. Жилые помещения стали более удобными. В прежнем виде Анджей сохранил только библиотеку и собственный кабинет. Стены этих помещений были увешаны портретами предков, каждого из которых хозяин глубоко чтил и помнил о нем все. Граф Падановский был из старинного аристократического рода, уходившего корнями в двенадцатый век. По материнской линии его предки происходили из польских дворян, а по отцовской были королевскими сановники и полководцами.
Около года назад семья пережила ужасное несчастье. Единственный сын Томаш, отец Ядвиги, погиб на охоте. Храбрый, опытный, закаленный в боях и странствиях воин, пал нелепой смертью от клыков разъяренного лесного вепря.
Пани Анна с трудом перенесла потерю, она плакала, не переставая, несколько дней, а потом у нее появились боли в левом боку. Графине не хватало воздуха, ее губы и пальцы синели. Лекарь Елисей Юсюченя, приглашенный старым графом из Гродно, пользовал ее по-старинке – кровопусканиями. От них женщине делалось еще хуже, она таяла на глазах, Юсюченя поил ее травяными отварами, но и они не помогали.
Анджей держал горе в себе, не показывая жене и внучке своих страданий. Бодрый и крепкий до этого события, граф резко постарел. Его темные волосы как-то вмиг побелели, лицо покрылось морщинами. К горю из-за смерти единственного сына теперь примешивался страх потерять любимую жену, с которой они вместе прожили больше сорока лет. Видя, что от усилий гродненского лекаря пани Анне больше вреда, чем пользы, граф выписал ученого врача из Варшавы. И теперь семья с нетерпением ожидала его приезда.
Легче всех перенесла смерть отца юная Ядвига. Она мало знала родителя, который все ее детство провел в дальних странствиях. Девочка не осознавала, что веселый и красивый пан Томаш ушел навсегда. Паненке казалось, что он просто снова отправился в далекое путешествие.
Ядвига была высокой, стройной и крепкой девушкой. Мать паненки умерла при родах. Бабушка и дедушка заменили внучке родителей. Ей от деда передалась страсть к лошадям, и юная Ядвига целыми днями носилась на своем верном Снежке по окрестным полям. Она умела стрелять без промаха и часто вместе со старым графом охотилась на зайцев и лисиц. Пани Анна не одобряла этих забав, полагая, что они не совсем приличны для благородной девицы, но, помешать внучке развлекаться, не могла. Нрав у Ядвиги был упрямый и вспыльчивый. Девушка умела добиваться поставленной цели, во что бы то ни стало.
- С таким характером ей бы следовало родиться мужчиной и стать рыцарем, - повторял старый граф. – Она пошла в Падановских, и отец мой был таким же, и дед. Пусть девочка порезвится, пока еще можно. А потом выйдет замуж, родит ребятишек и образумится.
В тот вечер, когда чаепитие почти закончилось, в гостиную вдруг вбежала взволнованная Хрыстя и доложила:
- Прибыл лекарь из Варшавы!
- Наконец-то! Прикажи его хорошенько накормить с дороги. А потом проводи в мой кабинет. Хочу с ним побеседовать, – ответил пан Анджей.
Примерно через час старый граф в сопровождении внучки вошел в кабинет, где его ожидал врач, прибывший из Варшавы. Девушке очень было любопытно посмотреть на нового лекаря, она просто сгорала от нетерпения.
При виде хозяев новоприбывший быстро поднялся со стула и церемонно поклонился. Это был совсем еще молодой человек, темноволосый и голубоглазый. Было заметно, что он очень смущается.
- Не сочтите за обиду, пан… ?
- Адам Кот, - поспешно подсказал лекарь.
- Так вот, дорогой пан Кот, не сочтите за обиду, но вы так молоды! А я просил прислать опытного и знающего лекаря. У моей жены тяжелая болезнь. Наш старый врач пан Юсюченя не может ей помочь. А вы еще так молоды! Сколько же вам лет?
- Мне уже исполнилось двадцать пять, - с достоинством возразил молодой человек, - я с отличием окончил университет четыре года назад. И все это время практиковал в Варшаве, так что имею достаточный опыт. Вот возьмите, это рекомендательное письмо от вашего знакомого пана Радзиевского, он один из многих пациентов, которых я имел честь вылечить. Надеюсь, что смогу помочь и пани графине.
- И я надеюсь! А что еще делать? Не другого же лекаря выписывать, - принимая бумагу, ответил старик. - Идите, пан лекарь, отдыхайте с дороги, а завтра с утра приступите к своим обязанностям.
Адам Кот откланялся и вышел. Расторопная Хрыстя проводила лекаря в предоставленную ему комнату. Вслед за ним и граф собрался уйти в свои покои.
- Ну а ты, внученька, чего задумалась? Знаю, знаю, тоже засомневалась в компетентности этого пана. Уж больно он молод! Но что делать? Поживем – увидим.
- Да, дедушка, ты прав, - тихо ответила Ядвига.
На самом деле в этот момент она меньше всего думала о здоровье бабушки. Молодой лекарь запал ей в сердце. Взгляд его прекрасных голубых глаз удивил, поразил, очаровал. Прекрасные манеры, столичный шарм, благородная красота его лица произвели на неопытную провинциальную девушку неизгладимое впечатление.
Ядвига осталась в библиотеке, она отыскала на полке потрепанную книгу. Это был французский любовный роман. Девушка зачитала его, чуть ли не до дыр, еще год назад. Уже тогда она мечтала о любви, сидя в беседке в саду или на берегу пруда. Представляла себе красивого юного принца, который, она знала точно, когда-нибудь приедет за ней и увезет с собой в далекую и прекрасную страну. И вот он пришел. Хватило лишь кинуть на пана Кота один лишь взгляд, как стало сразу все ясно. Это он, герой ее девичьих грез.
«Неужели все это происходит со мной на самом деле? Я влюбилась! Какое странное, удивительное чувство. Еще вчера его не было, а сейчас есть! Как так может быть? Неужели со всеми людьми так бывает? Адам Кот! Красивое, звучное имя. А как он прекрасен! Его глаза… Они словно небо в ясный летний день! А волосы: почти что черные, густые и жесткие, ужасно хочется их потрогать!» - Ядвига сидела над открытой книгой, но так и не смогла прочитать ни строчки. Мысли о новом лекаре не покидали ее. Девушка захлопнула книжку и поставила обратно в шкаф. Она глубоко вздохнула, стараясь унять бешено колотящееся сердце, и поднялась к себе в спальню.
Всю ночь Ядвига провела без сна, предаваясь романтическим мечтам. И вот наступило долгожданное утро, утро, когда она снова увидит любимого.
- Паненка Ядвига! Вставайте! Дедушка с бабушкой ожидают вас к завтраку, - Хрыстя растолкала лишь под утро задремавшую, девушку.
- Встаю, встаю, - она едва сумела открыть отяжелевшие от бессонной ночи веки, глянула мимоходом в зеркало, - какая же я страшная!
- Что вы, паненка Ядвига, вы настоящая красавица! Я за всю жизнь не видала девы краше вас! Вот бабушка ваша и покойница-матушка тоже были красавицы, да только им до вас далеко. Уж поверьте мне. Сейчас принесу студеной водицы, вы умоете личико и сами увидите!
Из прохладной глади зеркала на Ядвигу глядело порозовевшее от холодной колодезной воды лицо. Совсем юное, в обрамлении светлых, почти белых, гладких волос. Его черты поражали ясностью и четкостью линий. Прямой, с маленькой, едва заметной горбинкой нос, тонкие, ровными дугами брови, миндалевидные темно-серые глаза под густыми загнутыми черными ресницами.
- Ну что, красавица моя, вдоволь налюбовались? Будем одеваться?

За завтраком оказалось, что новый лекарь уже осмотрел пани Анну. Дал выпить какой-то микстуры, от которой боль в боку сразу же утихла, и теперь она сидела за столом свежая, веселая, и даже, как будто, помолодевшая.
- Молодец этот Кот! Знает свое дело, не то, что старик Юсюченя со своими кровопусканиями, - радостно сообщил пан Анджей, - посмотри-ка на нашу бабушку! Словно роза в саду!
- Спасибо, дорогой! Напомнил мне про розы. Я их сегодня собиралась подрезать. Вот возьму с собой Ядвигу, и мы без помощи Василя справимся, как раньше! Правда, внученька? – сказала пани Анна.
- Конечно, бабушка. А где сейчас, ну этот, новый лекарь? – нарочито безразличным тоном спросила Ядвига.
- А он в Гродно поехал, ему нужны какие-то особые травы для микстуры, наверное, найдутся у тамошних аптекарей. Я дал ему лучшего коня и двух вооруженных холопов в сопровождение. На дорогах-то нынче не спокойно, разбойные шайки орудуют. Ты бы видела, как он в седло вскочил! Лихой наездник, не смотря на то, что лекарь. Наш-то Юсюченя и в молодости, как мешок с дерьмом на коне сидел, что уж сейчас о нем сказать? А этот пан Кот - славный малый! Посмотрим, как дальше пойдет лечение. Если так же успешно, то я, пожалуй, дам ему приличное жалование и попрошу у нас остаться. Хороший лекарь в доме, где два старика, вещь необходимая. А от Юсючени толку мало. Пора ему на покой!
- Правильно, дедушка, - сказала Ядвига. В душе девушки от мысли, что любимый останется рядом с ней, закипала бурная радость. Она опустила глаза, чтобы не выдать свои чувства.
Следующие две недели паненка лишь издали любовалась на предмет своего обожания. Притаившись в густом кустарнике, каждый день тихонько наблюдала, как Адам Кот, сидя в уютной беседке, читает ученые книги и делает в толстой тетради какие-то записи.
А между тем, бабушке становилось все лучше и лучше. То ли лекарское искусство пана Кота сделало свое дело, то ли отсутствие изнурительных кровопусканий, а может быть и то и другое вместе. Старая графиня теперь постоянно была в хорошем настроении и большую часть времени проводила в саду возле любимых розовых кустов. Так она отвлекалась от мыслей о безвременно погибшем сыне.
Пан Анджей не нарадовался благоприятным изменениям, и уже точно решил предложить новому лекарю остаться. Ядвига знала о его намерении и была почти счастлива. Наконец, разговор состоялся в графском кабинете.
- Дорогой пан Кот, - сказал Падановский, - вы доказали нам свое лекарское искусство. Моя супруга, наконец-то, пошла на поправку. Опасаюсь, что если вы покинете нас, она может снова заболеть. Мы с ней уже не молодые люди и болезней у нас с каждым годом все прибавляется, такова жизнь. Поэтому иметь при себе хорошего лекаря просто необходимо. Очень прошу вас, останьтесь в нашем доме. Я дам достойное жалование, буду платить вдвое больше, чем Юсючене. Вряд ли в Варшаве вы сможете столько заработать. Поэтому не отказывайтесь, прежде хорошо подумайте.
- Уважаемый пан, я бы с удовольствием остался в вашем доме. Вы прекрасные, добрые люди и приняли меня, как ровню. Даже как родственника, но боюсь, при всем уважении к вам, не смогу. Дело в том, что в Варшаве у меня жена и маленькая дочка. Они ждут, не дождутся моего возвращения.
- А, так вы женаты? – удивился старик.
У Ядвиги, все это время внимательно вслушивавшейся в каждое слово Адама, сердце чуть не выскочило из груди. Девушка побледнела, едва не лишилась чувств, но быстро сумела взять себя в руки.
- Да, пан Анджей, я состою в счастливом браке уже четыре года. С моей женой Марией мы были знакомы с детства, и как только я устроился лекарем в больницу, поженились. Нашей доченьке Гражинке три года. Это настоящий маленький ангел! Не было ни одной минуты, проведенной вдали от них, чтобы я не скучал по моим дорогим девочкам.
- Милый пан Адам, я прекрасно понимаю и одобряю глубокую привязанность к семье. Но уверяю вас, что это не будет являться препятствием для того, чтобы работать в нашем доме. Ведь можно перевести жену и дочь к нам. Им тут будет много лучше, чем в Варшаве, уверяю вас! Они смогут гулять в парке, ходить на пруд. Что может быть полезнее для ребенка? Моя внучка здесь выросла, и, слава Богу, ни в чем не нуждалась. И к тому же теперь отличается крепким здоровьем, не то, что городские паненки. Посмотрите на нее – кровь с молоком!
И действительно, под взглядом Адама Кота, впервые за все время внимательно посмотревшего на Ядвигу, лицо девушки залилось ярко-алой краской.
- Ну, вот видите? Какая славная девица у нас выросла? Крепкая, сильная, а на коне скачет – будто в седле родилась! Вот и маленькой Гражинке здесь раздолье будет! Я предоставлю вашему семейству отдельный флигель, чтобы вы чувствовали себя там полными хозяевами.
- Даже не знаю! Очень заманчивое предложение. Мне надо подумать, - смущаясь от пристального взгляда Ядвиги, ответил Кот.
- Да что тут думать, соглашайся, сынок! Сегодня же пошлю в Варшаву карету с кучером и двумя охранниками, чтобы они немедленно доставили сюда ваше семейство. А ты садись, вот перо и бумага, пиши жене записку, - в глазах старика появился радостные огоньки, он уже праздновал победу.
Адам, не в силах противостоять такому напору, уселся за стол и начал писать жене.
В душе Ядвиги боролись противоположные чувства. С одной стороны она была крайне неприятно удивлена тем, что ее любимый Адам женат, но с другой была просто счастлива от того, что он никуда не уедет, а останется здесь. А, значит, существует надежда, что рано или поздно пан Кот ответит ей взаимностью.

Несколько дней спустя, графская карета вернулась в поместье. Кучер остановил ее у флигеля. Старый граф, вместе с Адамом, вышел встречать прибывших. Лакей открыл дверцу, и из кареты вышла молодая женщина с ребенком на руках. Это была пани Мария, жена лекаря. Из окна второго этажа за происходящим внимательно наблюдала Ядвига. Она с неудовольствием заметила, что пани Кот очень молода и красива. Изящная, тоненькая, небольшого роста, со свежим розовым личиком и густыми темными волосами, пани Кот казалась ровесницей Ядвиги. И только дитя на руках Марии выдавало ее статус замужней женщины. Малышка была уменьшенной копией своей мамы: то же розовое округлое личико и большие светло-карие глаза под пушистыми ресницами.
Счастливый Адам заключил жену и дочь в объятия, они вместе смеялись и плакали от радости. Пан Анджей с умилением смотрел на них. Ядвига со злостью отошла от окна.
«Он страстно любит свою жену! А как же я? Что мне теперь делать? Наблюдать за их семейной идиллией? Как он не понимает, что я намного лучше нее?» - с досадой думала девушка, - Хрыстя! Иди сюда немедленно!
- Чего изволите, паненка? – служанка прибежала на крик девушки.
- Старая Роксана еще жива, не знаешь? – спросила Ядвига.
- А что ей сделается? Конечно, жива старая ведьма! Говорят, что ей уж двести лет в позапрошлом году стукнуло, и что она бессмертна. Моя сестрица Акулина на той неделе к ней за зельем от бородавок ходила. Раз вечером намазалась – а наутро, там, где была здоровенная бородавка – только гладкое место осталось. Знает Роксана свое дело! А вам-то она зачем?
- Не твоя забота! Раз спросила, значит нужно. У меня тоже бородавка вскочила. Вели Апанасу седлать Снежка, да поживее! Я пока переоденусь…
- Так зачем вам к старухе ехать? У Акулины немного мази осталось, я принесу.
- Спасибо, Хрыстя, не надо! Может, Акулине еще понадобится. Я лучше сама съезжу. Заодно по лесу прогуляюсь. Давно я там не была, со дня бабушкиной болезни.
Глава вторая. Планета Земля. Российская империя, 18 век. Роксана
Избушка старой Роксаны стояла на самом болоте, на толстых сваях, вытесанных из цельных сосновых стволов. Это был ветхий, покосившийся от времени сруб, крытый соломой. Единственное окошко, затянутое бычьим пузырем почти не пропускало свет, и внутри, даже в самый ясный солнечный день, стоял таинственный полумрак. Роксана была потомственной ведуньей и ворожеей. Ее прабабушка, бабушка и мать раньше жили в этой же избушке, передавая из поколения в поколение колдовские заговоры, рецепты лечебных снадобий и приворотных зелий. Роксана постигла ведовство в совершенстве. Знала тайные слова, при помощи которых могла вернуть загулявшего супруга, излечить бесплодие, наколдовать богатый урожай. Деревенским девушкам она гадала на женихов. А взрослые женщины и мужчины частенько навещали ведьму по многим житейским вопросам, а потом в благодарность приносили продукты: яйца, мед, молоко, овощи и ягоды. Денег Роксана за свой труд не брала, да и зачем они здесь, на болоте? А неблагодарных старуха могла и наказать: отнять молоко у коровы, напустить килу, послать ползуна на дом или огород. Поэтому ее в соседних деревнях очень уважали и побаивались.
От лесной тропинки до самого крыльца старухиной избушки по болоту была проложена гать. Ядвига привязала Снежка к старому пню, а сама пешком по шаткому деревянному настилу добралась до роксаниного жилища. И только хотела девушка постучаться в дверь, как та открылась со страшным скрипом, и дребезжащий старушечий голос пригласил ее войти.
Мерцающий свет одинокой масляной лампады тускло освещал единственную комнату. На бревенчатых стенах повсюду висели мешочки с высушенными травами, на дощатой столешнице была разбросана старая колода карт. Там же лежала огромная книга в потертой кожаной обложке и стояла большая глиняная кружка, от которой шел густой приятный аромат травяного настоя.
- Надо же! Сама паненка Ядвига Падановская ко мне пожаловала! Такая честь! – церемонно раскланиваясь с ехидной улыбкой на устах, сказала Роксана. - А ведь я ждала тебя, девочка! Хочешь правду о себе узнать? Что есть, что было, что будет?
Роксана была похожа на Бабу Ягу из детских сказок. Длинное худое коричневое, изборожденное глубокими морщинами лицо с большим горбатым носом и длинным, вытянутым вперед подбородком, покрытым седой щетиной.
И, не дожидаясь ответа вдруг оробевшей Ядвиги, старуха протянула ей глиняную плошку.
- Сходи, набери болотной водицы, милая!
Девушка быстро вернулась с посудиной, до краев наполненной мутной зеленой водой.
- Умница, - похвалила ее старуха. Она поставила плошку на стол, а по бокам ее зажгла две толстые, желтого воска, церковные свечи.
- А теперь гляди в воду, может, чего и увидишь! – зловещим шепотом сказала Роксана и начала быстро бормотать себе под нос непонятные слова. Тут же вода в плошке засветилась зеленоватым светом, по ней пробежала рябь, а затем начала складываться четкая картинка. Черный гроб на повозке, а за ним идут человечки. Приглядевшись, девушка вскрикнула. В одном из идущих за гробом она узнала Адама. Точно! А вот его маленькая дочка понуро бредет рядом с ним и вытирает кулачком слезу.
Паненка тихонько вскрикнула от изумления. А старуха бормотала заклинания все быстрее и громче. Картинка с гробом вскоре сменилась другой. Теперь это была свадьба. Жених с невестой шли, взявшись за руки. Фигурки в чаше были очень маленькие, и девушке пришлось изо всех сил напрячь зрение, чтобы разглядеть лица новобрачных. Жених – это Адам, но как он изменился! Похудел и постарел, и выглядит вовсе не счастливым. А кто же невеста? Приглядевшись, Ядвига поняла, что это она сама. Только немного старше. Все также красива и полна жизни. Лицо просто светится от счастья.
- Да! Милая Роксана! Я всегда верила, что будет так! – паненка весело посмотрела на старуху, но та жестом приказала ей замолчать и продолжала читать заклинание. Теперь ведунья говорила непонятные слова во весь голос, почти переходя на крик.
Между тем, картинка в плошке снова поменялась, теперь там можно было ясно различить темную гладь болота. А рядом над ней кривую, зловещую осину. И на корявой, почти параллельной земле ветке дерева – висящую женскую фигуру в светлом платье. Ядвиге она показалась страшно знакомой и девушка внимательнее вгляделась в изображение. Тут оно, словно, приблизилось, и паненка смогла разглядеть свернувшуюся на бок шею, длинные светлые волосы удавленницы и искаженные страданием черты прекрасного мертвого лица.
- Да это же я! – вскрикнула Ядвига, тут комната колдуньи быстро-быстро завертелась перед ее глазами, мелькая зыбкими огоньками свечей, потом резко стало темно и душно, девушка попыталась глубоко вздохнуть и упала без чувств.
- Очнитесь, паненка Ядвига!
Девушка почувствовала хлесткие удары ладоней по ее щекам и открыла глаза. Над ней стояла бледная перепуганная Хрыстя.
- Слава Пресвятой Деве! Вы живы!
- Почему я здесь? – удивилась девушка. Она лежала на зеленой траве. Девушка хорошо знала эту поляну, которая находила примерно на половине пути от старухиной избушки до усадьбы Падановских. – А где Снежок? Я его привязала к пеньку возле гати.
Только она произнесла эти слова, как неподалеку послышалось тихое ржание, и верный конь показался из-за деревьев.
- Поглядите, паненка, сам пришел! Как видно, сумел отвязаться, - сказала Хрыстя.
Ядвига встала на ноги, голова почти не кружилась, но перед глазами до сих пор стояла страшная картина: чахлая осина над болотом и неподвижно висящее на ветке тело удавленницы.
Девушка обняла подбежавшего Снежка за крепкую шею, зарылась носом в теплую пахучую шерсть. И как-то сразу полегчало, отступило страшное видение, словно рассыпалось на мелкие кусочки, как обычно рассыпаются поутру ночные кошмары.
- Ну что, паненка, вы ходили к Роксане? – спросила Хрыстя. Видя, что хозяйке стало лучше, и здоровый девичий румянец снова заиграл на ее щеках.
- Нет, передумала! Мне в последний момент стало страшно, и я повернула обратно. Сама не понимаю, как дошла до этой полянки, – солгала девушка, ей хотелось скорее и навсегда выбросить из памяти все увиденное в ведьминой избушке.
- Ну, тогда пойдемте скорее домой, пока бабушка с дедушкой вас не хватились. Я им сказала, что вы пошли прогуляться по лесу.
- Правильно. Так оно и было. Правда, Снежок?
Конь с важностью закивал красивой головой, словно подтверждая слова хозяйки.
Ядвига и Хрыстя весело засмеялись, глядя на него.
- До чего же разумная животина! – восхитилась служанка.
- Да, мой Снежок самый умный, добрый и любимый, - подтвердила паненка, целуя коня в мягкий бархатный нос.

Глава третья. Планета Томит, Вечнозеленый Сад, 36 век. Руно Вельда
Этот вечер в маленьком уютном домике на окраине городка под поэтическим названием Вечнозеленый Сад, начался как обычно, со скандала. Красавице Иде снова захотелось выяснить отношения. Ее муж, Руно, оторвавшись от научных изысканий, недовольно поморщил нос: «Опять!»
- Нет, ты взгляни на меня! Оторвись уже от экрана бобуса и посмотри мне в лицо! На кого я стала похожа! На замызганную старушенцию,– высокая стройная женщина явно преувеличивала. На взгляд Руно Вельда, талантливого ученого-изобретателя, его жена выглядело такой же молодой и прекрасной, как в день их свадьбы – почти семь лет назад. Да и как можно считать себя старухой в двадцать шесть лет?
Но упрямая и гордая Ида не принимала его доводов – она слушала только себя.
- Я уже семь лет сижу тут с тобой взаперти, вместе с этими склянками, жестянками, горшками с землей! А жизнь проходит мимо! Что я вижу? Только твою спину, ты всегда занят своей наукой, а не мной! Зачем тогда надо было на мне жениться? – бушевала Ида.
Руно молча стоял напротив супруги, стоически перенося ее упреки. А Ида не унималась.
- Ты не человек, ты не мужчина, ты сам – бесчувственное растение, как и твои подопечные! Как тот глупый никчемный кактус на подоконнике, который, в отличие от тебя, хоть раз в году цветет! А ты не приносишь мне никакой пользы и радости. У твоих друзей жены прекрасно одеты, ухожены, ездят каждый год отдыхать на курорты с мужьями или без! А я столько лет сижу дома, света белого не вижу! – в голосе женщины послышались сдерживаемые рыдания.
- Но милая, послушай! Если тебе хочется, можешь взять мои деньги, те, что были отложены на новые исследования, и поехать куда-нибудь отдохнуть. Как я раньше не додумался тебе это предложить? - Руно озабоченно почесал затылок.
- Спасибо, не надо! Как-нибудь обойдусь, уже семь лет обходилась. И вообще, я хотела тебе сказать, что ухожу! – Ида закрыла лицо обеими руками, чтобы не смотреть в глаза мужу. Она никогда не могла выдержать его взгляда, такого чистого, открытого и наивного.
- Что? Ты, наверное, шутишь? – мужчина настолько растерялся, что не находил никаких аргументов в свою защиту. Он растерянно стоял посреди комнаты, словно брошенный ребенок. Не понимая, куда идти, что говорить и как себя вести.
- Да, Руно, это не шутки. Я окончательно решила с тобой расстаться. Такая жизнь не для меня – судьба жены ученого-затворника. Я хочу развлекаться, общаться с друзьями, получать каждый день новые интересные впечатления. Так что ты не обижайся, Руно! Просто мы слишком разные, я давно это поняла, но все надеялась, что что-то изменится к лучшему, и мы найдем общий язык. Как я ошибалась! – Ида резко отвернулась к стене, чтобы муж не увидел слез на ее лице, женщине было очень тяжело. В глубине души она продолжала его любить.
- Ида, милая, давай не будем пороть горячку. Присядь, мы все вместе обсудим и придем к приемлемому решению. Я не хочу тебя терять! – Руно повысил голос, это было впервые за их долгий брак.
- Нет, прости, все кончено! – женщина подхватила собранный рюкзак – там были ее платья и обувь, и вышла из дома.
Руно сел на тахту, обхватил руками коротко стриженую голову, и впервые с тех пор, как стал взрослым, заплакал.
Лишь вечером, когда красный карлик, звезда Тома, опустилась за горизонт, ученый пришел в себя. Он сорвал с ветки растущего в комнате дерева ката спелый оранжевый плод. Подставил под него чашку и слегка надавил на пупырчатую кожуру – посудина наполнилась ароматным горячим напитком. Его сладкий, немного терпкий, бодрящий вкус сразу поднял ему настроение. Нельзя сказать, что он пришел в норму – до этого было еще очень далеко, сердечные раны заживают не сразу. Отвлечь от грустных мыслей Руно могло только одно – любимая работа. Сейчас он занимался созданием своего уникального, воистину удивительного творения – Кукума. Это чудо генно-инженерной мысли он начал выращивать из зернышка примерно пять лет назад. Теперь огромное живое растение занимало почти весь его участок.
Руно вышел из дома и сделал глубокий вдох. Чистейший томитский воздух наполнил его легкие.
Их цивилизация пошла совсем по другому пути, чем наша. Тут не было грязных, убивающих окружающую среду заводов и фабрик, не существовало дающих зловонные выхлопы машин и механизмов. Все достижения мысли воплощались в растения – удивительные, на наш взгляд, живые существа, наделенные создателями-инженерами необходимыми для пользы человека свойствами. Как и на Земле, здесь культивировались растения дающие пищу и питье, но произрастали и более сложные – создающие легкие и прочные ткани, чтобы шить одежду и обувь. Существовали, и вовсе, удивительные – растения-автомобили и растения-самолеты, совершенно немыслимые растения-компьютеры и растения-телевизоры.
Все усилия томитских ученых были направлены на создание все новых и новых полезных свойств у растительных организмов. Этому и посвятил свою жизнь замечательный молодой ученый – Руно Вельда.
Его Кукум должен был вырасти в не что иное, как космический корабль, обладающий уникальными свойствами: огромной скоростью и выносливостью, способностью к самовосстановлению при повреждении. А еще, Кукум по замыслу его создателя, должен был нести в себе мощное оружие, способное разрушать враждебные корабли. Это стало необходимостью после того, как Томит несколько раз пытались захватить агрессивные пришельцы из других миров, технический прогресс на которых пошел по другому пути, в итоге эти планеты оказались загрязнены и стали непригодными к жизни, или же, и вовсе, разрушенными до основания.
Томитцы, при помощи мощного растительного оружия успешно отбивали атаки захватчиков. Но те, снова и снова, возвращались, не желая упускать такой уютный и чистый мирок, как Томит.
Руно прошел мимо живой изгороди в сад, где, похожий на немного сдувшийся дирижабль, лежал Кукум. Ученый с удовольствием обошел свое творение и остановился у его переднего конца.
- Кукум! – негромко позвал Руно.
- Да, хозяин? – низким гулким голосом отозвалось гигантское растение.
- Ты уже созрел, готов выполнять свои задачи?
- Степень моей готовности девяносто восемь и три десятых процента, девяносто восемь и три десятых процента!
- Значит, завтра вечером ты достигнешь полной зрелости?
- Да, хозяин, завтра вечером я достигну стопроцентной готовности.
- Хорошо, Кукум, можешь отдыхать, спокойной ночи!
- Спокойной ночи, хозяин!
Кукум тихонько загудел, всасывая в себя плодородную почву. Он медленно пополз по саду, оставляя за собой широкую и глубокую канаву.
Руно бросил на свое создание одобрительный взгляд и вернулся в дом.
Глава четвертая. Планета Земля, Российская империя, 18 век. Грех
Семейство лекаря постепенно осваивалось у Падановских. Красавица Мария подолгу гуляла с малышкой в парке, а когда Адам заканчивал дела, с радостью присоединялся к ним. Ядвига молча страдала, наблюдая за ними. Безответная любовь иссушила девушке душу и тело. Паненка похудела и побледнела, стала нервной и раздражительной. Большую часть времени проводила в одиночестве, избегая общения даже с бабушкой и дедушкой, никто на это не обращал внимания, кроме Хрысти. Но служанка тоже не догадывалась об истинной причине этих перемен. Хрыстина была уверена, что на девушку напустили порчу. А как иначе? Ведь именно после визита к старой Роксане все и началось. Служанка несколько раз бегала в костел и жарко молилась о своей госпоже, но это не помогло.
А Ядвигу мучили страшные воспоминания о том, что она увидела в роксаниной чаше. Она понимала, что гроб, увиденный на первой картинке, за которым шли Адам и его маленькая дочь, мог означать лишь одно – смерть Марии. Значит, единственное препятствие на дороге к счастью – это жена Адама. И если молодая женщина умрет, пан Кот сможет полюбить ее, Ядвигу. И они поженятся, именно это показывала вторая картинка в чаше. А третья… О третьей, самой страшной, девушка старалась не вспоминать, но все же, иногда по ночам во сне, вопреки ее желанию откуда-то из мрака выплывала зеленая гладь болота, кривая осина и прекрасное мертвое лицо.
«Чтобы Адам стал моим, Марии надо умереть. Такова судьба, ничего не поделаешь. Надо ждать, что-то должно случиться», - думала Ядвига. И тут же, непонятно откуда взявшийся, ехидный голос, отвечал ей:
- Вот сиди и жди! Век будешь в девках вековать. А она наслаждаться жизнью и любовью Адама. Только посмотри на них – два голубка, так и воркуют! А ведь на ее месте должна быть ты, и только ты. Почему бы тебе не помочь Марии умереть? Раз это ее судьба, значить, чему быть, того не миновать. Ведь происходят с людьми всякие случаи. Кого медведь в лесу задерет или кабан, как твоего отца, кто с лошади на полном скаку падает и насмерть разбивается…
Поначалу Ядвига гнала от себя этот вкрадчивый, искушающий голос. Но постепенно начала прислушиваться к его советам.
«А ведь и правда, - думала она, - почему бы нам с пани Кот не отправиться на конную прогулку. А там всякое может произойти, всякое…»
Но для того, чтобы осуществить это грязное дело, нужно было сначала сблизиться и подружиться с Марией. Почти месяц жена лекаря пребывала в усадьбе Падановских, но Ядвига так, ни разу с ней не поговорила. Надо было срочно исправлять положение.
Как-то в прекрасный летний день, пани Кот с Гражинкой гуляли в парке. Мария сидела в беседке. Просматривая книгу, а девочка играла рядом на зеленой травке. Ядвига решила, что подходящий момент наступил.
- Мое почтение, пани Кот, - сделав изящный реверанс, сказала Ядвига.
- Здравствуйте, паненка, - улыбнулась молодая женщина, - оставим эти церемонии, называйте меня просто Марией, мы ведь почти ровесницы.
- Тогда и вы меня зовите Ядвигой, - согласилась девушка.
Так между ними завязалась ничего не значащая беседа. С того дня Ядвига и Мария стали встречаться каждое утро, вместе гулять и разговаривать. Пани Кот рассказывала юной подруге о жизни в Варшаве, и о том, как она счастлива в браке, не понимая, что ранит собеседницу своими словами в самое сердце.
Ядвига слушала ее, улыбаясь, а сама едва сдерживала слезы ревности и зависти. Она твердо решила убить Марию. Но как это сделать? Старая Роксана, вот кто поможет! Все равно надо идти к ворожее, ведь в прошлый раз она ей не заплатила за гадание.
Паненка побежала в свою комнату и достала из шкафчика шкатулку с драгоценностями. Девушка знала, что старуха денег не берет, но ведь она не холопка, чтобы расплачиваться продуктами! Вот это колечко, оставшееся от матери, вполне подойдет. Тонкое, изящное и не слишком дорогое. С ярко-голубым камешком – бирюзой. Она завязала перстенек в носовой платочек, внизу ее уже ждал оседланный Снежок.
Второй раз ехать к колдунье было намного страшнее, в первый раз Ядвига почти не боялась. Только немного волновалась. А сейчас ее сердце часто-часто колотилось от страха. Что еще ужасного покажет ей Роксана? А может старуха умеет изменять судьбу?
- Здравствуйте, бабушка! Возьмите колечко в оплату за прошлое гадание, - сказала Ядвига, поднявшись в хижину старухи.
Роксана взяла кольцо, долго с интересом рассматривала его, поднося то к одному, то к другому глазу, затем вернула.
- Не возьму я паненка твоего колечка! Страшную судьбу тебе нагадала. А за это плату брать не положено!
- Тогда примите в подарок! Я ведь за помощью к вам пришла, не откажите, - взмолилась Ядвига, - дайте мне смертоносного зелья, чтобы соперницу извести!
- Плохое дело задумала, паненка! Пожелала чужого мужа! – Роксана нахмурила седые брови, - да вижу, любишь ты его.
- Люблю больше жизни, - ответила девушка. Помогите мне!
- И не жалко тебе молодую бабу и дитя ее? А его не жалко? Ведь Адам любит жену свою, а тебя любить не будет никогда, даже если замуж возьмет! Подумай, хочешь ли ты этого?
- Уже подумала, хочу! Жалко мне Марию, да все равно ведь все мы смертны! Насладилась она уже его любовью, дитя от него прижила. И мне хочется такого счастья! Помогите, дайте зелья!
- Хорошо, дам, если весь смертный грех на себя возьмешь.
- Возьму, бабушка. Не сомневайтесь, перед Господом одна за все отвечу!
- Ладно, уговорила, – старуха с трудом надела на корявый худой палец колечко, немного полюбовалась им, а затем достала из-под кучи тряпья, сваленного в углу горницы, маленький деревянный ларчик.
- Вот держи, - Роксана открыла крышку и вынула маленький пузырек темного стекла. – Подольешь ей в питье. Долго будет умирать, в тяжких муках. Все подумают, что лихоманкой захворала. Никакие знахари и лекари не помогут. От этого яда нет противоядия. Верная смерть. А все же, прежде чем травить ее, хорошо подумай!
- Спасибо, Роксана! Я в долгу не останусь, - Ядвига торопливо спрятала в карман заветный пузырек.
Домой возвратилась к вечеру. Вместо того, чтобы вернуться прямой дорогой, она долго петляла по лесу, любовалась красотой диких цветов, наслаждалась пением птиц. И плакала, вспоминая, как еще маленькой девочкой здесь гуляла с деревенскими девчонками. Они веселой стайкой носились по поляне, играли в салочки, искали грибы и ягоды, а однажды случайно напоролись на задремавшего в кустах медведя. Как она тогда испугалась! Зверь проснулся и заревел, а девчонки, с громким визгом бросились врассыпную. После этого дедушка запретил ей гулять по лесу без взрослых.
- Ты где так долго? – по аллее ей навстречу выбежала взволнованная Мария. – Я уже начала волноваться.
Маленькая дочка семенила за ней, вцепившись обеими ручками в мамины юбки.
- Да так, прогулялись со Снежком, - ответила паненка.
- В следующий раз возьми меня с собой, - попросила новая подруга.
- А ты умеешь ездить верхом? – удивилась Ядвига.
- Ну не так хорошо, как ты, но немного умею, - улыбнулась пани Кот.
- Ну, тогда, хоть завтра с утра!
- Договорились.
В этот момент из дома вышел Адам. Он был в прекрасном настроении и улыбался.
- Паненка Ядвига, - он вежливо поклонился хозяйской внучке, нежно поцеловал жену и схватил на руки захохотавшую от радости Гражинку. Мария извиняющимся взглядом посмотрела на подругу, а потом на мужа, с обожанием.
Ядвига с досадой отвернулась и повела Снежка на конюшню.
«Что ж, так даже лучше, несчастный случай. Подливать Марии яд опасно, все-таки Адам ученый лекарь. Вдруг он догадается, что его жену отравили? Лучше не рисковать. Посмотрим, что будет завтра, а зелье лучше оставить на крайний случай» - размышляла девушка.
Следующим утром, как было решено, Ядвига повела Марию на конюшню, чтобы та могла выбрать себе лошадь для прогулки по лесу. Гражинку оставили на попечение Хрысти и Акулины. Обе служанки были без ума от малышки и радостно с ней возились.
- Возьми этого жеребца, - посоветовала Ядвига, указывая на темно серого, в яблоках, коня - это Дымок. Он немного с норовом, но зато так, же быстроног, как мой Снежок. Ты, конечно, можешь взять и эту рыжую кобылку Купаву, она поспокойнее, но зато вам тогда будет за мной не угнаться. Девушка сказала это с вызовом.
Мария не захотела показаться трусихой и выбрала Дымка. Конюх Апанас быстро оседлал обоих жеребцов, и подруги легко вскочив на их спины, неторопливой рысцой отправились на прогулку.
Вначале все было хорошо, Дымок был спокоен и слушался свою наездницу, но при въезде в лес, конь чего-то испугался. Скорее всего, его укусил овод. Жеребец встал на дыбы, дико заржал, и, закусив удила, помчался вперед, не разбирая дороги. Более опытный всадник сумел бы тут же его успокоить, но испуганная Мария растерялась, она лишь изо всех сил вцепилась ему в гриву. Ее болтало в седле из стороны в сторону, в любой момент женщина могла удариться головой о ствол дерева. Ядвига увидела ее огромные, расширившиеся от страха глаза. В тот момент девушка думала лишь о том, что нужно спасти подругу, все остальное куда-то ушло, отступило, уступив место естественному порыву. Паненка пришпорила Снежка и помчалась вдогонку понесшей лошади. Это было очень опасно, девушка рисковала жизнью, пытаясь остановить обезумевшего коня. Дымка удалось нагнать не сразу. На широкой поляне Снежок обошел его, и Ядвига сумела на скаку схватить жеребца под уздцы. Конь всхрапнул и встал. Обессилившая от страха и безумной скачки, Мария тут же сползла на землю и без чувств упала на траву…
Потом, когда девушка привела пани Кот в сознание, были слова благодарности, поцелуи и объятия. Ядвига чувствовала свою вину, ведь она нарочно посоветовала подруге взять Дымка, зная о его строптивом нраве. Теперь девушка понимала, как глупо и жестоко она себя ведет, пытаясь устранить с дороги соперницу. Ее любовь к Адаму не стоит того, чтобы убивать невинную, ни о чем не подозревающую женщину. Как она могла вообще до такого додуматься. Наверняка, ее околдовали! Чертова ведьма Роксана! Ядвига вспомнила картинку из чаши, ее и Адама свадьбу. Какое у него было лицо! Словно кто-то вынул ему сердце из груди. Она никогда не сделает его счастливым. Пусть все остается, как есть. «Мне удалось изменить судьбу! Мария осталась жива, значит, я никогда не выйду за Адама! - думала девушка, - но жить дальше без него не смогу. Я знаю, что делать!»
Ядвига проводила Марию до усадьбы, а сама забежала в конюшню и схватила прочную веревку, потом вскочила в седло и поскакала к болоту. Проехав немного вдоль берега, она узнала то самое место. Паненка вынула из кармана пузырек с зельем и швырнула в мутную зеленоватую воду.
«Вот она, эта проклятая осина!» - подумала девушка и накинула веревку на кривую, росшую параллельно земле ветку…
- Что ж вы такое творите, паненка! – Хрыстя выскочила из кустов. Девушка успела вовремя вытащить Ядвигу из петли, та еще дышала. – Слава Пресвятой Деве, что я пошла за вами! Грех-то какой! Вы идти можете?
Паненка лишь слабо кивнула в ответ.
- Ничего, сейчас помогу вам в седло взобраться! – Хрыстя взяла коня под уздцы и повела в усадьбу.
Перепуганная своим поступком, Ядвига за всю дорогу не проронила ни слова. Дома ее раздели и уложили в постель.
Глава пятая. Планета Томит, Вечнозеленый Сад, 36 век. Кукум
Руно Вельда не спал всю ночь. Проверенное средство – снотворные ягоды не помогли. Он ворочался с боку на бок, тер воспаленные веки, вставал и нервно ходил по комнате, потом снова ложился. Мысли об Иде не давали покоя. Руно очень любил жену. Это была первая и единственная женщина в его жизни. Они познакомились в школе, в начальных классах. Семья Иды переехала из Цветущей Долины в их городок, так девочка оказалась в одном классе в маленьким Руно. Дети сразу же подружились. Тогда между ними было много общего: дома их семей располагались по соседству, а позже, когда надо было выбирать специализацию обучения, оба пошли на аграрный факультет. Ида была способной ученицей, обучение давалось ей легко, но куда ей было до Руно Вельда! Тот по сравнению с товарищами выглядел просто вундеркиндом, юным гением. Уже тогда он задумал создать совершенно особенный космический корабль. Эта идея была не нова: на Томите уже существовали челноки, патрулирующие орбиту планеты и способные путешествовать по системе их солнца – красного карлика Томы. Но они были далеки от совершенства, непригодны для дальних космических перелетов.
Идеей и целью Руно было создание принципиально нового корабля, способного развивать огромные скорости, чтобы сделать возможным освоение дальнего космоса.
Несколько лет, после окончания учебы, Руно разрабатывал на компьютере генно-инженерную программу, чтобы придать своему созданию все необходимые свойства. Ида помогала ему во всем, была его музой и соратницей. Затем еще около пяти лет корабль, которому молодой ученый дал имя Кукум, рос и развивался. К тому времени, жена ученого уже потеряла интерес к работе. Ей захотелось другого: домашнего уюта, романтических отношений, появления потомства. Руно стал бесконечно далек от жены, он не уделял ей внимания, никак не проявлял ту искреннюю любовь к Иде, которая жила в его сердце все эти годы. А она все терпела и ждала, ждала и терпела. Надеялась, что ее обожаемый Руно поймет, что жизнь состоит не только из колб, пробирок, жестянок и генно-инженерных программ. Но годы шли, и ничего не менялось. Тогда Ида решила поставить точку в их отношениях, чтобы круто изменить свою жизнь. И пусть в этой ее новой жизни даже не будет Руно, как будто он был в старой? Да, формально, физически он находился рядом. Вместе с ней ел, спал и работал, работал, работал. Но душа его была где-то очень далеко.
И вот, наконец, когда бесконечный труд всей его жизни был почти закончен, Ида решилась на отчаянный шаг.
«Никогда ей не прощу, и себе не прощу! Сейчас, когда Кукум почти созрел, эта бессовестная женщина решила омрачить мне радость победы! Я, конечно, виноват, но ведь я ученый и старался ради нее, ради всех жителей Томита, а вовсе не ради себя и не ради славы. Теперь у нашей цивилизации откроется новый путь развития, все изменится, все станет по-другому. Наступит новая эпоха в нашей истории! А Ида этого не понимает, какие-то дурацкие развлечения для нее важнее. Сейчас, когда мой труд завершен, мы могли бы хорошенько отдохнуть, расслабиться, попутешествовать. И, конечно же, подумать о появлении потомства, нашего с Идой сыночка или дочки. Ведь она так об этом мечтала. А теперь глупая женщина сама все разрушила, сломала нашу семью и жизнь наших будущих детей!»
Так, предаваясь мрачным мыслям и под действием сонных ягод, Руно, незаметно уснул на рассвете. Проспал он до самого вечера. Встал с головной болью и резью в глазах.
«Надо чего-нибудь поесть, а то уже сутки без пищи. Могу совсем свалиться»,- он взял спелый оранжевый фрукт ката и сделал горячий напиток, сорвал с дерева сато несколько спелых плодов – по виду и вкусу они напоминали сдобные булочки, и даже были теплыми. Хорошенько перекусив, молодой ученый пошел к своему Кукуму. На сегодня Руно назначил его первый испытательный полет.
Гигантское растение мирно дремало в наступившей темноте, но, тут же, проснулось, услышав голос ученого.
- Да, хозяин! Моя зрелость достигла ста процентов. Я готов к выполнению поставленных задач, - гулко пробасил Кукум.
- Хорошо, Кукум, ты молодец, - обрадовался Руно. – Впусти меня внутрь, я все осмотрю. А потом мы с тобой отправимся в маленькое путешествие. Хочу убедиться, что все получилось, как я задумывал.
В ровной зеленоватой, покрытой волосками поверхности Кукума появилось небольшое отверстие, в которое и вошел Руно, вслед за ним импровизированная дверь моментально затянулась, будто ее и не было.
Внутри все оказалось именно так, как и хотел Руно Вельда: полы в коридорах, отсеках и центральном зеле покрыты зеленым живым ковром из газонных трав. Если какой-то мусор упадет на такую поверхность – то тут же будет утилизирован, а попросту съеден растениями. Под потолком горели искусственные солнца, дающие свет, так необходимый растительным организмам для нормальной работы. Где только можно, росли взрослые красивые деревья ката, сато и другие, обеспечивающие питье и пищу будущим путешественникам. Растения находились на разной стадии вегетации: одни цвели, другие несли на себе недозрелые плоды и завязи, а третьи склонялись под тяжестью спелых аппетитных фруктов, полностью готовых к употреблению.
Все, каждая мелочь была продумана гениальным Руно. Под полом, на нижней палубе, находились огромные длинные отсеки, наполненные чистейшей водой и плодородной почвой. При необходимости, в дальних перелетах эти запасы можно было пополнять на подходящих планетах. Причем любая, даже самая грязная вода, фильтровалась микроскопическими водорослями и превращалась в чистую, пригодную для питья и принятия душа. А бедная, непитательная почва разлагалась на химические элементы и усваивалась мощными корнями Кукума. Правда, корни эти находились не снаружи, как у обычных растений, а внутри гигантского разумного овоща…

