• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Когда улыбаются небеса... гл. 28 - 30 (из 68)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Глава 28. Абсолютная тоска.

   Ника не находила себе места. Вот уже третий день, как не объявлялся Кристиан. Он не приходил и даже не звонил. Он, словно, исчез из ее жизни. Исчез так же неожиданно, как и появился. Между тем Ника чувствовала, что беспокоится о нем. Возможно, ей его не хватало. Весь небывалый подъем, который преображал ее жизнь с некоторых пор, который согревал ее душу, давал силы не падать духом и надеяться, ушел вместе с ним. Нике снова казалось, что она сходит с ума от скуки и безделья.
   За последние три дня ничего интересного так и не произошло. Маруся продолжала восхищаться своим французом. Скрябин, как будто решил-таки дать Нике отпуск, не загружая ее особой работой, или просто не трогал, надеясь на обещанную «бомбу». Комарский молчал, да и вопросы к нему были все исчерпаны, казалось, она потеряла к Агмару всякий интерес. Даже Алик Галиев больше не докучал ей. Жизнь словно замерла на месте в тот самый вечер, когда Кристиан ушел, плотно закрыв за собой дверь. Наступила апатия и безразличие.
   Ника попыталась отвлечься и убрать немного в квартире. А еще говорят, что трудотерапия помогает! Не думать о нем было почти невозможно. Еще бы, успокаивала она себя, ведь он столько для нее сделал. К тому же он такой необыкновенный. Конечно, необыкновенный! А каким еще должен быть инопланетянин, пришелец с другой планеты, с другого мира?
   Наверняка, он даже не вспоминает о ней…
   А чего она, собственно, ожидала? Он и так многое для нее сделал, во многом помог, а теперь пошел дальше. А ей, почему-то, пусто без него. Странно. Не могла же она в него влюбиться? Да нет, конечно. Причем тут любовь? Просто Ника вполне закономерно волнуется за этого парня, зная, что где-то в округе бродит его злобный сородич с непонятными целями.
   Она могла бы ему позвонить, но что-то сдерживало ее. Ника хваталась за телефон, бывало, даже набирала несколько первых цифр и… давала отбой. Нет, убеждала она себя, звонить не надо. Что он подумает? Это будет выглядеть смешно. Ей казалось, что всему виной разница в возрасте. Если, конечно, не принимать во внимание разницу в мирах. Но, к счастью для себя, Ника не мыслила так крупномасштабно. По сути, она так до конца и не смогла осознать всей пропасти, лежащей между нею и Кристианом, видя в нем простого скромного земного парня с темными бархатными глазами и робкой мальчишеской улыбкой.
   А тут еще, как назло, случилась суббота. Все подруги и знакомые разъехались по дачам или просто сидели около своих детей и мужей. У Ники не было ни того, ни другого, ни третьего. Ей податься было некуда. Когда она работала в отделе светской хроники, ей часто по субботам приходилось отправляться на всевозможные светские мероприятия. Так что, в основном, ее субботы были рабочими. Сами по себе шумные вечеринки ее не привлекали. Поэтому, когда выдавались свободные выходные, Ника предпочитала остаться дома и отдохнуть, полистать журналы, побродить в Интернете, посидеть перед телевизором, а еще лучше, заняться медитацией и спортом.
   В этот раз все было иначе. Ника чувствовала непонятное, незнакомое ей одиночество и не находила себе места.
   Еще немного послонявшись по дому, она удобно разместилась в массивном кожаном кресле перед телевизором, однако, при этом, не выпуская из рук мобильного телефона. Время от времени ей удавалось понять смысл происходящего на экране, но, в основном, она смотрела внутрь себя, пытаясь представить со стороны то, что происходило сейчас с ней. И не могла. Все, что она сознавала, это пустоту вокруг себя. И пустоту внутри. Почему пустота? Откуда она взялась?
   Ника не помнила, когда в последний раз испытывала такое гнетущее состояние. Да, она давно уже была одна, может, даже всегда была одна, но не испытывала этой безысходной пустоты.
   Еще немного поразмыслив, она решила списать свое упадническое настроение на осеннюю депрессию, так несвойственную ей. Но все когда-то случается впервые. Может быть, возраст дает о себе знать, и одиночество с годами проявляется острее.
