• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Когда улыбаются небеса... гл. 23 - 25 (из 68)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Глава 23. Убежище.

   Кристиан вошел в метро на “Спортивной”. Однако на поезд не сел. Вместо этого он спустился в тоннель по ходу состава и быстро пошел в сторону “Университета”.
   Было уже около часа ночи. К этому времени метро заметно опустело - и поезда и люди прекращали свое кажущееся бесконечным движение по подземным лабиринтам. Тем же, кто все еще находил в себе силы куда-то передвигаться, не было дела до странного молодого человека в черных брюках, черном драповом полупальто и темно вишневой вязаной шапочке, вздумавшего путешествовать по путям московского метро посреди ночи.
   Ну, да, в конце концов, каждый развлекается по-своему. Отличительная черта крупного современного города - никого ничем не удивишь и не проймешь, никто просто ничего не замечает в бешеном ритме погони за своими личными благами, каждый сосредоточен только на достижении собственных целей и лишь их видит перед собой. В этой жаркой гонке люди перешагивают через друзей, родных и близких, идут, бодро шагая по головам, отчаянно расталкивая локтями соседей, усиленно карабкаясь наверх, тем не менее, к солнцу, свету, теплу и благополучию. Главное - не останавливаться. Не останавливаться ни на минуту - иначе затрут, завалят, раздавят, подсидят, успеют первыми все разобрать. Главное - ни на что постороннее не отвлекаться и не зевать. Прошли уже времена, когда Бог давал тем, кто рано вставал - слишком много развелось этих самых «жаворонков» с протянутой рукой, выстраивающихся в длинные очереди за милостями Божьими. Нынче любое время суток пользуется спросом. Каждый устраивается, как может.
   Так что, некоторая странность в действиях молодого человека ни у кого не вызвали ни удивления, ни подозрения, ни, даже, любопытства.
   Оказавшись в тоннеле, Кристиан достал фонарик. Некоторое время он двигался по обочине вдоль путей, затем, пройдя перегон, соединяющий встречные пути, свернул в ответвление налево. Официально тут был оборотный тупик, однако дорога продолжалась дальше. Где-то в стороне, справа, прогрохотал поезд. Дорога спускалась ниже и ниже, между основными тоннелями под Москву-реку и по дуге круто уходила в сторону. Контактный рельс в этом месте обрывался. В подземелье было сыро, то и дело приходилось перешагивать лужи и грязь. Кристиан шел уверенной походкой человека, хорошо знающего местность. Вскоре он уперся в стальные ворота. Все замки и крепления казались проржавевшими насквозь. Однако при ближайшем рассмотрении это была довольно крепкая конструкция, а ржавые с виду крепления вообще не были приспособлены для открывания.
   Кристиан посветил фонариком на правую часть ворот, затем достал из кармана брюк небольшой металлический предмет, похожий по форме на двухрублевую монету, нагнулся и запустил руку в едва заметную нишу в стене. Правая часть ворот стала слоями отодвигаться, образуя узкий проход, в который и вошел молодой человек.
   По другую сторону обстановка улучшилась. Было темно, но уже не сыро. Дорога еще раз повернула вправо и закончилась небольшой освещенной тусклым желтым светом площадкой. Видимого выхода из нее не было, и на первый взгляд могло показаться, что это тупик. На одной из стен можно было заметить нечто похожее на дрожащее зеркало. Это зеркало начиналось на полу и было высотой чуть меньше роста Кристиана.
   Он подошел к необычному зеркалу и вытянул к нему руку. От прикосновения оно заколыхалось, пошли круги, словно по воде. Прислонив ладонь, он постоял с минуту, после чего сделал еще один шаг вперед и вошел в него, как в открытую дверь.
   На этот раз Кристиан оказался в коридоре, похожем на тамбур перед жилым помещением, в которое вела обычная дверь. Здесь было сухо, тепло и чисто. Подойдя к двери, он достал ключ, легко отворил ее и вошел в большое, почти круглой формы, помещение. Оно освещалось многочисленными торшерами, светильниками и бра, то свисающими словно причудливые животные со стен, то вырастающими словно диковинные растения из пола. Пол был гладкий и глянцевый темного зеленоватого цвета, а неровные каменные стены, по возможности, были завешены коврами и текстилем. Вдоль единой округлой стены стояли гобеленовые диваны и кресла, расцветкой продолжающие природную тему, а рядом с ними - стеклянные журнальные столики овальной формы. В самом центре зала стоял большой деревянный круглый стол с несколькими канделябрами на нем. В них сохранились частично оплавленные свечи. Вокруг стола стояло девять массивных стульев с высокими спинками под стать столу.
   Внимательно присмотревшись, среди всей этой имитации живой природы, можно было заметить и натуральные растения, причем трудно было определить, каких растений больше - живых или искусственных.
   Неожиданно один из ковров на стене отворился, превратившись в дверь. Из нее вышла улыбающаяся Калиста.
   - Ну, наконец-то, Кристиан. Я опасалась, что ты задержишься дольше обычного, - воскликнула она, подходя к сыну и взяв его за руки, - но ты ведь не мог забыть о прибытии Аллегры, не так ли, мой мальчик?
   - Ну что ты, мама, конечно, нет, - улыбнулся ей в ответ Кристиан и огляделся. - Но…, разве я первый, больше пока нет никого?
   - Отец давно уже здесь. Он в лаборатории, готовит капсулу. Эктолар и Улла всего полчаса назад пришли. Нет только Брегвара и Владаны. Но ты ведь знаешь, как они теперь заняты. - Калиста на минуту задумалась, и небольшая тень мелькнула на ее прекрасном лице, однако, тут же спохватившись, она продолжила: - А я решила приготовить что-то вкусное к прибытию Аллегры. Эктолар и Улла мне помогают сегодня по кухне. Ты, случайно, не хочешь к нам присоединиться? У нас еще есть часа два.
   - Прости, мама, но мне хотелось бы до прибытия Аллегры успеть поговорить с отцом, - ответил юноша извиняющимся тоном.
   Калиста не переставая улыбаться, пожала плечами:
   - Как хочешь, дорогой. Я просто подумала, что тебе захочется сделать ей что-то приятное. А что может быть приятнее для женщины, чем ужин, приготовленный мужчиной собственными руками?
   Кристиан рассмеялся:
   - Поверь, мама, есть много разных способов, порадовать женщину и не мучая себя подобными изысками.
   - Ты такой же, как твой отец, - задумчиво произнесла Калиста вслед сыну, направляющемуся в другой конец зала, и вновь мрачная тень скользнула по ее лицу и растворилась в холодном полумраке подземного Убежища.
   У самой стены, отворив скрытую ковром дверь, похожую на ту, из которой вышла Калиста, Кристиан, не оборачиваясь, помахал матери рукой и скрылся из виду.
   Здесь находилась его комната. Она совмещала в себе и спальню, и кабинет, и имела почти круглую форму. Пол, как и стена, был устлан пушистым ковром. В помещении стоял оранжевый полумрак. Тусклый свет исходил от светильников, встроенных в стену. Здесь он всегда мог найти надежное убежище и отдохнуть.
   Кристиан привычно коснулся рукой выключателя, расположенного тут же у входа и прибавил света. Он мельком взглянул на удобную, довольно широкую кровать, застеленную ярким в зеленых тонах пледом и, вздохнув, прошел прямиком в душ. Ночь предстояла долгая, так что, кровать еще не скоро дождется своего хозяина.
   Через пятнадцать минут он, чистый и благоухающий, отворил из зала следующую по счету - слева от его спальни - дверь, так же скрытую ковром, и вошел в лабораторию, предварительно набрав цифровой код на панели, расположенной на стене, рядом с дверью.

