• Пестунов М.
  • Опубликовано: 19.11.11 18:23
  • Комментарии: 8 (10)
  • Прочитали раз: 879
  • Рейтинг: 9.25 (голосов: 12)
    Голосую
О произведении:
Жанр: Быль
Форма: Очерк
У всех иногда иссякает терпение.

Селеномания

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:











  • Цвет фона
  • Цвет текста

Кажется, это был уже двадцать первый вызов за сутки.
Кажется, я был уже не в состоянии думать.
Кажется, мне было уже всё равно.
Если одна сигарета сокращает жизнь курильщика на два часа, то одно суточное дежурство на "скорой" минимум - на двадцать ч етыре.
В тот раз я даже не успел пообедать. Хотя формально обед был, о чём имеется запись в центральном компьютере, и продолжался он, как положено - сорок минут. Это по документам. На деле же я прилетел на подстанцию, как ошпаренный и только успел сунуть гороховый суп в фырчащую и вздрагивающую микроволновку (подарок какого-то депутата, выкинутый из собственной кухни, в связи с истечением срока службы и покупки нового будущего подарка), как динамик над дверью вздрогнул, затрещал, выбросил из себя облачко пыли и захрипел: "Машина Х, поехали!".
Было ещё только около трёх часов дня, было обслужено только восемь вызовов и сил ещё было предостаточно. Я пошёл ругаться с диспетчером. Как всегда безрезультатно: "вызов введён в центральный компьютер, можешь делать, что хочешь!".
Я всё же залил в себя тарелку супа (голодный врач хуже преступника), уверенный, что тридцатилетний мужчина с температурой (Боже! Тридцать семь и семь! Я умираю!), как-нибудь дотянет до моего приезда. Я не ошибся.
Но это было днём.
А потом я обслужил ещё одиннадцать вызовов и, наконец приехав на подстанцию ночью, упал в лицом в подушку и умер. Но меня снова воскресили и был полутёмный коридор, и вонючий сортир, и ледяная машина и бумажка с адресом и огромными буквами "Умирает" в руке.
И было пять часов утра.
А ещё была безумная, бесстыжая, безжалостно полная луна в чёрном небе. Почему-то звёзд совсем не было и луна красовалась в небе одна, и завораживала, и пугала.
Я поёжился в машине. Вот на такую, наверное, глядя, волки затяивают свои бесконечно-унылые песни в лесу. И, кстати, не только волки. И не только в лесу. Сегодня одного товарища забирали с троллейбусной остановки: шёл себе человек по улице, вдруг стал на четвереньки и принялся выть - рассказывали очевидцы. Пьяный, разумеется. Выл, кстати, даже мелодично - я послушал минутку до того, как занялся оказанием помощи.
Так вот, серьёзной статистики на этот счёт нет, но все мы на "скорой помощи" знаем: когда работаешь в полнолуние, не поспишь. Все пьют, ругаются, дерутся, бьются, травятся и так далее с особым остервенением. С особым упорством и самоотречением. Не щадя живота своего.
Один мой друг, психиатр, рассказвал, что в его отделении каждое полнолуние психи чуть ли не хороводы по палатам водят. Все. Включая камеры-одиночки. Но на вопрос почему он не напишет на эту тему диссертацию, засмеялся и сказал: "Ну что ты, работу с такой темой никто даже не примет к рассмотрению".
Правильно, вот Малахову можно огурцом геморрой лечить, это всем интересно, это пропускают. А про полнолуние - нет.
В общем, примета есть, а прогресса в науке нету...
Захожу в квартиру. Румяная толстушка - кровь с молоком - спешит настречу с радостной улыбкой на устах.
- Ой, доктор, какое счастье! а я тут чуть не умерла, вас дожидаючись.
При этих словах на кукольное личико набегает тень, а в голосе проскальзывает укоризна.
- По какому поводу вызывали? - нынче я неучтив, сразу перехожу к делу. Девушка расстроена.
- Ой,у меня такое, такое! Я так испугалась! У меня электроннй тонометр...
- Понятно: у ВАС тонометр, а умирает кто?
- Хи-хи, ну я так испугалась...
- КТО УМИРАЕТ?!
- Ну, в общем, мне показалось, что я...
- Вы!?...
- Ну, поймите меня правильно! Я три часа назад измерила давление, было сто двадцать на восемьдесят. А потом измерила ещё через час и было уже сто тридцать два на восемьесят шесть!
Она смотрела на меня с такой надеждой: мол, вот сейчас, сейчас-то тебя проймёт?!
Не проняло.
- Что было дальше?
- Ну, дальше я испугалась, померила снова через пятнадцать минут.
- И...
- Сто сорок на девяносто!
- Эва как!!!
- Да! Вот так-то...
- Ну, а дальше что?
- Я перемерила снова.
- Когда?
- Минут через десять...
- И?...
- Ну, опять сто сорок на девяносто.
- Ладно, это ясно. А беспокоит-то вас что?
- То есть как, ЧТО?! Да у меня давление растёт! Вот это и беспокоит.
- И всё?
- Всё.
- Совсем всё?!
- Да...
- А что побудило вас измерить давление?
- Ничего. Фильм посмотрела и решила измерить.