   По телевизору показывали футбол, который Ника терпеть не могла. Солнце уже село, комната погрузилась во мрак, но она, как будто, не замечала этого.
   К реальности ее вернул раздавшийся звонок. Она вздрогнула от неожиданности, когда в ее руке завибрировал телефон. На мгновение она перестала дышать и присмотрелась к дисплею. Выдохнула.
   Звонила Марина Салина.
   - Привет. Не спишь, подруга?
   - Да кто ж спит в такое время? - сонно пробормотала Ника и взглянула на часы, было без пятнадцати девять.
   Голос у Маруси был, как всегда в последние дни, счастливый и радостный. От этого, Нике, почему-то, стало еще тоскливее.
   - Ну, чего, сидишь одна? - бодро спросила Маруся.
   - Ага.
   - Не хочешь развеяться?
   - Нет, Марусь, к тебе не поеду, - вяло ответила Ника.
   Она знала, что подруга не любит ездить куда-либо сама, экономя на бензине, зато предпочитает, чтобы приезжали к ней, и не с пустыми руками, поэтому закономерно предположила, что Маруся попытается заманить ее к себе.
   - Да я вовсе не о том, - поспешила успокоить ее Салина. - Мы с котенком собираемся поехать кое-куда - в клуб на тусовку. Ты поедешь с нами? Заодно на моего Тигра посмотришь.
   Ника тяжело вздохнула. Ехать никуда не хотелось, а тем более на тусовку. Она стала отказываться и придумывать разные причины. Но Маруся вцепилась мертвой хваткой и не отставала, твердо решив вытянуть приятельницу на развлечения. При этом она так искусно убеждала, приводила такие веские доводы, что Ника вынуждена была согласиться.
   «В конце концов, что сидеть дома? Нужно выйти и развеяться. По крайней мере, так быстрее выходные пройдут», - решила она.
   Договорились встретиться на месте часа через два. Одно радовало, что ехать не далеко, в район Университета, словом, не более получаса, если где и образуется какой затор.
   Ника на скорую руку привела себя в порядок, выбежала на улицу, завела «девятку» и вскоре припарковалась у одного из ночных клубов на Ломоносовском проспекте со смешным названием «Пузырь». Она не понимала, почему выбор подруги пал именно на это заведение, но, если бы ехать пришлось дальше, вряд ли надоедливые уговоры Маруси заставили бы ее пуститься в такую авантюру. Кажется, она уже начинала жалеть, что вышла из дома.
   Вообще-то, Кристиан никогда ей не звонил. Он мог просто прийти, без звонка. И не застать ее дома…
   Зайдя внутрь, Ника набрала Марусю по мобильному, но та ей не ответила, что было и понятно - в таких местах всегда стоит невероятный шум и гам. Она, на всякий случай, поискала по огромному залу подругу глазами. Гремела музыка, дым стоял коромыслом - от сигарет, да еще и искусственно генерировали. Словом, разглядеть что-либо в густом тумане мог только бывалый, опытный тусовщик. Народу к этому времени уже набилось, как селедок в банке. Маруси нигде не было видно. Тогда Ника решила подождать немного, надеясь, что она посмотрит все же на сотовый и перезвонит ей.
   Расположившись у барной стойки, она заказала у бармена «Текилу Санрайз», и, не забывая поглядывать на телефон, отпила сразу полбокала красно-оранжевой сладко-соленой жидкости. Это ее согрело и немного расслабило. На какое-то время ей показалось, что все не так уж и плохо.
   «Куда ж это Маруська запропастилась? - с досадой недоумевала она, озираясь по сторонам и прижимая к себе сумочку. - Вот будет здорово, если она вообще передумала ехать. Хоть бы тогда позвонила…»
   Ника потянулась к бокалу и, не спеша, отпила еще несколько глотков.
   В этот момент она почувствовала, как чьи-то руки сомкнулись у нее на талии, кто-то прижался к ней со спины.
   Она еле расслышала чей-то шепот над самым ухом:
   - Привет.
   Горячая волна, пришедшая сзади, накатила на нее.
   В голове вспыхнуло: «Кристиан!»