Испытательный полет проходил по плану: Кукум, развив высокую скорость, легко преодолел притяжение и плотные слои атмосферы Томита. С орбиты, глядя на огромный экран наблюдений, Руно любовался зелено-голубой планетой. Родной Томит выглядел из космоса красивым и беззащитным, словно детская игрушка.
Сделав несколько витков вокруг планеты, Руно решил лететь дальше. Ему понравилось путешествовать, и изобретатель направил Кукума в неизведанное пространство – за пределы системы красного карлика.
Корабль набирал скорость, Руно не сдерживал его, ученому хотелось посмотреть, на что способно это удивительное создание. Так они оказались в открытом космосе, далеко от системы Томы.
На экране мерцали далеким светом неизвестные звезды. Кукум летел с огромной скоростью, но внутри него это движение не ощущалось.
Руно чувствовал себя великолепно: растения на борту давали все необходимое: прекрасную пищу и обогащали воздух кислородом. Ученый вдруг ощутил такой душевный покой и умиротворение, какого еще никогда раньше в жизни не испытывал. Здесь, в космосе, на него никто не давил, никто он него ничего не ждал и не требовал. Мрачные мысли об Иде больше не беспокоили Руно, переживания и страдания побледнели, потускнели и отошли на второй план. Он наслаждался бездельем, полетом и ощущением полной свободы.
Впереди были бесконечные просторы, многочисленные неизведанные миры.
«Как же не хочется возвращаться обратно! Даже думать об этом противно. За столько лет работы мне осточертел уютный дом и тихий городок. Стоп! А зачем возвращаться? Кто теперь меня сможет заставить это сделать? Я буду путешествовать столько, сколько пожелаю и вернусь обратно только, когда захочу! На родной планете меня ничего больше не держит» - думал молодой ученый.
Это было спонтанное, может быть даже глупое решение, совсем не подходящее для такого разумного и взвешенного человека, как Руно Вельда. Но все люди рано или поздно пытаются что-то изменить в себе или привычном укладе жизни. Так поступила Ида, и так, теперь, куда более легкомысленно, поступил Руно.
- Да, может быть, когда-нибудь потом, я пожалею об этом! – сказал он вслух. – Но сейчас мне хочется покоя и одиночества, перемены обстановки. А когда мне надоест, я просто, в любой момент, смогу вернуться домой! Правда, Кукум?
- Да, хозяин, мы вернемся домой, как только прикажете! – гулко отозвался корабль.
Все системы и приборы работали нормально, и лишь легкий гул давал понять о том, что Кукум летит на огромной скорости к далеким неизведанным мирам.
Глава шестая. Планета Земля, Российская империя, 18 век. Встреча
Ровно через неделю пан Анджей самолично отвез внучку в монастырь Святой Анны. Тихая обитель находилась в трех часах пути от усадьбы. Ее окружал густой, очень красивый лес.
- Не щадите Ядвигу, пани настоятельница! – говорил Падановский. – У девки башка дурью забита, хотела руки на себя наложить, такой грех чуть не сотворила! Пусть поживет у вас годик в трудах да молитвах, может в разум придет!
Аббатиса, маленькая тщедушная женщина в черном одеянии сочувственно кивала, слушая речь старого графа.
- Можете быть спокойны, дорогой пан Падановский, у нас и не такие исправлялись. Через годик вы ее не узнаете – станет смиренной и послушной, аки агнец божий. Можете навещать ее по воскресеньям…
Так началась новая, страшная жизнь Ядвиги, совеем не похожая на прежнюю – привольную. Первый месяц ее держали в тесной келье на хлебе и воде, так матушка аббатиса пыталась усмирить ее молодую, страстную плоть и сломать твердый, несокрушимый характер.
Девушку стало не узнать, настолько она похудела и побледнела, лишь серые глаза по-прежнему горели буйным, неукротимым огнем.
- Все равно убегу, все равно куда, лишь бы подальше отсюда! – вместо наскучивших псалмов и молитв шептали упрямые губы Ядвиги.
Она была очень сердита на дедушку. Как он мог? Как? Упечь ее сюда, тут же хуже, чем в тюрьме!
Девушка отказывалась от свиданий, и зря. Если бы старый граф увидел печальные перемены произошедшие с внучкой, то любящее сердце деда дрогнуло бы и он забрал бы ее домой, обязательно забрал бы!
Два сильнейших чувства: обида и любовь переполняли ее душу. Обида на дедушку и неугасаемая любовь к Адаму. Это мучительное и горькое чувство продолжало мучить Ядвигу. Прекрасный лекарь Кот снился ей ночами, он ласково разговаривал с ней, в ее видениях, обнимал и нежно целовал в губы. Никакие молитвы так и не избавили упрямую девушку от греховной страсти к женатому мужчине.
После месяца заточения, Ядвиге сделали послабление: разрешили выходить из кельи, принимать участие в общих трапезах с сестрами. А так же ей поручили выполнять обязанности скотницы: ухаживать за тремя коровами и старой кобылой, живущими при монастыре. Эта работа была ей в удовольствие: паненка убирала навоз, кормила и доила коров, но особенно ей нравилось ухаживать за лошадью. Старая серебристо-серая кляча чем-то напоминала ей ее любимого Снежка, по которому девушка особенно тосковала. Выполнив свои обязанности, Ядвига обнимала лошадку за теплую мохнатую шею, закрывала глаза и плакала, вспоминая своего чудесного коня.
- Милый Снежок, как ты там без меня? Скучаешь, наверное? И я по тебе скучаю, очень-очень! Боюсь, что увидимся не скоро. Не хочу возвращаться в усадьбу! Видеть, как счастлив Адам с красавицей-женой, это выше моих сил. И деда, этого предателя! Как он мог так со мной поступить? Да, я ошиблась, нельзя было лезть в петлю, я сейчас понимаю, что это великий, смертный грех! Но теперь я раскаиваюсь, искренне, от всего сердца. В жизни столько всего интересного! Если мне удастся отсюда сбежать, я стану путешествовать, как мой отец. Посмотрю дальние страны, чужие города. Везде ведь люди живут!
Так, обнимая старую кобылу, Ядвига думала о будущем, и оно рисовалось ей уже совсем не мрачными красками. Слезы переставали течь по осунувшемуся, но все еще очень красивому, юному личику и его озаряла легкая улыбка, улыбка надежды.
Так прошли почти восемь месяцев ее монастырской жизни, но девушке они показались вечностью. Минула осень, закончилась зима, пролетела весна и жаркое, красочное лето вступило в свои права.
Монахини теперь ходили в окрестный лес за грибами, ягодами и целебными травами. Аббатиса поначалу боялась отпускать своенравную Ядвигу с другими девушками. Мало ли что придет в голову разбалованной графской внучке? Вдруг вздумает сбежать? Но потом, благодаря жарким мольбам паненки и ее подруг, матушка-настоятельница сжалилась и разрешила юной Падановской ходить в лес с остальными, и не зря! Ядвига всегда умудрялась набирать полные лукошки молодых, отборных грибов или крупной, ароматной и сладкой малины. И ничего удивительного – ведь все свое детство паненка провела, гуляя по лесу с девчонками-холопками, где научилась у них находить самые лучшие дары природы.
В тот судьбоносный для Ядвиги день, она, как обычно, повязав на голову белый платочек и прихватив плетеное лукошко, вместе с другими девушками, отправилась в лес по грибы. Никакое предчувствие не всколыхнуло ее душу, ничто не предвещало того удивительного события, которое должно было произойти.
Девушки, весело болтая, углубились в лес, они громко хохотали, давая выход накопившимся чувствам, которые в монастыре нужно было сдерживать, постоянно сохраняя на лице постную и благочестивую мину.
Так, они отошли довольно далеко от обители. Вдруг чуткие уши Ядвиги различили едва заметный гул. Звук был очень необычным, ни на что не похожим, но он заметно становился все громче, как видно приближался.
- Что это? Вы слышите? – спросила она подружек.
- Наверное, гроза вдали грохочет, скоро дождь пойдет! – беззаботно ответила веселая черноглазая сестра Марина.
- Что-то на грозу не похоже! – ответила Ядвига. – Пойдемте вперед, посмотрим, что это?
- Неохота, мы и так далеко в лес забрались, у меня ноги устали, - пожаловалась рыжая конопатая Галина. – Тебе интересно – сходи, да посмотри, а мы тебя тут подождем.
- Хорошо, я быстро, лукошко тут оставлю, - сказала Ядвига и побежала вперед, вскоре ее не стало видно из-за густо растущих деревьев.
Сколько ни ждали ее подруги, до самой темноты, так и не дождались. Вот и вернулись в обитель без паненки Падановской. Видно сгинула она навсегда в темной лесной чаще, может звери ее задрали, а может, и лихие люди погубили. Этого никто так и не узнал. И зря после целый год старый граф с людьми прочесывал лес, в поисках любимой внучки, даже косточек несчастной Ядвиги не нашли.
Так куда же все-таки подевалась юная своенравная красавица? Разгадка этой тайны настолько необычная и удивительная, что даже в голову никому в те далекие времена никому не могла придти. А дело было так:
Ядвига шла на странный звук, он становился все ближе и ближе, но понять, откуда он происходит, девушка никак не могла, пока не увидела нечто такое, что заставило ее остановиться на месте и встать, как столб, раскрыв рот от удивления. Недалеко впереди, за деревьями начиналась большая поляна. По этой поляне двигалось что-то огромное, зеленоватое, вибрирующее и издающее этот самый необычный звук. Это нечто одновременно напоминало чудовищных размеров огурец и зеленую гусеницу. Оно было покрыто то ли волосками, то ли колючками и медленно ползло по поляне, оставляя за собой глубокую канаву, шириной с небольшой овраг.
- Святые угодники, что же это такое? – воскликнула девушка, не в силах сдержать эмоции. – Что за чудо-юдо заморское?
- Милая девушка, позвольте, я вам отвечу! – прямо у нее в голове прозвучал приятный мужской голос.
- Ой, кто вы такой, пан? Вы меня так напугали! Я даже не слышала, как вы подошли! – Ядвига увидела совсем рядом с собой незнакомого, очень необычно одетого молодого мужчину. Он приветливо улыбался, показывая белоснежные ровные зубы.
«Какой странный тип! Чужестранец, наверное, а говорит по-нашему чисто, без акцента. Видимо, ученый!» - подумала девушка.
- Не бойтесь, красавица, меня зовут Руно Вельда. А это, - он указал рукой на медленно ползущее чудо-юдо, - мой космический корабль, Кукум. Я сделал на вашей планете небольшую остановку, чтобы собрать немного плодородной почвы. Она необходима для того, чтобы Кукум двигался дальше. Простите, если он вас напугал.
Он говорил странно, не открывая рта и не шевеля губами. Словно мысли вылетали из его головы и напрямую попадали в мозг Ядвиги.
- Ничего, пан Вельда, я совсем не испугалась, просто немного удивлена. Я несколько иначе представляла корабли, правда, видела их лишь на картинках. Всегда думала, что на кораблях можно передвигаться только по воде. А слово «космический» мне, вообще, не знакомо. Признайтесь, вы великий ученый-изобретатель, как Леонардо да Винчи? – удивление на лице девушки сменилось восторгом и любопытством.
- Какая вы умная, даже не ожидал, что встречу на этой всеми забытой планетке такую красивую и разумную девушку! – ответил Руно Вельда. – Зовите меня просто Руно, мне будет приятно. А могу узнать ваше имя?
- Ядвига Падановская, - девушка сделала изящный реверанс. – Я внучка графа Анджея Падановского, а сейчас нахожусь в монастыре, грехи замаливаю.
Лицо девушки погрустнело, она понимала, что пора идти к подружкам, чтобы вместе возвратиться в монастырь, но, в то же время, ей было очень приятно и интересно беседовать с таким замечательным и удивительным иноземным ученым. Когда еще представится такая возможность?
- А почему ты загрустила, Ядвига? – Руно моментально уловил смену настроения собеседницы. – А хочешь, я тебя покатаю на своем корабле? Там внутри очень красиво и уютно.
- В самом деле, покатаете? – глаза паненки вновь загорелись восторгом. – Правда, молодым девушкам не пристало кататься с незнакомыми мужчинами, это неприлично. Но мне, честно, очень хочется попасть на ваш удивительный корабль.
- Так ты сама сказала «с незнакомыми мужчинами», а мы уже познакомились! Так что меня это правило не касается. Можешь смело пойти со мной на борт Кукума, - Руно бесцеремонно схватил Ядвигу за руку и они решительно направились к зеленому чудо-кораблю, то ли огурцу, то ли гусенице.
- Только, прошу вас, ненадолго, а то матушка-настоятельница будет ругаться! – сказала Ядвига, проходя внутрь корабля во вдруг образовавшееся на его поверхности отверстие.
- Конечно, ненадолго, прокатимся по вашей системе – и обратно, каких-нибудь полчасика, и я верну тебя назад, - спокойно и уверенно пообещал Руно.
Внутри оказалось удивительно светло и красиво, и пахло очень приятно, какими-то цветами. Пройдя по узкому, покрытому зеленой травой, словно ковровой дорожкой, коридору, они оказались в большом просторном помещении. Девушка даже не ожидала, что внутри корабля окажется так много места. Как видно, она неверно оценила его размеры.
Больше всего это было похоже на зимний сад, который Ядвига видела у соседей. Повсюду, прямо из пола, покрытого зеленой травой росли диковинные, ни на что ни похожие деревья. На некоторых из них были прекрасные ароматные цветы, ветки других склонялись под тяжестью невиданных, очень аппетитных с виду, плодов.
- Как тут красиво! – восхитилась Ядвига. – Ничего подобного нигде не видела.
- Это не удивительно, Кукум – единственный в своем роде, я сам лично создал для него генетическую программу. А потом несколько лет выращивал из зернышка, - гордо ответил Руно.
- Вырастили корабль из зернышка? Разве такое возможно? Вы шутите надо мной? – девушка верила и не верила словам удивительного ученого.
- Вот еще! Я ни за что не стал бы шутить подобными вещами. Кукум – мое создание, моя гордость, - красивое лицо Руно выразило недовольство по поводу того, что его обвиняют во лжи. – Запомни, детка, Руно Вельда никогда не врет! Лучше сядь в кресло и пристегни ремни, сейчас взлетим. И ты сама убедишься, насколько хорош и уникален мой Кукум. Но вначале съешь эту таблетку, проглотив ее, ты научишься разговаривать на моем родном томитском языке. Это облегчит наше дальнейшее общение.
Он вытащил из кармана маленький пузырек, нажал на крышечку и прямо на ладонь девушки выкатился розоватый шарик.
- Глотай!
Ядвига смело поднесла таблетку к губам и проглотила ее.
- Ну как? – молодой человек произнес эти слова вслух и Ядвига их поняла.
Девушка весело засмеялась, это было так необычно!
Руно помог Ядвиге сесть в кресло, несколько напоминающее по форме гриб, а ремни-лианы, сами застегнулись на ее теле, крепко, но, не сдавливая, зафиксировали его в нужном положении. Затем ученый сел рядом, на такой же гриб.
- Кукум, ты слышишь меня? – громко спросил он, и неизвестно откуда взявшееся эхо повторила слова ученого.
- Да, хозяин, я тебя слышу, жду твоих указаний, - низкий раскатистый голос прозвучал, в ответ, откуда-то, как показалось Ядвиге, с потолка.
- Ну, тогда – взлетаем, курс до границы системы и обратно, - приказал Руно.
- Да, хозяин. Я понял, до границы и обратно, - повторил голос.
Равномерный гул, который не прекращался, стал громче, и Ядвига почувствовала, как удивительный корабль поднимается в воздух.
- Все, красавица, можешь встать с кресла. Подойди поближе к экрану, полюбуйся своей планетой! Она отсюда кажется такой красивой и маленькой, даже чем-то немного похожа на мой родной Томит! – сказал Руно, показывая гостье вид на экране внешнего обзора.
- Неужели, это наша Земля? – изумилась Ядвига. – До чего красиво! Мы поднялись над ней так высоко? Мне просто не верится! Я, наверное, сплю.
- Нет, ты не спишь! Все на самом деле: ты, красавица Ядвига с Земли, я, ученый Руно Вельда с Томита, и мы вместе летим на замечательном корабле Кукуме, - серьезно ответил ей Руно. - А чтобы ты в этом убедилась, выпей горячего ката.
Он сорвал с ветки оранжевый пупырчатый плод и слегка надавил на плотную кожуру. Объемистая кружка наполнилась горячим ароматным напитком.
- Пей, не бойся! – Руно протянул ее девушке.
Ядвига смело отхлебнула незнакомую жидкость и радостно улыбнулась.
- Вкусно! Похоже на малиновый компот, благодарю вас, пан Вельда, - сказала она и жадно осушила кружку.
- А, может, ты голодная? Какой же я растяпа, даже не предложил тебе поесть. Пойдем в пищевой отсек, там есть удобный стол, поужинаем? – предложил Руно, и, не дожидаясь ответа, потащил девушку за руку.
Пищевой отсек мало чем отличался от главного зала управления, те же деревья, та же трава на полу. Но был немного меньше размером и в самом центре него стоял большой круглый стол, похожий на сыроежку, а вокруг - несколько таких же сыроежек поменьше, выполняющих функцию табуреток.
- Тут просто замечательно, словно в райском саду! – воскликнула Ядвига. Девушка позабыла обо всем на свете. Никогда в жизни на нее не сваливалось столько новых впечатлений и ощущений.
- Садись! – предложил Руно.- Он вынул из шкафчика плоские красивые тарелки с изображением огромного экзотического цветка в самом центре и поставил на стол-сыроежку.
- Какие замечательные тарелки! Где такие делают? – спросила девушка, вертя в руках и восхищенно рассматривая инопланетную посудину.
- Их не делают, они растут на специальных деревьях, так же, как и другая посуда, например, эти кружки, - пояснил Руно. – У меня несколько посудных деревьев в специальном отсеке, я потом тебе покажу. А сейчас, давай спокойно поужинаем.
Он сорвал несколько крупных розовых плодов с дерева пата, они напоминали по вкусу то ли свинину, то ли курятину, но были гораздо нежнее и мягче. Оголодавшая на скудных монастырских харчах, девушка, уплетала за обе щеки. Руно удивлялся и радовался ее аппетиту. Ида всегда старалась кушать понемногу, очень боялась испортить фигуру.
«Вот настоящее дитя природы, чистое и искреннее, которое не боится выражать свои истинные чувства и эмоции» - подумал молодой ученый.
- Ешь и пей, сколько хочешь, не надо стесняться. У меня пищи больше, чем достаточно, лишние перезрелые плоды приходится пускать на удобрение, - сказал он и сорвал с десяток булочек-сато, а затем вновь наполнил кружки свежим горячим соком ката.
После ужина они перешли в зал управления. На экране теперь было хорошо видно какое-то шаровидное небесное тело. Даже издалека оно выглядело холодным и безжизненным.
- Хозяин, мы достигли последней планеты системы желтого карлика, - доложил голос корабля.
- Хорошо, Кукум, начинай разворот. Мы обещали вернуть нашу гостью домой, - приказал Руно. – Ядвига, а, может, ты останешься со мной? Я отдыхаю и путешествую в свое удовольствие, будет здорово, если ты согласишься составить мне компанию.
- Нет, пан Вельда, я не могу. Мне очень жаль. Сказать честно, у вас на чудесном корабле просто замечательно! Здесь красиво и интересно, такая вкусная еда, не то, что у нас в обители. Но мне нужно обратно, в монастырь. Я и так уже опоздала, и матушка настоятельница будет сердиться и меня ругать, а еще она может больше не выпустить меня в лес, - печально ответила девушка.
- Ну вот, ты опять грустишь! Как я понимаю, этот твой монастырь – скучное и неприятное место. Почему же ты так стремишься туда вернуться? Это противоречит логике! – заметил молодой ученый.
- Просто так надо, в монастырь меня отправил дедушка, после того, как я чуть не совершила страшные вещи. Он это сделал для моей же пользы, чтобы я раскаялась и встала на путь исправления, - пояснила Ядвига.
- Хозяин! – голос Кукума прозвучал необычно, встревожено. – Я не могу двигаться в нужном направлении. Пытаюсь сделать разворот, но не получается, я словно куда-то проваливаюсь!
- Кукум! Борись! Собери все силы и попытайся выбраться из этой зоны, немедленно! – лицо Руно вдруг стало серьезным и встревоженным.
Его волнение невольно передалось и Ядвиге.
- Что случилось? Куда нас затягивает? Неужели здесь тоже встречаются болота? – спросила девушка.
- Успокойся, все нормально, сядь в кресло. Я постараюсь что-нибудь сделать! – ответил Руно и подбежал к пульту управления, который располагался под огромным экраном внешнего обзора.
Он принялся нажимать кнопки, чтобы увидеть на экране объект, который затягивал в себя корабль. Но ничего не было заметно: справа сиял звездами далекий космос. Слева была только безжизненная планета. Но Кукум неотвратимо продолжал куда-то проваливаться.
- Хозяин, я ничего не могу сделать, потратил всю свою энергию, но это не помогло, теперь меня засасывает еще сильнее, и у меня нет сил, чтобы сопротивляться, - жалобно пробасило гигантское растение.
«Неужели, это конец? Такая нелепая, глупая смерть! Хотя, разве смерть может быть другой? Жаль только что я так мало успел прожить, так мало успел сделать. А еще печальнее, что эта прекрасная юная девушка погибнет вместе со мной и из-за меня, да, это самое ужасное!» - успел подумать Руно и потерял сознание. Последнее, что он услышал, был жалобный вскрик Ядвиги.
Глава седьмая. Вселенная. Время неизвестно. Кукум. Провал Реальности.
Странный, насквозь пронизывающий звук привел Руно в сознание.
«Я, наверное, сплю, - подумал молодой ученый. – Что творится?»
Вокруг расстилался молочно белый туман, в котором, время от времени мелькали разноцветные искры, а звук, продолжавший разрывать его уши и голову, был просто невыносимым.
- Аааа! Уууу! Иииии! – словно хор злобных ведьм завывал где-то рядом, то немного приближаясь, то удаляясь.
Сквозь эти звуки прорывался голос Ядвиги, она звала его по имени, но голос девушки звучал испуганно и пронзительно.
- Я здесь, уже иду! – ответил Руно и попытался пойти на зов. Воздух у его ног сгустился и сделался вязким, как кисель. Передвигаться стало тяжело, словно в скользкой грязи. Искры и разноцветные звездочки продолжали носиться перед глазами. Молодой человек пытался понять, где он находится – явно не на Кукуме, но где же, тогда?
- Ядвига! – громко закричал он. Девушка отозвалась. Дикие завывания постепенно затихли, а туман начал рассеиваться. Взору предстала странная, неправдоподобная местность, пришедшая в реальность из кошмарного сна. Все краски были тусклыми, словно выцветшими, силуэты деревьев и кустарников – расплывчатыми, как будто, размазанными.
В нескольких шагах впереди себя, Руно увидел Ядвигу. Она стояла у дерева, ее руки были связаны над головой и прикручены толстой веревкой к ветке, растущей почти параллельно земле. Он подбежал к ней, но невидимая преграда оттолкнула его от девушки. Молодой ученый попытался было обойти ее, но повсюду натыкался на упругое сопротивление, словно Ядвига оказалась заключенной в гигантский и прочный невидимый мыльный пузырь.
- Что это? Кто это сделал с тобой? – в отчаянии кидаясь на преграду, спросил Руно.
- Я не знаю, когда очнулась, то уже стояла у этого проклятого дерева. А мои руки оказались крепко связаны, - ответила девушка. – Кажется, узнаю эту осину. Когда-то я пыталась на ней повеситься. А теперь меня наказали за мой смертный грех!
- Что ты такое говоришь? – ужаснулся Руно. – Кто же тебя наказал? И как мы тут очутились?
Вдруг, прямо из воздуха появилась, словно выткалась, безобразная старуха. Она насмешливо поглядела на молодых людей.
- Добро пожаловать в Провал Реальности! – скрипучим голосом сказала она и громко расхохоталась.
- Роксана? - узнала старую ведьму Ядвига. – Почему ты здесь? И что с нами случилось?
- Случилось? Нет, пока не случилось, а еще может случиться! Но, конечно, лучше бы совсем не случилось! Для вас лучше, – таинственным тоном произнесла Роксана.
- Ты говоришь загадками! Освободи меня! – попросила Ядвига.
- Я не могу освободить тебя, паненка. Это может только он, - ведьма указала костлявым кривым пальцем на Руно.- Такова воля Букана. Он хочет проверить вас обоих. Узнать, достойны ли вы?
- Чего достойны, какого Букана? – переспросил Руно Вельда.
Старуха молчала, насмешливо улыбаясь.
- Роксана, ответь! Объясни, где мы? И что нужно сделать, чтобы освободиться? – спросила Ядвига.
- На самом деле – вы нигде. Вас нет. А это место называется Провал Реальности. Его тоже, на самом деле, нет. Он между Сном и Явью, между Жизнью и Смертью. И вы сейчас тоже находитесь между Жизнью и Смертью. Если окажетесь достойны – вернетесь в Жизнь, чтобы помочь одному человеку совершить очень важное дело, от которого зависит судьба Вселенной. Если нет – вас ждет мучительная Смерть. Больше я ничего не скажу, - старуха растворилась в воздухе, словно ее и не было.
- Откуда ты знаешь эту ведьму? – спросил Руно.
- Она раньше жила в лесу, на болоте, совсем неподалеку от нашего поместья. Я обращалась к ней за помощью. Роксана - предсказательница и колдунья. Она нагадала мне страшное будущее. Не хочу даже вспоминать, - потупив взор, ответила Ядвига.
- Но предсказание не сбылось, ведь так? – сказал Руно.
- Не сбылось, - ответила девушка. - Мне удалось изменить себя. И так получилось, что страшное предсказание Роксаны не сбылось.
- Много на себя берешь, паненка! Это я сделала так, чтобы ты осталась жива и не отяготила свою совесть убийством невинной женщины. Я исполнила волю Великого Букана, - из пустоты прозвучал насмешливый голос колдуньи.
- Роксана, говори немедленно, что нам делать? – закричала Ядвига.
Но в ответ прозвучал лишь громкий хохот старухи.
- Хватит! Она сказала, что только я могу тебя освободить! – Руно решительным шагом направился вперед, где сквозь белую пелену просвечивали очертания не то каких-то кустов, не то деревьев. – Поищу что-нибудь острое или тяжелое, надо прорвать эту невидимую пленку. Тогда я смогу отвязать тебя!
Пройдя шагов двести, молодой ученый внимательно огляделся. Ему показалась, что те кусты, к которым он шел, ничуть не приблизились. Но дерево, к которому была привязана Ядвига, осталось далеко позади, теперь его даже не было видно из-за густого тумана.
- Хозяин! Хозяин! Помоги мне! – вдруг Руно услышал тихий, едва различимый голос, показавшийся ему знакомым.
- Кукум! – обрадовался он, и в его душе появилась надежда на спасение. – Кукум, где ты?
- Я здесь! – голос растения зазвучал бодрее. – Иди сюда, помоги мне!
- Сейчас, уже иду! – Руно со всех ног кинулся в направлении, откуда доносился голос Кукума.
Пробежав несколько шагов, он споткнулся обо что-то округлое и твердое, упал.
- Хозяин! – радостный голос прозвучал прямо из-под него, откуда-то снизу. – Я здесь! Как хорошо, что ты меня нашел.
Руно поднялся и не поверил глазам своим: то, обо что он споткнулся, и было Кукумом. Среди сочных красиво вырезанных листьев и ярко-желтых воронковидных цветков, прямо на земле лежал большой светло-зеленый кабачок. Самый обыкновенный, правда, очень крупный.
- Это я, хозяин, помоги мне! – Руно не мог ошибиться, голос исходил именно от кабачка, которым, в Провале Реальности сделался Кукум.
- Как? Что произошло? Ты что-нибудь помнишь? – спрашивал молодой ученый, лихорадочно ощупывая свое лучшее изобретение, превратившееся в обычный овощ. На ощупь кабачок был плотным и гладким, как ему и положено от природы.
- Нет, ничего не помню, я очнулся и оказался здесь. Мне тут не нравится, забери меня куда-нибудь. Я хочу снова стать большим и летать в космосе, - в голосе овоща появились плаксивые нотки. – Сделай что-нибудь!
- Хорошо, я попробую, - ученый решил первым делом отделить Кукум от куста.
- Ой, ой! Ты делаешь мне больно! – пронзительно закричал овощ. – Полегче!
- Все, все, потерпи немного, - Руно перестал тянуть кабачок и ловким движением открутил его от плодоножки.- Так лучше?
- О, спасибо, тебе, хозяин! Я теперь свободен, - удовлетворенно ответил Кукум. - Спасибо!
- И что теперь? Мне придется тащить тебя на руках! А ты далеко не пушинка! – сказал молодой человек, поднимая овощ. – И куда нам идти? Я ничего не понимаю!
- Иди вперед! – предложил Кукум.
- Без тебя бы не догадался, - ответил Руно, но овощ не понял иронии, заключенной в словах хозяина.
Тут ученый заметил какое-то движение слева, оттуда же донеслось бессвязное бормотание, словно кто-то разговаривал сам с собой на непонятном языке.
- Вот туда и пойдем, там явно кто-то есть! – сказал Руно Вельда.
Вскоре сквозь пелену тумана стал различим этот кто-то: маленький сгорбленный старикашка. Он, что-то приговаривая, копошился в большой луже. Приглядевшись, Руно понял, что старик вылавливает головастиков и тут же их поедает.
- Уважаемый! – обратился к старикашке ученый.- Вы не подскажете, где тут ближайшее жилье? Мне нужно раздобыть нож, чтобы освободить подругу.
Но старик ничего не ответил, он попытался убежать, но споткнулся о полу халата и упал прямо лицом в грязь. Руно поднял беднягу и усадил на траву.
- Не бойтесь, я не причиню вам зла. Мне самому нужна помощь, - сказал ученый.
Старик посмотрел на Руно безумными глазами и, пуская обильную слюну, сказал:
- Отдай мне твой кабачок. Он такой аппетитный и сочный, я его съем!
- Ну, уж нет! Не отдавай меня, хозяин, этому старому обжоре, - запротестовал Кукум.
Старик, при виде говорящего овоща, начал истово креститься и биться головой о землю.
Поняв, что толку от него не будет, Руно, подхватив Кукум подмышку, двинулся дальше.
Он не успел пройти и нескольких шагов, как кто-то набросился сзади, крепко схватил за горло и начал душить. В тот же момент двое оборванцев подбежали спереди и принялись обшаривать карманы его комбинезона. От неожиданности Руно разжал руки и выронил Кукум. Овощь тяжело плюхнулся на траву, издав жалобный вопль.
- Что еще за дерьмо? – воскликнул один из нападавших и, выхватив из-за пояса кривую саблю, подскочил к кабачку.
- Нет! – в отчаянии вырываясь из цепких рук разбойника. – Не делай этого! Бери у меня все что хочешь, только не трогай Кукум!
В тот же момент, удивительный овощ неожиданно поднялся в воздух и обдал нападавших зеленой жидкостью. Те, вопя от нестерпимой боли, и хватаясь за обожженные лица, бросились наутек.
- Кукум! Какой молодец! Твое оружие работает? Это чудо! – Руно кинулся обнимать и целовать кабачок. Тот завис в воздухе на уровне его лица и радостно выкрикивал:
- Кукум молодец! Спас себя и хозяина!
Тут Руно заметил в траве что-то блестящее, он наклонился и поднял саблю. Ее, как видно, бросил один из разбойников.
- Вот это да! То, что надо! – воскликнул ученый. – Бежим освобождать Ядвигу!

Сабля легко рассекла невидимую преграду. Руно распутал веревки и освободил девушку. Она уже не надеялась на спасение и тихо плакала в ожидании неминуемой гибели. Когда путы ослабли, несчастная со стоном рухнула на траву. Ядвига была настолько слаба, что едва говорила.
- Руно, милый, ты спас меня. Но не стоило этого делать, я должна была сполна расплатиться за свои грехи. Мы все равно здесь погибнем, это отвратительное, страшное место, - сквозь слезы сказала Ядвига.
- Не надо так говорить. Ты немного отдохнешь, и мы выберемся отсюда, я тебе обещаю! Смотри, я уже нашел Кукум, правда он сильно уменьшился, но зато не утратил способности летать и пользоваться оружием! – возразил Руно.
В подтверждение его слов, Кукум подлетел к девушке и завис над ней.
- Вот это да, как же ты скукожился! – улыбнулась Ядвига, она уже немного успокоилась.
Спустя некоторое время, друзья двинулись в путь. Теперь Руно решил пойти в обратном направлении. Он двигался первым, с саблей в руке, за ним, слегка пошатываясь от слабости, шла Ядвига. Позади, прикрывая тыл, летел Кукум, суровый и бдительный, готовый в любой момент отразить нападение.
Глава восьмая. Вселенная. Провал Реальности. Испытание
Повсюду, в пределах видимости расстилался все тот же туман, закрывавший мрачный ландшафт. Он становился все плотнее, затрудняя движения и не позволяя ничего разглядеть уже в двух шагах.
- Когда же это кончится? – спросила Ядвига. – Роксана, ответь немедленно! Я знаю, что ты где-то здесь и прекрасно меня слышишь!
Но старуха упорно молчала, делая вид, что не слышит. А может ее, и вовсе, не было рядом. Кто знает?
- Давай остановимся и немного отдохнем! – предложил Руно. – Просить помощи у старой ведьмы бесполезно. Я уверен, что это она сама все подстроила. Садись, тут лежит поваленное дерево, на нем все же удобнее, чем на сырой траве.
- Тихо! – сказала девушка и внимательно прислушалась. – Кажется, я слышу ржание лошади.
- Что такое лошадь? – удивился Руно. – Я ничего не слышу!
- Лошадь – это самое прекрасное животное на нашей планете. Оно умное, доброе и очень красивое. Мы ездим на них верхом и запрягаем в повозки, - пояснила Ядвига.
А, между тем нежное, призывное ржание, стало немного громче.
- Кажется, и я слышу! Такие странные, высокие звуки, - сказал Руно.
- Это он! Мой Снежок! Я узнаю его голос! – закричала Ядвига и бросилась навстречу коню.
Это, и, правда, был он!
- Снежок, милый мой, родной! – Ядвига обняла старого друга и крепко поцеловала в розовый бархатный нос. – Как ты тут очутился?
- Я и сам не знаю, - неожиданно для девушки, конь ответил приятным низким баритоном. – Мне приказано забрать тебя домой, к дедушке и бабушке. Садись мне на спину! Доставлю тебя в поместье.
- Как это здорово! Я уже не надеялась на спасение! Снежок, ты спас меня. Ты не представляешь, как я по тебе скучала! Это просто чудо, что ты заговорил человеческим голосом, - от счастья на глазах Ядвиги заблестели слезы. – Руно, иди скорее к нам! Снежок отвезет нас ко мне домой. Я познакомлю тебя с дедушкой и бабушкой. У нас большой уютный дом и прекрасный сад!
- Нет! – вдруг Снежок строго посмотрел на хозяйку. – Ему с нами нельзя. Я могу увезти домой только тебя одну. Чужой человек должен остаться здесь, в Провале Реальности.
- Но, как же, так? Руно мне не чужой, он мой друг, я не могу его бросить! Снежок, увези отсюда нас обоих, пожалуйста! – умоляла девушка.
- Нет, прости! Мне позволено забрать только тебя. Времени нет! решай! Или ты спасаешься, но одна, или остаешься здесь с ним, на верную смерть, - ответил конь.
Ядвига поняла, что уговаривать Снежка бесполезно.
- Хорошо, в таком случае, я остаюсь с Руно, - твердо сказала девушка.
- Не надо, Ядвига. Уезжай! Спасайся! Я как-нибудь отсюда выберусь, за меня не беспокойся, тем более, что Кукум со мной, - возразил ученый.
- Я буду защищать хозяина, - подтвердил удивительный овощ.
- Я тебя не брошу! Если ты что-нибудь придумаешь, значит, мы оба спасемся! А одного тебя не оставлю, это было бы самой гнусной подлостью, - ответила Ядвига.
И в тот же миг конь громко заржал, взвился на дыбы и неожиданно превратился в стаю белых ночных бабочек, которые разлетелись в разные стороны.
- Что это было? – удивилась Ядвига. – Адское наваждение?
- Понятия не имею, такое только во снах и сказках происходит, - ответил Руно Вельда.
И снова из тумана раздался ехидный хохот старухи.
- Роксана! Выходи сейчас же! – закричала Ядвига. – Хватит прятаться! Говори, что тебе от нас нужно?
Уродливая ведьма так и не показалась, но ее издевательский смех продолжал звучать еще какое-то время.
- Все, пошли, - Руно схватил девушку за руку. – Не разговаривай с ней!
Они снова двинулись вперед, в пугающую неизвестность.
Заночевать пришлось прямо на сырой траве. Молодые люди крепко прижались друг к другу. Было холодно и сыро. Ослабевшая, усталая Ядвига быстро забылась тяжелым сном. А Руно никак не мог заснуть, он положил саблю рядом с собой и все время тревожно вглядывался в туман, внимательно прислушивался к ночным шорохам. Кукум завис над ними, он был готов дать отпор врагам, в случае внезапного нападения.
- Руно, Руно, милый! – вдруг молодой человек услышал высокий чарующий голос. – Иди же скорей ко мне! Я жду тебя!
Ученый узнал этот сладкий, до боли знакомый голос. Он звучал откуда-то сбоку, со стороны болота.