- То есть? Просто так что ли?!
- Ну да.
- У вас ничего не болело?
- Нет...
- Голова не кружилась?
- Нет...
- Сознание не теряли?
- Нет...
- А почему вы не спали в это время?
- Так фильм смотрела!
- В три ночи?
- Да. я всегда так делаю.
- А что за фильм?
- Н-ну,... - мнётся и краснеет.
- Понятно (вздыхаю). Ладно, что вы сами приняли от давления?
- Ничего.
- Почему?
- Ну, я же вас вызвала!
- ???
- Послушайте, я сама пить таблетки боюсь. Тут у меня столько недоброжелателей, вдруг чего случится? А вы приедете, укол мне сделаете и всё хорошо! Вот послушайте, что у нас недавно было!...
(через десять минут)
- ...а я ей и говорю: пошла ты к чёрту, я как курила в подъезде, так и буду курить! Будет знать, как на меня порчу наводить.
Тут я не выдержал.
- Что, на вас навели порчу?!
- Да, доктор, навели (шёпотом).
- Как вы это поняли?!
- Так у меня под ковриком гора песка с кладбища!
- Гм... Но у вас и в прихожей много песка, да и здесь тоже не стерильная чистота...
- Так это с обуви песок, в прихожей! А то с кладбища!
- А как вы их различаете?
- Доктор, ну уж в чём-чём, а в этом я разбираюсь.
- Уверен, что так и есть... Что ж, будем вас выручать!
- Доктор (умилённо), а вы мне правда верите?
- Правда! Верю!
- Господи, какое счастье! А то кому ни расскажешь, все "дура", да "дура", да "сумасшедшая"!
- Ну что вы... Итак, приступим. Встаньте!
- Глаза закрыть!
- Ноги вместе!
- Руки вперёд!
- Указательным пальцем коснуться кончика носа. Стоп! Не убирайте. Теперь другой рукой коснитесь большого пальца ноги.
-Что? Как это "не можете"?! О... Всё ясно.
- Сядьте!
- Глаза открыть.
- Рот откройте.
- Язык наружу. Дальше. Дальше! Ещё дальше!!!Понятно...
- Что понятно, доктор?
- У вас, голубушка, не порча.
- НЕ ПОРЧА?!
- Нет, - сказал, как отрезал. - У вас селеномания.
- Что-о?
- Се-ле-но-ма-ни-я.
- Что это?
- Э... ну, Селена. Луна. Слышали?
- Да...
Глазки засветились, разрумянилась. Не удивительно. Это и звучит красивей, чем "порча", да и вообще. В духе науки двадцать первого века. По молодёжному. Где-то даже похоже на "нанотехнологии".
- Доктор, а что же это за болезнь?.
- О... неизлечимая...
- Да вы что?! - пухлые руки прижаты к груди, в глазах восторг (такая редкая болезнь - и у неё, вот соседка обзавидуется!), и опасение - а вдруг и правда болезнь неизлечимая?
- Гм, да...
- А что же это всё значит, доктор?!
- Ну, как вам сказать. Болезнь несколько деликатного свойства.
- Ах, доктор, что вы! Я не такая!
- Понимаете?, - перехожу на шёпот и наклоняюсь к самому уху. - Луна, она же Селена, обладает свойством притягивать тела. Особенно тела жидкие. Слышли об этом?
- Разумеется!
- Это свойство выражено у неё весьма и весьма. В частности, на дальнем Востоке высота приливов океана достигает двенадцати метров.
- Да вы что?!
- Точно вам говорю. А у берегов Канады и вовсе восемнадцатиметровые приливы.
- Не может быть!
- Может.Но ведь не только моря движутся под влиянием Селены, не только океаны тянутся к ней. Вообще вся вода на Земле поднимается, даже ручьи!
- Так...
- Вижу, вы начинаете понимать.
- Не совсем...
- Кхм... Где у нас в организме больше всего воды?
- Ой, в школе что-то на биологии говорили... В крови, да?
- Нет. Хотя, отчасти вы правы, ведь человек на семьдесят процентов состоит из воды. И вся, понимаете, вся эта вода устремляется вверх, влекомая притяжением луны! И попадает куда?...
- Э..., в мозг?!
- Именно! Но всё же где у нас больше всего воды?
- Ну, я не знаю. В животе?
- Тепло!
- В печени?
- Холодно!
- Ой... в почках?!
- Почти. В мочевом пузыре, разумеется.
- Ч-что?...
- Именно это, голубушка: содержимое вашего мочевого пузыря мутной волной устремилось вверх, притягиваемое Селеной, и ударило прямо в мозг!
- Да!?...
- Да! Прискорбно, но факт. Отсюда и ваше давление, и "порча", и стремление смотреть фильмы в три часа ночи, и любовь к задушевным беседам в пять утра.
- Но что же мне делать, доктор?
- Из всего вышесказанного, можно понять, что для борьбы с вашим недугом нужно сделать что?
- Что???
- Вывести воду из организма, разумеется.Соответственно, верное средство лечения - выпить три, нет, чертыре таблетки моечегонного!
- А поможет?
- Поможет, голубушка, поможет, - говорю, с хрустом выламывая таблетки из блистера. - От головы так точно отольёт...
Через пять минут, провожаемый заверениями в самой горячей благодарности, пожеланиями всего доброго и просьбами оставить "номерок" (а то мало ли что), я вырвался-таки на волю.
Жалоба поступила только к вечеру.
Cвидетельство о публикации 368092 © Пестунов М. 19.11.11 18:23