   - А вот и нет…

   Глава 29. Близкое знакомство.
   
   Чьи-то губы почти касались ее шеи, задевая мочку уха.
   Девушка почувствовала жаркое дыхание на своей коже. Что-то невероятно притягательное исходило от мужчины, стоявшего так близко позади, и это что-то привело ее в состояние сильнейшего возбуждения всего за какие-то мгновения и так же быстро отпустило.
   Ника тут же вновь обрела способность соображать.
   Голос был незнакомый. Она инстинктивно отдернулась, пытаясь развернуться, чтобы разглядеть наглеца. Но его руки крепко удерживали ее на месте. Девушка замерла. Страшная догадка поразила ее, и теперь она уже боялась того, что могла увидеть за своей спиной. Она не решалась шевелиться и даже думать.
   - Не нужно бояться.
   Голос незнакомца прозвучал, казалось, внутри ее головы, и она окончательно поняла, что не такой уж он и незнакомец. Она вспомнила этот голос - не высокий и не низкий, не серый и не серебряный, он ассоциировался у нее с хирургической сталью, такой же твердый, холодный и опасный.
   Мужчина ослабил объятия и, все еще держа ее под локоть, спустя несколько секунд сел на свободный стул рядом с ней. Одет он был очень просто, словно собирался на светский раут - в черный классический костюм, белую рубашку, небрежно и свободно подхваченную у ворота черным галстуком и черные лакированные туфли. Волосы, такие же жгуче-черные, как и костюм, были аккуратно зачесаны назад и собраны в хвост.
   - Поговорим, красавица, - его губы еле шевелились, но Ника прекрасно его понимала.
   Она ощущала на себе его пронизывающий взгляд, стараясь сама не рассматривать, и уж тем более, не встречаться с ним взглядом. Самое лучшее, что она могла сейчас сделать, это попытаться успокоиться и, главное, ни о чем не думать, просто подождать, посмотреть, что будет дальше. В любом случае, хорошо уже то, что он ее не убил сразу. Значит, возможны какие-то переговоры. То, что кругом - люди, Нику совершенно не обнадеживало. Она знала, что такой пустяк нисколько не остановит ее новоиспеченного собеседника, а потому ощущала себя единственным живым человеком на Земле.
   Ника кашлянула, в горле стоял ком. Неожиданно для себя она крикнула, подзывая бармена. Рука Агмара скользнула с ее локтя ниже, он немного сжал ее кисть.
   Ника почувствовала в этом жесте угрозу, однако твердым голосом обратилась к подошедшему бармену:
   - Еще один «Текила Санрайз».
   - Ну, вот и замечательно, - тонкие губы Агмара изогнулись в усмешке, - а теперь посмотри на меня и скажи: тот человек, с которым ты была в тюрьме - это ведь Кристиан Силлери? Что вас связывает? Что ты о нем знаешь?
   Ника сделала несколько глубоких вдохов-выдохов, чтобы унять мелкую дрожь, уже начинавшую сотрясать ее тело.
   - Да, успокойся, не дрожи ты так, а то отвлекаешь меня, - он сильнее сжал ее руку, и она с удивлением почувствовала, что дрожь прошла, а спокойствие возвращается.
   Бармен поставил перед ней бокал.
   Она большими глотками выпила сразу все и выпалила:
   - Ты же сам все знаешь! Зачем эта игра? Эти вопросы? Скажи напрямую, чего ты хочешь от меня? Но только я все равно о нем ничего не знаю. Кроме имени - ничего.
   Вообще-то Ника не лгала. Она действительно ничего не знала о своем новом знакомом, кроме того, что он пришелец с далекой Геллайи, зовут его Кристиан Силлери, и ему очень нравится изучать историю Земли.
   Она сама удивлялась своей смелости. Возможно, играла роль выпитая «Текила», а может, Агмар успокоил ее настолько, что она перестала бояться даже смерти. В любом случае, она не собиралась пасовать перед каким-то пришельцем, грубо вторгшимся в ее дом, на ее Землю, где она чувствовала себя хозяйкой.
   Мужчина поначалу слегка опешил, потом еле заметно улыбнулся, секунду помедлил и вдруг резко схватил ее за подбородок, повернув лицом к себе:
   - Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю. Я не люблю шутить.