- Ида? Этот ты? – на всякий случай переспросил он.
- Конечно я, глупыш! Кто же еще? Иди скорее ко мне, я хочу обнять тебя! – ответил голос.
Руно, осторожно сняв с себя руку спящей Ядвиги, медленно, ощупью двинулся в направлении, откуда звучал голос Иды. Было очень темно.
- Ну что же? Мне долго еще ждать? – обиженно вопрошала супруга. - Хочу попросить у тебя прощения. Я была неправа! Ты ведь простишь меня?
- Конечно, Ида, я давно простил тебя. Уже иду к тебе, подожди немного! – Руно неосторожно ускорил шаг и сразу же провалился в глубокую, полную ледяной воды яму. – Ида! Я тут, помоги мне!
- Ида? Какая Ида? Здесь только я, Роксана! – высокий чистый голос вдруг изменился и стал старческим, надтреснутым и хриплым. – Твоей дорогой Иды тут нет, и никогда не было!
Ведьма снова издевательски расхохоталась. Но, к счастью, именно ее громкий смех и разбудил Ядвигу.
Девушка, увидев, что молодого человека нет рядом, моментально вскочила на ноги.
- Руно, ты где? – закричала она. – Отзовись!
- Я здесь, провалился в яму! Спаси меня! – ответил ученый.
- Уже бегу, потерпи чуть-чуть. Вот так, хватайся за мою руку! – к счастью Ядвига была крепкой и сильной девушкой, она легко вытащила мокрого до нитки, Руно из ледяной воды.
Молодой человек тут же скинул с себя промокший, леденящий до костей, комбинезон. Ядвига стыдливо отвернулась, чтобы не видеть его обнаженного тела. Руно сильно замерз, откуда-то взявшийся холодный ветер еще больше усиливал его страдания. Ядвига сняла нижнюю юбку, сшитую из плотной льняной ткани и закутала приятеля. Вскоре несчастному удалось немного согреться. Остаток ночи они не спали, а сидели, тесно прижавшись друг к другу, обдумывая и обсуждая планы спасения.
Утро наступило совершенно неожиданно, словно кто-то просто включил свет. Туман по-прежнему застилал болото и прилегающую к нему степь.
- Ужасно кушать хочется, - сказала Ядвига, вставая с травы и отряхивая юбку. – Если так дело пойдет, то мы помрем с голода.
- Надо что-нибудь найти. Я видел старика, который ел головастиков, вылавливая их из лужи. На крайний случай, и мы можем так поступить, - сказал Руно.
Комбинезон ученого почти высох, и молодой человек оделся, вернув Ядвиге ее нижнюю юбку.
- Есть головастиков: ни за что! Лучше уж сдохнуть от голода! – засмеялась Ядвига. – Давай поищем что-нибудь другое. Вон смотри, слева – какие-то кустики, может на них растут ягоды или фрукты? Пойдем скорее к ним!
Молодые люди быстрым шагам двинулись к зарослям, Кукум полетел впереди, значительно обогнав их.
- Ничего нет, - разочарованно сказала Ядвига, рассматривая гибкие ветки, покрытые лишь густой ярко-зеленой листвой.
- И здесь тоже – одни листья, - ответил Руно, стоящий у соседнего куста.
Вдруг кусты зашевелились, ветки затрещали, и оттуда на свет божий выползло ужасное чудище: огромное, толстое, покрытое сверкающей зеленоватой чешуей. Широкая зловонная пасть страшилища была открыта и из нее на траву капала обильная густая слюна. Выпученные глаза были красными от ярости.
По прижатым к земле лапам животного, Ядвига поняла, что оно готовится к прыжку.
- Руно, скорее беги, спасайся! – успела крикнуть девушка.
И тут чудище прыгнуло прямо на нее.
Руно Вельда, не колеблясь, ни минуты, бросился на зверя с саблей. Он, с воинственными криками, принялся колоть и рубить ужасное существо. Лишь одна мысль была в его голове в ту минуту: спасти Ядвигу во что бы то ни стало, пусть даже ценой своей жизни!
Даже острая сабля с трудом рассекала твердую, как камень, плоть чудовища, покрытую скользкой чешуей. Ревя от боли, истекая зеленой кровью, монстр, наконец, отпустил девушку и кинулся на Руно.
Ядвига, к счастью, почти не пострадала. У нее лишь сильно болели ребра, которые сдавило чудище. Оказавшись на свободе, девушка подобрала толстую ветку и принялась изо всех сил дубасить монстра.
Руно отбивался от зверя саблей, как мог, но силы были неравными. Чудовище надвигалось на ученого, оттесняя его к кустам. Молодому человеку приходилось пятиться, в любой момент он рисковал споткнуться и упасть, и тогда наступил бы неминуемый конец.
- Кукум! – заорала Ядвига. – Сделай же что-нибудь! Это чудище сейчас сожрет твоего хозяина!
И Кукум немедленно подлетел к животному. Он обдал его облачком кислоты, но толстая чешуя надежно защищала монстра, он даже ничего не почувствовал. Тогда овощ тщательно прицелился и выстрелил из лазерной пушки прямо в пасть монстру. Чудовище дико взвыло от боли, все почувствовали запах горелой плоти. Зверь, ломая кусты, изо всех сил бросился наутек, а обессиленный Кукум повалился в траву, к ногам хозяина.
- Мы победили! – радостно закричала Ядвига.
И в этот момент откуда-то появилась Роксана. Старая ведьма ласково улыбалась, глядя на молодых людей.
- Ну, вот и все! Вы выдержали все испытания. Букан признал вас достойными. Можете возвращаться в Жизнь! – торжественно провозгласила она.
Тут же туман сгустился, замелькали разноцветные искры и звездочки, раздался ужасающий, разрывающий мозг вой:
- Ааааа! Уууууу! Ииииии!
А потом все исчезло и погрузилось во тьму…

Молодой ученый пришел в себя так же неожиданно.
«Где это я? – подумал Руно Вельда. – Что произошло?»
Он с трудом открыл глаза и понял, что лежит на зеленом травяном ковре Кукума.
«Главное, что я жив! Последнее, что помню – это как нас куда-то засасывало. Ядвига! Она кричала. Надеюсь, что с ней тоже все нормально», - Руно с трудом поднялся на ноги и подбежал к креслу, где, крепко пристегнутая ремнями, полулежала девушка. Ее голова была бессильно откинута назад, а глаза закрыты.
- Ядвига! – крикнул он.
Но девушка не шелохнулась. Тогда он легонько пошлепал ее ладонями по щекам. Прекрасные серые глаза открылись.
- Что случилось? – слабым голосом спросила она.
- Я еще не знаю, но, кажется, все обошлось. Мы живы, а это – главное, - ответил Руно. – Кукум! Ты слышишь меня?
- Да, хозяин, я тебя слышу, - голос корабля звучал спокойно и уверенно.
- Что произошло? Нас больше никуда не затягивает? - сказал молодой ученый.
Все, что произошло в Провале Реальности, начисто стерлось из его памяти.
- Я этого уже не чувствую, хозяин. Теперь просто дрейфую по инерции, моя энергия закончилась, потребуется семьдесят пять часов восемнадцать минут, чтобы ее восстановить, - ответил Кукум.
- Объясни толком, что ты видел? Почему сначала нас затягивало, а теперь нет, как ты выбрался из зоны гравитации? – продолжал расспрашивать Руно.
Ядвига внимательно слушала разговор, не понимая большинство слов и терминов.
- Хозяин, я не смог выбраться, в какой-то момент подумал, что это конец, в то же время я словно проснулся и оказался в открытом космосе. И вот уже трое суток мы дрейфуем в неизвестном направлении. Все это время от вас не поступало никаких приказов, - ответил Кукум.
- Трое суток? – удивился Руно. – Значит, мы провалялись без сознания трое суток, а ты не попытался нас разбудить?
- Я пытался, хозяин. Все время звал тебя и спрашивал, какие будут приказы. Не знал, что дальше делать. Но ты просто лежал без движения и не отвечал мне, - виновато пробасил голос корабля.
- Трое суток? Меня уже по всему лесу с факелами разыскивают! – закричала Ядвига. Она подскочила к Руно и схватила его за руку. – Пан Вельда, немедленно верните меня домой! Вы же обещали!
- Девочка, милая, пойми. Я не могу тебя вернуть на твою планету! Это от меня не зависит. Судя по тому, что сказал Кукум, нас затянуло в червячный переход, и мы теперь находимся в неизвестной, отдаленной части Вселенной. Посмотри на экран, если не веришь. Помнишь, там была планета, последняя в вашей системе, а теперь? Видишь, ее нигде нет! Значит, нас занесло куда-то очень далеко. Но огорчаться не стоит. Мы же, все равно, путешествовали? Так вот еще немного попутешествуем, а потом я верну тебя домой, Кукум найдет обратную дорогу, не сомневайся! – Руно старался говорить спокойно и уверенно, хотя, в глубине душе слабо верил в свои слова.
- Путешествуем?- удивилась девушка. – Вообще-то вы обещали меня покатать и вернуть обратно. А путешествовали, насколько я помню, вы один, без меня! Что же теперь будет?
На глаза Ядвиги навернулись слезы. А лицо сделалось таким растерянным, что Руно подскочил к ней и принялся утешать, как ребенка: гладить по голове и шептать ласковые слова. Девушка постепенно успокоилась.
- Пан Вельда! Я думаю так: раз теперь ничего не поделаешь, значит это судьба. Дедушка всегда говорил: что не делается – все к лучшему. А самое лучшее из этого – мне не придется больше жить в монастыре! – Ядвига улыбнулась сквозь слезы, и ее лицо стало еще прекраснее.
- Вот и замечательно, - у молодого человека отлегло от сердца. – Во-первых, называй меня просто Руно и на «ты», сколько раз тебе повторять? А во-вторых, я ужасно проголодался! Шутка ли, трое суток без питья и еды? Так и заболеть недолго! Побежали в пищевой отсек?
- Хорошо, пан Вельда, то есть, прости – Руно! Только давай, побыстрее? Я голодная, как волк! – ответила Ядвига.
- Не знаю, кто такой волк, но я сейчас намного голоднее, чем он! – Руно взял девушку за руку, и они побежали по мягкому травяному покрытию.
Так у Ядвиги началась новая, совершенно невероятная жизнь на космическом корабле-растении, в миллиардах километров от родной планеты.
Глава девятая. Темная Вселенная. Кукум. Время – неизвестно. Катриэль и Шушаника
Сколько времени прошло с того дня, как Ядвига покинула монастырь, она уже точно не помнила: ей теперь казалось, что она всю жизнь путешествует на Кукуме вместе с заботливым и веселым Руно.
За редким исключением, когда Кукум совершал посадки на чужие необитаемые планеты, чтобы пополнить запасы воды и минералов, все дни были похожи один на другой. Утром, после завтрака, Руно передавал ей свои знания: объяснял принципы работы Кукума и остальных растений на корабле, показывал, как надо за ними наблюдать и ухаживать. Потом они вместе обедали. Всю вторую половину дня - просто дурачились, рассказывали друг другу забавные случаи из жизни. Им никогда не бывало скучно вдвоем. А еще у Руно оказались припасены настольные игры: одна, наподобие земных шахмат, только все фигуры имели растительные названия и еще что-то вроде карт, но с изображением цветов.
Ядвига, на удивление быстро освоила диковинные игры и даже начала выигрывать у Руно, сначала его это радовало, потом веселило, но когда сообразительная землянка обставляла его по несколько раз подряд, молодой человек начинал сердиться, причем делал он это так забавно, что девушка просто покатывалась со смеху. Тогда Руно обижался, вставал из-за игрового стола и уходил в свой отсек. Но долго дуться он не умел, и на утро, как правило, уже не помнил обиды.
Ядвиге Руно очень нравился, и внешне, и как человек. У него было красивое лицо с изящными тонкими чертами и большими добрыми зелеными глазами. Ученый имел легкий незлобивый характер, всегда старался сделать ей что-нибудь приятное. Зная, что Ядвига неравнодушна к вкусной еде, он в своей лаборатории создавал все новые и новые растения, на которых вырастали фрукты, обладающие необычным утонченным вкусом. Каждый раз девушка радовалась, как ребенок.
Однажды вечером они сидели в пищевом отсеке за ужином. Руно предложил Ядвиге отведать свои новые, недавно созревшие плоды. Фрукты оказались удивительно нежными, напоминающими по вкусу бисквитный торт с кремом, который Ядвига просто обожала с раннего детства. Попробовав их, она захлопала в ладоши от радости, выражая свой восторг.
- Тебе, правда, нравится? – Руно заглядывал ей в глаза, пытаясь понять, выражает ли она истинные чувства, или просто делает вид из вежливости. Но в прекрасных серых глазах красавицы светилась искренняя радость.
И тут Руно Вельда не выдержал и сделал то, что давно собирался сделать, но, почему-то, никак не решался. Он схватил Ядвигу в объятья, крепко прижал к себе и поцеловал в губы. И случилось то, что он никак не мог предвидеть: звонкая оплеуха обожгла его щеку, девушка резко вырвалась из его рук и убежала в свой отсек.
- Пан Вельда! Что вы себе позволяете? Больше никогда не смейте так делать! – прокричала она на бегу.
Руно был в смятении: почему она его ударила? Разве он сделал что-то плохое? Ведь молодой человек был уверен, что нравится Ядвиге. Они всегда так приятно общались, никогда не ссорились. Выходит, что ошибался? Вывод напрашивался один – на самом деле, он ей противен, отвратителен и омерзителен. Иначе, зачем же с такой яростью вырываться и быть его по лицу? С Идой все было по-другому. Она сама впервые поцеловала его, когда они были еще подростками. Какое блаженство Руно испытал в тот миг, словно за спиной выросли огромные крылья и он вознесся над планетой, полный восторга и счастья! А сейчас эта земная красавица ввергла его в бездну уныния и разочарования.
А Ядвига сидела у себя на кровати с бешено колотящимся сердцем. Почему она так поступила, ведь Руно ей очень нравился и вовсе не был противен? Она сама не знала, просто бабушка учила ее с детства, что порядочная девушка не должна подпускать мужчин так близко, а если какой-нибудь нахал полезет целоваться – нужно изо всех сил ударить его по физиономии. Так что с одной стороны она поступила правильно. Но с другой… Руно ведь не сделал ничего плохого. Он лишь хотел выразить ей свое хорошее отношение, свою любовь. А она так жестоко отвергла его. Только спрашивается, зачем? С тех пор, как она встретила Руно Вельда, чувства к Адаму у нее почти прошли, у молодых девушек часто так бывает: новая любовь вытесняет из сердца прошлую страсть, особенно, если та была без взаимности. Ядвига понимала, что находясь вдвоем такое долгое время, рано или поздно их отношения станут более близкими, это неизбежно. Но строгое католическое воспитание давало о себе знать.
«Как же я буду смотреть ему в глаза после того, что сделала? Он, наверное, решил, что я его ненавижу. Какая же я дура! Руно никогда меня не простит, и будет прав. А если бы все произошло наоборот: я попыталась бы поцеловать его, а он в ответ ударил и оттолкнул меня, да еще и сказал бы при этом злые, отвратительные слова! Да я бы до конца жизни не стала с ним разговаривать!» - Ядвига, понимая всю роковую глупость и жестокость собственного поступка, не смогла больше сдерживаться и заревела в голос.
На звуки ее плача пришел Руно. Он был смущен и холоден, таким раньше она никогда его не видела.
- Не плачь, Ядвига. Я все понял. Никогда больше до тебя не дотронусь, можешь не сомневаться, даю слова Руно Вельда, А Руно Вельда всегда говорит правду, - сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно и убедительно.
- Ничего ты не понял! – сквозь рыдания проговорила Ядвига. – Это ты меня прости, само так получилось. Я не хотела тебя ударить! Меня так воспитывали.
- Не оправдывайся. Я понял, что тебе отвратителен и не буду больше лезть с поцелуями! - в его голосе снова прозвучала обида.
- Ну, прости меня, пожалуйста, - девушка умоляюще смотрела ему в глаза, а по ее щекам ручьем текли прозрачные слезы.
В этот момент раздался гулкий голос Кукума.
- Хозяин, справа по борту обнаружен космический челнок! От него исходит сигнал бедствия. Что прикажете делать? – спросило гигантское растение.
- Что? Космический челнок? Мы обязаны помогать всем, кто нуждается в помощи! Немедленно подними его на борт в карантинный отсек, - Руно выбежал из каюты Ядвиги и помчался на нижнюю палубу Кукума.
Девушка немного замешкалась, а затем, со всех ног, кинулась за ним.
Сквозь прозрачную, похожую на оргстекло, мембрану, Руно и Ядвига увидели маленькое космическое суденышко, гладкая металлическая поверхность которого несла на себе многочисленные вмятины.
- Это следы снарядов, по нему стреляли. Очевидно, челнок уходил от погони. Вовремя мы ему подвернулись! – сказал Руно. В этот момент боковой люк медленно открылся, и по выдвижной лестнице спустилось странное существо: маленькое, горбатое, кривоногое с большой нелепой уродливой головой, покрытой длинными, спутанными космами неопределенного цвета. С первого взгляда трудно было разобрать, какого оно пола, но, внимательно приглядевшись, по двум небольшим холмикам на груди, Ядвига определила, что это женщина.
- Бедняжка, до чего же она уродлива! – невольно вырвалось у девушки.
- Да уж, не чудо красоты! – согласился Руно и включил переговорное устройство. Он заговорил на самом распространенном во Вселенной языке – юнитроне, его понимали все известные ученому разумные расы. Этому языку за прошедшие месяцы Руно успел обучить Ядвигу.
- Кто вы и откуда? Что с вами произошло? – спросил Руно Вельда.
- Что? – горбунья не сразу сообразила, откуда исходит голос, но потом заметила прозрачную перегородку и людей за ней. – Я Шушаника, со мной еще Катриэль, он находится в замороженном состоянии. Мы в беде, за нами гонятся сторожевые псы лекаря Терензиуса. У вас есть оружие?
- Да, конечно, у нас на борту имеется мощное оружие, Шушаника, но я не могу просто так его применить, тем более, что не вижу ваших преследователей, - Руно внимательно посмотрел на малый экран внешнего обзора, висящий в карантинном отсеке.
- Скорее готовьте оружие! Они будут здесь с минуты на минуту, - Шушаника оскалила длинные желтоватые клыки, как у обезьяны.- Ну же, скорее! Иначе всем нам крышка!
Мощный толчок сотряс гигантское тело Кукума. Ядвига успела крепко вцепиться обеими руками в Руно, чтобы избежать падения.
- Хозяин, меня атаковали три неизвестных корабля. Они выстрелили мне в левый бок и сделали в нем небольшую пробоину. Я уже ее заращиваю. Что прикажете делать? – голос корабля звучал печально и растеряно.
- Ну же, надутый болван! Стреляй в них, пока не поздно, - закричала Шушаника.
- Кукум, оружие к бою, немедленно уничтожь эти челноки! – сказал Руно.
- Я понял, хозяин. Сейчас же их уничтожу! – ответило разумное растение.
На экране наружного наблюдения показались три светящихся объекта, они стремительно приближались. В это же время из носовой части Кукума вылетело густое, темно-зеленое облако. Оно моментально направилась навстречу непрошенным визитерам и окутало их. Через минуту рассеялось, словно растворилось в безвоздушном пространстве, вместе с ним исчезли и враждебные челноки.
Горбунья, внимательно смотревшая на экран, высоко подпрыгнула и издала победный клич.
- А куда подевались кораблики? – удивленно спросила Ядвига.
- Это зеленое облако – концентрированная кислота. Она просто растворила челноки со всем содержимым и людьми на борту. Это одно из мощных оружий Кукума, - пояснил Руно, гордо глядя на девушку.
- Чудеса, да и только! Они ведь хотели нас убить? – продолжала расспрашивать Ядвига.
- Да, они сначала стреляли в челнок этой, с позволения сказать, дамы, - он бросил быстрый неприязненный взгляд на Шушанику, - а потом решили напасть и на нас. Но такой чудесный плод, как наш Кукум, оказался им не по зубам.
- Выпустите меня отсюда! – между тем, горбунья подошла вплотную к мембране, отделявшей ее от Руно и Ядвиги. Она принялась молотить по ней кулаками. – Я хочу пить и есть, а мой приятель, Катриэль, нуждается в помощи.
- Погодите немного, я скоро вас выпущу. Не надо ломать стенку, все равно не получится. Успокойтесь и подождите несколько минут. Кукум обрабатывает вас специальными бактериями, чтобы вы не занесли нам какую-нибудь заразу, - пояснил Руно Вельда.
Через четверть часа молодой ученый отдал приказ Кукуму, и в мембране образовалась дверь.
- Пойдем, посмотрим, что с ее приятелем, теперь это безопасно, - Руно и Ядвига вошли в карантинный блок.
- Сюда, проходите, сюда, - карлица-горбунья провела их внутрь челнока, там оказалось тесно, темно и душно. Огромный холодный ящик занимал почти все пространство. – Он тут, мой прекрасный и несравненный Катриэль.
- Ничего не видно, только коленкой стукнулся, - сказал Руно. – Давайте вытащим его наружу. Я потяну спереди, а вы, девушки, толкайте сзади.
Так, общими усилиями, тяжеленный ящик удалось выпихнуть из челнока, он скатился по трапу, едва насмерть не пришибив, чудом успевшего отскочить, Руно.
Это оказался металлический саркофаг с прозрачным верхом из прочного стекла, затянутого изнутри инеем. Сквозь полупрозрачную поверхность можно было разглядеть лишь очертания лежащего внутри человека.
Шушаника нажала на панели ящика маленькую, едва заметную кнопку и крышка стеклянного гробы медленно открылась, выпуская изнутри ледяной клубящийся пар, пропитанный запахом химикатов.
- Ой! – из груди Ядвиги невольно вырвался крик изумления и страха, когда она увидела неподвижно лежащего внутри человека. Это был совсем молодой, стройный и красивый мужчина, одетый в обтягивающую алую одежду с множеством застежек, карманов и металлических пряжек. Незнакомец, как две капли воды, оказался похож на ученого лекаря Кота, ее первую любовь. – Адам! Как такое возможно?
Руно посмотрел на Ядвигу. На ее лице он прочитал радость, испуг и удивление.
- Это никакой не Адам, а мой дорогой Катриэль! – радостно поясняла горбунья. – Если бы не он – не говорить бы мне с вами, люди добрые! А лежать бы в землице сырой, кормить прожорливых пубиглей своей гниющей плотью. Мы с ним в такой заварухе побывали – не приведи Мириман! Но сейчас все будет хорошо, все будет замечательно! Вставай, дорогой, мы в безопасности!
Молодой человек открыл глаза, они оказались ярко-голубые, в точности, как у Адама.
- Шушаника! Где мы? Почему ты разбудила меня? Ты же знаешь, что мое горючее на исходе, - он медленно выбрался из ящика.
- Гляди, милый, это наши спасители! Я, как вы уже знаете, господа хорошие, Шушаника Лукреция Годе с планеты Мукат, а это Катриэль с Пиринобеля. А вас как звать-величать? – приветливо улыбаясь, тараторила горбунья.
Ядвига встретилась глазами с Катриэлем и, почему-то, густо покраснела. Девушка ждала от молодого человека хотя бы вежливой улыбки. А он посмотрел холодно, равнодушно, и на нее и, словно, сквозь нее.
- Дорогие гости, вы находитесь на Кукуме – уникальном корабле -растении. Я его изобретатель, создатель и капитан Руно Вельда, эта прекрасная юная девушка – моя помощница и подруга, Ядвига Падановская. Сейчас мы пойдем в пищевой отсек, там вы сытно поужинаете, а после сможете отдохнуть, вам будут предоставлены отдельные каюты.
Шушаника с жадностью поглощала предложенную еду. Ядвига поражалась, как столько пищи входит в такое маленькое хрупкое тело. Катриэль ничего не ел, он, молча, сидел за столом, не проявляя интереса к окружающей обстановке.
- Катриэль, почему вы ничего не едите? – спросил Руно.
- Я не нуждаюсь в пище, мой организм работает на специальном горючем. Его запас подходит к концу, - ответил он.
- Катриэль триста пятьдесят лет пробыл в лаборатории лекаря Терензиуса, тот проводил над ним жестокие опыты. После такого никто бы не выжил! – пояснила Шушаника Годе и потянулась за очередной булочкой-сато.
- И я не выжил, - добавил Катриэль. Его голос звучал тихо и монотонно, не выражая никаких эмоций. Казалось, что ему абсолютно все равно, что с ним творилось раньше и что происходит сейчас.
- Проклятый Терензиус переделал Катриэля в универсального солдата и заставил работать своим телохранителем. Он изъял у бедолаги все внутренности и напичкал живот мудреными приборами, инструментами и оружием. Фактически, теперь Катриэль - наполовину робот. Вместо крови по его жилам течет особое горючее – такая густая черная жидкость. Она подходит к концу, а без нее Катриэль не сможет функционировать и скоро нам придется его выбросить на свалку, как сломанную куклу, - сказала горбунья.
При этих словах, Ядвига вздрогнула. Когда девушка увидела Катриэля, былые чувства, которые она испытывала к Адаму Коту, всколыхнулись у нее в душе и разгорелись жарким пламенем. Она понимала, что это не Адам, но перенесла свою, угасшую, было, любовь на Катриэля. Ей очень не хотелось, чтобы его выбросили на помойку.
- Руно, можешь чем-нибудь помочь Катриэлю? Ты же великий ученый! – спросила она, умоляюще глядя в глаза другу.
- Конечно, дорогая, я постараюсь. Ничего не могу обещать или гарантировать, но я попробую. Катриэль, пройдемте со мной в лабораторию. Я возьму на анализ немного вашего горючего. Может, мне удастся запрограммировать растения на выработку подобного состава, - ответил Руно Вельда.
Ученый вместе с Катриэлем покинул пищевой отсек.
- Смотри у меня! – Шушаника оторвалась от еды и грозно поглядела на Ядвигу. – Я все прекрасно замечаю, думаешь, я не поняла, как ты смотришь на Катриэля? Словно похотливая кошка! Запомни, красотка – он мой и только мой!
Горбунья угрожающе оскалила длинные желтые клыки.
- Успокойтесь, сударыня. У меня ничего такого и в мыслях не было, - гордо и обиженно ответила Ядвига.
С ней никто и никогда не разговаривал подобным оскорбительным тоном.
- Вот то-то же! – осклабилась горбунья. – Даже и не думай, а иначе я тебе волосенки-то повыдергаю и рожу так расцарапаю, что на тебя даже зловонный бездомный бродяга не позарится.
С этой минуты между Ядвигой и Шушаникой возникла острая неприязнь.
Глава десятая. Вселенная. Кукум. Незваные гости
Руно, в течение нескольких дней, удалось синтезировать горючее для Катриэля. Особые растения начали вырабатывать его в избытке. Теперь за солдата-робота можно было не беспокоиться.
Жизнь на Кукуме с появлением Катриэля и Шушаники Лукреции Годе изменилась коренным образом. Ядвига и Руно отдалились, их отношения больше не были такими теплыми и дружескими, как раньше. Что на это повлияло, та роковая пощечина или же присутствие Катриэля, сказать трудно.
Руно Вельда больше времени проводил в лаборатории, Катриэль постоянно находился с ним рядом. У солдата-робота оказалось много интересных знаний и полезных навыков.
Шушаника и Ядвига были вынуждены общаться. Обычно они напряженно молчали, стараясь, даже не смотреть друг на друга. Когда все собирались вместе, горбунья заводила долгие рассказы о том, каких ужасов им с Катриэлем пришлось натерпеться в плену у Терензиуса. Оказывается, тело Шушуники не претерпело никаких изменений, но, зато в ее голову были вживлены мощнейшие чипы, усиливающие интеллект и математические способности. Лекарь Терензиус собирался, в конце концов, извлечь мозг горбуньи и подсоединить к суперкомпьютеру, над которым работал в последние годы.
Удивительной оказалась и история спасения из плена, решающую роль в которой сыграл изощренный ум Шушаники Лукреции Годе и удивительная сила Катриэля. В тот день, когда экипаж Кукума подобрал беглецов, в лаборатории Терензиуса с самого утра царил беспорядок: роботы-уборщики проводили генеральную чистку помещений. Сам ученый лекарь куда-то вышел, предварительно поставив у дверей дополнительную охрану. Шушаника, давно планировавшая побег, договорилась с Катриэлем, у которого, в отличие от некоторых солдат, не был частично удален головной мозг. Катриэль хорошо помнил свою прошлую, человеческую жизнь на родной планете. Он осознавал весь ужас своего нынешнего положения, хотя и не испытывал эмоций: грусти и страха, тоски или отчаяния. Катриэль сам не стал бы никуда бежать, прекрасно понимая, что в таком состоянии он никому не нужен, даже родным и близким, тем более что прошло уже столько лет. Наверняка и в живых-то никого не осталось. Но когда Шушаника начала его уговаривать бежать, он сразу же согласился, не ради себя, а ради нее. Солдат-робот не один раз слышал, как Терензиус говорил, что собирается извлечь мозг карлицы для очередного чудовищного эксперимента.
Первые два охранника у дверей упали, как подкошенные, они не успели подать сигнал тревоги: так были быстры и точны удары Катриэля. Следующим четверым стражникам он снес головы острейшим мечом, который выдвигался из его правой руки. Шушаника, тем временем, взломала код на двери личного челнока Терензиуса. Это была самая быстроходная посудина на астеройде Лурия, где злодей устроил свою резиденцию. В тот момент, когда беглецы уже садились в челнок, появился Терензиус. Кто-то из охранников, как видно все же успел передать сигнал тревоги. Старый лекарь всегда держал наготове мощнейшую лазерную пушку, и теперь собирался выстрелить. Он немного замешкался, очевидно выбирая, кого из беглецов пристрелись первым. Но Катриель опередил злодея, он метнул в него острое лезвие, попавшее точно в сердце лекаря. Тот замертво рухнул на пол.
Беглецы оторвались от погони ровно на столько, чтобы Кукум успел их подобрать. Катриэль, сражаясь, растратил весь запас горючего, так что Шушанике Лукреции Годе пришлось поместить его в саркофаг для заморозки.
Эту потрясающую историю горбунья рассказывала друзьям несколько раз, причем каждая последующая версия событий обрастала все более жуткими и занимательными подробностями. Так, что слушать ее было всегда интересно.
Прошло несколько месяцев с тех пор, как на Кукуме появилась эта удивительная парочка. Руно Вельда не особенно радовался непрошеным гостям. Он чувствовал, их присутствие мешает развитию отношений между ним и Ядвигой. И вообще, Шушаника раздражала него. У горбуньи был острый безжалостный язык, она не спускала другим промахов и недостатков, осыпая злыми издевательскими шутками и замечаниями. Много раз Руно спрашивал гостей, а может их лучше доставить на родные планеты? Но Шушаника Лукреция Годе в ответ только хихикала, отвечая, что ее Мукат недавно разнесли на куски солдаты Дунды Ужасной, за то, что маленькие, но упрямые его жители отказались служить жестокой королеве. Об этом ей недавно, с издевательским смехом, рассказал сам Терензиус. А Катриэль утверждал, что ему все равно где находиться, его родные и близкие умерли лет триста назад, и теперь он один во всей Вселенной. Получалось, что эта парочка так и будет путешествовать вместе с Ядвигой и Руно, и все было бы не плохо, если бы изначально отношения в группе сложились по-другому. Руно прекрасно видел, что Ядвига неравнодушна к Катриэлю, и эта страсть вытеснила его самого из сердца красавицы. Так же он понимал, что любовь между молодой, полной страсти девушкой и бесчувственным солдатом-роботом никогда не станет взаимной. Сам Руно изнывал от любви к Ядвиге, эта страсть овладевала молодым человеком с каждым днем все сильнее. Ситуация казалась безвыходной, что-либо изменить было выше его сил. Руно Вельда видел и плохо сдерживаемую ненависть между Ядвигой и Шушаникой, эти сильные негативные чувства могли выплеснуться в любой момент и перейти в драку.
Лишь Катриэль был всегда бесстрастен и спокоен, в этом Руно ему завидовал.
Путешествие, которое молодой ученый планировал для себя как безмятежный отдых, с большой вероятностью, могло трансформироваться в опасное сафари, тем более, что Шушаника Лукреция Годе постоянно твердила, что ученики и последователи Терензиуса скоро очухаются и пошлют за ними универсальных солдат. Такая погоня обещала перерасти в жестокое сражение, Кукум не собирался сдаваться, кому бы то ни было.
Руно приказал гигантскому растению вести круглосуточное наблюдение, и при малейших подозрениях немедленно докладывать.
Однажды Катриэль сидел в зале управления, по своему обыкновению, уставившись в пустоту. Руно в это время колдовал в лаборатории, а Шушаника возилась в пищевом отсеке. В последнее время она увлеклась составлением необычных салатов из замечательных томитских фруктов. Карлице надоело есть их просто так, и она решила заняться кулинарным искусством. Руно считал такие смешанные блюда, да еще и заправленные соком ката, извращением и никогда их не ел. Ядвига тоже брезговала Шушаникиной стряпней, так что плоды трудов своих горбунья, обычно вкушала в гордом одиночестве. Так вот, было то редкое время, когда Ядвига и Катриэль остались наедине.
Девушка еще ни разу не попыталась с ним заговорить, она в присутствии Катриэля всегда робела и стеснялась. А в тот день Ядвига преодолела свой страх и присела рядом с солдатом-роботом прямо на мягкое травяное покрытие.
- Картиэль! – тихо позвала девушка.
- Да, Ядвига, я слушаю, - он повернул к ней свое прекрасное бледное лицо и, впервые, как Ядвиге показалось, посмотрел на нее с интересом. – Чем могу быть полезен?
- Нет, я ничего не прошу тебя сделать, мне хочется просто поговорить! – слегка смутившись, сказала девушка.
- Если тебя что-то интересует, задавай вопросы, я на них отвечу, - спокойно промолвил Катриэль.
- Хорошо, - Ядвига поправила длинную прядь светлых волос, выбившихся из прически. – Я хочу знать о тебе все!
- Все человек не может знать даже о самом себе, - он серьезно посмотрел ей в глаза. – Спроси что-нибудь попроще, на что я сумею найти ответ.
- Сколько тебе лет и где ты родился? – выпалила Ядвига то, что давно мучило ее, а вдруг это все-таки ее Адам? Такое удивительное сходство не может быть случайным.
- Я родился почти триста пятьдесят лет назад на славном Пиринобеле, - начал Катриэль. – Это прекрасная тихая планета в системе двух солнц – Двойного Дракона, как мы ее называем. С детства я увлекался изящными искусствами: музыкой, живописью и скульптурой. Когда мне исполнился двадцать один год, поступил в Академию, чтобы впоследствии стать художником. Всегда мечтал об этой специальности. Примерно в это же время я встретил прекрасную девушку, Лариэллу, и мы полюбили друг друга. Через год сыграли пышную свадьбу. Мои родители были люди небедные и ничего не жалели для счастья единственного сына.
Меня похитили в первую брачную ночь, прямо с супружеского ложа. Люди в черной одежде и масках, это были слуги Терензиуса, ворвались в дом, скрутили меня по рукам и ногам, заткнули рот кляпом. Лариэлла проснулась и закричала от ужаса, ее немедленно убили, прямо на моих глазах один из негодяев, перерезал ей горло. Кровь хлынула фонтаном, заливая мне глаза, я до сих пор ее чувствую на своем лице, - он провел рукой по векам и щеке, словно стряхивая невидимую кровь. – Потом мне что-то вкололи, и я потерял сознание. Очнулся только в лаборатории Терензиуса, на операционном столе. Оказалось, что меня уже переделали в универсального солдата. Я утратил все человеческие способности: есть, спать, любить, испытывать эмоции. Зато меня оснастили смертоносным оружием и нечеловеческой силой. В последствие я узнал, что Терензиус, в ту роковую ночь похитил с нашей планеты несколько тысяч красивых и здоровых молодых людей, чтобы сделать из них солдат-роботов. Он продавал свои творенья за большие деньги всем желающим богачам и правителям, чтобы те использовали их в качестве личной охраны.
- Катриэль! То, что ты рассказываешь, настолько ужасно, что я не могу больше слушать, - из глаз девушки потекли слезы. – Мне безумно жаль тебя, с тобой обошлись невероятно жестоко и подло! Ненавижу Терензиуса, собственными руками придушила бы негодяя!
- Я бы и сам придушил его, если бы представилась такая возможность, но пришлось, всего лишь, пронзить ему сердце. Негодяй заслуживал куда более мучительной смерти! - спокойно ответил Катриэль. – Не плачь, пожалуйста! Я не могу видеть слезы такой красивой девушки, как ты.
- Ты, правда, считаешь меня красивой? – в ее серых глазах промелькнул лучик надежды.
- Да, Ядвига. Не забывай, что в прошлой, нормальной человеческой жизни я был художником. И, хотя, сейчас лишен эмоций, способность видеть и оценивать прекрасное, у меня никто не смог отнять. Ты самая красивая девушка из всех, кого я когда-либо видел! – ответил Катриэль, глядя на Ядвигу чистыми голубыми глазами.
- А ты самый прекрасный мужчина во Вселенной! – воскликнула Ядвига и, поддавшись внезапному порыву, крепко обняла солдата-робота. Адский коктейль из любви и жалости бушевал у нее в крови и затмевал рассудок.
Она почувствовала, сквозь свою и его одежду, насколько крепкое и холодное у него тело, ее это немного испугало, но девушка не отстранилась. Ядвига нежно прижала свои пылающие губы к его неподвижным и холодным, как лед, устам. Он в ответ не обнял ее, даже не пошевелился. Так она, некоторое время, сжимала Катриэля в объятиях, а потом, словно, опомнилась, разжала руки и немного отодвинулась.
- Прости меня, Ядвига. Я лишен чувств и не могу тебя любить, - сказал солдат-робот.
Ей показалось, что его глухой голос звучит не равнодушно, как всегда, а печально. Но, наверное, ей это, всего лишь, показалось.
- Не за что извиняться, - потупив глаза, ответила девушка. – Не ты себя таким сделал.
- Спасибо тебе, - он провел рукой по ее волосам. – Прости меня.
Так между Ядвигой и Катриэлем начались странные отношения, очень похожие на дружбу. Теперь они старались держаться вместе. Руно это видел, страшно злился и ревновал, но поделать ничего не мог. А Шушанику Лукрецию Годе просто трясло от бешенства. Молодой ученый опасался, что нервы у горбуньи не выдержат, и она в ярости бросится на соперницу.
«Хотя если это случится… ничего страшного. Ядвига девушка сильная и смелая, она, вполне, способна за себя постоять. Да и этот, супервоин, всегда рядом. Он-то, уж точно, не даст ее в обиду», - рассуждал Руно Вельда, наблюдая, как Катриэль и Ядвига играют в настольные игры или просто сидят рядом на полу, рассказывая друг другу о прошлой жизни.
Между тем, Кукум летел вперед. Однажды утром, Руно понял, что корабль вошел в систему какой-то незнакомой звезды. Вокруг желтого карлика, очень похожего на земное Солнце, по орбитам вращалось двенадцать планет, несколько центральных, судя по всему, были обитаемыми. Это ученый понял по обрывкам теле - и радиопередач, заполнявшим эфир. Разумный корабль ловил их и транслировал по громкой связи.
- Хозяин, мне необходимо пополнить запасы грунта и пресной воды, - жалобно пробасил удивительный овощ. – Совсем рядом подходящая планета, можно я на нее сяду?
- Боюсь, что садиться на обитаемые планеты опасно. Мало ли, какая там цивилизация? Может, ее жители агрессивно настроены! – задумчиво проговорил Руно. – Но, конечно, если это тебе необходимо – придется рискнуть, просто нет другого выхода. Ты можешь совершить посадку. Только, пожалуйста, выбери место подальше от поселений местных жителей!
- Как прикажешь, хозяин, - обрадовано сказал Кукум.
Вскоре он мягко припланетился на берегу обширного водоема.
- Атмосферный воздух чист и по составу пригоден для вашего дыхания. По близости не обнаружено признаков цивилизации, - доложило гигантское растение. – Я приступаю к забору воды и грунта.
В этот момент в зал управления вошла Ядвига, вслед за ней Кариэль и Шушаника Лукреция Годе. Горбунья была в прекрасном настроении и весело напевала какую-то песенку.
- Ого! - сказала она, увидев на экране внешнего обзора красивый пейзаж. – Значит, мы решили немного отдохнуть? Какое прекрасное озеро! Так и тянет в него окунуться! Катриэль, ты со мной?
- Если ты этого хочешь! – отозвался солдат-робот.
- И я с вами! – Ядвига взяла Катриэля под руку, перехватив злобный взгляд Шушаники.
- Руно, а ты пойдешь? – спросила девушка.
- Нет, что-то меня не тянет, - ответил молодой ученый. – И тебе не советую! Эта планета обитаема, мало ли какие опасности могут нас поджидать?
- С Катриэлем – ничего не страшно, он весь напичкан оружием, можно сказать, он сам – смертоносное оружие, правда? – Ядвига восторженно посмотрела на любимого.
- Да, я и сам оружие, ты права, - спокойно подтвердил солдат-робот.
- Ну, тогда, пошли! Руно, не скучай, мы скоро вернемся, - радостно произнесла Ядвига, и они, втроем, покинули Кукум.
Руно Вельда, сжал кулаки от обиды и злости и отправился в пищевой отсек. Там он налил себе полную кружку горячего ката, чтобы хоть немного успокоиться.
Глава одиннадцатая. Вселенная. Кукум. Русалки
А тем временем, Катриэль, Ядвига и Шушаника уже прогуливались по берегу красивого озера. Его воды оказались насыщенно лазурного цвета, и при этом настолько прозрачные, что был хорошо виден каждый камушек на дне. Ни растений, ни рыбы в этих кристальных водах путешественники не заметили.
Шушаника Лукреция Годе мигом сбросила одежду и осталась в нижней, давно не стираной майке и длинных, по колено, панталонах.
- Эх, накупаюсь вволю, заодно и одежонку простирну! – сказала она и осторожно вошла в воду. - Водичка-то какая теплая! Век бы в ней сидеть! А вы идите отсюда, не глазейте на меня, я сейчас разденусь и постираю свои вещички, погуляйте покуда где-нибудь в другом месте, а то я сильно стеснительная!
Катриэль и Ядвига вняли просьбе карлицы, и отправились дальше, по линии прибоя. Пляж был покрыт приятной мелкой галькой, а легкие волны плескались с тихим успокаивающим звуком. Вскоре друзья подошли к невысоким деревцам, растущим чуть поодаль от песчаной полосы. Под ними была тень, и Ядвига, с удовольствием, присела на траву, вытянув вперед отвыкшие от долгих прогулок, ноги. Катриэль устроился рядом с ней. Вскоре девушка задремала, расслабившись под теплыми лучами незнакомой звезды, так напоминающей ее родное Солнце.
Вдруг душераздирающий крик прорезал тишину. Ядвига вздрогнула и проснулась. Катриэля рядом не оказалась. Девушка вскочила на ноги и помчалась туда, откуда доносился ужасающий вопль.
Вскоре она добежала до того места, где они оставили Шушанику. На камнях валялось мокрое платье горбуньи, а недалеко от берега происходило настоящее сражение. Какое-то уродливое скользкое существо вцепилось когтистыми перепончатыми лапами в Шушанику и пыталось утащить на глубину. Горбунья отчаянно кричала и сопротивлялась. Рядом был Катриэль, он боролся с двумя такими же существами. Одно из страшилищ крепко держало его за руки, а второе пыталось его задушить. Солдат-робот не имел возможности пустить в ход оружие – обе его руки были обездвижены.
Ядвига поняла, что нельзя мешкать. Она быстро осмотрела берег в поисках чего-нибудь тяжелого, и к счастью, ей подвернулся увесистый гладкий валун. Девушка схватила камень, вошла в воду и хорошенько размахнувшись, ударила им по голове чудовище, державшее за руки Катриэля. Существо грозно зарычало и на мгновение ослабило хватку. Этого оказалось достаточно солдату-роботу, чтобы вырваться и пустить в ход острейшее лезвие, выдвинутое из правой руки. Все было кончено. Два окровавленных трупа всплыли на поверхность, а третье раненое страшилище успело улизнуть и скрылось под водой. Испуганная, трясущаяся и совершенно голая карлица быстро выбралась на берег и натянула одежду.
- Все, думала, мне каюк! Спасибо тебе мой несравненный Катриэль! Ты спас мне жизнь. Ну и тебе, красотка, тоже спасибо! – Шушаника кинулась обнимать, как всегда, невозмутимо спокойного Катриэля и дрожащую нервной дрожью Ядвигу.
- Что это за твари? – немного успокоившись, спросила девушка.
- Знать не знаю, и ведать не ведаю, но они собирались меня сожрать! – ответила Шушаника.
- Я тоже таких вижу впервые, - признался Катриэль.
Ядвига с интересом рассматривала мертвые тела. Они были гладкие, серовато-голубые, с плоской головой и большим ртом, оснащенным двумя рядами острейших зубов. Передние конечности напоминали руки, но перепончатые пальцы заканчивались острыми когтями. Вместо ног существа имели широкий хвост, напоминающий рыбий.
- Кажется, я знаю, это русалки! – догадалась девушка. – Вот уж не думала, что они на самом деле существуют! Мне бабушка про них рассказывала. Живут русалки в прудах и озерах, они заманивают одиноких путников, топят их, а потом съедают. Я-то думала, что все это сказки!
- Ничего себе, сказки, чуть меня не слопали! – отозвалась Шушаника Лукреция Годе, с ужасом и отвращением глядя на мертвых русалок.
- Ладно, пора возвращаться! Мало ли кто еще водится на этой планете! – Катриэль взял спутниц за руки и повел на Кукум.
Выслушав рассказ Ядвиги, Руно Вельда пришел в ужас и приказал кораблю немедленно взлетать.
- Кукум, набирай максимальную скорость и выходи, как можно скорее, из системы желтого карлика. Тут существуют еще несколько планет, которые могут быть для нас опасными, - приказал Руно Вельда.
Сделал это он очень вовремя, легкие, но частые толчки сотрясали корабль, оказалось, что кто-то открыл по нему стрельбу.
- Хозяин, в меня стреляют. Уничтожить агрессоров? – спросил Кукум.
- Нет, не нужно, не охота ввязываться в сражение, просто разгонись посильнее, надо скорее покинуть это место, - ответил Руно.
- Впереди, сзади, справа и слева чужие корабли, я попал в окружение! – встревожено доложило гигантское растение.
- Стреляй из всего оружия, какое есть! Не медли, - приказал молодой ученый. – Как видно, боя не избежать.
На шум и сотрясения корабля сбежались все остальные.
- Что происходит? – в один голос сказали Ядвига и Шушаника, бросив, при этом, друг на друга неприязненные взгляды.
- Плохо дело, нас окружили со всех сторон и обстреливают. Пока повреждений нет, но кто знает, какое у них еще оружие припрятано про запас, - печально произнес Руно Вельда.
- Могу я чем-нибудь помочь? – спросил Катриэль. – Не забывайте, что я хорошо обученный солдат, а челнок Терензиуса вооружен ядерными ракетами. Я на нем отправлюсь вперед и прорву окружение, а Кукум последует за мной. Так мы сможем спастись.
- Послушай Катриэля, он дело говорит! – поддержала приятеля Шушаника.
- Не надо, это опасно! Вдруг они уничтожат челнок? Он такой маленький, по сравнению с Кукумом, - возразила Ядвига. - Лучше как в тот раз, выстрелить кислотой!
- На Кукуме ограниченный запас кислоты, она вырабатывается не так быстро, как хотелось бы. Все что у нас есть – он разбрызгает в стороны и назад, а впереди Катриэль прорвется, поразив противника ядерными ракетами, - сказал Руно. – По-другому не получится. Если Кукум затратит сразу всю свою энергию, мы зависнем на месте, не в силах двинуться ни назад, ни вперед.
- Я готов! – Катриэль, не слушая возражения Ядвиги, спустился на нижнюю палубу в карантинный отсек, где так и стоял челнок Терензиуса.
- Береги себя, - Ядвига бросилась к Катриэлю, и, не стесняясь, обняла его при всех.
Руно при этом передернуло от ярости, а Шушаника Лукреция Годе оскалила свои страшные зубы.
Солдат-робот исчез в челноке. Вскоре суденышко стало ясно различимо на экранах внешнего обзора. Оно, развивая огромную скорость, искусно лавировало между кораблями противника, ловко обстреливая их ракетами. Один за другим вражеские челноки взрывались, освобождая путь Кукуму.
Руно приказал гигантскому растению лететь вперед с максимальной скоростью, одновременно выпуская облака кислоты, так, чтобы противники не могли атаковать с боков и сзади.
Маневр удался, и вскоре Кукум оказался за пределами системы, оставив атаковавшие суда далеко позади. Челнок с Катриэлем на борту пристроился в хвосте Кукума, а затем был втянут внутрь гибкими и ловкими побегами-присосками.
- Ты спас нас! – радостно вскричала Ядвига, кидаясь на шею к Катриэлю.
- Отойди, сейчас моя очередь, - Шушаника грубо оттолкнула соперницу и обхватила ноги приятеля, выше она просто не доставала.
- Спасибо, друг, - Руно Вельда тоже крепко обнял солдата-робота.
- Хозяин. Что делать? У меня закончился энергия, я всю ее потратил, стреляя во врагов, теперь не могу двигаться. Нужно срочно пополнить запасы минеральных веществ. Моя почва истощилась, она больше не содержит необходимых компонентов для правильной работы систем. Скоро я не смогу вырабатывать кислород и очищать воду, чтобы поддерживать человеческие жизни. Искусственные солнца погаснут и растения впадут в спячку, - голос Кукума звучал вяло и слабо.
В этот же момент свет на корабле стал меркнуть, наступил полумрак.
- Надо спешить! Надо срочно бежать в анабиозный отсек. Там есть несколько камер для заморозки, вроде той, в которой Шушаника привезла Катриэля, только более совершенных. Скоро на Кукуме наступит полная темнота, - Руно схватил за руку Ядвигу, Катриэль и Шушаника последовали за ним.
- Сюда! Ложись, вот так, - он помог Ядвиге удобно лечь в металлический саркофаг с прозрачной крышкой, затем уложил Катриэля.
- Я в эту штуку не полезу, - твердо сказала Шушаника Годе, когда ученый подготовил камеру и для нее. – Я в таких прибамбасах не нуждаюсь. Мой народ – выносливый и крепкий, не чета вам! Мы можем переносить всяческие лишения без вреда для себя. Я, обычно, поступаю, вот так!
И она свернулась в плотный шар, как это делают броненосцы.
Руно пожал плечами, на изучение этого феномена не было времени.
- Кукум! – сказал он, прежде чем улечься в поставленную на таймер камеру. – Сейчас поблизости нет ни одной планеты или астероида, где ты мог бы набрать почвы. Поэтому я приказываю тебе дрейфовать по направлению к ближайшей планетной системе. Это займет около ста лет, все это время мы будем находиться в состоянии анабиоза. Как только ты достигнешь цели и пополнишь запас минералов – буди нас. Это просто: надо всего лишь отключить камеры. Ты хорошо меня понял?
- Я хорошо понял тебя, хозяин. Как только пополню запас минералов, сразу разбужу вас, отключив камеры, - голос Кукума теперь звучал совсем слабо, тихо и так грустно, что у Руно на глаза навернулись слезы.
- Спокойной ночи, дорогой Кукум! Приятных снов, - сказал он и закрыл изнутри крышку саркофага.
- Спокойной ночи, хозяин, - отозвался корабль.