   Ника с вызовом посмотрела ему прямо в глаза. От выпитого мысли стали путаться. Так что, если бы Агмар решил забраться ей в голову, он с трудом смог бы разобраться в царившем там беспорядке. При этом она не думала о Кристиане, не думала ни о ком. Она представляла море, синее-синее, песок желтый-желтый, солнце теплое-теплое. Хорошо бы сейчас там оказаться, совсем одной на пустынном пляже и лежать, лежать, лежать, греясь в лучах ласкового солнца…
   - Ах, вот как мы умеем, - полушепот Агмара вернул Нику к барной стойке, но не заставил позабыть картину моря. - Это он тебя научил, да?
   Ника чувствовала себя мышкой в ловких когтях кошки, которая не спешила прикончить добычу, словно, растягивая удовольствие. Тем временем пришелец потихоньку все глубже и глубже проникал в ее сознание, осторожно разрушая преграды, которые она все еще пыталась выстраивать. И вот он уже был где-то внутри нее, голова начинала болеть и кружится, подступала тошнота, и вместе с этим к ней приходило понимание того, что чем больше она будет сопротивляться, тем сильнее и жестче будет его натиск.
   Неизвестно, сколько времени еще продолжалась бы эта пытка, но что-то неожиданно отвлекло его внимание. Он отпустил взгляд Ники и взглянул куда-то через ее плечо. Выражение его глаз стало ледяным и решительным, таким же, как было тогда в изоляторе. И снова губы скривились в жестокой усмешке.
   Агмар заметил стремительно приближающихся охотников - мужчину и женщину. Они спешили к нему, бесцеремонно расталкивая стоявших на их пути людей.
   - Ну вот, не прошло и получаса…, - хихикнул он и покачал головой. - Детский сад какой-то. - Потом посмотрел на полуживую от страха девушку и спокойно произнес: - Нас прерывают, к сожалению. Но я еще вернусь, землянка, я с тобой не закончил.
   С последними словами он внезапно притянул ее к себе за подбородок, который все еще не отпускал, и на несколько секунд прильнул губами к ее губам.
   От неожиданности Ника вдруг пришла в себя, словно ее окатили ледяной водой. Спустя минуту она осознала, что свободна и тут же бросилась бежать в противоположную сторону. Думать о том, что послужило ей избавлением, она не могла. Впрочем, она вообще ни о чем сейчас думать не могла, просто бежала, куда глаза глядят, подальше от этого места.
   Выскочив на улицу, Ника споткнулась и упала, больно ссадив коленку и, видимо, разорвав на ней джинсы, но, как будто не заметив этого, тут же поднялась на ноги и снова побежала - подальше от Агмара, от его сжигающих глаз, от его холодных губ. Тут ее стошнило. Но она продолжала бежать.
   Еще через несколько шагов она завернула за угол дома и в то же мгновение оказалась в чьих-то крепких руках. Она закричала и резко отстранилась назад, но мужчина уже успел взять ее руки в свои, не отпуская ее.
   Ника почувствовала знакомый сладковатый аромат, исходящий от него, услышала его взволнованный голос, звавший ее по имени, и выдохнула:
   - Кристиан!
   Он искал глазами ее глаза. Она взглянула на него, и он все понял. Как хорошо, что ему не надо ничего объяснять!
   Ника уткнулась ему в грудь и дала, наконец, волю слезам.
   - Кристиан, Кристиан, пожалуйста, спаси меня, увези меня подальше отсюда, - повторяла она.
   Он бережно обнимал ее, гладил по голове и шептал:
   - Ника, Ника, все хорошо, уже все позади.
   У нее раскалывалась голова, она плохо соображала. Одно она знала наверняка, что Кристиан рядом, а значит, теперь она в безопасности.
   Все что происходило с ней дальше, она помнила с трудом. Кристиан усадил ее в стоявшую за поворотом спортивную приземистую иномарку, резко тронул ее с места, низко взревел мощный мотор, и Ника почувствовала, как ее вдавило в удобное мягкое сиденье. Еще секунду спустя ей показалось, что она находится в гоночном болиде Шумахера. От страха она прикрыла глаза.