Галава двенадцатая. Вселенная. Спустя сто семьдесят пять лет. Кукум. Система двойной звезды
«Что? Где я?» – Руно Вельда широко открыл глаза.
Было светло, но очень холодно. Наконец, он понял, что находится в саркофаге для анабиоза. Крышка была открыта, но адский холод еще пронизывал все его тело. Руки и ноги онемели, и ученый не мог пошевелить даже пальцами. Язык прилип к небу и не слушался, молодому человеку казалось, что его рот, горло и весь живот битком набит кубиками люда.
- Хозяин! – раздался гулкий и бодрый голос Кукума. – С того момента, как вы погрузились в анабиоз прошло сто семьдесят пять лет, три месяца, двадцать шесть суток и семь часов. Все это время я дрейфовал, пока меня не занесло в систему двойной звезды. Я совершил посадку на планету, на которой есть жизнь. Уже сделал необходимый запас плодородной почвы и пресной воды. Прикажете взлететь?
- Как долго мы были заморожены! Нет, Кукум, пока не нужно взлетать, - Руно говорил, с трудом ворочая онемевшим языком. – Мне и остальным людям необходимо придти в себя. Что-то мне не очень хорошо.
Молодой ученый с трудом выбрался из саркофага. Внутренность Кукума выглядела плачевно: все деревья погибли, и теперь их жалкие скелеты торчали повсюду, придавая интерьеру корабля жутковатый и зловещий вид. Травяной ковер засох и рассыпался в пыль.
- Да, такого я точно не ожидал, ни одного живого растения! Хорошо, что хоть корабль в порядке, - сказал Руно, и на всякий случай спросил. – Кукум, как работают твои системы?
- Спасибо, хозяин, все мои системы работают нормально, - голос растения звучал громко, было заметно, что гигант чувствует себя хорошо.
- Вот и славно, Кукум, можешь пока отдыхать, а вот мне придется поработать, - промолвил Руно, заглядывая в два раскрытых саркофага.
Катриэль лежал с открытыми глазами, а Ядвига, как будто бы, до сих пор спала.
- Все, ребята, подъем! Мы и так почти вдвое дольше проспали, чем планировали. Катриэль, ты в норме? – спросил Руно Вельда.
Вместо ответа солдат-робот легко выпрыгнул из камеры и подхватил на руки Ядвигу.
- Адам! – тихо прошептала девушка, нежно прижимаясь к нему.
Руно с досадой отвернулся и пнул какой-то круглый предмет, похожий на мяч.
- Проклятый ботан! Можно было нормально, по-человечески, разбудить, а не пинаться! – мяч, а это была Шушаника Лукреция Годе, тут же развернулся, и все увидели возмущенное лицо горбуньи. – Ладно, не буду покудова на тебя сердиться. Ужасно есть и пить охота!
- А вот с этим как раз будут проблемы, - ответил Руно. – Извини, Шушаника, я совсем забыл, что это ты, после анабиоза просто мозги отказали! Насчет «попить» - это, пожалуйста, Кукум набрал и отфильтровал достаточно питьевой воды, а вот с пищей – дела похуже. Все наши деревья погибли, а чтобы вырастить новые, даже самые скороспелые, понадобится не менее трех суток. Сейчас я пойду в лабораторию за семенами, надеюсь, они не потеряли всхожести. Катриэль, ты со мной? Или так и будешь носить на руках Ядвигу?
Солдат-робот опустил девушку на пол. Та неуверенно встала на ноги и растерянно улыбнулась.
Шушаника схватила ее за руку и повела в лабораторию
- Давай подсобим мужичкам сажать растения. Так дело пойдет быстрее, больно жрать охота! – сказала она.
После долгого анабиоза, как показалось Ядвиге, злобная и ехидная карлица немного подобрела.
Напившись чистейшей прохладной воды прямо из-под крана в лаборатории, все приступили к посадке семян. Эта кропотливая работа заняла несколько часов. Притом, что успели посадить деревья только в пищевом отсеке и зале управления. Засеивать ковер-газон решили завтра, и тогда же сажать деревья, вырабатывающие горючее для Катриэля. А сейчас все очень устали и разошлись по каютам.
Только Руно Вельда отправился в зал управления. Ему хотелось рассмотреть на экране внешнего наблюдения планету, на которой они находились. Может быть, здесь есть какая-нибудь подходящая пища? После долгого сна путешественники сильно ослабели и нуждались в усиленном питании, но, как назло, на Кукуме не было никакой еды.
Снаружи корабля было очень темно, и молодой человек приказал Кукуму включить прожектор. Широкий кружок света охватил небольшой участок пространства за бортом: это оказалась степь, покрытая редкой выгоревшей травой. Никаких цветов и деревьев. Молодой человек тяжело вздохнул и отправился спать в свою каюту.
Наутро все проснулись еще более голодными. Особые, скороспелые растения уже успели взойти и даже распустить цветы, но до появления плодов оставалось не менее суток.
- Я не могу больше терпеть, жрать хочу, аж нутро горит! – сказала Шушаника и сорвала плотный и сочный лист с ближайшего дерева.
- Не стоит этого делать, - сказал Руно, но изголодавшаяся карлица уже потянула его в рот.
- Тьфу, какая гадость, горчатина! – она брезгливо сморщилась и выплюнула пережеванную зеленую массу прямо на пол.
- А давайте выйдем наружу. Может, на этой планете растут какие-нибудь съедобные фрукты или овощи? Пойдем их поищем? - Ядвига высказала мысль, которая давно крутилась у Руно в голове.
- Верно говоришь, красотка! Так и сделаем! – одобрила ее слова Шушаника Годе.
- Что ж, если никто непротив – давайте наденем защитные скафандры. И – вперед! – Руно Вельда повел друзей в карантинный отсек, где в особом шкафчике хранились легкие, но прочные скафандры оснащенные особыми фильтрами для дыхания. Эти аппараты были способны менять состав атмосферы чужих планет так, чтобы человеку поступал воздух, привычный, пригодный для дыхания.
- Ой, а как мне надеть эту штуку? – Ядвига неловко приподнимала свою длинную юбку единственного серого платья, которое она носила еще когда жила в монастыре, другой одежды у девушки не было.
- Тебе придется сначала переодеться в мой запасной костюм, - посоветовал Руно Вельда. Они быстро сходили к нему в каюту и вскоре вернулись. Ядвига смущенно улыбалась, она никогда не носила ничего, кроме длинных платьев, по моде своего времени, а теперь на ней был обтягивающий серебристый комбинезон, точно такой же, как и у Руно.
- Тебе очень идет, - Катриэль внимательно осмотрел девушку с головы до ног. – Ты прекрасно сложена, такая сильная и гибкая. Я бы хотел вылепить с тебя статую.
- Ничего особенного, девка, как девка, только больно уж грудастая да толстозадая! Но мужикам ведь только этого и надо! - злобно буркнула Шушаника. - Таких статуй понаделали великое множество, а вот с меня – слабо вылепить?
- Ладно, ребята, хватит болтать, - вмешался Руно.
Он помог Ядвиге облачиться в скафандр и оделся сам. Катриэль и Шушаника не нуждались в подобной защите: солдат-робот, вообще, не дышал, а горбунья легко приспосабливалась к необычным, даже самым экстремальным условиям.
Все вместе вышли из Кукума наружу и оказались на участке степи, покрытом зеленой травой.
Впереди, примерно метрах в двухста, располагалось что-то вроде леса.
Испуганные посадкой Кукума, притихшие местные животные постепенно приходили в себя и возвращались к обычным делам. Кто-то копошился в высокой траве, скакал по веткам и летал по воздуху. Путешественники увидели диковинные цветы, и даже нечто, напоминающее грибы. Все это было необычайно ярким, красочным, похожим, и в то же время, неуловимо отличающимся от земного...
Высоко в небе ослепительно сияли два солнца – голубое и красное.
Катриэль задумчиво смотрел на небо, словно стараясь что-то вспомнить.
- Надо идти туда, - сказал Руно. – На деревьях могут расти плоды, пригодные в пищу.
И он оказался прав, в густых кронах, высоко над землей желтели крупные фрукты, по форме напоминающие груши. Они были так высоко, что дотянуться до них было невозможно.
- Надо лезть на дерево, - сказал Руно. – Но в скафандре это будет сложно и опасно, можно повредить защитный слой ткани и подцепить инфекцию.
- На меня даже не смотри, - Шушаника Лукреция Годе перехватила его вопрошающий взгляд. – Я туда не полезу, сызмальства высоты боюсь.
- Никому никуда лезть не придется, - прозвучал спокойный голос Катриэля. – Я сейчас попробую их достать.
Из левой руки солдата-робота выдвинулся сверкающий металлический крюк на прочном стальном канатике, он, словно стрела, выпущенная из лука, взлетел к фруктам, сбил несколько штук и вернулся на место.
Все радостно кинулись подбирать плоды.
- Надо еще? – спросил Катриэль, и повторил операцию.
Когда они вернулись на борт Кукума, Руно прежде всего, исследовал плоды в лаборатории. Они оказались вполне пригодными в пищу, правда, не особенно вкусными.
Но выбирать было не из чего, и для того чтобы утолить голод, эти фрукты вполне сгодились.
- Эх, сейчас бы булочек-сато, да еще и с горяченьким ката! – мечтательно протянула Шушаника, торопливо и жадно поедая терпковатую пресную мякоть желтого плода.
- Потерпи немного: завтра будет и ката, и сато и еще, кое-какие новые вкусные фрукты. Я посадил несколько интересных скороспелых гибридов, так что наедимся до отвала, - ответил Руно.
Ядвига, держа в руке недоеденный фрукт, устало склонила светловолосую голову на плечо Катриэля и задремала.
Руно смотрел на парочку с обидой и завистью. Шушаника перехватила его взгляд и горько усмехнулась. Ей тоже было больно. Она привыкла считать Катриэля своим, и только своим, хотя прекрасно понимала, что не имеет на солдата-робота никаких особых прав.
- Руно, я знаю эту планету. Это Аквир, необитаемое тело, покрытое девственными лесами. Она находится в той же системе, что и мой родной Пиринобель. Тут до него рукой подать! Я это понял, когда увидел в небе необычное солнце, мы называем его Двойной Дракон. Красное – это Тан, он символизирует мужское начало, а голубое – Пирин – звезда-женщина. По легенде они вдвоем берегут и защищают Пиринобель от врагов и захватчиков. Пока светит Двойной Дракон – наша планета не будет завоевана и покорена… Ну вот, я отвлекся от главного. Понимаю, что прошло столько времени. И в живых уже нет никого из родных и знакомых, но мне бы, все же, хотелось туда слетать. Посмотреть, как изменилась моя родина, а может, там осталось все по-прежнему, - тихо произнес Катриэль, стараясь не разбудить Ядвигу.
- Ладно, дружище, я все понимаю. Тебе не придется никого уговаривать или просить. Сейчас же прикажу Кукуму взлететь и держать курс на Пиринобель, кстати, какой он по счету от солнц? – ответил молодой ученый.
- Четвертый. Его трудно с чем-нибудь спутать, он всегда покрыт густыми белыми облаками и смотрится из космоса, словно прекрасная жемчужина, - сказал Катриэль.
- Через двадцать пять минут сорок четыре секунды мы будем на Пиринобеле, - доложил бодрый голос Кукума.
Корабль-растение, напитавшись плодородной почвой и вдоволь насосавшись воды, чувствовал себя превосходно. Он летел на полной скорости, приближая путешественников к таинственной родине Катриэля.
Вскоре небольшая, словно сверкающая перламутром, планета появилась на экранах внешнего обзора.
- Это он – Пиринобель! Как давно я тут не был, - лицо Катриэля сделалось печальным и сосредоточенным.
«А еще говорил, что не может испытывать эмоций! Сейчас они написаны на его лице! – подумала Ядвига. Она очнулась от дремоты и внимательно посмотрела на Катриэля.
- Правда, похожа на жемчужину, - сказал Руно, - очень симпатично смотрится.
Беловатый шарик стремительно приближался. Уже можно было разглядеть просветы среди густых облаков, а в них яркие огни городов.
- Пиринобельцы живы! Все осталось по-прежнему, - спокойно сказал Катриэль, в его голосе не слышалось радости или восторга.
Кукум совершил мягкую посадку на окраине крупного мегаполиса – это был Тан Пирин – город, где раньше жил Катриэль с родителями и молодой женой.
- Я хочу увидеть наш дом. А вдруг, он до сих пор еще стоит? – Катриэль выбежал из пищевого отсека и направился к выходу.
- Подожди, я с тобой! – закричала Ядвига и бросилась за ним.
- Куда ты! Там может быть опасно! – закричал Руно ей вслед, но было уже поздно: девушка и солдат-робот уже вышли наружу.
- Что, ботан, ревнуешь? Увел красавчик твою подружку? – съехидничала Шушаника. – Этого и следовало ожидать! Куда тебе до Катриэля! Ты вроде мужичок и ученый, и фигуркой складный, и на мордашку смазливый, но по сравнению с ним ты – тьфу! – карлица выразительно сплюнула на пол. – Пустое место, плюнуть, да растереть!
Руно обиженно посмотрел на горбунью и ушел к себе в каюту.
А, между тем, Ядвига и Катриэль быстро шагали по гладкой заасфальтированной дороге мимо красивых, утопающих в зелени домиков.
- Тут где-то рядом должен быть наш особняк. Как все изменилось! Кажется, надо свернуть налево, - Катриэль внимательно смотрел по сторонам, вызывая в памяти картинки из прошлого.
- Стоять на месте! Кто такие? – внезапно из-за кустов выскочили двое вооруженных бородатых мужчин в камуфляже. Они направили на Катриэля и Ядвигу стволы лазерных ружей.
- Я Катриэль, а это моя жена Ядвига, живем неподалеку, вон там наш дом! – солдат-робот показал рукой на большой белый особняк, расположенный на правой стороне улицы.
- Ты лжешь! В том доме уже давно никто не проживает, документы! – строго сказал рыжебородый, бдительно глядя в глаза Катриэлю.
- У нас нет документов, мы мирные жители, просто вышли немного прогуляться, - сказал Катриэль. Ядвига испуганно молчала, крепко прижавшись к его плечу.
- Мирные жители? Ты решил пошутить с нами, - рыжебородый и его приятель громко расхохотались, их толстые животы тряслись, как желе, под камуфляжной тканью. – Матуб, надень на них наручники и отведи в штаб, скажи Адимиру, что шпионов поймали. Пусть допросит их с пристрастием! А ты, красавчик, должен был знать, что уже двести лет, как Пиринобель завоеван ее величеством Дундой Ужасной. Здесь теперь нет мирного населения – все местные жители принадлежат нашей великой королеве и являются ее верноподданными рабами. Они трудятся в подземных шахтах, где добывают для ее величества золото и драгоценности. А мы, славная армия королевы, патрулируем улицы, чтобы кто-нибудь ненароком не сбежал! А уж если тебя кто заслал пошпионить, то надо было лучше подготовиться!
Военный снова громко захохотал над глупостью незадачливых разведчиков. Его напарник вынул из-за пояса наручники и подошел к Катриэлю. Но, не тут-то было. Солдат-робот одним незаметным движением выдвинул из правой руки острейшее лезвие и мигом рассек захватчику горло. Прежде чем рыжебородый опомнился, Катриэль успел перерезать глотку и ему.
Ядвига вскрикнула от удивления и страха.
- Бежим! – солдат-робот схватил девушку за руку, и они помчались к кораблю. Ядвига с ужасом оглядывалась на военных, лежащих на пыльной дороге в лужах собственной крови. – Прекрати!
Он подхватил девушку на руки и так нес ее до самого Кукума. И ни капельки не устал.
- Руно, немедленно взлетаем, Пиринобель захватили солдаты Дунды Ужасной. Легенда о Двойном Драконе оказалась всего лишь глупым поверьем. Жизнь гораздо страшнее сказок. Все пиринобельцы стали рабами злой королевы. Мне пришлось уничтожить двух патрульных, за нами может быть погоня, - ровным спокойным голосом сказал Катриэль.
Глава тринадцатая. Вселенная. Кукум. Смертельная схватка
Руно удивленно переводил взгляд с него на Ядвигу. Девушка была бледной, как смерть, казалось, что она вот-вот упадет в обморок.
- Хорошо, я все понял! Кукум, немедленно лети прочь с этой планеты! – приказал Руно Вельда. – Шушаника, отведи Ядвигу в пищевой отсек и напои горячим ката, разве не видишь, что ей плохо?
- Какой ужас! Наша кисейная барышня никогда не видела, как ее разлюбезный Катриэль режет добрым людям глотки! Для нее это новость! – проворчала Шушаника, и крепко схватив Ядвигу за руку, повела ее в пищевой отсек.
Между тем, Кукум поднялся в воздух, причем, очень вовремя. Снизу его начали обстреливать ракетами, лишь каким-то чудом, ни разу не попали.
- Все, кажется можно вздохнуть спокойно, все неприятности позади, - сказал Руно, удобно усаживаясь в кресло-гриб.
- Рано радуешься, кажется за нами погоня! – заметил Катриэль.
На экране внешнего обзора он различил четыре светящиеся точки, преследующие Кукум.
- Это военные корабли королевы Дунды, с ними шутки плохи. Они уже завоевали половину Вселенной, - сказала Шушаника Лукреция Годе. – И разрушили мою планету.
- Кукум! Немедленно стреляй по преследующим тебя кораблям! – приказал Руно Вельда.
- Да, хозяин, только кислота до них не дойдет, я попробую выстрелить снарядами, - отозвался корабль, его голос звучал испуганно и растерянно. – Они попали мне в хвост, пробоина значительная, ее быстро зарастить не удастся!
- Спокойно, я их остановлю, - Катриэль вскочил с места и побежал к челноку Терензиуса. – Вы летите вперед на максимальной скорости, я их задержу, не позволю атаковать Кукум.
- Кукум, развивай максимальную скорость! – скомандовал Руно.
Между тем, на экране наружного наблюдения все увидели маленький челнок Катриэля, он бесстрашно летел навстречу вражеским кораблям, ловко уворачиваясь от выстрелов. Залп ракеты – и одно из вражеских судов взорвалось, оставив после себя лишь вспышку пламени. Следующие выстрелы поразили еще два корабля, челнок Катриэля получил повреждения, но еще был в состоянии двигаться.
Ядвига с ужасом смотрела на происходящее, не в силах произнести ни слова.
- Ребята, у меня кончились ракеты! – Кукум поймал радиосигнал с челнока. – Я иду на таран! Прощайте! Ядвига, прости! Будь счастлива!
Катриэль замолчал, и вскоре все увидели, как челнок, набрав скорость, врезался во вражеский корабль. Чудовищная вспышка озарила пространство. Все было кончено, Катриэль погиб, спасая жизни своих товарищей.
Ядвига не сразу осознала происходящее, она опомнилась, лишь когда Шушаника завопила истошным голосом, словно деревенская плакальщица на похоронах. Руно в отчаяние обхватил голову руками и застонал от бессилия что-либо изменить. Тогда Ядвига тоже закричала громко и страшно, как раненая птица, и рухнула замертво, на уже успевший отрасти, зеленый ковер…

Ядвига сидела в зале управления на полу и горько плакала. Последние две недели, что прошли после трагической гибели Катриэля, она все время вела себя так. Ничего не ела, почти не спала. Девушка таяла не по дням, а по часам. Все попытки Руно привести ее в чувства, были впустую. Ядвига просто ничего не видела и не слышала, ее душа была где-то далеко отсюда, рядом с единственным, незабвенным, теперь уже по-настоящему мертвым Катриэлем.
Шушаника все это время почти не выходила из своего отсека. Изредка она забегала на кухню за булочками и горячим напитком, а потом уносила все это к себе и там съедала.
Руно Вельда, в очередной раз, поднес Ядвиге кружку с ароматным ката. После долгих бесполезных уговоров, попытался напоить ее, но силы были неравны. Через секунду молодой ученый отлетел в дальний угол, весь измазанный оранжевой жидкостью. Ему стало по-настоящему жутко, он понял, что Ядвигу не спасти, девушка хочет уйти вслед за Катриэлем, потеряв после гибели любимого смысл жизни.
Руно на минуту представил себя в компании горбуньи на борту Кукума, несущегося неизвестно куда в черном бескрайнем пространстве… нет, Ядвигу необходимо спасать любой ценой, надо срочно что-то придумать, что-то предпринять. Катриэль умер, но, по сути, он был таким уже триста пятьдесят лет, просто теперь солдат-робот окончательно прекратил свое существование. Но они – то живы, и Катриэль погиб ради них, спасая их жизни. Разве стал бы он это делать, зная, что Ядвига умрет вслед за ним?
Если она уйдет из жизни, значит, героический поступок Катриэля пропадет зря? Надо все это объяснить Ядвиге, и может быть тогда она вновь захочет жить, пусть без Катриэля, но зато с Руно, славным парнем, хорошим другом.
Ведь, в сущности, все не так уж плохо. У них есть Кукум, воды и пищи вдоволь. Они найдут небольшую, но уютную планетку, и кто знает? Может, со временем, у них будет настоящая семья, с ребятишками. Руно построит уютный дом, начнет выращивать съедобные растения, а красавица Ядвига станет прекрасной матерью для его сыновей и дочек. Они еще молоды и вполне могут рассчитывать на многочисленное потомство.
Представляя все это, Руно Вельда успокоился, плохие мысли покинули его, а нахлынувшие мечты о счастливой семейной жизни веселили душу. Ученый встал, отряхнулся и подошел к Ядвиге. Находясь под властью радужных мечтаний, сладким голосом сказал:
-Дорогая, хватит плакать, у нас все наладится, все будет хорошо, Кукум летит вперед, и я здесь, рядом с тобой.…
Но Ядвига отвернулась и заплакала с удвоенной силой.
- М-да, - сказал Руно,- так дело не пойдет, надо как-то отвлечь ее, но чем?
В этот момент прямо из воздуха соткалась женская фигура, закутанная в тяжелые темные одеяния.
- Ядвига, только погляди! Что это? - закричал ученый.
Ядвига подняла глаза, и в них зажегся огонек мысли, впервые за четырнадцать дней. Ей показалось, что она уже где-то видела это изборожденное морщинами лицо, горбатый нос и длинный, покрытый седой щетиной подбородок.
- Роксана? – тихо спросила она.
- Нет, я ее сестра, Октана. Люди называют меня Великой Предсказательницей! Слушайте меня, недостойные! - безжизненным мрачным голосом заговорила старуха. - И не говорите потом, что не слышали. Скорби и беды отныне будут преследовать весь род человеческий на всех планетах, ведь по вашей вине погиб Катриэль с Пиринобеля, славный человек и великий воин. Он прекратил свое существование, и теперь некому выполнить Великую Миссию, от которой напрямую зависят судьбы двух Вселенных. Никто, вы понимаете это, никто кроме Катриэля не сможет освободить плененного Бога Добра! Получается, что все пойдет коту под хвост? И не мечтайте! Сами натворили бед, сами же и будете исправлять. Вам придется совершить путешествие во времени, вернуть Катриэля и сделать все для того, чтобы он выполнил свою Великую Миссию, а иначе разумная жизнь во Вселенной погибнет! - сказав эти грозные слова, Октана исчезла.
- Значит Катриэля можно вернуть? Как это сделать? Скажи? – вскочила Ядвига. Из воздуха появилась голова Предсказательницы и торжественно произнесла. - Ищите Врата Времени, вам нужно пройти сквозь Врата Времени и вернуть Катриэля! Делайте! Что вы расселись?
- Как их найти, скажи, как их найти? – прокричала Ядвига.
- Спросите у уродливой горбуньи, она рассчитает вам курс к Вратам Времени, торопитесь, пока Врата Времени не захлопнулись навсегда, они закроются через семь дней двенадцать часов, сорок пять минут и десять секунд, - с этими словами Великая Предсказательница исчезла, на этот раз - навсегда.
Руно не мог не удивляться, глядя на Ядвигу. Она оживилась, на щеках заиграл румянец, глаза загорелись ярким огнем:
- Катриэль, мы можем вернуть Катриэля! Ура! Все будет по-прежнему! – пропела она.
- Но сначала, нам придется вытащить Шушанику из ее каюты, она сидит там безвылазно и сочиняет длиннющие поэмы о героически погибшем Катриэле, - сказал Руно.
- А что это было? Как Октана проникла на корабль и потом снова исчезла?- спросила девушка. – Наверное, это был призрак?
- Обычная голограмма, подробнее как-нибудь потом объясню, веди сюда Шушанику, скорее, а то, и правда, закроются эти дурацкие ворота... – сказал Руно.
- О, мой прекрасный Катриэль, зачем покинул ты меня? Как буду жить я без тебя? – нудным монотонным голосом декламировала Шушаника, она сидела на полу в своей каюте, обхватив коленки длинными костлявыми руками.
- Шушаника, ты представляешь, мы можем его вернуть, он снова будет с нами, помоги пожалуйста! – с этими словами Ядвига ворвалась к ней.
- Зачем? Чтобы ты была счастлива с ним, а я, как всегда, несчастна и одинока? Я все понимаю, мне лучше так: он не достался мне, но не достанется и тебе, красотка! – вполне резонно возразила горбунья.
- Ты знаешь, что он никогда не был моим, Катриэль не совсем человек, и у вас ним гораздо больше общего, чем со мной. Я думаю, что он втайне любил тебя, как и ты его, но стеснялся сознаться в любви к девушке с такой необычной внешностью. Так что если мы его вернем, то у тебя гораздо больше шансов, чем у меня, - сказала Ядвига.
- Ты, и, правда, так думаешь, кисейная барышня, или просто пытаешься обмануть меня, чтобы использовать в своих гнусных целях и отнять у меня жениха? – горбунья недоверчиво посмотрела на нее.
- Нет, Шушаника, я не лгу и не пытаюсь использовать тебя, я люблю Катриэля, как и ты, и хочу вернуть его, чтобы все стало как раньше. Вспомни его прекрасное лицо! Помоги, и ты будешь видеть его каждый день, - настаивала девушка.
Шушаника Лукреция Годе вдруг смягчилась, растрогалась и заплакала, причитая:
- О, мой милый Катриэль, о, несравненный, я так люблю тебя! Я сделаю все, чтобы быть с тобой снова! Говори, красотка, что надо делать? Я выполню все, что потребуется, но только не ради тебя, а ради моей единственной бесконечной любви, - Шушаника встала и отряхнула юбки.

Глава четырнадцатая. Вселенная. Кукум. Врата Времени.
Впереди по курсу находилось расплывчатое мерцающее пятно, похожее на гладь болота в пасмурный день. Казалось, что его обволакивают клубы пара, поднимаются над ним, затем опускаются вниз и растворяются в мутной поверхности, напоминающей запотевшее зеркало…
Ядвига, с удивлением, наблюдавшая за этим явлением на большом экране, вдруг спросила:
- Это и есть Врата Времени?
- Скорее всего, это они, судя по координатам, которые рассчитала Шушаника, - предположил Руно Вельда.
- Врата Времени закроются через шесть часов сорок три минуты и шестнадцать секунд. Так что, Руно, прикажи своему летающему огурцу двигаться быстрее. Иначе мы не успеем вернуть моего милого Катриэля, - строго напомнила горбунья.
- Кукум, прибавь-ка ходу, иди на полной скорости, видишь туманное пятно прямо перед нами? Ты должен войти в него. Ты понял меня? – приказал молодой ученый.
- Я понял тебя, хозяин, но боюсь туда лететь. Оттуда пахнет сыростью и плесенью. Там может быть опасно, - отозвался гигантский овощ.
- Ты должен раз и навсегда уяснить, что мои приказы не обсуждаются, а выполняются точно и беспрекословно, потому что я – твой хозяин. Тебе всё понятно?- рассердился Руно.
- Сделаю, как скажешь, хозяин, – испуганно и смущенно повторил за ним голос корабля.
Кукум максимально приблизился к устрашающему белесому пятну и начал медленно входить в него. Со стороны казалось, что гигантский овощ постепенно растворяется в тумане и становится его частью. Экипаж видел на внешнем экране только белое марево, окружавшее корабль. Испуганный Кукум медленно и робко продвигался вперёд. Постепенно туман рассеивался, и впереди стал вырисовываться силуэт чего-то огромного и величественного.
- Смотрите, это же в точности, как наш Кукум! Оно дрейфует в пространстве, - крикнула Ядвига.
- Дурочка, не «в точности», а наш Кукум и есть, только из прошлого, - пояснила карлица.
- В карантинном отсеке стоят челноки – точные уменьшенные копии Кукума – сказал Руно. – Я их вырастил сразу после гибели Катриэля. Сейчас мы сможем их использовать.
- Значит, надо торопиться. Руно, бери Шушанику и садитесь в челнок. Я полечу на другом, вслед за вами, - заметила Ядвига.
Через несколько минут Руно Вельда, Ядвига и Шушаника Лукреция Годе осторожно, словно воры, пробирались по коридорам Кукума-двойника к анабиозному отсеку.
- Руно, почему так тихо, будто все умерли? А если мы встретим самих себя, что из этого получится? – удивилась девушка.
- Можешь об этом не переживать, красотка. Мы попали на Кукум в тот момент времени, когда ты и твой приятель ботан находились в камерах в состоянии анабиоза. Напряги мозги и вспомни: это было как раз до посадки на планету Аквир. Наш овощ мучился от голода и жажды, а вы не могли придумать, чем его накормить, и чтобы уйти от ответственности, решили себя заморозить, - напомнила горбунья.
- Послушай, Ядвига, если мы сейчас заберём Катриэля, вдруг это изменит все последующие события для нас самих из прошлого? Представляешь, другие Ядвига и Руно проснутся, а Катриэля нет, что же им тогда делать? – спросил Руно.
- Тебе должно быть на это наплевать, глупый ботан, ваше прошлое уже случилось и ничто не может его изменить. А что будет происходить с вашими двойниками из параллельной Вселенной, не имеет никакого значения, потому что она появилась в тот момент, когда мы в неё попали, и исчезнет сразу же, как только мы её покинем. Конечно, это слишком сложные вещи, чтобы понять их замшелым умом ботана, поэтому тебе об этом лучше не думать, - пояснила карлица.
Пока Шушаника излагала свои научные познания, они дошли до анабиозного отсека. Там, под толстым заледенелым стеклом трёх камер находились такие знакомые фигуры. Ядвига подошла к крайнему морозильнику и прижалась лицом к ледяной поверхности. Под ней находилось беззащитное и бездыханное женское тело.
- Какая я смешная и жалкая! Сплю и не знаю, сколько опасностей и невзгод впереди! – девушка разглядывала себя со стороны и еле сдерживала слезы. - Как много горя еще предстоит вынести!
Она перешла к соседней камере, в которой просвечивал серебристый костюм Руно. Сам ученый с неприязнью разглядывал себя со стороны.
- Я был о себе лучшего мнения, или может я такой страшненький, потому что заморожен? Как ты думаешь, Ядвига? – с нескрываемой надеждой в голосе, спросил Руно Вельда.
- Конечно, Руно, в жизни ты намного симпатичнее, парень хоть куда! – ответила девушка.
Они вместе подошли к третьему саркофагу, в котором лежало тело Катриэля. Его бледное лицо было прекрасно и безмятежно. При виде любимого, у Ядвиги на глаза навернулись слезы, а Шушаника заохала и запричитала, как деревенская баба.
- Вот, дружище, и свиделись.… Не думал, что это возможно, - сказал Руно, - Ядвига, давай вытащим его и перенесем на Кукум, не размораживая, пусть он проснётся в новом месте и в новое время.
- Ты прав, я считаю, что ему лучше не рассказывать о том, как он погиб, спасая нас. Пусть думает, что ничего этого не было, - ответила девушка.
Они вытащили Катриэля из морозильника и с трудом подняли его обледеневшее тело. При этом, у Руно что-то хрустнуло в спине, ученый застонал от боли, но, несмотря на это, мужественно помог Ядвиге донести и погрузить Катриэля в челнок.
- Кажется, я сорвал спину: ни согнуться, ни разогнуться, - жалобно сказал он.
- Садись в челнок и возвращайся на Кукум. Мы с Шушаникой полетим следом за тобой.
Через несколько минут, они уже были на своем корабле. Катриэль мирно спал, уложенный в камеру, Руно, превозмогая боль в спине и обливаясь холодным потом, вел Кукум обратно сквозь Врата Времени, а Ядвига и Шушаника не моги налюбоваться на драгоценного солдата-робота за обледенелым стеклом.

Глава пятнадцатая. Вселенная. Кукум. Болезнь Руно
Кукум благополучно прошел Врата Времени и вылетел на просторы Вселенной. Как только он немного пролетел вперед, Врата Времени начали быстро уменьшаться и таять, словно кубик льда в горячем чае. Вскоре от них не осталось и следа.
Ядвига и Шушаника были в приподнятом настроении. Горбунья даже ни разу не назвала девушку «красоткой» или «кисейной барышней». Теперь она к Ядвиге обращалась не иначе, как «дорогая подруга».
Девушка все это время не выходила из анабиозного отсека, даже боялась сходить поесть. Казалось, что как только она отойдет, Катриэль исчезнет навсегда. В это время Руно лежал в своем отсеке постели и громко стонал, но никто этого не замечал.
- Ядвига, милая, подойди ко мне! Ты разве не слышишь, мне совсем плохо! Спина очень сильно болит, я не могу пошевелиться!- его голос звучал так слабо, что девушка, и правда, не могла его услышать, но зато Кукум хорошо слышал и понимал каждое слово своего хозяина.
- Ядвига в анабиозном отсеке, срочно подойди к хозяину Руно Вельда, с ним что-то происходит! По-моему, ему плохо, - печально возвестил гигантский овощ.
- Да неужели? Наконец-то он подыхает! Какой счастливый сегодня день! Просто праздник какой-то! Мало того, что я вновь обрела своего любимого, так еще и чертов ботан решил отбросить копыта! Ядвига, дорогая, возьми меня с собой, я хочу это видеть! – неудачно пошутила Шушаника.
- Ты останешься здесь, с Катриэлем, а я пойду, посмотрю, что с Руно, - приказала девушка.
Когда она подошла к постели ученого, тот уже никого не звал, а находился в забытье, и было слышно лишь его тяжелое дыхание. Ядвига дотронулась до его лба и почувствовала, насколько он горячий.
- Руно, милый, очнись! Что с тобой? Ты меня слышишь? – закричала она.
Но молодой человек никак не реагировал на ее слова. Ядвига была в отчаянье. Только что они вернули Катриэля, но теперь могли потерять Руно навсегда.
Два дня она провела неотлучно у постели больного. Его состояние не менялось. Тело ученого было горячим как огонь, он обливался холодным потом, тяжело дышал и не приходил в себя. Наутро третьего дня Руно Вельда открыл глаза и тихо прошептал:
- Я умираю. Хочу передать тебе управление Кукумом. Сейчас он слушается только меня. А когда я умру, станет неуправляемым. Хочу успеть передать управление тебе!
Он с трудом приподнялся и позвал слабым голосом корабль:
- Кукум, ты меня слышишь?
- Я слышу тебя, хозяин, приказывай! – отозвался Кукум.
- Отныне я тебе больше не хозяин. Теперь будешь слушаться только Ядвигу, ты хорошо понял? – спросил Руно.
- Да, я все понял, бывший хозяин. Отныне буду слушать и выполнять приказы только хозяйки Ядвиги, - произнес голос корабля.
Руно вновь потерял сознание. Ученый был еще жив, но, судя по всему, жизнь медленно покидала его.
- Надо разбудить Катриэля, - решила Ядвига,- он что-нибудь придумает, мы не должны потерять Руно.
Она побежала в анабиозный отсек и ввела программу пробуждения. Вскоре крышка саркофага открылась, и Катриэль, вышел к ней навстречу.
- Я вам нужен? Что случилось? Как-то все странно, необычно, - сказал солдат-робот, внимательно оглядывая помещение.
Ядвига обняла и поцеловала его.
- Пойдем скорее! Руно умирает! Ты должен как-нибудь ему помочь! – сказала девушка.
- О, мой красавец, я безумно рада тебя видеть! - карлица бросилась обнимать его колени.
- Шушаника, ты пойдешь с нами, может, чем-нибудь поможешь Руно, - решила Ядвига.
Вскоре солдат-робот, при помощи горбуньи, сделал медицинские анализы Руно. Этому он был обучен у Терензиуса. Оказалось, чтобы спасти жизнь больного, нужно синтезировать особый вид антибиотиков. Это у Катриэля вскоре получилось, благо в лаборатории имелось все необходимое. После инъекции температура у Руно спала, и ему стало намного лучше.
Через пару дней он встал с постели и шаткой походкой передвигался по кораблю, разговаривал слабым голосом, но был довольно весел и кушал с большим аппетитом. Боли в спине его уже не мучили.

Прошло несколько дней. Кукум несся вперед в неизвестном направлении, потому что ни Руно, ни Ядвига не ведали, куда лететь дальше. Тем более этого не могли знать Катриэль и Шушаника.
Ядвига и Руно Вельда сидели в зале управления, прямо на зеленой траве, и неторопливо беседовали.
- По-моему Катриэль догадался, что мы кое-что от него скрываем. Когда ты собираешься сказать ему правду? – спросил ученый.
- Даже не знаю, стоит ли ему вообще знать о своей гибели и о нашем путешествии в прошлое. Давай это все расскажем как-нибудь потом, - ответила Ядвига.
- А как быть с его догадками? Сама знаешь характер Катриэля, хоть он и наполовину робот, но ужасный зануда и упрямец, всегда добивается того, чего хочет. И раз уж пристал с расспросами, то не отстанет, пока не получит правдоподобного ответа. Так что срочно что-нибудь придумай, - посоветовал Руно Вельда.
- Давай сделаем так: скажем лишь половину правды и опустим те детали, которые ему лучше не знать. Я расскажу, что челнок Терензиуса был подбит кораблем Дунды Ужасной, но нам удалось спасти Катриэля, - решила Ядвига.
Тем же вечером они изложили эту версию солдату-роботу, пригрозив Шушанике, что если та сболтнет лишнего, ее выбросят за борт. Катриэль поверил, или сделал вид, что поверил, но после этого расспросы прекратились.
Так они летели в холодном пустынном космосе безо всяких событий, и один день был похож на другой. Ядвига и Руно иногда вспоминали о Великой Миссии Катриэля, но с каждым днем все реже. Они не знали, в чем суть этой Великой Миссии и как ее выполнить. Лишь Предсказательница Октана могла бы дать разъяснения, но она больше не появлялась. Разумеется, при Катриэле об этом даже не упоминали, боясь, что настырный солдат-робот вновь пристанет с вопросами, и, в конце концов, докопается до истины.
Тот день начался, как обычно. После завтрака Ядвига и Катриэль увлеченно играли в настольную игру, а Шушаника и Руно сидели у экрана внешнего обзора и мирно беседовали.
- Эх, ты, ботан! Говоришь отпуск у тебя, а сам сидишь, скучаешь. Девку твою Катриэль отбил, а ты даже не попытался за нее бороться. Хлюпик ты и мямля, вот что я тебе скажу, - задумчиво сказала горбунья.
Руно обиженно посмотрел на нее.
- Да ты того, не сердись. Я не в обиду тебе говорю! Так, к слову пришлось. Просто скучно тут у нас. Ничего не происходит! – пояснила Шушаника.
- Вот и хорошо, что ничего не происходит. Целее будем. Мне совсем не хочется рисковать каждую минуту жизнью, непонятно ради чего! Что скучно – это бесспорно, зато безопасно, правда, Кукум? – ответил Руно.
- Правда, бывший хозяин! – отозвалось разумное растение.
- Все забываю сказать Ядвиге, чтобы она вновь передала мне командование Кукумом, - добавил Руно. – Да ты только погляди, Шушаника, на них! Никого не видят и не слышат, кроме друг друга!
- Твоя правда, Руно! – горбунья впервые за все время назвала ученого по имени. – Смотреть противно! Такие счастливые рожи! Эх, я бы сейчас куда-нибудь сходила поразвлечься, оторваться! Вот ты когда-нибудь был в казино?
- Честно сказать – никогда. У меня просто времени на развлечения не оставалось: я создавал Кукум. Так много работал, что даже жена Ида от меня ушла. Ей было обидно, что мало времени ей уделяю, - ответил Руно.
- И правильно сделала, вот я бы тоже от тебя ушла! – карлица гордо подбоченясь, посмотрела на ученого.
- Да я бы на тебе и не женился! – парировал Руно Вельда.
- Это, интересно, почему же? По-твоему, я рылом не вышла? – оскорбилась Шушаника.
- И не только! Внешность - полбеды. Как в народе говорится: «с лица воды не пить». Главное: твой вредный характер и поганый язык, - пояснил молодой человек.
- Интересно-интересно! Чем же тебе мой характер не нравится? Тем, что правду-матку в лицо говорю? Что ж, льстить да врать меня никто не заставит! – ответила Шушаника Лукреция Годе, она просто раздулась от негодования, словно рыбка-тетрадон.
- Ну, если так – приготовься прожить свою жизнь в гордом одиночестве. Ни один мужчина на такой злыдне и язве, как ты, не женится! – сказал Руно.
- Ну и не надо, мне и одной хорошо. Мужчины меня не интересуют, все, за исключением Катриэля. А он, как видишь, занят! – карлица с досадой посмотрела на солдата-робота, увлеченно беседовавшего с Ядвигой.
- Даже видеть не хочу. Посмотри-ка лучше: что это там такое впереди? Вроде астероид, но почему он так ярко светится? – промолвил Руно, внимательно вглядываясь в экран наружного наблюдения.
- Ба! Повезло, так повезло! Это же знаменитый развлекательный астероид «Горшок лепрекона». Вот где можно оторваться и развлечься по полной! Там есть бары и рестораны, казино и луна-парк! Я хочу туда! – закричала Шушаника.
- Вот и хорошо! Развлекаться – так развлекаться! Ядвига, ну-ка отвлекись на минуточку от Катриэля и прикажи Кукуму совершить посадку на развлекательный астероид, - сказал Руно.
- Как ты сказал? Развлекательный астероид? А что это такое? – удивилась Ядвига. – Никогда о таких не слышала.
- Потом объясню! – ответил Руно Вельда. – Отдай приказ Кукуму.
- Мне кажется, не стоит этого делать, - вмешался Катриэль. – Я слышал о «Горшке лепрекона». Этот астероид пользуется плохой славой. На Пиринобеле считалось дурным тоном посещать подобные места.
- Но мы не на Пиринобеле, а на Кукуме, - возразила Шушаника. – Я желаю поразвлечься, да и мой друг Руно – тоже! Так что, красотка, прикажи говорящему огурцу немедленно садиться!
- Да, Ядвига, прикажи! Мы желаем развлекаться и веселиться! – подтвердил молодой ученый. – А кто не хочет – может оставаться на Кукуме. Мы насильно никого не тащим!
И он злобно посмотрел на Катриэля.
Глава шестнадцатая. Вселенная. Кукум. Мушиный дартс
«Горшок лепрекона» сиял и переливался разноцветными рекламными огнями. Одни светящиеся надписи завлекали клиентов, призывали их поиграть в рулетку и бильярд, посетить дартс-клуб. Другие рекламировали недорогие, но необычайно вкусные блюда местной кухни, которые можно было отведать в кафе и ресторанах.
Руно, Ядвига и Шушаника вышли из припаркованного на космодроме Кукума и отправились к увеселительным заведениям. Катриэль остался на корабле.
- Юнидоты-то у кого-нибудь есть? – спросила Шушаника. – Задарма нас кормить и развлекать никто не станет!
- Что? Какие юнидоты? – удивилась Ядвига.
- Темнота! Всевселенские деньжата. Если нет юнидотов – то золотишко и драгоценные камушки тоже сойдут. Можно сдать их в скупку и получить взамен юнидоты, - пояснила карлица.
- У меня ничего нет, только цепочка с крестиком, но это – единственная память о бабушке с дедушкой. Я не собираюсь ее никуда сдавать, - сказала Ядвига.
- У меня есть золотое обручальное кольцо. Я не хочу больше вспоминать об Иде, возьми его! – Руно вытащил из нагрудного кармана драгоценный перстенек с бриллиантами.
- Ого! Ценная вещичка и красивая! Умеют у вас на Томите делать, ничего не скажешь! – горбунья с видом знатока взвесила на ладошке кольцо. – Ну, что ж, пойдем, получим немного юнидотов.
Высохший трясущийся старикашка с толстой линзой в правом глазу долго рассматривал и взвешивал перстень на маленьких весах.
- М-дя! – наконец он вынес вердикт. – Вещичка красивая, качественная, работа тонкая! На тысячу юнидотов потянет. Но я вам могу заплатить только пятьсот. А иначе, какая мне выгода?
- Ну, ты, старый хрен! Совсем обнаглел: за такое кольцо – пятьсот юнидотов. Да там одного золота на тысячу, а что бриллианты, по твоему, не в счет? – возмутилась Шушаника.
- Я плачу только за золото, работа и камни не считаются. Таковы правила, - скрипуче возразил скупщик.
- Ну, тогда ладно, мы пойдем в лавчонку на другой стороне улицы, там мне за эту вещичку полторы тыщи давали. Я-то думала, ты, как человек знающий и опытный, больше заплатишь! Да тут бриллиантов на пять тысяч! Отдам за две и ни юнидотом меньше! Это мое последнее слово! – стояла на своем карлица. – Если не согласен – мы уходим!
Горбунья схватила друзей за руки и решительным шагом направилась к выходу.
- Стойте, милая девушка! Не уходите! Я даю тысячу восемьсот! Постойте же! – заорал старикашка.
- Две и не юником меньше! - Шушаника медленно, но верно продолжала вести друзей к выходу.
- Хорошо, я согласен, вернитесь! Давайте сюда кольцо, вот пересчитайте денежки!
Удачная сделка была совершена. Шушаника прыгала от восторга.
- А ведь если бы не я – вы отдали бы кольцо старому прохвосту за какие-то жалкие пятьсот юников! Он облапошил бы вас в два счета! Вы должны гордиться, что у вас такая ловкая и опытная подруга, как Шушаника Лукреция Годе!– горбунья торжествующе улыбалась. – А теперь мы заслужили пир – на весь мир. Идемте, друзья. Я знаю тут один славный ресторанчик…
Часа через два, сытые и довольные путешественники вышли из ресторана «Вкусноед». Там, действительно кормили очень вкусно, сытно и недорого.
- Ну что, поели, теперь можно и поразвлечься на славу! Вы когда-нибудь играли в мушиный дартс? – спросила горбунья.
Она была очень горда своей миссией гида по астероиду развлечений. Ведь ни Руно, ни, тем более, Ядвига никогда раньше не бывали в подобных местах.
- Мушиный дартс? – в один голос переспросили друзья.
- Да, мушиный дартс. Это такая игра, интересная и увлекательная. Да еще, если повезет, за одну ночь можно разбогатеть! Вот ежели сегодня подфартит в игре, то мы сможем купить себе вполне приличный астероид и зажить на нем в свое удовольствие! Это моя мечта. Не болтаться же нам вечность в космосе на говорящем кабачке? А? Может пора подумать о собственном доме? Как вы считаете?
- Я раньше об этом не думал, - сказал Руно. – Но иметь собственный астероид – это, наверное, здорово!
- Еще как здорово! – подтвердила Шушаника. – А ты, дорогая подруженька, что на это скажешь? Небось, надоело скитаться по Вселенной?
- Ну, как сказать? Мне все равно где быть – лишь бы рядом с Катриэлем, - призналась Ядвига.
- Считай, что я этого не слышала, а иначе – мы поссоримся, – карлица скрипнула зубами и отвернулась. – Хватит болтать! Идем развлекаться!
Впереди сияла разноцветными переливающимися огнями яркая вывеска: «Мушиный дартс-клуб «Бузи Дзубаба»
Суровый, огромный, как шкаф с антресолью, охранник у входа остановил молодых людей:
- Юнидоты есть? Покажите?
- Любуйся, цепной пес! – Шушаника вынула из кармана толстую пачку купюр и издевательски потрясла ими в воздухе.
- Проходите, - невозмутимо ответил охранник и широко распахнул перед ними двери заведения.
Внутри было шумно и людно. Горел яркий свет, гремела музыка. У дальней стены располагалась барная стойка, за которой распоряжался сам хозяин – старый знакомый Шушаники и бывший космический пират Диего Делласега. Это был высокий статный красавец неопределенного возраста. Его черные кудри изящно спадали на плечи, а прекрасные синие глаза приветливо и ласково смотрели на посетителей. Диего ослепительно улыбался, демонстрируя удивительно ровные белые зубы.
- Вах! Кого я вижу? Неужели сама Шушаника Лукреция Годе осчастливила мое скромное заведение своим присутствием? - хозяин выбежал из-за стойки и кинулся обнимать и целовать карлицу. – Ты совсем не изменилась, боевая подруга, по-прежнему бодра, весела и отвратительно уродлива!
- Зато ты все так же дьявольски красив! – ответила горбунья, освобождаясь из объятий пирата. – Знакомься, это мои друзья, Руно и Ядвига.
Диего сердечно пожал руку молодого ученого и отвесил изящнейший поклон Ядвиге, слегка приподнимая черную треугольную шляпу, украшенную алыми перьями.
- Вы, наверное, ангел, сошедший с небес в эту цитадель разврата! – пафосно произнес он, горячо целуя руку девушки. – Красавица, ты поразила меня в самое сердце! Чем могу служить?
Ядвига смущенно молчала. Пират произвел на нее двоякое впечатление: с одной стороны очень понравился, а с другой его напор и страсть пугали девушку.
- Мы хотим участвовать в Большой Игре, - ответила за нее горбунья.
- Большая Игра – крупные ставки, дорогуша! Если нет юников – могу одолжить, в память о нашей старой дружбе, - все так же любезно улыбаясь, промурлыкал Диего.
- Не люблю одалживаться! Мы будем играть на свои, - Шушаника показала пирату толстую пачку наличных.
- Так ты не отошла от дел? Все еще бороздишь Вселенную в поисках легкой наживы? – Диего многозначительно подмигнул.
- Нет, мой Черный Принц, с этим покончено раз и навсегда. Но не могу кривить душой – славные были времена! – ответила Шушаника. – Жаль только наших ребят, ведь я да ты в живых остались. Но не будем о грустном. Мы пришли сюда развлекаться! Давай нам по комплекту мух, - она протянула пирату купюру. – Этого хватит?
- Еще как, еще как! Только прежде я угощу вас самым лучшим шампанским во Вселенной, в честь неожиданной встречи и приятного знакомства! – Диего раздал друзьям узкие высокие бокалы и до краев наполнил их сверкающим, пенящимся вином.- За старых и новых друзей! И, прежде всего, за тебя, моя несравненная Шушечка-Горбушечка!
Ядвига поднесла к губам бокал и осторожно попробовала шампанское. Вино оказалось восхитительным! Яркий и нежный вкус чудесного напитка ласкал ей язык и небо. В нем было все: разогретые на солнце лесные травы, сладкий привкус спелой земляники, аромат распускающихся роз в бабушкином саду, пение черных дроздов летним утром и еще много всего, что когда-то радовало и волновало ее. Вино изменило и восприятие действительности: резкая громкая музыка показалась ей пением херувимов, посетители клуба стали гораздо симпатичнее и милее. Диего Делласега теперь казался просто идеалом мужественной красоты и благородства, страх, который по началу она к нему испытывала, куда-то пропал. Да что говорить, если даже Шушаника стала выглядеть почти что красавицей!
- Это волшебное вино! – сказала Ядвига. – Спасибо, милый Диего!
Она обняла и поцеловала пирата в губы, чему тот ужасно обрадовался.
- А ты вовсе и не уродина, как я мог так раньше думать? – сказал Руно горбунье. – Выходи за меня замуж! Я так устал от одиночества!
-Правильно, я – заколдованная принцесса! Хорошо, я подумаю. Замужество – шаг серьезный! - кокетливо ответила карлица. – А ты мне нравишься! – она посмотрела на Руно Вельда так, словно видела его впервые. - Катирэля и кисейную барышню мы пошлем куда подальше! Хватит страдать и мучиться!
- Вот ваши дартс, - Диего протянул каждому по маленькой прозрачной баночке, в которой ползали и жужжали отвратительные жирные мухи.
У Шушаники они оказались с синеватыми спинками, мухи Руно переливались зеленоватым оттенком, а у Ядвиги отливали приятным лиловым блеском.
- Идите к третьему столику, игра начнется через семь минут, - напутствовал их Диего Делласега. – Удачи!
- Уважаемые господа! – торжественно произнес рефери, небольшого роста мужчина с огненно рыжими бакенбардами, и зазвенел колокольчиком, чтобы привлечь внимание посетителей. – Сейчас начнется Большая Игра! Приглашаю всех желающих к третьему столику! Победитель получит сто тысяч юнидотов.
Гудящая толпа подвыпивших гуляк окружила столик номер три. Перед ним на стене висела огромная красочная мишень. Руно, Ядвига и Шушаника Лукреция Годе протиснулись поближе к рефери.
- Желаете записаться на Большую Игру? – приветливо улыбаясь, спросил мужчина.
- А то! – нахально подтвердила горбунья. – Давай, рыжий, впиши нас!
- Еще раз разъясняю правила: побеждает тот, кто наберет в трех раундах наибольшее количество очков. Но сначала пройдет отборочный тур, попрошу внести по сотне юников!
Кроме Ядвиги, Шушаники и Руно в игре пожелали принять участие еще человек двадцать, они заплатили взносы развязному рефери и открыли свои баночки с мухами.
Горбунье сразу же подфартило – ее синяя муха, немного покружив над игроками, уселась точно в яблочко, в самый центр мишени. Это попадание зрители приветствовали восторженными криками.
Руно и Ядвиге повезло куда меньше – их мухи совершили посадки, и вовсе, за пределами раскрашенного круга. Таким образом, в Большой Игре из друзей осталась лишь Шушаника. Ее соперниками оказались полтора десятка завсегдатаев мушиного дартс-клуба. Они громко возбужденно переговаривались, употребляя жаргонные слова и неприличные ругательства. Особенно среди них выделялся Бурдоляй – огромный лысый краснолицый верзила с двойным подбородком и жирными складками на затылке. Он вел себя буйно и шумно, изо всех сил хлопая себя по ляжкам после каждого удачного броска соперника и грязно ругаясь. Его особенно бесило, что Шушаника, после завершения двух раундов, набрала больше всего очков. Бурдоляй то и дело поворачивал к горбунье свое жирное обвислое лицо, делал страшные глаза и угрожающие гримасы. Но Шушанику Лукрецию Годе напугать подобными ужимками было невозможно, она играла с таким азартом, что, ни на кого не обращала внимания.
Между тем, какой-то маленький незаметный субъект, тихонько подкрался к шушаникиной баночке с мухами и что-то туда быстро пшикнул из баллончика. Этого ни горбунья, ни ее друзья не заметили. Но в третьем раунде, до того работавшие без промаха синие мухи карлицы вдруг стали сонными и вялыми. Они долго кружили, словно не понимая, куда нужно лететь и что делать. В конце концов, садились далеко от центра мишени. Таким образом, Бурдоляю удалось сравнять счет. Он и его друзья-болельщики безумствовали от радости. Верзила тяжело подпрыгивал и орал на весь бар, заглушая громкую музыку.
- Господа, минутку внимания! – рефери обратился к игрокам и зрителям. – Ввиду того, что, что два игрока: Бурдоляй и Шушаника набрали одинаковое количество очков, мы поступим по нашим правилам. Победителем станет тот, кто сделает более крупную ставку. Таким образом, ему достанется выигрыш и деньги противника! Начинайте делать ставки, господа!
Горбунья вынула из кармана оставшиеся деньги и протянула рыжему рефери. Тот внимательно их пересчитал и громко объявил: ставка Шушаники Лукреции Годе – тысяча шестьсот юнидотов. Теперь очередь уважаемого Бурдоляя!
Верзила вывернул карманы и отдал рефери девятьсот юников, больше у него не оказалось. Но затем он снял с шеи массивную золотую цепочку и протянул рыжему мошеннику.
Тот взвесил на руке украшение и торжественно произнес: У почтенного Бурдоляя девятьсот юнидотов, плюс цепочка, которую я оцениваю еще в две тысячи, итого – две тысячи девятьсот. Победа и главный приз достанется ему, если конечно, очаровательная Шушаника не повысит ставку! Мы ждем ее решения, господа!
- Давай, дорогая подружка, снимай свои цацки! – горбунья потянулась к Ядвигиному крестику на золотой цепочке. – Это ненадолго, скоро они к тебе вернуться, ведь главный приз будет наш!
- Ну, если ненадолго – бери, - сказала девушка, неохотно расстегивая замочек.
- Спасибо! Ты не пожалеешь! – Шушаника схватила драгоценность и торжественно вручила рефери. – И что теперь скажешь?
- Шушаника Лукреция Годе – еще плюс пятьсот юников, итого: Бурдоляй две тысячи девятьсот, Шушаника – две тысячи сто! Еще ставки будут? – вопрошал рыжий.
- Мириман тебя побери! – выругалась горбунья. – Руно, может у тебя еще что-нибудь найдется?
- А? Что? Нет, у меня больше ничего нет, - ответил ученый. – Мне очень жаль. Выходит, мы проиграли.
- Ну, уж нет! Я не могу этого допустить, - сказала карлица. – Думай, ботан, думай, ты же умный!
- А почему бы тебе не попросить взаймы у своего приятеля Диего? – предложила Ядвига. – Он же недавно сам предлагал.
- Точно, уже бегу! Подожди, рыжий, будут тебе денежки! –Шушаника подбежала к пирату и быстро что-то зашептала ему на ухо. Тот любезно улыбнулся и вынул всю наличность из кассы.
- Вот, держи! Тут три тысячи шестьсот пятнадцать юников, - карлица торжествующе протянула деньги рефери.
- Шушаника Лукреция Годе одерживает победу - ее ставка семь тысяч шестьсот пятнадцать юников! Ну же, достопочтенный Бурдоляй, не дайте себя обойти! – закричал рыжий.
- Эх, была не была, ставлю челнок! Он почти новый, можешь посмотреть, он тут, недалеко, - завопил верзила, не обращая внимания на протесты своих дружков, и протянул рефери ключи.
- Принято! Посчитаю его, как пятнадцать тысяч юников! – объявил ведущий. – Итак, победу одерживает…
- Нет! Нет! Ставлю Кукум! Это не какой-нибудь паршивый челнок, а настоящий межгалактический корабль, - в отчаянье завопила Шушаника.
И в тот же миг оказалась распростертой на мраморном полу клуба. Сильный удар кулака сбил ее с ног.
- Кукум ты получишь только через мой труп! – сказал Руно Вельда, потирая ноющую после удара руку. До этого случая молодой ученый ни разу не дрался, даже в школе, и тем более, никогда не поднимал руку на женщину. Но в этот вечер все было по-другому, так, словно не по-настоящему, а в какой-то другой, доселе неведомой реальности. Наверное, это так действовало волшебное шампанское Диего Делласега.
- Итак, победителем Большой Игры становится достопочтенный Бурдоляй! – торжественно произнес рефери. – Ему достаются все ставки противника, а кроме того – сто тысяч юнидотов! Мои поздравления! Свой выигрыш вы сможете обналичить в любом отделении Юнибанка, после предъявления данного сертификата и заполнения соответствующих бумаг. Тогда же вы получите обратно и свой челнок.
Рыжий протянул Бурдоляю какую-то бумажку, сердечно пожал ему руку и вежливо раскланялся.
- Всем спасибо за игру! Прощайте! Мне пора! – и он, недолго пошептавшись с хозяином, тут же куда-то исчез.
Бурдоляй стоял посреди зала, растерянно разглядывая полученную бумагу. Потом, немного опомнившись, заорал:
- Ключи-то, верни, командир! Как же я без челнока? Что мне теперь делать? Куда податься?
Но рефери уже и след простыл.
- А ну-ка покажи мне твой сертификат, - один из дружков верзилы внимательно изучил яркую печатную листовку. – Да это же купон на скидку в супермаркете! Ребята, нас надули!
- Как? – сперва не понял Бурдоляй, но потом до него дошло. – Мой новый челнок! Моя драгоценная цепочка, мои любимые денежки!
Он в бешенстве начал крушить все вокруг, разнося в щепки мебель, разбивая посуду. Его дружки не отставали. Один наступил на все еще лежащую на полу, без чувств, Шушанику. Та моментально пришла в себя и с рычанием вцепилась обидчику в волосы. Ядвига и Руно вступились за подругу. Завязалась потасовка. Молодой ученый схватил высокий барный табурет и принялся охаживать им всех подряд. Паненка Падановская подобрала бутылку из-под шампанского и разбила ее о голову бушевавшего Бурдоляя. Тот свалился, как подкошенный. Ядвигу тут же окружили его приятели, и лишь вмешательство Диего спасло девушку от жестокой расправы. Пират, выхватив из-за пояса шпагу, разогнал нападавших, затем быстро поднял Ядвигу на руки и унес ее за барную стойку.
- Подожди минутку, мой светлый ангел, я только вызову Хранителей Порядка, - Диего, не опуская девушку, быстро нажал какую-то кнопку. Тут же завизжала сигнализация, и завыли оглушительные сирены Хранителей.
- Ну все, сейчас драчунов разнимут и все будет хорошо! – шепнул пират в ухо Ядвиге. – А нас тут уже нет.
Диего Делласега повернул рычаг и открыл потайной люк, в который, очевидно, до этого сбежал и проворный рыжий рефери.
Глава семнадцатая. Вселенная. Эдем- 325
- Сейчас-сейчас, красавица моя! – бормотал пират, набирая цифры на пульте. – Еще секунда и мы окажемся в настоящем раю!
Спустившись в люк, он и Ядвига попали в маленькую, слабоосвещенную кабинку. Пират осторожно поставил девушку на пол, но продолжал ее крепко прижимать к себе левой рукой. Она не сопротивлялась. Все еще одурманенная волшебным шампанским и напуганная дракой, Ядвига не вполне адекватно воспринимала реальность. Ей казалось, что рядом с Диего она в безопасности.
- Ну вот, прелестное создание, милости прошу на Эдем-325, настоящий рай во Вселенной! – сказал пират.
Передняя стенка кабины раздвинулась, открывая вид на великолепный песчаный пляж.
- Где это мы? И как сюда попали? – изумилась Ядвига.
- Я же говорил, дорогая, мы на Эдеме-325, самой прекрасной и спокойной планете в нашей Вселенной. Мы сюда телепортировались. Ты раньше никогда не пользовалось телепортатором? – ласково ответил Диего, поддерживая девушку под локоток и выводя ее из кабины.
- Нет, никогда, - задумчиво ответила Ядвига. – Как тут красиво!

А в это же время, Руно Вельда и Шушаника Лукреция Годе продолжали отбиваться от дружков Бурдоляя в дартс-клубе Бузи Дзубаба. Сам верзила сидел, прислонившись к стене, а из неглубокой раны на его лысине медленно сочилась кровь. Шум был невообразимый: орали сирены Хранителей Порядка, визжала сигнализация, дерущиеся выкрикивали страшные ругательства. Вооруженный электрическими дубинками и парализаторами отряд Хранителей ворвался в помещение. И почти сразу же наступила тишина. Обездвиженных буянов по одному выносили из клуба и складывали штабелями в кузов большого Хранителевоза. Когда все были загружены, Хранители опечатали помещение и доставили задержанных в участок.
Сколько времени Руно и Шушаника пролежали без сознания – неизвестно. Горбунья очнулась, лишь когда на ее поясе запищал коммуникатор. Она с трудом пошевелила рукой, взяла аппарат и поднесла к уху.
- Шушаника! Где вы? Сколько можно развлекаться? Позови-ка мне Ядвигу, - в коммуникаторе раздался голос Катриэля.
- Ядвигу? – голос карлицы задрожал. – А ее нет с нами.
- Что? – спокойный голос Катриэля изменился. – Где она, отвечай!
- Не знаю, тут завязалась драка, я потеряла сознание, а когда очнулась – ее уже не было рядом, - задумчиво ответила Шушаника.
- А Руно? Дай ему коммуникатор, что он знает о Ядвиге? – Катриэль повысил голос.
- Сейчас, сейчас! Он, кажется, до сих пор в отключке! – карлица принялась толкать ученого. – Руно, очнись!
- Что? Где я? – молодой человек открыл глаза.
- Тут Катриэль на связи, про Ядвигу спрашивает, - громким шепотом заговорила горбунья.
- Катриэль? Ах да, Ядвигу похитили, а нас заперли в обезьяннике с какими-то темными личностями, - неприязненно оглядывая народ в камере, ответил Руно.
- Как похитили? Кто? Вы что-нибудь знаете? – продолжал расспрашивать Катриэль.
- Да, я видел, это был Диего Делласега, старый приятель Шушаники, он подхватил ее на руки и унес к себе за прилавок. Ядвига, между прочим, даже не сопротивлялась, судя по всему, была непротив. Потом они оба куда-то исчезли. А нас оглушили и обездвижили Хранители, привезли сюда, посадили в клетку, - ответил Руно.
- Я сейчас приду за вами, надо спасать Ядвигу, - сказал Катриэль, и связь прервалась.
Руно Вельда вернул коммуникатор Шушанике.
- Сейчас придет Катриэль, - сказал он.
После долгих уговоров Катриэля, дежурный Хранитель согласился выпустить Руно и Шушанику.
- Я же вас предупреждал: добром все это не кончится, - сказал солдат-робот друзьям, когда они вернулись на Кукум.
- Да откуда ж мне было знать, что красотку похитят? – злобно оправдывалась горбунья. – Ведь я же почти выиграла, Мириман бы побрал этого зловонного Бурдоляя и его дружков!
- О чем ты думаешь? – возмутился Руно. – Наша подруга в опасности, мало ли что в голову этому пирату придет! Такие типы на все способны. Может он маньяк-убийца или насильник?
- Да ничего он ей не сделает! Диего Делласега – хорошо воспитанный и галантный мужчина, не чета, тебе! Он-то умеет обращаться с дамами, не то что те, которые девушек по морде кулаками бьют. У меня до сих пор башка болит, так ты мне врезал! – карлица с шипением потерла левый висок.
- И правильно сделал, а то ты и Кукум наш проиграла бы, как пить дать! – возразил ученый. – Что бы мы сейчас делали?
- Хватит уже, надоели ваши споры. Надо Ядвигу выручать! Разве вы забыли, что без ее приказа Кукум и с места не сдвинется? – сказал Катирэль.
- А ведь верно – забыли, - Руно хлопнул себя ладонью по затылку, - сколько раз собирался вернуть себе управление!
- А я говорила тебе! Напоминала, - съехидничала Шушаника Лукреция Годе. – Что мы теперь, пешком пойдем ее искать?
- Зачем же пешком? Можно воспользоваться челноками, их у нас два, - напомнил Руно Вельда. – Кстати, ты должна знать, где твой дружок Диего может ее прятать, думай, Шуша, думай!
- Чего мы сидим? Надо идти в дартс-клуб, может у него там тайное убежище. Я хорошо видела, как он под прилавок полез, пойдемте скорее! – ответила горбунья.

Ядвига и Диего, взявшись за руки, медленно шли по прекрасному пляжу, покрытому белым коралловым песком. Высокие стройные пальмы давали густую тень, на небе не было ни облачка, лишь крики чаек, проносящихся над головами, нарушали праздную тишину Эдема - 325.
- Я скоро покажу тебе мой замок, красавица! Мы будем жить там вдвоем, в покое и счастье до конца наших дней, - говорил пират.
- Это твой замок? – спросила Ядвига, указывая на белеющее в густой зелени высокое строение с остроконечными башнями.
- Да, дорогая, это он – наш с тобой вечный дом, - отвечал Диего, его глаза сияли от счастья. – Мы уже почти пришли.
- Добро пожаловать, ваше высочество! – многочисленные слуги радостно приветствовали хозяина и его гостью.
– Прикажете накрыть к обеду? – спросил полный розовощекий юноша-повар в высоком белоснежном колпаке.
- Конечно, Джимми, мы просто умираем от голода, - ответил пират. – И не забудь подать шампанское, то самое, мое любимое!
Диего хитро подмигнул парнишке, тот быстро побежал выполнять приказ.
- Вот здесь у нас каминный зал и столовая, я тут обедаю, когда приходят гости. Если бываю один – скромно трапезничаю у себя в кабинете, - пояснил пират, заботливо усаживая девушку за богато сервированный стол.
Все приборы – ножи и вилки, были из чистого золота, тарелки и миски – из тончайшего, просвечивающего на свету фарфора. Посреди стола возвышалась огромная ваза с букетом благоухающих белых роз.
- Как здесь чудесно! – выдохнула Ядвига, с интересом разглядывая огромный зал, в левом углу которого, несмотря на теплую погоду, полыхал камин. – Такая роскошь! А розы, в точности, как из сада моей бабушки.
- Значит, ты согласна? – синие глаза пирата с надеждой посмотрели на девушку.
- На что я должна согласиться?- переспросила Ядвига.
- Разве ты не поняла? Я предлагаю тебе руку и сердце, мою душу и тело, а также в придачу кое-какие симпатичные мелочи – эту чудесную планетку и еще триста сундуков до отказа набитых золотом и драгоценными камнями!
- Неужели, ты и правда, так богат? – удивилась девушка. - Почему же тогда сам стоишь за прилавком в сомнительном заведении, где ошивается всякий сброд?
- Ах – это! Просто так, для развлечения, конечно же, не ради выгоды, - засмеялся Диего. – У меня, как видишь, всего более, чем достаточно. Так ты согласна выйти за меня?
- Как сказала бы моя бабушка Анна, ты – подходящая партия для такой девушки как я. Богат и знатен, хорошо воспитан и очень-очень красив, я признаю это! – сказала Ядвига.
- Это значит, да? – обрадовался пират. – Так, ты согласна?
- Это всего лишь значит, что я подумаю, - кокетливо улыбаясь, ответила девушка.
- А вот и шампанское! – торжественно объявил румяный юноша, внося на серебряном блюде золотое ведерко со льдом, из которого торчала бутылка волшебного вина.
- Оп-ля! – Диего собственноручно открыл шампанское и оно пенным водопадом полилось в хрустальные фужеры. – За тебя, мой светлый ангел! И за нашу будущую счастливую семью!
- За нас! - Ядвига поднесла сверкающий напиток к губам.