   Ехали недолго. Не прошло и десяти минут, как Кристиан припарковался. Ника плохо видела, в глазах двоилось, но догадывалась, что они все еще в районе Университета, ей даже показалось, что они на территории самого городка - что-то было хорошо знакомое в очертаниях окружающих зданий.
   По-прежнему ни слова не говоря, Кристиан помог ей выйти из машины. Оказавшись на свежем воздухе, она пошатнулась, и чуть было не упала. Он легко подхватил ее на руки. Голова болела, все вокруг плыло, и не было больше сил удерживать сознание. Ника погрузилась во мрак.

   Глава 30. Погоня.

   Заметив двух молодых охотников, старых знакомых, приближающихся к нему из другого конца зала, Агмар, конечно, не испугался и даже не растерялся. Он прямиком направился к выходу, благо, что дорога была открыта. Судя по всему, они искали здесь журналистку и не рассчитывали так скоро встретиться с ним, поэтому не успели позаботиться о том, чтобы отрезать ему путь к отступлению.
   Агмар беспрепятственно достиг выхода. У дверей в клуб народ больше не толпился, желающих повеселиться заметно убавилось. Город к этому времени опустел и затих.
   Пройдя несколько десятков метров, Агмар свернул за угол и прижался спиной к стене, понимая, что теперь, на обезлюдившей ночной улице охотникам уже ничто не будет мешать преследовать его. Он чувствовал, что совместными усилиями охотники в состоянии оказать ему достойное сопротивление. Это были геллайцы, хоть молодые и несмышленые, но довольно крепкие бойцы, не то, что здешние хлипкие земляне, с которыми вообще не стоило церемониться. Конечно, он мог справиться с охотниками и физически, и ментально. Но какими усилиями? Энергию надо было экономить для предстоящей операции и не подставляться под удар простым охотникам. По крайней мере, сейчас не до этого.
   Случай, казалось, снова был на стороне Агмара. Сработал старый проверенный и такой банальный прием для новичков.
   Охотники понимали, что чужак не мог далеко уйти, поэтому, выбежав вслед за ним, решили разделиться, чтобы разведать обстановку и определить, в каком направлении продолжить погоню. Они даже не помышляли отказываться от этой затеи.
   Парень тут же бросился вправо и скрылся за углом клуба. Девушка огляделась по сторонам и уверенно шагнула вперед. Вскоре она повернула налево, куда вел темный проулок. Что-то подсказывало ей, что нужно идти дальше, поэтому она без колебаний направилась туда, где на небольшом пятачке в свете тусклого уличного фонаря лежало что-то похожее на сверток. С того места, где она находилась, нельзя было точно рассмотреть, что это, поэтому она решила подойти ближе, предусмотрительно нащупав правой ладонью рукоятку стилета, с которым никогда не расставалась, и который теперь был аккуратно скрыт в голенище высокого замшевого сапога.
   Пройдя десяток шагов, Владана нагнулась, чтобы лучше разглядеть лежащий перед ней предмет. Это была куртка Агмара, без сомнений. Та самая, в которой он был у института скорой помощи. Значит, он прошел здесь, и она на верном пути. Но почему он решил избавиться от куртки? Вроде, не жарко, осень на дворе. Что-то не так, что-то не вяжется…
   Больше охотница ни о чем подумать не успела. Заметив мелькнувшую справа за спиной тень, она резко уклонилась влево, и это спасло ее от прямого удара в голову. Однако ей здорово досталось по плечу, отчего она потеряла равновесие и оказалась на земле. Ее рука тут же потянулась к стилету. Чужак засмеялся и шагнул к ней. Достать оружие уже не оставалось времени. Правая рука, на которую пришелся удар, не слушалась, а поэтому Владана мысленно стала готовиться к худшему, читая молитву Создателю. При этом она все же нашла в себе силы и встала на ноги, с вызовом глядя на противника, готовясь к неравной схватке.
   На самом деле в планы Агмара не входило ее убийство, но, прочитав в лице девушки решительное упрямство и твердость, он подумал, что неплохо было бы ее хорошенько проучить, чтоб неповадно было сопротивляться ему впредь.