Двери дартс-клуба «Бузи Дзубаба» оказались опечатанными. Возле них несли вахту два Хранителя Порядка. Шушаника заприметила их издали и, чтобы не привлекать внимание, друзья подобрались к заведению с заднего двора. Калитка оказалась запертой изнутри, но Катриэль легко справился с нехитрым замком.
- Тихо, ребята, если Хранители нас заметят – снова отправят в кутузку, и тогда больше некому будет нас вызволить, - строго сказала Шушаника Лукреция Годе.
- Тут кодовый замок! – заметил Руно, когда они подошли к черному ходу здания.
- Это нам раз-плюнуть! Даже мозговые чипы Терензиуса не пригодятся. Смотри, ботан и учись: которые циферки самые стертые, теми и пользуются, - пояснила карлица. – Вот, значит, шестерка, восьмерка и двойка!
Горбунья нажала одновременно эти кнопки и дверь открылась. Они прошли через темный склад и попали на просторную кухню, сразу же за ней, через перегородку был бар.
Шушаника, отодвинув приятелей, заглянула под барную стойку:
-Вы только поглядите! Тут не просто укромная нора, здесь кабина телепортатора! – сказала она. – Полезайте за мной. Чувствую, что челноки нам не понадобятся.
- Ну и…? Что дальше? – спросил Руно Вельда, когда они втроем втиснулись в маленькую полутемную кабинку. – Как мы узнаем, куда они переместились?
- Да, как мы узнаем? – повторил вопрос Катриэль, до этого времени не проронивший ни слова.
- Ну, если бы это был не Диего, а кто-нибудь другой – такой вопрос был бы более чем уместен. Но мне ли не знать Черного Принца? Много лет назад мы на «Крыльях Любви» избороздили Вселенную вдоль и поперек, - мечтательно произнесла карлица.
- Что? Ты и Диего были любовниками? - изумился Руно. – Не могу в это поверить!
- Ну ты, ботан, даешь! «Крылья Любви» - так назывался наш корабль, на котором я, Диего и еще десяток отчаянных ребят, занимались доходным черным промыслом, а попросту – пиратствовали. Теперь ты все понял? – Шушаника строго посмотрела в глаза ученому.
- Ну да, теперь, все, - улыбнулся Руно, надо же было так опростоволоситься и представить, что лощеный красавчик Диего мог бы связаться с таким редкостным чудищем, как Шушаника!
- Может, отложите ваши интересные разговоры на потом? – сказал Катриэль. – Ядвига в опасности!
- Ну да, ну да, - забормотала горбунья. – Диего Делласега всегда отсиживается в собственном замке на Эдеме - 325, туда же, обычно, возит девиц. Код Эдема - 325 – так и будет 325, иначе на черта все эти коды выдумали!
Она набрала цифры корявыми коричневыми пальцами.
- Все, прибыли! Вылезайте!
Шушаника первая ступила на мягкий белый песок планеты. Мужчины последовали за ней.
- Вот где надо было отпуск проводить! – сделал вывод Руно, оглядывая роскошный пляж. – В каком-нибудь похожем местечке у моря и под пальмами.
- Да уж, у Диего хороший вкус, только поглядите на его замок – прямо как из сказки. Довелось и мне тут побывать, - сказала горбунья. – Райские кущи, да и только!
- Красиво! – сказал Катриэль. – Давайте поспешим.
- Ну-ка, живо отворяйте! – горбунья, громко постучала в ворота медным дверным молоточком в виде оскаленной львиной морды.
- Это еще кто? Хозяин не предупредил, что ожидает гостей! – широкая усатая физиономия сторожа появилась в образовавшейся щели между створками.
- Никанор, старина! – весело закричала карлица. – Это же я, Шушаника Лукреция Годе! Открывай немедленно!
В тот же миг ворота медленно отворились и впустили друзей в вымощенный белой мраморной плиткой внутренний двор. Привратник почтительно склонился перед гостями:
- Милости прошу, драгоценная госпожа Годе! Его высочество будет очень рад вас видеть! Побегу вперед, доложу хозяину.
Каминный зал встретил их чистотой и прохладой. Огонь в очаге погас, а большой деревянный стол был лишен скатерти и чисто вымыт. Даже ваза с белыми розами куда-то исчезла. Руно и Шушаника присели на низенький обитый белым атласом диванчик у камина, а Катриэль остался стоять, разглядывая старинные портреты в богатых позолоченных рамах, развешенные на стенах.
- Не желаете чего-нибудь выпить с дороги? Рекомендую наш замечательный кофе, он выращивается прямо здесь, на Эдемских плантациях, - юноша-повар, с приветливой улыбкой предложил гостям.
- Спасибо, красавчик, мы тут, вообще-то, по делу, - ответила Шушаника. – Скажи-ка мне лучше, где девушка? Я точно знаю, вчера мой друг Диего привез ее сюда.
- Так точно, его высочество вчера прибыли в замок со своей невестой госпожой Ядвигой Падановской. Свадьба состоится сегодня вечером, разве вы не в числе приглашенных? – сказал повар.
При этих словах юноши Катриэля передернуло, и на какое-то мгновение, смертоносное лезвие выскочило из правой руки, но солдат-робот быстро пришел в себя и спрятал его обратно.
- Конечно же, мы в числе приглашенных. Я же лучшая подруга Диего, разве ты обо мне не слышал? Я та самая Шушаника Лукреция Годе! – милостиво пояснила горбунья.
- Безумно рад познакомиться с вами лично, много о вас слышал, позвольте засвидетельствовать мое нижайшее почтение, - юноша неуклюже присел на одно колено и нежно поцеловал тощую корявую ручку карлицы.
- Ладно, мой мальчик, а теперь позови скорее Диего, мне нужно с ним поговорить, - напомнила горбунья.
- А вот он, уже идет, - ответил повар, тяжело поднимаясь с пола.
И действительно, пират, в белом ночном одеянии, поспешно спускался вниз по беломраморным ступенькам лестницы, застеленным ковровой дорожкой. Диего ослепительно улыбался, и казалось, был приятно удивлен визитом Шушаники и ее друзей.
- Какая радость в моем доме! Фортуна повернулась ко мне лицом! – воскликнул он, подходя к карлице и нежно обнимая ее. – Шушечка-Горбушечка! Господа!
Он вежливо раскланялся, приветствуя гостей:
- Простите мой домашний наряд. Я только что встал с постели. Тысяча извинений! Но у меня уважительная причина. Я сегодня женюсь!
- Мы в курсе, и даже знаем, на ком именно,- кивнула горбунья, - но к чему такая спешка? Только вчера познакомился с девицей. Раньше ты был разборчивей, куда разборчивей!
- Ты не понимаешь! Я впервые в жизни влюблен по-настоящему. Ядвига – чистый целомудренный ангел, чудо красоты! Лучшей жены не сыскать во всей Вселенной. Но ты ж ее знаешь не хуже меня!
- Вот именно, я ее хорошо знаю. Ядвига прекрасная подруга, плохого о ней сказать ничего не могу. Но дело в том…, - Шушаника вдруг замолчала, заметив энергичные жесты, которые посылал ей Катриэль.
- Дело в том, что вы ее похитили! – вмешался Руно, не заметивший этих жестов. – И удерживаете в своем замке насильно!
- Я? Похитил? Помилуйте, дорогой господин Вельда, за кого вы меня принимаете? - возмутился пират. – Ядвига Падановская прибыла в мое жилище исключительно по своей воле.
- А тогда позовите ее сюда, пусть она сама все расскажет! – настаивал Руно Вельда.
- Да, пусть Ядвига выйдет к нам и все скажет сама, если дело обстоит действительно так, как вы говорите. Если она желает выйти за вас замуж, мы не станем возражать. Мы не имеем на это никакого права, - спокойно добавил Катриэль.
- Да! – подтвердила Шушаника. – А пока она спускается, мы бы не отказались от кофе с пирожными. Давай, малыш, подсуетись!
И повар, восторженно глядя на горбунью, побежал выполнять ее просьбу.
В это время, томная, порозовевшая после крепкого сна, Ядвига, медленно спускалась по лестнице. На девушке был тончайший, полупрозрачный струящийся пеньюар из белого шелка, сквозь который просвечивали пленительные очертания ее роскошного тела. Распущенные светлые волосы свободно спускались по спине до бедер. Она была прекраснее, чем когда либо. И, действительно, казалась существом не из этого мира, а настоящим ангелом.
- Ядвига! – крикнул Руно, вскакивая к ней навстречу. – Он тебя похитил? Удерживал силой?
- Нет. Я сама согласилась погостить у Диего, он такой милый, - ответила девушка.
Катриэль стоял поодаль, не решаясь подойти к лучшей подруге. Сама Ядвига старалась не смотреть ему в глаза.
- Скажи нам, это правда, что ты выходишь за него замуж? – спросила Шушаника. – Значит, Катриэль побоку?
- Диего, вчера за ужином, сделал мне предложение, - призналась девушка. – Но я еще не дала согласия. Мне нужно было подумать.
- Ну и как, ты подумала? – поинтересовался Диего. – Чего тянуть, красавица, мы же любим друг друга!
- Я этого не говорила. Ты очень милый, красивый и хороший, - сказала она, глядя в синие глаза пирата. – Но есть человек, которого я люблю по-настоящему. Все теперь зависит от него. Что скажешь, Катриэль? Мне выходить за Диего?
- Ядвига, я не могу принимать за тебя решение. Это твоя жизнь! Ты же знаешь, что после операции, которую произвел надо мной Терензиус, я не могу любить тебя, не могу стать твоим мужем. А ты молодая и красивая, тебе нужна нормальная семья, дети. Это величайшее счастье для каждой женщины. Так что, если рассуждать логически – Диего может стать тебе хорошим мужем, он в состоянии дать тебе то, что никогда не смогу дать я, - сказав эти слова, Катриэль отвернулся к стене.
Если бы друзья не знали, что он лишен эмоций, то могли бы подумать, что так солдат-робот попытался скрыть слезы.
- Нет! – громкий крик вырвался из груди Ядвиги. – Нет, ты слышишь! Никогда! Никогда я не выйду замуж за другого. Мне плевать на семью, мне не нужны дети, если они не будут от тебя!
Она с силой повернула солдата-робота к себе лицом и крепко обняла его холодное, крепкое тело. Их взгляды встретились. Глаза Катриэля оставались сухими, а из прекрасных серых глаз Ядвиги потекли потоки горячих слез, заливая тонкий шелк пеньюара и красный костюм солдата-робота. Она плакала за них обоих. Это прекрасно поняли все находившиеся в зале. Диего, обиженный раздосадованный, прикрыл лицо ладонями. Шушаника обняла Руно за плечи, она была поражена и взволнована этой сценой.
«Но почему, почему она так сильно любит его, а не меня! Как же это обидно!» - думал ученый.
- А вот и кофе! Прошу к столу! – мило улыбаясь, объявил юноша-повар, внося большой поднос с угощением.
- Мальчик мой, спасибо, но не до кофе нам сейчас! – ответила горбунья. – Похоже, что свадьба отменяется! Думаю, что нам пора. Прости, дружище, если что не так! Искренне сочувствую!
Она подошла к пирату и обняла его на прощание, где-то на уровне колен.
Руно вежливо кивнул и направился к выходу. Ядвига, держа под руку Катриэля, последовала за ним. У самой двери она остановилась и сказала:
- Дорогой Диего! Прости, что дала тебе надежду и отняла ее. Ты еще встретишь ту, которая станет тебе лучшей женой, чем могла бы стать я. Прощай!
- Подожди! Это твое, хотел тебе еще вчера вернуть, но забыл, - он быстро сунул ей в руку тонкую золотую цепочку с крестиком. – Я выкупил ее у рефери.
- Спасибо! – сказала Ядвига и надела украшение. – Прощай!
В синих глазах пирата стояли слезы, на него жалко было смотреть. Друзья поспешили вернуться на Кукум.

- Слава Богу – мы дома! – сказала Ядвига, присаживаясь на гриб-табуретку в пищевом отсеке. – Ужасно кушать хочется!
- Ты права! А какие у жирного поваренка были пирожные, что за дивный аромат шел от кофейника! У меня до сих пор слюнки текут! – мечтательно подтвердила Шушаника Лукреция Годе.
- Ничего, наши пирожные-сато не хуже, особенно те, новые, которые Руно недавно вырастил! Позвольте, господа, предложить вам горячего ката? – Ядвига сорвала несколько спелых плодов и наполнила их соком четыре большие кружки.
- Наш ботан – просто гений, такая вкуснятина, - сказала горбунья, с наслаждением прожевывая нежную мякоть плода.
- Спасибо, Шушаника! – улыбнулся Руно Вельда.
- Помнится, мне кто-то недавно предлагал выйти за него замуж? –карлица кокетливо посмотрела на ученого. – Так вот, я подумала.
Горбунья выдержала торжественную паузу, насмешливо глядя на Руно. У того внутри похолодело: «А вдруг она согласится!»
- Так вот, я подумала, - продолжила Шушаника. – И решила. Знаешь, милый Руно, ты такой красивый, симпатичный, добрый и все такое. А к тому же еще и гений естественных наук! Очень выгодная партия для скромной, ничем не выдающейся девушки, как я. Но все же, как ни заманчиво, мне придется отказать тебе. Я пока еще не готова связать себя узами брака!
- Шушечка, милая! Спасибо тебе! – Руно кинулся обнимать и целовать горбунью.
- Ну, тише, тише, а то еще придушишь! Я девушка нежная и хрупкая, - карлица вырвалась из объятий и поправила примятые оборки на груди. – Ты должен был плакать и рвать на себе волосы после моего отказа, так положено, а ты радуешься. Нет у тебя сердца! А еще, у тебя, точно, не все дома!
- Ну, развеселили! – Ядвига звонко расхохоталась и поставила кружку с ката на стол, чтобы не расплескать.
Катриэль сел с ней рядом, девушка положила голову к нему не плечо и почувствовала себя абсолютно счастливой.
А Кукум продолжал лететь среди звезд, по безмолвному и черному космосу.

Глава восемнадцатая. Вселенная. Трюндия. Ловушка
Дунда Ужасная - грозная королева Темной Вселенной. Так она сама назвала свою, когда-то обширную, империю.
Дунда была маленьким, тщедушным созданием, постоянно разодетым в алые шелка. По лицу королевы возраст определить было совершенно невозможно. Оно казалось сухим и морщинистым. Длинный костлявый нос и колючие черные глазки, под совершенно лишенными ресниц, веками, напоминающими веки хищной птицы, украшали физиономию королевской особы. Ее жидкие иссиня-черные волосы спадали на плечи острыми прядями, а большой безгубый рот был густо намазан ярко-красной помадой.
Много веков назад королева правила огромной империей, состоящей из нескольких галактик, которые порабощала в захватнических войнах, а затем заставляла платить дань. Она сама стояла во главе многочисленных космических армад и лично управляла межгалактическим крейсером в сражениях. Сказать, что Дунда была стара – это все равно, что не сказать ничего. Королева была древней, как эта Вселенная. Появилась на свет вместе с ней и собиралась умереть только в случае полного коллапса нашего мира.
Когда-то жила и правила королева на далекой планете Виан, настолько далекой, что нам – землянам, даже представить невозможно, где она находится. Был у Дунды Ужасной большой и просторный замок, многочисленные слуги, огромная коллекция оружия на стене главного зала. А еще украшенный алмазами золотой трон, на котором она любила сидеть, держа на костлявых коленках маленькую корзинку с острыми красными перчиками, своим любимым лакомством. Время от времени королева брала один из них, откусывала кусочек, прикрыв глаза от наслаждения, и приговаривала: «Еда для жизни!»
Но настал момент, когда и ей пришлось расплачиваться за все совершенные злодеяния. Бог Добра Букан, с которым Дунда ожесточенно боролась всю свою долгую жизнь, объединил силы угнетенных народов и нанес королеве решающий ответный удар. Ее родная планета Виан оказалась разрушена до основания. Но злая правительница успела бежать на космическом челноке, прихватив значительную часть награбленных сокровищ. Она прошла сквозь червячный переход, и вынырнула из него неподалеку от нашей галактики.
Примерно за пятьсот лет до описываемых событий, Дунда обосновалась на планете Трюндии, в системе белой звезды. Ей удалось поработить местных жителей и сделать своими слугами. Они были уверены в божественном происхождении жестокой правительницы и бесприкословно выполняли все ее приказы.

А совсем недавно, преданные и усердные слуги доложили королеве о Кукуме. Они рассказали ей, что Кукум - это чудесное гигантское растение, которое может развивать огромные скорости, уничтожать челноки и даже корабли при помощи кислоты и другого мощного оружия. И с того дня самым большим желанием королевы стало - найти Кукум, захватить его и использовать в своих целях. Эта идея казалась ей заманчивой и прекрасной. С помощью гигантского растения, Дунда мечтала уничтожить всех врагов, и главное, мерзкого докторишку О-Пейна, который постоянно действовал ей на нервы. Об этом рассуждала королева, сидя на удобном троне в главном зале своего роскошного замка.
Слуги построили по ее приказу самую большую ловушку во Вселенной, предназначенную для поимки Кукума. Они надеялись, что разумный корабль не сумеет ее избежать. Ловушка состояла из гигантской крепкой корзины с закрепленным внутри мощным источником магнитного излучения. Попав в нее, Кукум окажется парализован, он не сможет бороться, он будет не в силах даже пошевелиться…

А в это время гигантский овощ следовал своим курсом к небольшой, но широко известной планете Дикуба. Там проживал и работал очень хороший врач, знаменитый доктор О-Пейн. Как говорили, доктор О-Пейн настолько искусен в медицинском деле, что может излечить любую болезнь, более того – он способен даже оживлять мертвых!
День за днем, год за годом толпы пациентов жаждали его помощи, ожидали ее, сидя в своих кораблях, которые целыми армадами осаждали орбиту планеты. Ожидание было долгим и мучительным. Много столетий проходило, прежде чем у больных появлялся шанс попасть на консультацию к великому доктору. Большая часть получала помощь лишь после смерти. Но всех их возвращали к жизни, и после специального курса лечения они полностью выздоравливали.
Ядвига узнала о чудесном докторе О-Пейне совершенно случайно. Одним прекрасным утром она услышала рекламу о клинике замечательного врача по радио. Кукум частенько ловил теле и радиопередачи и транслировал их по громкой связи.

Славный доктор наш О-Пейн,
Он на свете всех добрей,
Он на свете всех мудрей:
Лечит взрослых и детей!

Всех больных он исцелит,
Даже мертвых оживит!
Облети хоть сто планет,
Докторов подобных нет.

Девушка сразу же решила: нужно лететь на планету Дикубу, чтобы показать Катриэля удивительному врачу.
- Руно, ты знаешь, я хочу, чтобы Кукум изменил траекторию полета и взял курс к Дикубе. Там, оказывается, есть замечательный доктор О-Пейн. Лишь он может возвратить Катриэля к нормальной жизни, - поделилась своей радостью Ядвига.
- Я надеюсь, ты не думаешь, что реклама говорит правду? Это – только шутка, завлекаловка для дураков, чтобы половчее очистить их карманы от юников. А еще, не исключено, что это ловушка. Какие-то негодяи, скорее всего, хотят убить нас и захватить Кукум, - возразил Руно Вельда.
- О, Руно, ты же знаешь, я люблю Катриэля так, что не могу не попробовать. Даже если есть лишь один шанс из миллиона, что реклама говорит правду, мы должны убедиться сами. Может быть, в этом и состоит Великая Миссия: вернуть Катриэля к жизни! – парировала девушка.
- Нет, Ядвига, нет. Я хочу удержать тебя от необдуманных действий. Поверь мне! Это – безумие. Я не могу допустить, чтобы мы рисковали нашими жизнями из-за полуробота. Не проси меня об этом, я категорически против. Медицина еще не научилась воскрешать трупы! – ответил Руно.
- Не упрямься. Помнишь, сколько раз Катриэль спасал наши жизни? Если бы не он, мы были бы мертвы уже давно, - сказала Ядвига.
В это время к ним присоединилась Шушаника, прибежавшая откуда-то с громким и радостным пением, она слышала большую часть разговора и поспешила вмешаться:
- Я тоже хочу к доктору О-Пейну! Пожалуйста, дорогая подруга Ядвига, возьми меня к доктору вместе с Катриэлем! Может быть, он сможет сделать мне прекрасное тело!
- Хорошо, Ядвига, будь, по-твоему. Но обещай мне, что это будет первая и последняя попытка возвратить Катриэля к жизни,- согласился ученый.
- Ладно, Руно, договорились - обрадовалась девушка, - Кукум!
- Да, хозяйка? – отозвалось растение.
- Кукум, отвези нас к планете Дикуба. Да побыстрее!
- Как прикажешь, хозяйка.

Тем временем Дунда Ужасная, королева Темной Вселенной, восседала на своем прекрасном золотом троне и грозно расспрашивала своих слуг:
- Когда же, наконец, будет готова ваша хваленая ловушка?
Уже готова, Ваше Величество, - сладким елейным голоском отвечал Шанди Нок, главный слуга.
- И когда вы поймаете для меня этот чудесный овощ? Я хочу разрушить планету Дикуба и убить доктора О-Пейна! Этот противный докторишка возвращает к жизни тех, кого я убиваю. Это невозможно, это отвратительно! Поганец нарушает все мои законы и порядок Великого Миримана. Нет места для доброты и милосердия в Темной Вселенной! Моя святая обязанность положить конец его противоестественной деятельности!
- Ваше Величество, вам это будет интересно! Мы подслушали разговоры на Кукуме при помощи нашей новой шпионской техники. И теперь знаем, что корабль направляется к планете Дикуба. Мы уже установили нашу ловушку. Гиганту не удастся ее избежать, - уверял слуга.
- Вы – хороший мальчик. Теперь можете поцеловать мою левую ногу два раза, вы это заслужили, - милостиво разрешила Дунда.
- С большим удовольствием. Такая честь! Это – лучшая награда для меня, - Шанди Нок смачно поцеловал давно не мытую ногу Дунды, получил увесистого пинка под зад, и ушел, гордясь оказанной ему королевской милостью.

Тем временем, в клинике доктора О-Пейна был в самом разгаре приемный день. Множество страждущих нудилось в длинных коридорах. Разнообразные организмы из разных галактик нашей Вселенной, некоторые очень странные с виду, составляли гигантскую очередь. Многие из них уже давно умерли.
Между пациентами деловито сновали медсестры, готовили больных к консультации. В коридорах было шумно. Каждый хотел узнать свой диагноз и получить соответствующее лечение.
-Немедленно сделайте мне перевязку! – кричал какой-то длиннобородый, тощий старик, напоминающий палочника в круглых очках.
-Когда же меня прооперируют? У меня кровотечение! Я умираю! – стонала величественная, разодетая в шелка, крылатая дама.
- Пожалуйста, покажите моего погибшего отца доктору! От него уже воняет! – ныл жирный, давно небритый коточеловек.
Толпа около больницы орала на разные голоса и возмущалась:
- Это вопиющая несправедливость! Мы ждем помощи слишком долго!
Их крики и завывания были слышны издали.
Между тем, Кукум приближался к планете.
Катриэль сидел в своем отсеке, по обыкновению, уставившись в пустоту. Ядвига вошла к нему и крепко обняла.
- Я хочу отвести тебя к доктору О-Пейну. Этот замечательный врач может сделать тебя снова нормальным человеком. Ты знаешь, что я люблю тебя, и хочу быть с тобой до конца жизни! – пояснила она, девушка очень волновалась, в ее прекрасных глазах стояли слезы.
-Успокойся, Ядвига! У меня эмоций и чувств, и я не могу любить тебя. Я – солдат-робот, и не хочу быть снова человеком, - возразил Катриэль.
- Но я хочу этого, теперь появился шанс. И я получу то, что хочу, - она не успела закончить фразу.
В этот момент страшный удар сотряс Кукум. Освещение погасло. Ядвига и Руно потеряли сознание.
- Со мной произошло что-то страшное! Не могу двинуться, я потерял всю силу. Помогите мне! – испуганно кричал голос корабля.
Но ему никто не ответил.
Только Шушаника заорала:
- Катриэль! Катриэль! Ты в порядке? Где ты? Что с Кукумом? – в ее голосе чувствовалась паника.
- С кораблем что-то случилось. Он просит помощи. Руно и Ядвига без сознания, - ответил солдат-робот.
- Что же это за ерунда творится? – удивилась горбунья. – Во что же мы снова вляпались?
В это время вокруг Кукума суетились слуги королевы Дунды. Три военных судна пытались подцепить корзину-ловушку с помощью огромных крюков. Они сделали несколько попыток, и, наконец, она была поймана и доставлена ко дворцу.
Главный слуга, Шанди Нок радостно вбежал в тронный зал, предвкушая похвалу своей повелительницы:
-Моя королева, ваше заветное желание выполнено. Кукум захвачен.
- Это прекрасно. А что с командой? Они живы? Сколько их? – торжествующим тоном спросила Дунда.
- Двое мужчин, красивая девушка и отвратительная карлица-гобунья. Один человек жив, но не может двигаться, а другие без сознания. И горбунья, судя по всему, чокнутая. Кричит и ругается все время.
- Ко мне их. Быстро! Я хочу знать, как управлять Кукумом, - мило улыбаясь, сказала Дунда.
Новый замок Дунды Ужасной, расположенный на Трюндии, построенный по образу и подобию ее прежнего дворца, тоже был очень комфортабельным. Там располагалось множество красивых комнат и огромный тронный зал. В его центре стоял золотой трон, щедро украшенный драгоценными камнями, точная копия того, старого. На стенах висело много разного оружия, современного и старинного.
На коленях королевы лежала небольшая плетеная корзинка, полная стручков красного жгучего перца. Время от времени повелительница съедала один из них и закрывала глаза от удовольствия.
Наконец, дверь зала открылась, и слуги втащили три закованных в цепи тела. Вслед за ними вкатилась Шушаника, свернувшаяся в шар. Она получила хорошее ускорение от ноги главного слуги.
- Кто вы, мои дорогие гости? - подчеркнуто вежливым, издевательским тоном спросила старая злыдня.
- Меня зовут Катриэль. А это Руно Вельда и Ядвига Падановская. Мои друзья потеряли сознание из-за сильного электромагнитного излучения. Я не могу объяснить, откуда оно взялось, но почувствовал его всем телом. Что–то непонятное произошло с нашим кораблем, Кукумом. Мои друзья нуждаются в медицинской помощи, - ответил солдат-робот.
- Вы – мои пленники. Это я захватила Кукум. Наконец-то мое самое большое желание осуществилось. И теперь, я единственная владелица этого замечательного растения. А ты – глупец, Катриэль, если не можешь осознать такую простую вещь, - торжествовала Дунда.
- Ого, ничего себе, ничего себе! Какая ужасная ситуация! Только вообрази, Катриэль! Что же нам теперь делать? Как сбежать от этой старой уродливой ведьмы? – запричитала Шушаника Лукреция Годе.
Дунда Ужасная была возмущена до глубины души столь неполиткорректными высказываниями в свой адрес. Могущественная правительница не привыкла к подобному обращению. Шипя от ярости, она ответила:
- Заткнись! Сам ты мерзкая, глупая и уродливая горбунья! Уберите это дерьмо отсюда подальше! Бросьте ее в холодную камеру! – а затем спокойно сказала.- Давайте продолжим наш разговор. Милый Катриэль, объясните мне, пожалуйста, как я могу использовать свое новое космическое судно Кукум? Я знаю, что это – живое растение. Как мне заставить его повиноваться? Если вы не скажете правду, то я буду вынуждена убить вас.
- Это невозможно. Вы не можете убить меня, потому что я мертв в течение трехсот пятидесяти лет, - любезно пояснил Катриэль.
- О, так значит это вы, тот самый Катриэль! Я много слышала о вас от моего доброго друга Терензиуса! Будьте моим верным слугой, и мы вместе завоюем всю Вселенную! – обрадовалась королева, она немало слышала о непобедимом и бесстрашном солдате-роботе и всегда завидовала лекарю Терензиусу.
- А как же мои друзья? Они нуждаются в медицинской помощи, – спросил Катриэль.
- Я думаю, их вылечат. Но сначала откройте меня тайну управления Кукумом, - маленькие злые глазки королевы горели любопытством и нетерпением.
- Я не имею права управлять Кукумом. Это может лишь Ядвига, живой корабль повинуется только ей, - спокойно ответил солдат-робот.
- Сколько проблем с вами, - расстроилась Дунда, - Куда проще было бы перебить вас всех, но, к сожалению, я, как можно скорее, хочу получить Кукум. Это – мечта моей жизни. Буду вынуждена помочь Ядвиге, но у меня нет никакой потребности в Руно Вельда. Он умрет.
- Руно Вельда – замечательный ученый, создатель Кукума. Если возникнут какие-нибудь неполадки, только он сможет с ними справиться. И еще – он мой друг. Так что, если вы убьете Руно, я никогда не стану работать на вас, не сомневайтесь! – спокойно ответил Катриэль.
-Так, Катриэль, я подумаю об этом. Но вы должны знать, что буду решать этот вопрос самостоятельно, без всяких советов и давления со стороны кого бы то не было. Я – королева, а вы – всего лишь мои пленники. Знайте свое место! И теперь, мои добрые слуги, тащите всех в Подземную Тюрьму. Стерегите их день и ночь и, особенно, не спускайте глаз с Катриэля, - Дунда гордо задрала кверху маленький костлявый подбородок.
Слуги, со всех ног, кинулись выполнять приказ повелительницы. Еще бы, ведь они по собственному опыту знали, что с Дундой Ужасной, шутки плохи. Стражники потащили пленников вниз по полутемным сырым коридорам и бросили в крошечную, мрачную и сырую пещеру.
Подземная Тюрьма королевы Дунды была известна как самое ужасное место не только на Трюндии, но и во всем королевстве.
Она располагалась глубоко-глубоко в каменных лабиринтах под замком. И быстрая река Риона блокировала вход в подземелье. Единственный горбатый мост соединял лабиринт пещер с замком.
В реке водились кровожадные рыбы-монстры. Они всегда хотели есть, их чудовищному аппетиту не было предела. Никто не мог преодолеть ледяные смертельные воды Рионы и убежать из этого ужасного места.
Ядвига, Руно и Катриэль были брошены в холодную сырую камеру, где уже находилась злая, как черт, Шушаника. Гвардейцы заперли заключенных, и очень удовлетворенные своей работой пошли в казарму, чтобы пообедать.
Ядвига и Руно Вельда лежали на холодном влажном полу, не понимая, где они, и что произошло. Молодой ученый, с растерянным видом, пел дурацкую нескладную песенку:
Я – забавный клоун
пляшу и пою для вас
Сидите и смотрите
Пришел веселья час!
Ядвига жалобно плакала:
-Я хочу есть, мне холодно. Где же Христя? Куда она запропостилась? Дайте мою куколку. Приведите Снежка, я поеду домой, к бабушке и дедушке!
Катриэль долго возился, стараясь освободить друзей от ржавых железных цепей. И, наконец, это удалось.
Тогда солдат-робот легко открыл замок на двери камеры при помощи тонкого ножа, спрятанного у него в руке. Для начала, он собирался выяснить, где находится Кукум.
Очень тщательно скрываясь за выступами скал и прижимаясь к стенам, солдат-робот добрался до реки Рионы. Там Катриэль зацепился за стойку моста выдвижным крюком на тросе и начал перебираться через бурлящий поток. Несколько раз рыбы- монстры высовывали из воды зубастые пасти, пытаясь схватить его за ноги. Но, попробовав на вкус невкусную, пропитанную химическими растворами плоть Катриэля, быстро потеряли к нему интерес.
Так ему удалось выбраться из Подземной Тюрьмы. По безлюдным коридорам замка солдат-робот незаметно прошел в дворцовую кухню, через нее он пробрался на задний двор. К счастью, Катриэль был настолько острожен, что слуги королевы его не заметили.
Катриэль обнаружил Кукум позади замка. Вокруг космического корабля, тут и там, копошились слуги и стражники. Солдат-робот понял, что с гигантским растением все в порядке, оно ждало лишь приказа хозяйки, чтобы улететь прочь с негостеприимной и опасной планеты.
Теперь можно было попытаться переправить друзей на корабль. По пути назад Катриэлю пришлось убить нескольких стражников, которые хотели его схватить.
Когда солдат-робот возвратился в камеру, то к большому разочарованию, так и не увидел улучшения душевного состояния своих друзей. Руно по-прежнему пел глупые песни, а Ядвига сидела на полу и играла со своими пальцами. Никто не обратил внимания на Катриэля, кроме Шушаники.
- О, мой герой! Я так счастлива видеть тебя снова! Очень устала от этих идиотов. От них можно спятить! Забери меня скорее из этой зловонной холодной пещеры! – Шушаника обхватила его колени длинными костлявыми руками, по ее уродливому коричневому личику текли слезы.
- Подожди немного, Шушаника, будь умницей. Мы должны вернуться на Кукум. Сначала я возьму Ядвигу, потом Руно, а ты будешь последней.
- О нет, Катриэль, нет. Я хочу быть первой. Возьми меня, пожалуйста, на руки, и унеси отсюда, - карлица попыталась вскарабкаться вверх по Катриэлю, словно по дереву, но он, ловким движением, стряхнул ее.
Солдат-робот, не обращая внимания на стенания несчастной горбуньи, посадил Ядвигу к себе на спину и крепко привязал цепями. Затем они покинули тюрьму. Путь оказался очень трудным и опасным. Нужно было убить всех стражников и слуг, суетившихся вокруг Кукума. Их оказалось не меньше двух десятков. Солдат –робот выдвинул из руки острый нож и, в длинном прыжке, поразил сразу нескольких врагов. Оставшиеся в живых открыли огонь. Выдвинув из другой руки лазерный пистолет, Катриэль отразил атаку. Одновременно, ему приходилось своим телом закрывать Ядвигу от выстрелов. Но он успешно справился с этой нелегкой задачей. Вскоре почти вся площадка возле Кукума оказалась залита кровью и усеяна телами врагов.
Когда друзья, наконец, попали внутрь Кукума, Катриэль на экране наружного наблюдения заметил быстро приближающийся отряд хорошо вооруженных солдат Дунды. Видно, уцелевшие стражники вызвали подкрепление.
Он понял, что единственное спасение - немедленно взлететь, любое другое решение означало немедленную смерть для Ядвиги. Но самое трудное было заставить девушку отдать приказ Кукуму улетать как можно скорее.
- Смотри, Ядвига! Я – Катриэль. Это – Кукум. Ты его хозяйка. Только ты можешь приказать, чтобы Кукум сделал что-нибудь. Дай руку и повторяй за мной: Кукум, улетай отсюда немедленно! – терпеливо объяснял он девушке.
Она, по-прежнему, была невменяема, но послушно повторила:
- Кукум, улетай отсюда!
- Да хозяйка! Я взлетаю! Понимаю, что наши жизни в опасности. А куда держать курс? – раздался встревоженный голос корабля.
- Ядвига, повторяй: продолжай наш путь к планете Дикубе, - говорил ей Катриэль.
Ядвига послушно повторила его слова.
Кукум медленно взлетел, сопровождаемый выстрелами и громкими криками солдат.
Глава девятнадцатая. Вселенная. Дикуба. Доктор О-Пейн
Вскоре гигантский овощ набрал высоту, и опасность миновала. До Дикубы предстояло лететь более десяти дней. Все это время у Катриэля было просто отчаянное положение. Ядвига оставалась невменяемой. Она постоянно капризничала, плакала, звала Снежка, бабушку и дедушку, требовала, чтобы ей дали ее любимую маленькую куколку. Кроме того, она совершенно забыла Картиэля и считала его Адамом.
Кукум был голоден, он израсходовал немало энергии, попав в ловушку, и теперь летел из последних сил. Помимо этого, Катриэль постоянно думал о Руно и Шушанике, которые остались в тюрьме Дунды.
Ядвига впала в детство. Она безутешно плакала дни и ночи напролет, отказывалась есть и спать. Катриэль не мог ее успокоить.
Наконец, ему в голову пришла гениальная идея: сделать для нее куклу из тряпок. Получилось уродливое, отвратительное создание, но девушка схватила его с радостными криками, начала нянчить и петь колыбельную.

Когда Руно Вельда приволокли к королеве, она была в неописуемой ярости. Глаза старой злыдни горели адским огнем, старуха топала ногами и ворчала хриплым голосом. Все слуги лежали на полу, уткнувшись лицами в ковер и боясь пошевелиться. Но безумный ученый был очень рад видеть Дунду. Он широко улыбнулся и весело сказал:
- О, моя прекрасная Коломбина! Я здесь, твой веселый Арлекин! Давай начнем наш спектакль! Позвони в свои колокольчики, и я спою тебе песенку!
Дунда не ожидала такого поведения заключенного и ничего не смогла промолвить от удивления.
Ее молчание было истолковано, как согласие начать представление. Руно весело прошелся на руках, трижды перекувырнулся и запел:
Раз, два, три, на меня ты посмотри,
Я спою тебе куплеты и исполню пируэты!
Колокольчики, звените, Коломбину рассмешите!

Злая королева была поражена представлением. Это идиотское выступление безумного Руно Вельда оказалось настолько неуклюжим и забавным, что она не смогла сдержать смех. Глядя на повеселевшую повелительницу, все слуги угодливо захихикали. Дунда больше ни на кого не сердилась. Она смачно грызла свой любимый горький перчик и блаженно улыбалась.
- Никогда не видела такого забавного клоуна! Молодой человек, вы доставили всем нам огромное удовольствие. У меня не было такой радости в течение многих столетий. Я дарю вам жизнь. И с этого момента до конца вашей существования, вы, Руно Вельда, будете моим любимым шутом. Мои добрые слуги, пойдите и немедленно принесите золотой ошейник с толстой цепью, - благодушно сказала королева.
В тот день на Трюндии недовольной осталась только горбунья в темной и сырой камере Подземной Тюрьмы. Оставшись в полном одиночестве, она жалобно выла и кричала:
- Катриэль, Ядвига, Руно, где вы? Бросили меня одну-одинешеньку? Разве так поступают с друзьями? Ай, ай, ай! Я так несчастна! Ай, ай, ай!

А Кукум, с Катриэлем и Ядвигой на борту, постепенно приближался к планете Дикуба. Девушке было все так же плохо, ничто вокруг ее не интересовало, она увлеченно играла с тряпичной куклой. Катриэль сделался для нее мамой и нянькой. Это было необходимо, заботиться о Ядвиге приходилось, как о маленьком ребенке.

Наконец, Кукум вышел на орбиту Дикубы. Там, как обычно, оказалось великое множество космических кораблей и челноков. Все они были переполнены пациентами, ожидавшими приема у доктора О-Пейна.
- Ядвига! Ты понимаешь меня? Мы прибыли на планету Дикуба. Я возьму тебя к доктору, и он вылечит тебя, - объяснял Катриэль своей невменяемой подруге.
- Не хочу к доктору! Я боюсь его! Он сделает мне больно! Лучше останусь здесь с моей куколкой, - капризно возразила девушка. – Или вылечи меня сам, ведь ты тоже лекарь!
- Если ты не будешь хорошей девочкой, я заберу твою куклу! Ты поняла? – ответил солдат-робот.
- Дорогой дядя Адам, пожалуйста, не забирай мою куколку. Сделаю все, как ты скажешь! Я хочу быть хорошей девочкой! – Ядвига жалобно посмотрела ему в глаза.
Они сели в челнок и приземлились возле больницы доктора О-Пейна. Но старшая медсестра Бина Леду не разрешила им войти внутрь. Это была высокая крепкая женщина, лет сорока, очень строгая и педантичная. Увидев Катриэля, волокущего упирающуюся Ядвигу, она поинтересовалась:
- Кто вы? Зачем тащите девушку силой? И почему пытаетесь пролезть без очереди? Нужно было записаться на прием заранее.
- Сударыня, у нас нет времени. Пойдите и сообщите доктору, что Катриэль, бывший телохранитель лекаря Терензиуса, ждет встречи с ним, - ответил солдат-робот.
Очевидно, его слова произвели огромное впечатление на женщину. Она моментально исчезла. Вскоре доктор О-Пейн, собственной персоной, вышел в холл.
Великий врач оказался очень бодрым полным маленьким старичком с круглым красным лицом и козлиной бородкой. Он подбежал к Kaтриэлю и горячо обнял его. Всем своим видом доктор показывал неподдельную радость от этой встречи. Задыхаясь, то ли от восторга, то ли от волнения, старик произнес:
- О Катриэль, как долго я тебя ждал. Прошло много столетий, прежде чем ты пришел ко мне. Я должен рассказать о Великой Миссии, которая ждет тебя. Только ты можешь сделать это. Но сначала я спрошу, что привело тебя ко мне?
- Моя подруга Ядвига нуждается в медицинской помощи. Она потеряла рассудок после гравитационной перегрузки. Бедняжка ничего не понимает. Пожалуйста, вылечите ее, и я сделаю для вас все, что в моих силах, - ответил солдат-робот.
Ни слова не говоря, О-Пейн повел гостей по длинному коридору, он открыл ключом запертую дверь в кабинет. Это оказалось небольшое помещение, сплошь уставленное непонятными медицинскими аппаратами и агрегатами. Великий врач посадил Ядвигу в специальное кресло и начал обследовать ее с помощью маленького приборчика.
- Это здесь! Я нашел поврежденное место в ее мозге. Оно, несомненно, является причиной болезни. Я прямо сейчас разрушу гематому, и ваша подруга будет в полном порядке, - вдруг радостно заявил старик.
Доктор включил другой небольшой аппарат. Он выглядел, как ручной фонарик. Его зеленый луч исцелил Ядвигу.
Девушка открыла глаза и посмотрела на доктора.
- Где я? Что случилось? Где все? – испуганно закричала она.
- Я доктор О-Пейн, и вы находитесь на планете Дикуба. Ты была больна, очень больна, моя девочка. Но теперь все хорошо. Здесь твой друг Катриэль, который доставил тебя ко мне в клинику, - ответил врач.
- Как ты, Ядвига? Узнаешь меня? – спросил Катриэль.
- Конечно, любимый. Но где же Руно и Шушаника? – удивленно оглядывая кабинет, спросила девушка.
- Скажи мне, что ты помнишь? – поинтересовался солдат-робот.
- Наш полет к планете Дикуба, а затем что-то случилось с Кукумом, и это – все, - растерянно ответила Ядвига.
Катриэль поведал ей, все, что произошло на самом деле.
- Катриэль, мы должны попытаться освободить наших друзей. Придумай, как лучше это сделать. Но сначала я хочу попросить, чтобы доктор О-Пейн возвратил тебя к жизни. Это возможно, доктор? – спросила Ядвига.
- Да, конечно. Для меня вообще нет ничего невозможного. Я – общепризнанный и неповторимый гений в медицине. И вылечу Катриэля с огромным удовольствием. Но прежде, он должен выполнить свою Великую Миссию. И никто не сможет сделать это за него. Если Катриэль станет обычным человеком, то никогда не осуществит ее. Лишь, будучи в своем теперешнем состоянии, он силен и неуязвим. Предстоят такие испытания, которые ни один живой организм не сможет перенести. Поэтому я сделаю Катриэля нормальным человеком, только после того, как он выполнит свою Миссию… Теперь вы можете пойти отдохнуть, а я должен вернуться к своим служебным обязанностям: принимать и лечить больных, - старик говорил очень серьезно, осознавая огромную важность сказанных слов.
Утром следующего дня доктор пригласил Ядвигу и Катриэля к себе в кабинет.
- Теперь мои дорогие друзья, я хочу рассказать вам о событиях, которые произошли много-много тысяч лет назад, - начал свой рассказ О-Пейн. – Давным-давно, когда наша Вселенная была еще очень молода, в ней жили и правили два Великих и Сильных Бога. Один из них был Богом Добра, по имени Букан и второй, его родной брат, которого звали Мириман, являлся Богом Зла. Боги-братья постоянно боролись между собой, но никто из них не мог победить соперника. Именно благодаря этому поддерживался баланс Добра и Зла во Вселенной.
Но однажды Мириман выиграл большую войну с помощью своих союзников. Кровожадный царь Кояхн, злобный лекарь Терензиус и жестокая королева Дунда Ужасная стали главными союзниками Злого Бога. Но они не смогли убить Бога Добра. Их власти и силы оказалось недостаточно, чтобы сделать это. Тогда злодеи пленили Бога Букана и спрятали в неизвестном месте.
Только Дунда знает, где расположена тюрьма Бога Добра. С тех пор наша Вселенная и стала называться Темной, баланс сил переменился, и теперь всегда побеждает Зло.
Сейчас все добрые и хорошие существа, которые живут в Темной Вселенной, обречены на вечные страдания. Убивать, тиранить, мучить людей, пока Букан томится в заточении, стало намного легче. А злодеи торжествуют, они просто счастливы. Никто не смеет против них бороться. Лишь я один, благодаря моей вере в Светлого Бога Букана, оказываю Темным Силам небольшое сопротивление: лечу, оживляю, вселяю надежду на лучшее. Но один я долго не продержусь.
Знаю, Дунда Ужасная давно планирует уничтожить меня и мою клинику. До сих пор ей это не удалось, но законы нашей Вселенной таковы, что Зло всегда, рано или поздно побеждает…
Однажды, много лет назад, я работал в своей лаборатории, и Великая Предсказательница Октана появилась передо мной.
- Ты, доктор О-Пейн, слушай меня и запоминай каждое слово,- сказала она. - Однажды, может быть очень нескоро, солдат-робот Катриэль придет к тебе. Сейчас работает телохранителем у Терензиуса, который выкрал его с брачного ложа во время свадьбы, прооперировал, лишил человеческого естества и сделал неуязвимым солдатом-роботом.
Но придет время, и Катриэль отомстит злодею, прикончив его, и сбежит из плена. Он станет путешествовать с друзьями в гигантском овоще Кукуме. Этот корабль-растение - самое новейшее оружие в Темной Вселенной. Только Катриэль с помощью Кукума сможет освободить Бога Букана и спасти жителей Вселенной. И ты, доктор О-Пейн должен помочь ему. А после выполнения Великой Миссии, возвратишь Катриэля к жизни. Это будет хорошей наградой для него и его подруги Ядвиги.
Сказав эти слова, Предсказательница Октана исчезла.
И я ждал вас долгое время.
- Я готов выполнить Великую Миссию, быть может, в этом мое искупление. Я был вынужден убивать людей, когда служил Терензиусу - сказал Катриэль.

В это время Дунда Ужасная очень неплохо проводила время с Руно Вельда. Она наслаждалась созерцанием его нелепых трюков и с удовольствием слушала идиотские песенки. Время от времени она съедала стручки горького красного перца и предлагала попробовать лакомство Руно, но тот вежливо отказывался.
Молодой ученый казался довольным таким образом жизни, потому что ничего не понимал. Его золотой ошейник был крепко связан с ногой Дунды длинной цепью. Ночью Руно спал на маленьком коврике возле постели королевы, как комнатная собачонка. Его кормили два раза в день свежими фруктами и овощами. Все на планете Дунды придерживались вегетарианской диеты. Это было довольно странно, потому что злая королева и ее слуги отличались ужасной жестокостью.
Несчастную Шушанику забыли в запертой камере. Она выла и стенала, пока у гвардейцев не лопнуло терпение. Бедолагу сгребли в охапку, отнесли и бросили на помойку, в кучу мусора, где она и продолжала свои душераздирающие вопли:
- О милый Катриэль, добрый Руно, дорогая подруженька Ядвига! Где вы? Почему оставили меня одну? Что мне теперь делать? Проклятый бесчувственный Катриэль! Подлый трусливый Руно! Бессовестная вероломная Ядвига! Как мне плохо без вас! Я погибаю…

Наконец, настало время отправляться в путь. Кукум с Катриэлем и Ядвигой на борту полетел к планете Трюндия, чтобы получить от злобной королевы необходимую информацию о Боге Добра Букане, а так же освободить Руно и Шушанику из тюрьмы.
Предстояло выдержать много испытаний, но экипаж Кукума был готов к борьбе.
Глава двадцатая. Вселенная. Снова Трюндия. Дунда Ужасная
После трех дней полета Ядвига и Катриэль заметили несколько военных кораблей-преследователей.
Кукум испуганно доложил хозяйке:
-Ядвига, там неизвестные суда. Я думаю, они хотят напасть на меня. Что прикажешь делать?
- Катриэль, нам надо их уничтожить, как ты думаешь? – спросила девушка.
- Давайте вначале узнаем их намерения, - ответил солдат-робот.
- Кукум, свяжись с ними в эфире!
- Это уже сделано, хозяйка. Я настроился на их волну. Слушайте!
Голос в эфире грозно вещал:
-Эй, преступники на Кукуме! Вы окружены. Сдавайтесь немедленно! Иначе, будете уничтожены, по приказу Дунды Ужасной!
- Это корабли Дунды! Тогда наше положение неважное! Ничто ее не остановит. Ядвига, прикажи Кукуму уничтожить их!
- Немедленно уничтожь эти суда!
- Да, хозяйка! Я постараюсь разрушить большинство, но их слишком много. Понадобится четыре или пять выбросов кислоты, чтобы уничтожить всех.
В этот момент сильный удар сотряс Кукум.
- Они попали мне в бок, но рана несерьезная. Я могу двигаться и сражаться. Они все будут разрушены, – кричал храбрый овощ, превозмогая сильную боль.
Кукум выпускал зеленые облака кислоты, пока все враги не растворились.
-Хозяйка, можно сделать посадку на ближайший астероид? Я так голоден! Необходимо пополнить запас минералов.
- Да, конечно, дорогой! Ты – молодец, – похвалила его Ядвига.
Затем Кукум продолжил путь к Трюндии. Приближаясь к орбите, корабль-растение ядерными снарядами разнес вдребезги несколько патрульных кораблей. И лишь после этого совершил посадку около замка правительницы.
Катриэль и Ядвига, выходя из Кукума, услышали ужасные крики горбуньи, потерявшей надежду на встречу с друзьями. Они нашли несчастную в большой куче мусора, Ядвига подняла ее и отряхнула:
- О, бедняжка! Как же ты была здесь одна?
- Дорогая подруга Ядвига и мой сладкий Катриэль! Я так счастлива видеть вас снова! Я так скучала! Потеряла всякую надежду на встречу с вами. Приготовилась умирать тут, на помойке, в полном одиночестве!
Катриэль взял карлицу на руки и спросил:
- Ты можешь рассказать нам, что случилось здесь после нашего побега?
- О Катриэль, если бы ты только знал всю правду о Руно Вельда! Он - предатель! Этот негодяй-ботан охотно стал рабом Дунды и ее шутом. Поет и танцует для нее днем и ночью! Его нужно прикончить, чтобы он нас не позорил! Пойди и сделай это, Катриэль!
- Подожди немного, Шушаника. Сначала мы разберемся во всем, а только потом начнем действовать, - он аккуратно поставил карлицу на землю.
Вдруг, откуда не возьмись, появилась толпа гвардейцев.
- Немедленно сдавайтесь, а иначе будете уничтожены! – грозно сказал офицер, отличающийся от остальных красными нашивками на рукавах.
- И не подумаем! – ответила Ядвига, выглядывая из-за плеча Катриэля.
- Ну тогда – пеняйте на себя. Отряд – … – скомандовал военный.
Но ему не удалось произнести слово «огонь» - Катриэль мгновенно снес ему голову. Остальные сразу же передумали нападать. Они медленно отступали с высоко поднятыми руками.
- Не трогайте нас, если не хотите быть убитыми. Пойдите к своей королеве и скажите, что Катриэль, бывший телохранитель лекаря Терензиуса, хочет поговорить с ней, - сказал им Катриэль.
Сопровождаемые несколькими гвардейцами, Катриэль, Ядвига и Шушаника вошли в тронный зал, где Дунда восседала на золотом троне. Руно Вельда лежал у ее ног, как верный пес. Молодой человек был одет в золотистый, с синей отделкой клоунский костюм. На его голове красовался шутовской колпак с золотыми бубенцами.
Заметив своих друзей, Руно подпрыгнул от радости и попытался что-то сказать, но Дунда, дернула за поводок, и ученый упал лицом в ковер. В этот момент Катриэль разбил цепь своим оружием. Королева открыла рот от удивления, а Руно подбежал к приятелю и спрятался за его спиной.
- Я пришел, чтобы получить от вас информацию о Боге Добра Букане, - сказал Катриэль.
- Вы и, правда, думаете, что я скажу вам что-нибудь о нем? В таком случае – вы полный идиот! Вы - глупый труп! Ха ха ха! – королева рассмеялась ему в лицо.
- Вы сделаете это, Дунда! Иначе сами скоро станете глупым трупом. Уже мертва вся ваша личная охрана, а военные суда уничтожены, - спокойно ответил солдат-робот.
С этими словами Катриэль схватили ее за тонкую, жилистую шею и начал душить. Дунда затопала ногами и закричала хриплым голосом:
- Отпустите меня! Все вам расскажу! Не убивайте меня, я хочу жить! Я должна умереть только вместе с моей Вселенной!
Катриэль выпустил королеву и отошел от нее.
- Теперь говорите, все, что знаете о плененном Боге Букане. Это вы спрятали его в тюрьме? Выкладывайте всю правду, да побыстрее, у нас мало времени! – приказал он.
- Я скажу вам все, что знаю. Несколько столетий назад Бог Букан действительно был моим заключенным в Подземной Тюрьме. Но ужасный доктор О-Пейн с помощниками несколько раз попытался освободить его. Тогда Высокий Совет Темной Вселенной решил перевести его в другую тюрьму, которая расположена в Новорожденной Вселенной, - ответила королева.
- Что такое “Новорожденная Вселенная”? – переспросил Катриэль.
- Новорожденная Вселенная - мое открытие; она появилась в тот момент, когда во время Великой Войны большая часть нашей Вселенной была разрушена. Только некоторые избранные ведают о ней. Это: Бог Мириман, Кояхн, лекарь Терензиус , великий ученый Гуний Тревзогус и я. Но никто кроме Гуния не знает туда пути. Бог Букан хорошо спрятан и защищен. Вы никогда не найдете его! Даже не пытайтесь, - королева насмешливо улыбнулась.
- В таком случае покажите нам путь к своему ученому Гунию Тревзогусу, - приказал Катриэль.
- Хорошо, мои слуги отведут вас к нему. Он живет в моей Подземной Тюрьме. Пожалуйте в темницу! – Дунда визгливо расхохоталась. – Буду рада помочь такому красавчику, как вы.
- О Катриэль, нет, мы не пойдем туда, это - ловушка! – испуганно зашептала Ядвига.
- Не бойся Ядвига. Сначала я отведу всех вас на Кукум, там вы будете в безопасности, - сказал солдат-робот.
- Я не могу позволить тебе идти туда одному. Пусть доставят Гуния сюда, так будет лучше, - возразила девушка.
- Ладно, Дунда, прикажите, чтобы ваши оставшиеся в живых слуги немедленно привели Гуния Тревзогуса, - потребовал Катриэль.
Несколько минут спустя худого высокого старик с седыми взъерошенными волосами и длинной бородой доставили в тронный зал. Это был изможденный, сгорбленный пожилой человек, одетый в зловонное и грязное тряпье. Находясь в темнице, в течение многих столетий, он почти ослеп. Но голос великого ученого остался звучным и мужественным. Узник гордо сказал королеве:
- Почему ты беспокоишь меня, презренная Дунда! Тебе мало, что ты сломала мою жизнь и уничтожила мои научные труды?
- Заткнись, глупый старик, и слушай. Это не по моему желанию ты здесь. Будь моя воля, ты никогда не вышел бы из своей темницы. Настал твой шанс послужить другому хозяину, - пояснила королева.
- Я никому не буду служить! Гуний Тревзогус никогда не станет помогать злу и разрушению. Вы можете убить меня, но покорить – никогда, - заявил заключенный.
- Дорогой Гуний, я вижу, вы так пострадали! Я надеюсь, что станете помогать нам только по доброй воле... Пожалуйста, поверьте мне! – ласково сказала Ядвига.
- Кто вы, милая девушка и кто ваши друзья? Я едва могу видеть, но чувствую, что вы не слуги Дунды, - ответил старый ученый.
- Я - Катриэль, бывший телохранитель лекаря Терензиуса. Мы с друзьями Ядвигой, Руно Вельда и Шушаникой собираемся освободить Бога Добра Букана. Это - Великая Миссия, которую я должен выполнить, на благо всей Вселенной. Мы нуждаемся в вашей помощи, потому что вы один знаете путь к Новорожденной Вселенной. Вы поможете нам? – произнес солдат-робот.
- Этого не может быть! Я не могу поверить, что вы прибыли наконец, Катриэль! Однажды, много лет назад Предсказательница Октана явилась ко мне в темницу и сказала: Жди, Гуний Тревзогус! Придет Катриэль! И он освободит тебя, затем ты должен помочь ему выполнить Великую Миссию! О, теперь я понимаю, какая это Миссия! Я помогу тебе, Катриэль! – обрадовался Гуний.
- Теперь пришло время возвратиться на Кукум. Пойдемте скорее, - сказала девушка.
Катриэль бережно взял под руку Гуния, и друзья последовали за ними.
Тем временем, Дунда пришла в себя и сердито закричала:
- Это не конец! Мы еще встретимся, и посмотрим, чья возьмет!

Друзья вернулись на Кукум и покинули Трюндию.
Когда Гуния накормили, вымыли и уложили спать, Ядвига пригласила всех членов команды на совет.
- Теперь, друзья, мы нуждаемся в помощи нового члена нашей компании. Без него мы не сможем освободить Бога Добра. Прошу вас всех, будьте добры и внимательны к Гунию Тревзогусу. Он должен поверить нам, - сказала девушка.
- Кажется мне, дорогая подруга Ядвига, этот ученый - шпион Дунды. Он предаст нас, как и твой дружок Руно Вельда. Лучше выгнать их обоих. Они нам не нужны, - злобно прошипела горбунья.
- Прекрати болтать глупости, Шушаника. Ты не права. Руно, а ты что скажешь на это? – поинтересовался Катриэль.
- Что касается меня, я очень счастлив, потому что нахожусь снова в родном цирке с моими дорогими коллегами. Давайте выпьем в честь этого хорошего вина! – ответил молодой ученый.
Он до сих пор не пришел в себя.
- Руно, Руно, очнись! Ты находишься на Кукуме! Вспомни меня, я - Ядвига! – встревожено сказала девушка.
- Конечно, я помню, тебя, милая Ядвига. Ты – девочка-наездница из нашего цирка! А где твоя красивая белая лошадь Снежок? И это - Катриэль, наш конферансье и директор. А вот и Шушаника, моя напарница, коллега-клоунесса! Всегда был большой успех, когда мы вместе давали представление! – спокойно и серьезно произнес Руно Вельда.
- Я никогда не была клоунихой. Терпеть их не могу. Но тебя Руно, ненавижу особенно! Ты – подлый предатель! Катриэль, убей его, пожалуйста, ботан окончательно выдурился и стал полным идиотом . Совершенно выжил из ума! Он может быть опасен! – заявила карлица.
- Не беспокойся, Шушаника, скоро Руно станет прежним. Я вижу, что ему уже немного лучше. Раньше он совсем не мог узнать нас, - ответил Катриэль.
- Надеюсь, так и будет. А сейчас было бы неплохо отдохнуть, - предложила Ядвига.
Все разошлись по местам. Кукум летел, не напрягаясь, он отдыхал прямо в полете. Все спали кроме Катриэля, который думал о своей Великой Миссии.

Глава двадцать первая. Вселенная. Кукум. Гуний Тревзогус
Следующим утром Гуний проснулся в хорошем настроении. Старик сразу вспомнил, что с ним случилось. Заметив какое-то движение, он поднял голову и спросил:
- Кто здесь? Я почти не вижу вас.
- Это - я, Ядвига, хозяйка Кукума. Как вы, уважаемый? Хорошо ли отдохнули? – поинтересовалась девушка.
- Замечательно, особенно после зловонного подземелья! Спасибо, мой капитан. А где Катриэль, Руно и забавная карлица? – задал вопрос Гуний.
- Я всегда здесь, около Ядвиги, и мы ждем вас. Скорее, подскажите нам координаты правильного направления к Новорожденной Вселенной? - попросила Шушаника.
- Необходимо чтобы собралась вся команда, это очень ценная информация, - с важностью ответил старик.
- Кукум, найди Катриэля и Руно. Позови их сюда, - приказала Ядвига.
Через несколько минут все собрались в зале управления. И Гуний начал рассказ о Новорожденной Вселенной:
- Я надеюсь, что все помнят те времена, когда большая часть нашей Вселенной прекратила свое существование. Она была уничтожена кровожадным Кояхном, который развязал Великую Войну. Разрушая планеты и звезды, он собрал слишком много вещества в одной части Вселенной. Таким образом, общий баланс нарушился, и случился частичный коллапс пространства. Но огромная масса вещества не могла исчезнуть бесследно. И тот в момент из этой же самой материи появилась новая Вселенная совсем в другом месте.
Я рассчитал ее возможное местонахождение теоретически, по формулам. Путь к Новорожденной Вселенной пролегает через самую близкую к Трюндии Черную дыру. Я был там, когда Бога Букана заточили в башню. Дунда обманом и угрозами заставила меня на себя работать, я был тогда еще молод и наивен. Та тюрьма расположена на планете Аюмпигон в Новорожденной Вселенной. На ней нет разумных существ-аборигенов.
Вся Аюмпигон покрыта густыми лесами, населенными разнообразными видами диких животных. Рота прекрасно обученных гвардейцев Дунды охраняет Бога день и ночь. Букан заточен в высокой башне, построенной специально для него.
Путь к Новорожденной Вселенной очень труден. Огромная перегрузка ждет нас в Черной дыре. Только молодые и сильные люди могут вынести такое перенапряжение. Когда я летел туда в последний раз, был намного моложе, но та поездка, все же, нанесла непоправимый ущерб моему организму. Я начал слепнуть, а темнота в тюрьме довершила дело. А на сей раз прохождение сквозь Черную дыру станет моим последним путешествием. Я точно знаю, что умру. Но, ни о чем не сожалею. Напротив, очень рад служить выполнению Великой Миссии.
- Спасибо, Гуний, теперь мы знаем, как найти путь к Новорожденной Вселенной, - поблагодарил Катриэль.
- Мы рады, что вы с нами, Гуний. И я полагаю, что все будет хорошо... И теперь, Кукум ты знаешь путь к Черной дыре? – спросила Ядвига.
- Мне нужен примерно час, чтобы исследовать окрестности. И затем я отвечу тебе, хозяйка, - сказало растение.
- Лучше сделаем так, Кукум скажет мне наши координаты, и я выдам правильный курс полета через минуту. Не нужно тратить часы, когда можно сделать работу быстрее. Кукум - большой, сильный, но очень глупый, - сказала Шушаника.
Что-то в последнее время карлица стала добрее и покладистей. С чем это связано, не знал никто. Черт разберет этих женщин!
- Ты - прекрасная подруга, Шушаника! Спасибо за помощь, - обрадовалась Ядвига.
- Чтобы я не делала, я делаю все только ради нашего Катриэля. Хочу помочь ему выполнить Великую Миссию. Лучшая награда для меня – это возможность отплатить добром за добро, которое он для всех нас сделал, - сладким голоском пропела горбунья.
- Думаю, Шушаника, у нас все получится, - улыбнулась Ядвига.
Кукум, все это время занимавшийся наблюдениями и расчетами, наконец-то подал голос:
- Ядвига, ты слышишь меня? Через тридцать пять дней мы достигнем ближайшей Черный дыры. Будьте готовы к долгому путешествию.
- Спасибо, Кукум. Ты в порядке? У тебя достаточно воды и грунта? - спросила Ядвига.
- Спасибо, хозяйка, я в норме. Я достаточно поел грунта на астероиде и набрал про запас. Он оказался очень вкусным и питательным, - ответил корабль-овощь.
Руно Вельда, который мирно спал все это время прямо на зеленом травяном ковре в зале управления, проснулся от голоса Кукума.
Он улыбнулся и сказал:
- О, мои друзья! Как славно, что вы здесь! Наше веселое представление начинается!
И ученый принялся неуклюже отплясывать и петь свою любимую песню:
Раз, два, три, на меня ты посмотри,
Я спою тебе куплеты и исполню пируэты!
Колокольчики, звените, Коломбину рассмешите!
- Заткнись, проклятый клоун! Катриэль, прогони чокнутого ботана, пожалуйста! Скоро все мы сойдем с ума из-за него, - вдруг разозлилась Шушаника, но в ее глазах стояли слезы. Карлица отвернулась, чтобы никто их не заметил.
Гуний, внимательно наблюдавший за ужимками Руно, спросил:
- Ядвига, что случилось с молодым человеком? Что-то не так с его психикой?
- К сожалению, он потерял рассудок из-за влияния сильной гравитации, когда Кукум был пойман в ловушку Дунды. Мы, Руно Вельда и я, заболели одновременно, но меня вылечил доктор О-Пейн, а Руно тогда все еще оставался в плену у Дунды, - печально ответила девушка.
- О, я вижу, это неприятно, но думаю, что такое состояние Руно вполне обратимо. Только подождите немного, и он будет снова в порядке, - старый ученый неплохо разбирался в медицине, он продолжил. - Доктор О-Пейн, мой старый знакомый и хороший друг с самого детства. Много-много лет назад мы учились вместе в очень известной школе для одаренных детей. И затем поступили в престижный Университет планеты Орандо. Через несколько лет эта планета была разрушена, и все блестящие ученые захвачены Дундой Ужасной. Она заставила нас работать на себя. Но замечательный доктор О-Пейн с храбрыми помощниками смог убежать, и стал могущественным и независимым. Он может сделать много хорошего для всех живых существ, благодаря огромным знаниям и доброте. Я всегда хотел походить на него…
В тот момент Кукум заговорил:
- Внимание, внимание, я вижу что-то огромное и непонятное передо мной! Чувствую, как он него исходят неприятные волны. Что делать, хозяйка? – в голосе растения чувствовался страх.
- Стреляй по объекту, как можно скорее, примени всю свою энергию и мощь! Иначе мы погибнем! – ответила Ядвига.
С невероятными усилиями Кукум выстрелил по странному объекту облаком кислоты, и все было кончено.
- Наверное, это была очередная ловушка Дунды, - предположил Катриэль.
Ничего страшного больше не происходило после этого случая. И дальнейшее путешествие оказалось спокойным.
В последний день долгого пути Черная дыра разверзла перед путешественниками свое ужасающее нутро.
Кукум, никогда до этого не встречавшийся с подобными объектами, немного побаивался открывшейся перед ним темной бездны.
- Скоро Черная дыра поглотит нас. Будьте готовы, обратного пути нет. Дыра во много раз сильнее меня. Она засасывает меня. Я теряю ориентацию, мне страшно! – с дрожью в голосе сказал он.
Это были последние слова растения. Все пассажиры потеряли сознание. Время остановилось для них. Кукум, со всем содержимым, оказался сжатым до размера атома. Затем корабль и его пассажиры были выброшены с ужасной силой с противоположной стороны. И после этого, Кукум снова приобрел свои прежние размеры.
С обратной стороны Черной дыры находилось Белое Отверстие. Все вещество, все виды энергии, проглоченные Черной дырой, немедленно выбрасывались с другой стороны через него, но уже в другую Вселенную.
Таким образом, Кукум вошел в Черную дыру в Темной Вселенной и вышел из Белого Отверстия в Новорожденной Вселенной.
Все, кроме Катриэля и Шушаники были без сознания. Солдат-робот тут же принялся приводить в чувства Ядвигу и Руно. Молодой ученый бодро вскочил на ноги.
- Где я? И что с нами? – удивленно спросил он.
- Я вижу, что ты в порядке, Руно. Мне нужно многое рассказать тебе, обо всем, что случились с нами, но не теперь. Попытайся разбудить Ядвигу! – ответил Катриэль.
- О, мои дорогие друзья! Рада видеть вас снова! Я так счастлива! У нас все получилось. О подозрительном старикашке Гунии можете больше не беспокоиться, он, судя по всему, помер!- радостно прокричала Шушаника.
Руно пытался разбудить Ядвигу, легонько похлопывая ее по щекам, вскоре ему это удалось.
- О, неужели я жива? И ты в порядке, милый Руно? – девушка открыла глаза.
- Вы живы, и я в порядке. Все мы живы, как обычно, кроме Катриэля, - ответил Руно Вельда.
- Я сожалею, но Гуний мертв. Его старое сердце не выдержало трудного пути и огромных перегрузок, - заметил Катриэль.
Мужчины положили тело Гуния в камеру, чтобы заморозить.
- Прощай, Гуний, мы расстаемся с тобой, но надеюсь, что наша разлука не будет долгой. Доктор О-Пейн возвратит своего старого друга к жизни, - вытирая слезы ладошкой, сказала Ядвига, ей было безумно жаль этого человека, почти всю молодость и зрелые годы проведшего в заточении, и сейчас отдавшего свою жизнь в борьбе за справедливость и порядок.
- Не плачь, Ядвига, старик умер не напрасно. Он выполнил свою часть Великой Миссии. И теперь моя очередь исполнить пророчество, - пытался ее успокоить солдат-робот.
- Может быть, кто-нибудь, объяснит мне, что мы делаем здесь, в неизвестной Вселенной? Что происходит?- допытывался Руно, но на него никто не обращал внимания.
Наконец, Ядвига заметила возмущение и недоумение на лице друга.
- Мы все здесь, чтобы осуществить пророчество Октаны, и освободить Бога Добра Букана. Эту миссию может выполнить только Катриэль. Когда Бог Добра будет свободен, он сможет противостоять Богу Зла, Мириману. И только тогда баланс между Добром и Злом в нашей Вселенной будет восстановлен.
- И власть Дунды, Кояхна и других злодеев будет ограничена. После окончания моей Великой Миссии доктор О-Пейн сделает меня нормальным человеком, - добавил Катриэль.
- О дружище, как можно сделать живым полуробота! Ты уже мертв в течение трехсот пятидесяти лет. Наивный, клюнул на приманку старого лгуна доктора О-Пейна. И я должен рисковать своей жизнью ради этой глупой идеи! – негодующим тоном возразил Руно.
- Ты ничтожный клоун, как смеешь говорить нам такую ерунду? Еще сегодня утром ты показывал нам свои глупые трюки и пел идиотские песни, а теперь смеешь нагло критиковать нашего умного, драгоценного Катриэля! – взбесилась горбунья.
Она вскочила с места и вцепилась ученому в волосы. Тот несильным, но точным ударом отбросил ее от себя.
- Никогда не бил женщин! Но ты меня снова вынудила. Не смей больше никогда ко мне прикасаться! – брезгливо отряхиваясь, сказал Руно.
- Шушаника, ты совсем ошалела! У нас нет времени спорить и драться. Ядвига, прикажи Кукуму лететь к центру Новорожденной Вселенной, - сказал Катриэль.
Где-то там, среди многочисленных звездных систем, находился пункт назначения – таинственная планета Аюмпигон. Гигантский овощ быстро сориентировался на местности и выбрал направление полета.
- Как долго нам лететь? – спросила Ядвига.
- Три-четыре дня, я думаю, если, конечно, ничто не помешает, - ответил корабль.

Глава двадцать вторая. Новорожденная Вселенная. Кукум. Кукурбита
Три дня прошли. Но, по-прежнему, не наблюдалось никаких признаков жизни вокруг. Кукум не встретил ни одной населенной планеты. Все окружающее выглядело очень странным и необычным. Растение чувствовало всем телом очень сильные магнитные волны, которые мешали правильно ориентироваться, оно постоянно жаловалось и капризничало, не хотело выполнять приказы.
- Я чувствую искривление пространства вокруг меня. Потерял правильное направление. Что мне делать, хозяйка? – плаксивым голосом сказал Кукум.
- Подожди немного, я попытаюсь чем-нибудь помочь, - утешала его Ядвига,- Шушаника, ты можешь вычислить правильное направление для Кукума?
Но горбунья ничего не могла сделать. В программе, содержащейся во вживленных в мозг карлицы чипах, не было никакой информации о Новорожденной Вселенной.
- Кукум, сожалею, но ты должен найти правильный путь самостоятельно, - отвечала девушка.
- Да, хозяйка, я понимаю. Попытаюсь сделать это, - бодрился овощ.
Руно все это время нервно расхаживал по рубке, и постоянно ворчал:
- Да что ж такое-то! Что ж такое-то делается-то, а! Скоро все мы умрем!
Шушаника смотрела на него как-то странно.
- Хорошо, ботан, сдохни! Только сделай это поскорее. Но мы доведем до конца Ведикую Миссию, - твердо заявила она.
Ядвига, как могла, пыталась всех утихомирить и поднять людям настроение, хотя и у нее самой на душе скребли кошки.
- Без паники! Ничего плохого еще не случилось. Я верю, Кукум справится с ситуацией, - говорила девушка.
Одним прекрасным утром, когда по расчетам путешественников, они должны были бы достигнуть Аюмпигон, Кукум вдруг заметил впереди какой-то странный движущийся предмет.
-Я вижу неизвестный объект передо мной. Что делать? - вдруг спросил он.
- Подлети поближе и уничтожь его. Я думаю, что это очередная ловушка Дунды, - приказала Ядвига.
- Это - живое существо, и оно похоже на меня и пахнет очень хорошо. Я не могу убить его. Вдруг это - мой родственник, может быть моя мама! – ответил овощ.
- Ты - глупое растение. У тебя нет родственников! Руно Вельда вырастил тебя из запрограммированного зернышка, когда еще жил на своем родном Томите. Откуда взяться родственникам, тем более в чужой Вселенной? – заметила Шушаника.
- Может быть это - моя судьба, я так давно мечтал встретить кого-то, похожего на меня. Сожалею, Ядвига, но я должен увидеть поближе это существо, - гулко пробасил живой корабль.
- Не делай этого, Кукум. Слишком опасно!- кричала Ядвига, но все было бесполезно, овощ больше не слушался приказов. Он вдруг почувствовал себя взрослым и самостоятельным.
- Ядвига, позволь Кукуму это сделать, может быть, это важно для его будущего. Я попытаюсь защитить тебя, Шушанику и Руно, если возникнет опасность, - попросил Катриэль.
- Почему мы потворствуем инстинкту глупого овоща? Когда я был капитаном Кукума, он никогда не смел спорить со мной, всегда повиновался, - Руно был до глубины души возмущен подобным поведением.
- Но теперь капитан я. И будет так, как Кукум хочет, - вступилась Ядвига.
- Просто признай, что корабль больше не хочет повиноваться тебе. Видно произошел какой-то сбой в его программе, когда мы переместились в эту Вселенную. Я не рассчитывал, создавая Кукум, на подобные условия, - сказал Руно Вельда.
- Может быть, ты прав, Руно. В этой Вселенной есть много странного. Мы должны подождать немного, и лишь потом что-то прояснится, - задумчиво ответила Ядвига.
Кукум, между тем, на маленькой скорости подлетал к странному объекту. Как только он стал виден яснее на экране внешнего обзора, путешественники вскрикнули от удивления: это был точно такой же космический овощ, как и их Кукум. Отличался он лишь более округлыми формами и яркой оранжевой окраской.
- Вот это да! – воскликнул Руно. – Я столько лет мучился, создавая Кукум, а тут, на тебе! Кто-то имеет точно такой же.
- Как интересно! – Ядвига восхищенно рассматривала неизвестный корабль. – Вы только поглядите, что-то желтеет на его переднем конце, прямо, как цветочки!
- Да это и есть цветы! Огромные, оранжевые! – восхитился Руно Вельда. – Наверное, их аромат и привлекает наш Кукум.
-Да, она так прекрасно пахнет, - мечтательно проговорил корабль. – Она красавица! Я просто расцветаю от любви к ней.
И, правда, в этот момент на носу корабля распустились огромные желтые цветы, они в точности были похожи на цветы огурца, только во много тысяч раз крупнее.

Кукум познакомился с себе подобным существом. Их встреча оказалась очень мирной и дружественной. Растения почувствовали запах друг друга и продолжили полет рядом.
Кукум был безумно счастлив, он спешил поделиться со всеми радостью, переполнявшей его от цветов до внутренних корней.
- Ядвига, я нашел подругу! Раньше думал, что никогда не встречу свою любовь. Я так счастлив. Она очень красива, и пахнет так приятно! Теперь мы с ней всегда будем вместе!
- Мои поздравления, Кукум. А как же мы? Что нам делать теперь? – спросила Ядвига.
- Мы с невестой Кукурбитой, летим к планете Рой. Это родина космических насекомых. Они необходимы нам для опыления. Будем веселиться и проведем там свой медовый месяц. И вы все станете дорогими гостями на нашей свадьбе, - ответил гигант.
- Но Кукум, разве ты забыл о нашей Великой Миссии? Как мы выполним ее без тебя? Как доберемся до планеты Аюмпигон?
- Мне жаль Ядвига, но это - первый раз в моей жизни, когда я встретил свою любовь. Разве можно отказываться от счастья? У вас нет выбора, придется быть моими гостями, - сказал корабль.
- Да что ж такое-то! Час от часу не легче! Всю жизнь мечтал быть гостем на свадьбе у растений, - вмешался Руно Вельда. – Никогда не думал, что мое создание выйдет из повиновения.
- Уже все забыл, ботан? Ты же клоун, это самая подходящая работа для тебя, развлекать сборище овощей глупыми шутками. Будешь тамадой на их свадьбе. Уверена, они оценят твой талант и будут в восторге, - издевательски заметила Шушаника.
Корабль молчал. Он отключил внутреннюю связь и продолжал общаться лишь со своей невестой.

Глава двадцать третья. Новорожденная Вселенная. Планета Рой


- Хватит спорить! Ядвига, попытайся убедить Кукум помочь нам, - предложил Катриэль.
- Кукум, послушай меня, это очень важно! Давай сделаем так, сначала, поможешь нам освободить Бога Букана, а после этого ты будешь веселиться и жить, где захочешь, обещаю отпустить тебя навсегда, - сказала девушка.
- Хозяйка, я, поговорю с моей невестой, и мы решим эту проблему, - пробасило растение.
- Ты знаешь, Катриэль, кажется, эта Кукурбита настроена благожелательно. Она выглядит так симпатично! - предположила Ядвига.
- Подожди немного, не делай поспешных выводов. Внешность часто бывает обманчивой. Пусть все идет своим чередом, - ответил солдат-робот.
- Ядвига, я готов помочь вам, но Кукурбита, хочет, чтобы вначале мы отправились на планету Рой и сыграли свадьбу. А после она сможет полететь со мной, Кукурбита будет нам полезна. Моя красавица хорошо вооружена. У нее даже больше оружия, чем у меня. Кукурбита сказала, что у нее есть специальное жало с очень сильным зарядом в ее хвостовой части. Она поможет нам с радостью, - возвестил Кукум.
- Ты - молодец, Кукум, скажи своей невесте, мы будем рады ее помощи. А теперь – летим на Рой. Надеюсь, это не займет много времени? - спросила Ядвига.
- Ядвига, спроси, что это за планета Рой? – поинтересовался Руно вельда. – Неужели есть место, где подобные овощи появились в процессе эволюции и растут сами по себе?
- Планета Рой – самое замечательное место в двух Вселенных. На ней живет много гигантских растений, таких, как мы. Они там благоденствуют и размножаются при помощи космических пчел. Когда я буду свободным, мы с Кукурбитой поселимся на этой планете навсегда, - ответил гигант. – Мы уже близко. Приготовьтесь к посадке!

Действительно, Рой оказался самой удивительной планетой из всех, на которых довелось побывать друзьям. Там оказалось очень светло, тепло и сыро. Черная, богатая перегноем почва устилала ее поверхность. Повсюду росли гигантские кусты кабачков, тыкв, огурцов, арбузов и дынь. Все это великолепие обильно цвело и благоухало. То и дело на огромные желтые или оранжевые воронковидные цветы присаживались чудовищных размеров пчелы. Они собирали пыльцу в специальные мешочки на задней паре лапок и высасывали густой сладкий нектар.
- Мне так тут нравится! – восторженно пробасил Кукум. – Вы немного погуляйте пока, а мы с моей невестушкой облетим планету.
- Хорошо, Кукум, только постарайся не задерживать нас. Поскорее сыграем свадьбу и продолжим наш полет, - сказала Ядвига.
Гигантский овощ ничего не ответил и резко взмыл в небеса. Люди увидели, что прямо над ними пролетают десятки гигантских овощей, похожих, и вместе с тем несколько отличающихся от Кукума.
- Ну вот, этого я и боялся! Теперь мы остались на чужой неизвестной планете, совсем одни и без средств передвижения, - сказал Руно. – А вдруг Кукум задержится? Или, вообще, передумает лететь с нами? Что тогда делать?
- Без паники, ботан! Не нервничай! Наслаждайся местными красотами, дыши воздухом. Он здесь – что надо. По мне, так лучше тут на всю жизнь остаться, чем мотаться по космосу в говорящем кабачке, - Шушаника сладко потянулась и удобно прилегла на гигантском листе ближайшего растения.
Он располагался у самой земли, приятно пах свежими огурцами и слегка раскачивался, словно уютный зеленый гамак.
- Двинься! - Руно присел на самый край рядом с горбуньей. – Воздух, и, правда, удивительный!
- Катриэль, мне не хочется сидеть здесь, под кустами. Пойдем, прогуляемся? – Ядвига подхватила солдата-робота под руку.
Но не успели они сделать и двух шагов, как кто-то крепко схватил, поднял высоко в воздух и с большой скоростью понес куда-то.
-Ай, Катриэль, сделай что-нибудь! – пронзительно закричала Ядвига.
Мощные и твердые, покрытые толстыми волосками, лапы крепко держали ее, не давая пошевелить ни рукой, ни ногой. Где-то вверху слышался шум могучих крыльев и равномерное басовитое гудение.
«Это гигантское насекомое! Оно несет меня к себе в нору, чтобы сожрать! - с ужасом подумала девушка.- Катриэль меня не слышит. Нет надежды на спасение!»
Ядвига смотрела на проносящиеся далеко внизу сочные зеленые листья и яркие желтые цветки местных растений, а на глаза ее наворачивались слезы.
«Как все глупо получилось! Умереть такой молодой! Никогда не думала, что повторю судьбу отца. Но что ж тут поделаешь? Прощайте, дедушка и бабушка! Мне очень жаль, что все так получилось. Прощай, дорогой Снежок! Прощайте друзья: добрый Руно, милая Шушаника! Больше не увидимся. Катриэль, любимый, знай, последними мыслями в моей голове будут мечты о тебе!»
Она так увлеклась прощанием с жизнью и друзьями, что не заметила, как оказалась стоящей на ровной каменистой площадке между скалами. Рядом с собой она увидела Катриэля, Руно и Шушанику. Их тоже принесли гигантские пчелы. Теперь насекомые окружали друзей, грозно гудя и угрожая смертоносными жалами.
- Что им от нас нужно? – спросила Ядвига, испуганно прижимаясь к Катриэлю.
- Кто разберет этих жужжащих тварей? – мрачно ответила Шушаника. – Уж точно, ничего хорошего! Может, ты, наш ученый ботан, знаешь?
- Как ни странно, я тоже понятия не имею! Нормальные томитские пчелы питаются пыльцой и нектаром, из них же производят мед. Но в этой Вселенной все по-другому. Здесь космические овощи, вроде моего Кукума живут и размножаются сами по себе, так вполне возможно, что пчелы тут хищные и собираются нами перекусить.
- Типун тебе на язык! Я думаю это хорошие, добрые пчелки, - сладким голоском пропела горбунья, заискивающе глядя в фасеточные глаза ближайшего насекомого. – Они посмотрят на нас и отпустят!
- Как бы, не так! Смотри, это, как видно, их начальница ползет, - ответил Руно Вельда. – Сейчас она решит нашу участь.
Из широкой щели в скале, по сути – огромного летка, появилась еще одна пчела, крупнее и волосатее остальных. Она долго разглядывала пленников, потом что-то авторитетно прожужжала подчиненным.
Повинуясь ее приказу, насекомые схватили друзей и понесли в полутемную глубину улья. Внутри оказалось влажно и душно.
Ядвига стала задыхаться и кашлять, вслед за ней закашлялся и Руно. Только Шушанике Лукреции Годе и солдату-роботу все было нипочем.
Вскоре пленников притащили в большой, освещенный гнилушками зал, снизу доверху заполненный сотами. Тут стало дышать намного легче, сильный, но очень приятный аромат меда наполнял воздух.
Пленников одного за другим затолкали в незаполненные медом ячейки и запечатали сверху восковыми крышечками.
Ядвига, скорчившись в шестиугольном восковом бочонке, с ужасом наблюдала, как гигантская пчела деловито прилаживала крышку черными волосатыми лапами. А потом стало темно и очень тихо.
«Как видно, пчелы ушли,- подумала девушка – скоро станет нечем дышать, и мы умрем. Надо расковырять воск, пока он окончательно не затвердел!»
- Катриэль, Руно, Шушаника! Вы слышите меня? – прокричала она изо всех сил. Но ответа не было.
«Черт! Они меня не слышат! Надо спешить», - Ядвига попыталась встать в полный рост, но высота бочонка этого не позволяла. Она принялась царапать ногтями восковую крышку, и та, на удивление, почти сразу же отвалилась. Сразу же дышать стало намного легче. Ядвига увидела Катриэля, который уже выбрался из своей ячейки и теперь помогал вылезти Руно. Ядвига с трудом перевалилась через восковую стенку и оказалась на свободе. Она легко вызволила из заточения Шушанику.
- Ну вот, мы выбрались, а дальше что? Отсюда все равно не сбежать, вход в зал охраняют пчелы, а даже если их удастся обойти, то со скалы нам никак не спуститься! – сделал выводы Руно Вельда.
- Придется признать, что на этот раз, ты полностью прав, - согласилась Шушаника. – Нам каюк!
- Нельзя отчаиваться и сдаваться! – возразила Ядвига. – Надо, хотя бы, попытаться спастись. Не ради себя! А ради Великой Миссии!
- Сдавайся, не сдавайся – а конец один! – мрачно заметила горбунья.
В этот момент две устрашающе гудящие пчелы вошли в помещение. Они, угрожая острыми жалами, зачем-то снова вытолкали пленников сначала в коридор, а затем и на открытую площадку на скале.
-Что им от нас нужно? – спросила Ядвига, пока друзья шли по темному коридору. – Катриэль, почему ты не применишь оружие и не прикончишь пчел-стражников?
- Я смогу легко убить этих двоих. Но в улье их десятки тысяч, на всех меня не хватит. Если я причиню вред пчелам – оставшиеся в живых нас точно убьют, а так у нас еще есть надежда, - ответил солдат-робот.
- Он прав! – сказал Руно Вельда. – Надежды очень мало, но все-таки, какой-то шанс, есть.
В этот момент они вышли из улья через щель в скале. Первым, что они увидели – был Кукум, зависший прямо над площадкой. Рядом с ним была Кукурбита. Крупная важная пчела что-то убедительно жужжала овощам.
- Кукум! Немедленно спасай нас! Забирай отсюда! – закричала Ядвига. – Нас хотят убить!
- Пчелы больше не хотят убить вас. Кукурбита объяснила им, что вы наши друзья. Они сначала приняли вас за стражников с Аюмпигон. Они частенько наведываются сюда, чтобы украсть мед. Пчелы хватают их и замуровывают в соты, чтобы потом кормить мертвыми телами своих личинок, - пояснил Кукум. – Кукурбита знает язык пчел и может говорить с ними. Затем она передает мне информацию, а я перевожу ее на человеческий язык. Пчелам очень нравятся наши с Кукурбитой цветы. Они просят разрешения собрать с них пыльцу и высосать нектар. Моя невестушка говорит, что это и будет наша свадьба. Разрешить им это сделать прямо сейчас?
- Да, конечно, Кукум, пусть пчелы выполнят свою миссию. Чем скорее, тем лучше. Тогда и мы, наконец, сможем продолжить путь к Аюмпигон! Да, еще – мои горячие поздравления жениху и невесте!- сказала Ядвига. Опасность миновала, и к девушке вернулось хорошее настроение.
- Друзья! Мы спасены! – Шушаника Лукреция Годе кинулась обнимать Руно, Катриэля и Ядвигу.
В этот момент десятки торжественно гудящих пчел приступили к проведению свадебной церемонии. Они деловито перелетали с цветов Кукума на цветы Кукурбиты, перенося пыльцу с его тычинок на ее пестики. При этом они не забывали высасывать обильный сладкий нектар и набивать избытком пыльцы специальные мешочки на задней паре конечностей.
Свадьба длилась недолго – не более часа.
- И что теперь? – поинтересовался Руно Вельда после того, как путешественники поднялись на борт Кукума. – Когда ожидать прибавления в семействе? Как это, вообще у гигантских растений происходит?
- Ну, я точно не знаю, сейчас спрошу у Кукурбиты, - смущенно ответил Кукум. Через некоторое время радостный голос корабля возвестил:
- Внутри Кукурбиты уже зародились семена. Они будут долго зреть почти целый год. А потом их нужно будет посадить в питательную землю. Вырастут зеленые кустики, а на них – маленькие Кукумчики и Кукурбиточки, наши детки. Они будут расти и зреть, а когда поспеют – их плодоножки высохнут и отвалятся. Тогда детки научатся летать и станут такими же, как мы! Правда, здорово?
- Ну, что-то в этом роде я и представлял, - задумчиво ответил Руно.
- Просто замечательно! Я поздравляю вас еще раз! – сказала Ядвига - а теперь, Кукум, если вы готовы, летим к планете Аюмпигон.
- Как прикажешь, хозяйка, - отозвался гигант.
Кукурбита прекрасно знала местность и показывала дорогу. Вскоре корабли-овощи достигли орбиты планеты Аюмпигон. Там оказалось много патрульных судов Дунды Ужасной, охранявших подступы к планете.
Теперь нужно было хорошо продумать стратегию нападения, чтобы победить вражескую армаду.
- Катриэль, придумай, как лучше напасть на патрульные суда, чтобы скорее разрушить их? – попросила Ядвига.
- Пусть Кукурбита подлетит поближе, нападет на одно судно и отлетит. Все военные корабли погонятся за ней, так она отвлечет внимание от Кукума. И в этот момент мы зайдем с тыла и откроем огонь из всего оружия. Я думаю, так будет правильно, - посоветовал солдат-робот.
- О, мой милый Катриэль, какой же ты умный! Думаю, ты самый великий стратег во всех Вселенных. Теперь я уверена, что мы одержим победу! – льстиво подпевала Шушаника.
- Но я не уверен. Кораблей Дунды слишком много, боюсь, что все мы погибнем, - ворчал Руно. – И это так я провожу свой отпуск после долгих лет напряженной работы! Лучше и придумать нельзя было!
- Хорошо, довольно болтовни, давайте действовать, как Катриэль сказал. Кукум, ты все понял? – спросила Ядвига.
- Да, хозяйка, я понял, - отозвался гигант.
- Тогда объясни Кукурбите, что надо делать.