   Неожиданно за спиной Владаны раздались быстрые приближающиеся шаги. Она поняла, что ей на помощь спешит Брегвар. Агмар злобно сплюнул и отступил в темноту переулка. Спустя мгновение к ней подбежал охотник. Им достаточно было переглянуться, чтобы, не теряя времени, продолжить погоню.
   Уже по дороге Владана ощутила, как ней возвращаются силы, хоть она и отставала заметно от своего жениха. Вскоре она уже смогла извлечь из сапога тонкий невероятно острый трехгранный стилет и поравнялась с Брегваром. Охотники с упрямством и бесстрашием бойцовых бультерьеров, которые с одинаковой решимостью бросаются как на зайца, так и на медведя, преследовали свою добычу и как будто не знали усталости.
   Погоня стала затягиваться. Агмару, на сей раз, пришлось нелегко. Не то, чтобы это казалось ему опасным или серьезным, но начинало надоедать и изнурять. Происходящее более не забавляло его, и ему хотелось скорее покончить с этим. Он мчался по каким-то темным узким переулкам, петляя между громоздких «сталинских» домов, его шаги гулко раздавались в тишине старых дворов-колодцев. Он с трудом различал, куда ступает, и мысленно удивлялся, неужели тут могут жить люди, земляне, не обладающие его остротой зрения.
   И словно в подтверждение этих мыслей неожиданно ему на дороге попался какой-то не стриженный бородатый человек в темной большой куртке с капюшоном, отороченным клочьями меха. Агмар просто оттолкнул его в сторону и побежал дальше. Незнакомец проводил недовольным взглядом удаляющегося в темноту арки грубияна, одетого хоть и элегантно, но все же не по погоде. Агмар почувствовал брошенное ему вслед недовольство, что-то типа «ходят тут всякие, а потом вещи пропадают» и искренне изумился: «Да что с тебя брать?»
   В следующем дворе он уже забыл о бородаче. Кто-то из дворников оставил, а может быть, он всегда здесь так и стоял, большой железный мусорный контейнер на колесах. Агмар со всего маху влетел прямо в этот контейнер, при этом перевернув его. Шума было столько, как если бы с неба упала цистерна. Тут же неподалеку зашлась лаем, переходящим в вой, собака. На землю посыпались пластиковые бутылки, банки, тряпье, различные залежалые пищевые отходы и мокрые газеты. Воздух вокруг наполнился кислым запахом гнили. Кубарем перевернувшись, Агмар по инерции пробежал еще несколько метров и, споткнувшись, вновь упал вперед руками. Тут же по-кошачьи ловко встав на ноги, он рванул дальше через двор, чувствуя, что его руки запачканы чем-то липким или жирным, а сам он, словно пропитался содержимым бака.
   Он остановился лишь тогда, когда понял, что дальше бежать некуда. Впереди был тупик - сплошная кирпичная стена, уходящая куда-то вверх и вся расписанная лозунгами и непристойностями, разрисованная дикими цветными фигурами. На какое-то мгновение он опешил. Никогда еще ему не встречалось ничего подобного. В этой непроглядной тьме картина казалась почти ужасающей. Агмар недоумевал: «Чья воспаленная фантазия породила такой хаос?» Его прагматичный мозг не мог воспринять художественные изыски неизвестного землянина.
   Под стеной был свален различный хлам и мусор. Агмар оценивающе огляделся по сторонам, смерил высоту стены взглядом и, видимо, пришел к выводу, что у него есть шанс через нее перебраться. Он отошел назад, разогнался и, карабкаясь по завалам, все же ухватился руками за край стены. Еще один рывок и он, наконец, оторвется от надоевших преследователей.
   В последний момент он почувствовал их за своей спиной.
   Владана, так и не убравшая в ножны оружие, увидев противника, тут же прицелилась. Темный силуэт чужака почти сливался с кислотными образами на стене, но нельзя было медлить ни мгновения - он передвигался слишком быстро.
   Молниеносный взмах рукой - и стилет понесся к цели.
   Жгучая боль, пронзившая предплечье Агмара уже не смогла его остановить.

Cвидетельство о публикации 363427 © Аврора Ли 14.10.11 00:23