План был выполнен, но Руно оказался прав: не все корабли последовали за Кукурбитой и попали в ловушку, где были уничтожены ею и предусмотрительно приглашенными овощами-родственниками.
Большая часть вражеских судов, все же, осталась охранять орбиту планеты. Предстояло долгое и опасное сражение.
Три дня и три ночи Кукум вел неравный бой с силами противника. На утро четвертого дня, корабли Дунды взяли его в плотное кольцо, которое становилось все меньше и меньше. Гигантский овощ был утомлен и изранен, но сдаваться не собирался. Запас кислоты давно закончился, ядерные ракеты тоже. Лишь лазерная пушка пока не вышла из строя, но экипаж корабля знал, что и ей недолго осталось.
- Ну вот, пришел наш последний день! - констатировал Руно Вельда. – Себя погубили и Вселенную не спасли!
- Ты прав, как всегда, приятель, - Шушаника уселась рядом с ученым и нежно обняла его за плечи. Он не отстранился.
- Я не верю, что мы погибнем сейчас, у самой цели! Пророчество должно исполниться! – горячо промолвила Ядвига. – Я верю в него.
- Но ведь ты сама говорила, что Роксана когда-то предсказала тебе смерть. И даже ты видела себя, болтающейся в петле, на кривой осине у болота. Но ничего этого не произошло. Предсказание не сбылось. Я не верю во всякие пророчества и прочую чепуху! – парировал Руно. Шушаника активно закивала уродливой башкой, подтверждая его слова.
- А ты, Катриэль? Ты тоже не веришь в нашу победу? – с надеждой глядя в глаза солдату-роботу, спросила девушка.
- Прости, Ядвига, что не смог спасти тебя и друзей! – тихо сказал Катриэль и отвернулся.
А между тем кольцо из вражеских судов сжималось. Они давно уже могли бы взорвать, ставший почти беспомощным, Кукум. Но, очевидно, их целью было захватить корабль и его экипаж живыми.
- Кукум! Ты слышишь меня? – закричала Ядвига.
- Да, хозяйка, я слышу, - слабым голосом ответил гигантский овощ. – Что прикажешь делать? У меня совсем не осталось энергии, я даже не в состоянии зарастить пробоины. Мне очень плохо! Спаси меня! Я не хочу умирать.
- Держись, Кукум, мы что-нибудь придумаем, все будет хорошо, никто из нас не умрет, ты слышишь? – ответила девушка. – Ты пробовал связаться с Кукурбитой?
- Пробовал! Но она слишком далеко и мои сигналы не доходят. Она бросила меня одного, оставила умирать. Кукурбита, наверное, больше меня не любит! – печально пробасил корабль.
- Нет, Кукум! Ты ошибаешься, я уверена, что она все еще любит тебя. И спасет! Урааа! Смотрите! – радостно прокричала Ядвига.
И действительно, было чему радоваться: на большом экране внешнего обзора все увидели летящую на всех парах Кукурбиту, за ней, правильным клином, словно журавли осенью, следовали многочисленные друзья и родственники: космические кабачки, огурцы, тыквы. И даже огромный и неуклюжий, полосатый арбуз.
- Ура! Ура! Мы спасены! – Шушаника вскочила и начала подпрыгивать на месте от счастья. – Давай, Кукурбиточка, покажи этим гадам!
Лицо Руно, уже приготовившегося к мученической смерти, прояснилось и посветлело. Катриэль жадно приник к экрану, наблюдая за сражением.
А космическая баталия продлилась недолго. Овощи образовали второе кольцо вокруг Кукума и одновременно выстрелили во врагов кислотой. На какой-то момент все заволокло густым зеленым туманом, а когда он рассеялся – не осталось ни одного военного корабля Дунды.
Люди на борту Кукума вздохнули с облегчением.
- Передай огромное спасибо прекрасной Кукурбите и ее замечательным родственникам! – приказала Кукуму Ядвига. – Они спасли нас! Низкий поклон!
- Кукурбита очень рада была помочь, и ее родственники тоже. Сейчас они улетят домой, все кроме моей жены. Она останется со мной, чтобы помочь залечить мои раны. Она такая добрая! – с восторгом сказал живой корабль.
На экране было видно, как космические овощи снова выстраиваются правильным клином, причем, место вожака занял тот самый забавный арбуз. И летающая бахча медленно двинулась в направлении планеты Рой. А Кукурбита подлетела вплотную к Кукуму, так что их поверхности соприкоснулись, и из ее оранжевой кожи потек обильный красноватый сок. В тех местах, где он попадал на раны Кукума, они немедленно затягивались.
- Ты - молодец, Кукум! Вы хорошо воевали! – сказала Ядвига.
- Спасибо, мы тоже очень довольны, - ответил корабль. – Моя любимая Кукурбита всех спасла!
- Как твои пробоины? – понтересовалась девушка. – Они заживают?
- Спасибо, уже почти все затянулись, мне намного лучше!
- Тогда соедини нас с Главным Тюремщиком, да побыстрее! – приказала девушка. – Пора заканчивать Миссию.
На экране появился мужчина, на нем была красная форменная одежда, как у Катриэля. Его лицо было очень уродливо, особенно отвратительно выглядели длинные усы, которые двигались вверх и вниз при каждом слове.
- Смотри Катриэль, его костюм похож на твой, почему?- удивилась Ядвига. – Как такое возможно?
- Я знаю этого человека. Был свидетелем всех его злодеяний, когда вместе служили лекарю Терензиусу. Это Журандир. Негодяй был самым жестоким среди солдат-роботов. Его нельзя прикончить, потому что он давно уже мертв, как и я, - ответил Катриэль.
- Вы, грязные бродяги, уничтожили мои патрульные суда! Что вам нужно? Это - запретная зона. Убирайтесь отсюда! Иначе мне придется предпринять чрезвычайные действия против вас, - грозно прокричал уродливый мужчина с экрана.
- Эй, Жура, я узнал тебя сразу! Ты помнишь меня? Я - Катриэль – твой бывший товарищ по оружию. Мы вместе доставляли множество невинных людей в лаборатории по приказу Терпензиуса. Но теперь я служу только добру. Пришел, чтобы освободить Бога Букана, который спрятан в вашей ужасной тюрьме. Ничто не сможет остановить меня. Сдавайся! – предложил Катриэль.
- Помню тебя, Катриэль. Я солдат-робот, как и ты, Катриэль, но я ненавижу тебя, и ненавидел тебя всегда. Ничуть не боюсь тебя, и никогда не сдамся. Лучше убирайся отсюда со всеми своими недоумками! – ответил Журандир.
- Вызываю тебя на поединок! Это будет величайшая битва во Вселенной, - сказал Катриэль.
- Хорошо, принимаю вызов. Наконец-то мы решим в честном бою наш вечный спор, кто сильнее, я или ты. Уверен, что окажусь победителем. Все твои дружки умрут вместе с тобой, - Журандир громко расхохотался.

Глава двадцать четвертая. Новорожденная Вселенная. Аюмпигон. Битва
Всю ночь Кукум оставался на орбите планеты, Кукурбита находилась рядом. До самого утра Ядвига, Руно, Шушаника и Катриэль обсуждали ситуацию.
- Мне кажется, опасно сажать Кукум на планету, корабль еще слаб, и, наверняка, Журандир уже подготовил для нас ловушку, - рпредположила Ядвига.
- Ты права. Ему будет лучше остаться на орбите. А мы можем для посадки использовать челноки, - поддержал ее Катриэль.
- Мне так не хочется покидать Кукум. У меня плохое предчувствие! - сказал Руно Вельда.
- Не будь идиотом, ботан, наш Катриэль выиграет эту битву. Он с легкостью раздавит этого усатого таракана одним пальцем. Он - самый сильный и храбрый воин во всех Вселенных! – возразила горбунья. – А к тому же, кто еще совсем недавно говорил, что не верит во всякие пророчества? Это случайно был не ты?
- Это как раз ты все путаешь: пророчества и предчувствие – совершенно разные вещи, - возразил Руно.
- Спасибо, Шушаника! Это хорошо, что ты веришь в меня. Но Журандир - очень сильный враг. Я попытаюсь сделать все возможное, – сказал солдат-робот.
- Катриэль, как ты будешь сражаться против него? Какое оружие используешь? – спросила Ядвига.
- Я применю все, что встроено в мое тело: ножи, крюки, лезвия и лазерные пушки, - ответил Катриэль.
- У Журандира, может быть, есть какой-нибудь новый вид оружия, о котором ты не знаешь? Ведь это возможно?- предположил осторожный Руно Вельда.
- Конечно, Руно, очевидно, так и есть, - согласился солдат-робот.
- Мы должны верить в Катриэля. Он - очень опытный воин, - заметила Ядвига.
- В любом случае надо приказать Кукуму и Кукурбите облить эту планету кислотой, если мы все погибнем, так, по крайней мере, мы уничтожим зло хотя бы в этой Вселенной, - сказал Катриэль.
- Кукум, Ты будешь здесь ждать, пока мы возвратимся. Если не вернемся, значит, мы мертвы. Тогда через тридцать часов уничтожте эту планету, - приказала девушка.
Утром друзья сели в челноки и совершили посадку на Аюмпигон. Там оказалась очень большая и удобная посадочная полоса.
Космодром и тюремная башня, позади него, являлись единственными признаками цивилизации на этой планете. Она вся была покрыта густым древним лесом.
Когда путешественники сели, их встретил Журандир с отрядом пехотинцев:
- Добро пожаловать, Катриэль! Я отведу тебя к месту нашего поединка.
Пройдя немного вглубь леса, они попали на большую поляну, очищенную от деревьев и кустарников. Воздух Аюмпигон оказался густым и влажным, Ядвиге и Руно было трудно дышать. Они едва двигались. Но Шушаника Лукреция Годе следила очень внимательно за всем происходящим.
- Послушай Катриэль! Вся поляна окружена вооруженными солдатами. Будь осторожен! Я уверена, Журандир подготовил нам неприятный сюрприз, - сказала она.
- Спасибо Шушаника, я буду осторожен, - ответил Катриэль.
- Помни, Катриэль, все зависит от тебя. Судьба двух Вселенных в твоих руках, - сказала Ядвига, девушка очень волновалась, и голос ее дрожал.
- Удачи тебе, Катриэль! Все мы мысленно с тобой, но надейся только на свою силу! – пожелал Руно.
- Прекратите болтать. Скоро вы все будете трупами. И дикие животные съедят ваши тела. Попрощайтесь друг с другом навсегда, мои дорогие гости. Ты, Катриэль, готов начать поединок? – спросил Журандир, он был заранее уверен в победе, поэтому разговаривал высокомерно и нагло.
- Смотри, Жура, мы должны бороться только оружием, которое было встроено в наши тела Терензиусом. Не должно быть никакого другого оружия. И никто не может помогать нам. Ты знаешь эту традицию дуэлей? - напомнил Катриэль.
- Я знаю только то, что нужно для моей победы, - ответил Журандир. – На все остальное мне наплевать!
Борьба началась. Это был очень долгий и жестокий поединок. Соперники использовали все виды оружия: ножи, лезвия, крюки. Наконец, Катриэлю удалось перерубить главную трубу Журандира, питавшую его тело горючим. Страж начал терять координацию. Победа Катриэля была близка. Но внезапно, левый ус Журандира приподнялся и открыл странный предмет, спрятанный под ним. Желтая вспышка отрезала левую руку Катриэля вместе с лазерной пушкой, нацеленной на противника.
Рука упала на траву. Громкий крик Ядвиги сопровождал это падение.
- Да что ж такое-то! Это ведь не по правилам, Катриэль? – заорал Руно.
- Держись, Катриэль, я помогу тебе, - крикнула горбунья. Шушаника Лукреция Годе потеряла самообладание, ярость закипела в ее душе. Она свернулась в шар, и, разогнавшись, кинулась под ноги Журандиру. Катриэль не растерялся, и, в тот же миг, острым мечом, выдвинутым из правой руки, отсек ему голову. Уродливая башка охранника откатилась далеко, с громким визгом, и взорвалась. Черный дым окутал поляну. И когда это случилось, солдат вокруг места битвы уже не оказалось. Потеряв командира, все они в панике разбежались и попрятались в лесу.
Ядвига и Руно радостно помчались к Катриэлю и обняли его.
- Журандир больше никогда не восстановится. Его голова разлетелась на мелкие кусочки. Мы сделали это! – торжествовала Ядвига.
Руно обнял и поцеловал храбрую горбунью, он был искренне восхищен:
- О, Шушаника! Как тебе удалось справиться с этим негодяем? Ты была великолепна!
- Не лезь ко мне с поцелуями, ботан, я знаю, что они фальшивые! – карлица кинулась обнимать колени солдата-робота.
Катриэль, лишившийся конечности, выглядел удивленным и растерянным, но он быстро пришел в себя.
- Спасибо всем вам. Особенно тебе, Шушаника, ты сделала это, как раз вовремя. А теперь мне нужно приделать на место мою левую руку. Руно, принеси ее мне, пожалуйста, - сказал солдат-робот.
Молодой ученый коснулся руки Катриэля, лежащей в траве, и она рассыпалась в пыль. Таково было действие неизвестного оружия Журандира. Все были потрясены.
- Что ж такое-то делается, а? Катриэль, ты можешь объяснить, что случилось? – поражался Руно Вельда.
- Кажется, да! Я понимаю, почему голова Журандира взорвалась. Его секретное оружие - один из самых разрушительных видов плазмы. Но это сработало против него. Свершилось высшее правосудие. Это замечательно, но теперь я без левой руки, - ответил он.
- Не беспокойся об этом, Катриэль. Доктор О-Пейн скоро сделает тебе новую, - утешала его Ядвига.
- Но как я буду защищать вас от врагов одной рукой? – недоумевал солдат-робот.
- О, наш бедныйгероический Катриэль! Мы любим тебя еще больше! Для нас не имеет значения, сколько рук у тебя, - вмешалась горбунья.
- Теперь нужно пойти в Башню, чтобы освободить Бога Букана. Поднимите оружие солдат. Может быть, нам еще предстоит сражение со стражниками. Идемте, быстрее, - сказала Ядвига.

Глава двадцать пятая. Новорожденная Вселенная. Аюмпигон. Букан
Друзья собрали брошенное пехотинцами оружие, и направились к Башне. По дороге наблюдали панику среди солдат. Большая часть стражников, уже улетела с планеты на оставшихся судах. Другие только готовились к взлету. Несколько космических кораблей и даже челноки с Кукума горели ярким пламенем.
- Вот это да! Что же это такое? – удивился Руно.
- Значит, нам больше не с кем бороться на этой планете. Все убегают, - обрадовалась Шушаника Лукреция Годе.
- Это прекрасно! Мы - победители. Аюмпигон полностью в наших руках, - сказала Ядвига.
- Заканчивайте разговоры, лучше скорее пойдем к Башне, - предложил Катриэль.
Возле Башни и внутри нее уже не было никого. Друзья долго поднимались вверх по крутым, покрытым мхом и плесенью, ступеням.
- Смотрите, это дверь камеры для заключенного. Теперь я попытаюсь открыть замок. С одной рукой это не так-то просто! Руно, помоги мне, пожалуйста, - попросил Катриэль.
Они вдвоем сломали замок, и все вошли в просторный зал, там не было никакой мебели, если не считать большой железный сейф у одной из стен.
Руно дотронулся рукой до холодной, покрытой пылью металлической поверхности.
- Я думаю, что Бог Добра в сейфе. Но как мы откроем его? – сказал он.
- Сейф заперт на замок с секретным кодом. И никто не сможет открыть, его кроме меня. Катриэль, подними меня и посади на сейф. Я попытаюсь подобрать правильный код, - попросила карлица.
- Жаль, Шушаника, я не могу сделать этого только одной рукой. Попроси, чтобы Руно помог тебе, - ответил солдат-воин.
- Ну, давай, ботан, не медли! Скорее подсади меня, - попросила Шушаника.
После нескольких неудачных попыток сейф был открыт. Там оказался небольшой хрустальный сосуд, полный прозрачной золотистой жидкости. Ядвига осторожно дотронулась до вазы, и сразу же золотой туман взлетел к потолку.
Замечательный, ни с чем ни сравнимый, аромат рассеялся в воздухе. Усталость исчезла, будто ее и не было. У всех поднялось настроение, путешественники ощутили необыкновенную радость и блаженство. Ядвига, Руно и Шушаника смеялись от счастья. И даже бесчувственный Катриэль улыбнулся.
Внезапно, откуда-то сверху, послышался удивительный глубокий голос. Друзья посмотрели на потолок, и увидели, как туман превращается в человекоподобное существо, золотистое и прозрачное.
- Благодарю вас, мои освободители! Пророчество осуществилось: я свободен, и теперь все изменится в двух Вселенных. Действия злодеев будут пресечены. А вы все почувствуете мою безграничную власть прямо сейчас. Катриэль, ты уже ощущаешь благотворное влияние? А действительно ли ты мертв, вообще? – величественно произнес Букан.
- Я чувствую, что-что хорошее появилось во мне, оно согревает и щекочет внутри, отчего мне хочется радоваться и смеяться, это так необычно! Уже сотни лет я не испытывал подобного! – ответил солдат-робот.
- Это - твоя душа, Катриэль. Я смог вернуть ее к жизни, но, к сожалению, не твое тело. Оно все еще останется мертвым, пока доктор О-Пейн не сделает свое дело, - пояснил Бог Букан.
- Катриэль, ты любишь меня теперь? Если у человека есть душа, то он должен уметь любить! - с нескрываемой надеждой в голосе спросила Ядвига.
- У меня есть очень доброе чувство к тебе, Ядвига, к Руно и, даже, к Шушанике, - ответил Катриэль.
- Наверное, ты хотел сказать, особенно, к Шушанике? – перебила его карлица.
- О, Катриэль, просто хорошее чувство – это так мало. Мне очень нужна твоя любовь! – обиделась Ядвига, и на ее глазах выступили слезы.
- Подожди еще немного, может быть, скоро я смогу полюбить тебя. А сейчас я просто рад иметь таких хороших друзей, как все вы, - ответил Катриэль. - Не плачь, Ядвига! Я люблю вас всех! Но для меня трудно осознать это сразу. У меня не было никаких чувств более трехсот пятидесяти лет.
- Теперь, мои дорогие спасители, я приглашаю вас отпраздновать мое освобождение. Хочу доставить удовольствие вам и себе, - торжественно возвестил Букан.
- Мы очень рады приглашению нашего Бога, но сначала я должна связаться с Кукумом, это нужно сделать немедленно. Иначе он вскоре уничтожит эту планету. Шушаника, пожалуйста, соедини меня с Кукумом, - приказала Ядвига.
- Я уже сделала это. Говори, - горбунья передала девушке коммуникатор.
- Кукум, мы в порядке. Планета находится в наших руках. Не уничтожайте ее. Ждите нас, передавай привет Кукурбите! – сказала Ядвига.
- Да, я понял. Будет так, как прикажешь, - ответило растение.
- Теперь, если вы готовы, давайте устроим праздник! Я подготовил приятный сюрприз для всех. Закройте глаза и считайте от десяти до нуля, - попросил Бог Добра.
Все так и сделали. В это время что-то творилось в зале. Когда они открыли глаза, то оказались на большой открытой веранде с высокими белыми колоннами, увитыми виноградной лозой.
Прямо на полу стояли высокие вазы с прекрасными розами. В центре располагался большой стол, на нем были разнообразные блюда с угощением и бутылки с благородными виноградными винами. Откуда-то доносилась прекрасная нежная музыка. Было много света, и время от времени, под потолком вспыхивали разноцветные фейерверки. Друзья смотрели друг на друга с большим удивлением.
Все изменились. На Ядвиге теперь было красивое длинное синее платье, ее голову украшала сияющая диадема из серебра с крупными сапфирами и бриллиантами. Она стала похожа на сказочную принцессу. Kaтриэль и Руно оказались одетыми в добротные черные фраки. Они выглядели очень изящно. Но лучше всех была Шушаника: теперь она щеголяла в ярко-алом бархатном платье, а на голове карлицы возвышался красный шелковый тюрбан с большим зеленым изумрудом и яркими перьями.
Все были в восхищении, которое не кончалось, друзья даже не могли разговаривать от переполнявших душу эмоций. Лишь глубокий, чарующий голос Букана помог им выйти из ступора.
Бог Букан, зависнув под потолком, с интересом наблюдал за реакцией своих гостей.
- Вы рады? Вам нравятся ваши праздничные костюмы? И теперь я прошу, чтобы все сели за стол. Поскольку нет никаких слуг, приступайте сами к еде и напиткам. А после обеда будут танцы, - сказал он.
Шушаника Лукреция Годе радостно заорала: - Я хочу танцевать с Катриэлем прямо сейчас!
- Подожди немного, Шушаника. Мы сделаем это позже. Ты такая симпатичная в этом тюрбане! – ответил он.
Руно не мог отвести глаз от Ядвиги, старая любовь вновь просыпалась в его сердце.
- О, дорогая, ты просто красавица! Позволь мне сопровождать тебя к столу, - предложил он.
- С удовольствием, Руно! Садись рядом со мной. Катриэль, иди с нами и пригласи Шушанику, - кокетливо сказала девушка, ей было приятно мужское внимание.
Все сели за стол и Руно Вельда наполнил бокалы.
- Давайте выпьем это прекрасное вино за нашу победу! – сказал он.
- Извините, что я не смогу выпить с вами. Первый раз за триста пятьдесят лет, мне этого, действительно, хочется, - печально заметил Катриэль.
- Я уверяю, ты сможешь есть и пить, Катриэль, в самом ближайшем будущем! Поверь мне, - пообещал Букан.
Ядвига и Руно наелись до отвала, но Шушаника все равно съела больше всех. Ее аппетиту можно было только позавидовать.
Насытившись, Ядвига пригласила Катриэля танцевать. А Руно, тут же, ангажировал Шушанику. Но ученый оказался настолько пьян, что не смог встать. Поэтому решил спеть. Приятным звучным голосом, правда, не всегда попадая в ноты, он затянул:

Во тьме шумели камыши,
Их ветер гнул к земле
А я к своим друзьям спешил,
С бутылочкой в руке!
И вот собрались за столом
Веселые друзья:
Ядвига тут и Катриэль,
А вместе с ними – я…
С этим слова Руно отпил немного вина прямо из бутылки и заплакал. Усталость дала о себе знать. Шушаника обиделась:
- Про всех спел, а меня забыл!
Назревал пьяный скандал. Катриэль подошел к Руно, который едва мог стоять на ногах.
- Вижу, что ты - готов. Этого достаточно для тебя, и для Ядвиги тоже. Вы нуждаетесь в отдыхе, - заметил он.
- Да что ж такое-то! Я требую продолжения банкета! Давайте выпьем еще! – буянил Руно Вельда. – У меня ни в одном глазу!
Но Катриэль схватил его и держал, хоть и одной рукой, но очень крепко.
- Все могут отдыхать, для вас приготовлены комнаты. Спокойной ночи. Буду счастлив снова видеть вас завтра утром, - произнес Бог Добра.

Глава двадцать шестая и последняя. Вселенная. Кукум. Дикуба
Следующим утром команда Кукума, попрощавшись с Буканом, взяла курс на планету Дикуба. Бог Добра остался в Новорожденной Вселенной, ему еще предстояло навести там порядок.
Кукум , сопровождаемый Кукурбитой, отправился в обратный путь и достиг Темной Вселенной. Все путешественники были живы и чувствовали себя хорошо. По пути к Дикубе гигантские овощи уничтожали все встреченные военные суда Дунды Ужасной.
И вот путешествие подошло к концу. Друзья посадили Кукум на Дикубу. И первым человеком, который их встретил, был, конечно же, веселый краснолицый доктор О-Пейн. Оказалось, что Бог Бука уже успел его навестить, и старик знал все об их приключениях.
- О, мои дорогие друзья! - торжественно произнес врач.- Добро пожаловать на Дикубу! Я знаю, что Великая Миссия Катриэля выполнена успешно. Мои поздравления всем! Я благодарю вас за помощь. Катриэль, вижу, что теперь ты нуждаешься в моих услугах. Но помогу тебе немного позже. А сейчас покажите мне моего бедного старого друга Гуния Тревзогуса!
Доктор сразу же вызвал двух дежурных санитаров, они доставили тело Гуния в лабораторию. Было все подготовлено, чтобы возвратить несчастного ученого к жизни. Старшая медсестра Бина Леду принесла нужные инструменты.
Тогда доктор отправил Ядвигу, Шушанику и Руно отдыхать, а Катриэль пожелал остаться в лаборатории, чтобы наблюдать процесс воскрешения.
После нескольких часов работы доктора и его помощников, Гуний лежал в кровати живой, но еще очень слабый. Он увидел над собой сияющее доброе лицо доктора О-Пейна и улыбнулся.
- Эй, старина, как себя чувствуете? Узнаете меня? – спросил врач.
- Это вы, О-Пейн? О, мой дорогой! Я жив, и хорошо вижу! Я больше не слеп, как старый крот! Вы - великий волшебник! – слабым дрожащим голосом отвечал старик.
- Да, разумеется. Я в этом не сомневаюсь. Но вам нельзя говорить и двигаться в течение нескольких дней. Вы нуждаетесь в отдыхе. Я ухожу, - попрощался О-Пейн.
Тем временем Ядвига, Руно и Шушаника прощались с Кукумом и Кукурбитой.
Огромный овощ с дрожью в голосе говорил:
- Мне так жаль, дорогая хозяйка Ядвига, бывший хозяин Руно и маленькая Шушаника расставаться со всеми вами. Но я должен улететь далеко-далеко с моей Кукурбитой. Я очень люблю ее. Хочу всегда жить с ней и нашими детками. Никогда не думал, что у меня будет шанс продолжить мой род.
- До свидания Кукум, будь счастлив! Но я думаю, когда-нибудь, мы встретимся снова, - печально отвечала Ядвига, из ее прекрасных серых глаз текли слезы.
- Удачи, Кукум! Наилучшие пожелания тебе и твоей невесте! И не забывай, что ты – самое прекрасное из всего, что я создал за свою жизнь, – торжественно произнес Руно Вельда.
- Плодитесь и размножайтесь! Я благословляю вас! – как обычно, подшучивала Шушаника Лукреция Годе. - Кукум, ты очень помог нам. Мы ничего не смогли бы сделать без тебя. Большое спасибо!
Кукум медленно поднялся над планетой, молодая супруга уже ждала его на орбите. И они полетели вместе далеко-далеко, в Новорожденную Вселенную на планету Рой.
Всем друзьям, оставшимся на Дикубе, стало грустно.
- Хорошо, я так рада за Кукум! А нам нужно теперь устраиваться здесь, на этой планете. Мы должны возвратить Катриэля к жизни, - сказала Ядвига.
- Я забрал с Кукума семена моих чудесных растений, - сказал Руно, показывая друзьям небольшой матерчатый мешочек. – Хочу засадить Дикубу деревьями Сато, Ката и другими, не менее полезными. Шуша, ты ведь, поможешь мне? Я знаю, у тебя легкая рука.
- Конечно, помогу, куда ты без меня? – улыбнулась горбунья. – Но только, не сразу. Мне предстоит сложная операция, я уже договорилась с Биной Леду. Она назначена на завтра.
- Операция? – ужаснулся Руно Вельда. – Значит, ты была больна все это время и ничего нам не сказала? Это что-то серьезное?
- Ну, как сказать? И да, и нет. Лучше сейчас промолчу, а после операции – сами все увидите, - улыбнулась карлица.
В этот момент к друзьям присоединился Катриэль.
- Друзья, готовьтесь к долгому ожиданию. Мое воскрешение, оказывается, очень сложная процедура, - сказал он.
- Завтра с утра пойдем к доктору и все узнаем в подробностях, - предложил Руно.
На следующий день друзья явились в лабораторию доктора, где О-Пейн налаживал очень сложный аппарат с большим количеством разноцветных проводов и трубок. Этот агрегат несколько напоминал огромную микроволновку с мерцающим экраном.
- Доброе утро, доктор! Что вы делаете с этим странным прибором? – спросила Ядвига.
- Доброе утро всем! Это - мое новое изобретение. Я создал его специально для Катриэля. У этого аппарата нет аналогов. Я назвал его "Антисмерть". Он преобразовывает необратимые химические процессы в обратимые. Поэтому с его помощью можно возвратить даже очень давний труп к жизни,- пояснил врач. - Освобожденное от оружия и приборов, тело Катриэля постепенно придет в нормальное состояние. Но этот процесс довольно длительный. Он может продолжаться в течение многих лет. Но все мы, и особенно Катриэль, сейчас находимся под особым покровительством Бога Добра, таким образом, этот процесс займет не больше месяца. С возвращением Букана все добрые дела совершаются гораздо быстрее и лучше.
- Я хочу стать живым как можно скорее! Бог Букан уже возвратил мою душу. И очень трудно живой душе находиться в мертвом теле, - сказал Катриэль.
- Нет ничего, что могло бы помешать нам начать процесс воскрешения. Мой аппарат готов, – ответил О-Пейн.
- А как же моя левая рука? - напомнил солдат-робот.
- Я смогу вырастить ее из твоей живой ткани только после того, как верну тебя к жизни.
- А можно нам навещать Катриэля, пока он будет в этом аппарате? – спросила Ядвига, ее пугала долгая разлука с любимым.
- Ваш друг будет внутри, но вы сможете видеть его лицо на экране. Все это время он будет в бессознательном состоянии, - ответил доктор.
Друзья попрощались с Катриэлем со слезами на глазах. Шушаника, конечно же, плакала и кричала громче всех.
- Не плачь Шушаника, мы будем навещать Катриэля каждый день, - девушка взяла карлицу на руки и прижала к себе, только она сейчас могла понять и разделить ее чувства.
- Это ты будешь навещать, а мне сегодня ложиться на операцию, - грустно сказала горбунья.
- Неужели ты боишься? Ты же такая храбрая! Настоящая героиня! Я не верю, что ты боишься какой-то там операции, - ответила Ядвига. – Выше нос! Букан защищает нас, все будет нормально!
Они ушли. И доктор О-Пейн с помощниками поместили Катриэля в аппарат и включили систему "Антисмерть". Процесс начался.
А Бина Леду отвела под руку почти успокоившуюся Шушанику в другое отделение больницы.
- Не беспокойтесь, сударыня, все будет замечательно, вами займется сам Лени Рар. Он лучший ученик О-Пейна, - говорила старшая медсестра, осторожно укладывая горбунью на каталку.

Миновал месяц. Но Ядвиге показалось, что прошла вечность. И, наконец, О-Пейн пригласил ее и Руно в лабораторию.
Двери открылись, и к ним навстречу вышел обновленный Катриэль.
Его глаза сияли, на щеках играл румянец. Молодой человек улыбался, а его голос стал звучным и глубоким.
- Привет, друзья я здесь! Живой и сильный, переполненный эмоциями и чувствами. Я так люблю вас всех! – сказал Катриэль.
Ядвига и Руно подбежали, чтобы обнять и поцеловать Катриэля.
- Он и, правда, живой, без обмана! – восхищался Руно Вельда. - Я чувствую тепло его тела даже сквозь одежду!
- О, Катриэль! Ты стал еще красивее! Будешь любить меня теперь? Я ждала тебя так долго, - сказала Ядвига, ей почему-то стало страшно. А вдруг Катриэль, как и Адам, никогда не сможет ее полюбить? Ведь они так поразительно похожи.
- Я люблю тебя, Ядвига. И любил тебя всегда, даже когда был наполовину роботом. Любовь - такая странная вещь, даже смерть ей не помеха… Но тогда я не надеялся снова стать настоящим живым человеком, и поэтому никогда не говорил тебе о моей любви, - и Катриэль поцеловал ее в губы. Его жаркое дыхание обожгло девушку и вознесло высоко на небеса, к Вратам Рая.
- А где же наша Шушаника? Неужели, она до сих пор не выздоровела? Бина Леду все это время не пускала меня к ней. Но сейчас меня ничто не удержит. Я должен, наконец, увидеть нашу Шушечку-Горбушечку! – сказал Руно. – Никогда не думал, что буду так сильно по ней скучать! Отвечайте немедленно, где она? Что вы с ней сделали?
Но Бина Леду лишь лукаво улыбалась, не отвечая на упреки ученого. А стоящая рядом с ней невысокая хрупкая девушка в костюме младшего медперсонала, и вовсе, хохотала от души.
- Не понимаю, что вас так рассмешило? Вы холодные, равнодушные люди, и вам никогда не понять моих чувств, - продолжал возмущаться Руно Вельда. – Немедленно, отведите меня к ней, а иначе я за себя не ручаюсь!
Маленькая медсестра вдруг скинула высокий колпак скрывающий волосы. Тяжелые каштановые пряди упали ей на плечи. Светло-карие, задорные, очень знакомые глаза посмотрели на Руно с такой любовью и нежностью, и сердце ученого закололо, словно его пронзили тысячи острых игл.
- Это ты? Так это ты! Нет, это невозможно! Я не верю глазам своим! – кричал молодой ученый, целуя и обнимая бывшую горбунью.
Да, Лени Рар, сотворил настоящее чудо: прежней уродливой карлицы больше не стало. Теперь была просто Шушаника – невысокая худенькая девушка с милым открытым личиком, очаровательной белозубой улыбкой, копной роскошных волос и такими знакомыми глазами! Лишь они остались прежними, все остальное изменилось до неузнаваемости.
- Да, да, мой любимый Руно, это я! Я так хотела, чтобы ты, наконец, обратил на меня внимание и увидел во мне женщину, что пошла на эту операцию. И теперь не жалею об этом. Ты вспоминал меня, думал обо мне, переживал, рвался ко мне в палату. Бина все мне рассказала! Я так счастлива! – Шушаника крепко обняла Руно и поцеловала в губы.
- Шуша, ты помнишь? – он с трудом оторвался от нее. – Помнишь, я предлагал тебе руку и сердце? Ты тогда перевела все в шутку. А ведь я говорил серьезно! Так вот: мое предложение остается в силе. Что ты на это скажешь?
- Ну, ты знаешь: жизнь не стоит на месте. Теперь все изменилось, - кокетливым голоском заявила Шушаника Лукреция Годе. – Я стала настоящей красавицей, почти что принцессой, а ты остался прежним неуклюжим ботаном. Мы опять не в равном положении, сам понимаешь!
При ее словах, светящееся от счастья лицо Руно вдруг погасло и посерело. Она сразу же заметила эти перемены.
- Ну, нет, нет! Не огорчайся. Прости меня! Я просто глупо пошутила! Конечно же, я согласна! Меня изменили внешне, но мой поганый, злой язык остался прежним. Так что, не обращай на него внимание! Я люблю тебя и с радостью выйду за тебя замуж!
Они крепко обнялись и долго не могли оторваться друг от друга.

- Я думаю, что все они заслужили свое счастье. И за это надо выпить! - когда О-Пейн сказал эти слова, тут же появился стол с едой и напитками прямо посреди лаборатории.
Тут все услышали глубокий чудесный голос Букана.
- Мои наилучшие пожелания, друзья! Я здесь, чтобы поздравить Катриэля с возвращением к жизни! Ты помнишь, дружище, я обещал, что скоро ты сможешь есть и пить? Так вот, приглашаю тебя и всех друзей к столу. Вижу целых две влюбленные пары! Друзья, почувствуйте вкус жизни, будьте счастливы! Нам больше некуда спешить! Помните, я всегда с вами, - торжественно произнес Бог Добра.
- Давайте отпразднуем возвращение Kaтриэля к жизни и преображение Шушаники со всем персоналом больницы. Бина, дорогая, пожалуйста, пригласите Гуния, а так же всех моих помощников и медсестер сюда к столу! У нас будет грандиозный банкет! – обрадовался доктор О-Пейн.
Все поднимали бокалы за здоровье чудесного доктора и Катриэля, который при помощи верных друзей и удивительного корабля Кукума вернул людям Бога Добра, Букана.
И сам Катриэль выпил первый стакан виноградного вина в своей новой жизни.
Ядвига была рядом, держала его за руку и не сводила с прекрасного лица бывшего солдата-робота влюбленных глаз.
Руно Вельда и Шушаника Лукреция Годе сидели обнявшись, и не замечая никого вокруг.
- Ты знаешь, я решил остаться здесь, на Дикубе. Доктор О-Пейн предложил мне стать его учеником. Я согласился, - сказал Катриэль.
- Это просто замечательно! Ты быстро всему научишься и станешь помогать людям! Значит, и я тут останусь. Где ты – там и я, - ответила Ядвига.
- Где ты, там и я, - повторил Катриэль. – Теперь мы всегда будем вместе!















Cвидетельство о публикации 368762 © Мишия У. 25.11.11 15:27