   Глава 24. В лаборатории.

   Помещение лаборатории в корне отличалось от всех остальных помещений в этом своеобразном жилом комплексе. Оно располагалось строго напротив входного тамбура. Это была ярко освещенная лампами дневного света комната правильной квадратной формы. Все ее стены и потолок были облицованы светло-серой стеклянной сталью, звуконепроницаемой и очень прочной. У стен стояли несколько столов и стульев - все металлическое или стеклянное.
   Главной достопримечательностью лаборатории была, бесспорно, капсула телепортации, расположенная в центре. В нескольких метрах перед капсулой находился основной пульт управления. Именно за этим пультом и сидел сейчас Александр Силлери.
   Отец и сын тепло поприветствовали друг друга. Кристиан подошел к капсуле, проверяя ее готовность к работе.
   Это был большой блестящий серебристого цвета непрозрачный цилиндр, напоминающий дорогую многофункциональную душевую кабину, правда, несколько больших размеров, или скоростной лифт пятизвездочного отеля. И открывалась она по тому же принципу - дверца плавно сдвигалась в сторону. На дверце располагалась ручка в форме дуги. Справа от ручки моргал красной лампочкой небольшой пульт управления.
   Кристиан взялся за ручку и легонько двинул ее влево, дверь бесшумно заскользила, приоткрыв капсулу. Пусто. Пока пусто.
   - Я жду с минуты на минуту охотников, у них должны быть новости о пришельце, - как бы между делом сообщил Силлери-старший.
   - Он убирает свидетелей. Я сегодня был в больнице. Он убил конвоира, который видел его телепортацию и мог все рассказать.
   Тем временем Кристиан внимательно оглядел капсулу изнутри, потом легко и бесшумно закрыл ее.
   - Не удивительно, - по слогам произнес Александр, все еще возясь с какой-то кнопкой на пульте, - он не глуп. Но что делал там ты? Разве я не просил тебя…
   - Я помню, отец, - Кристиан в нерешительности остановился у капсулы и, как всегда, почтительно склонил перед отцом голову, - прости. Я не мог поступить иначе. Женщина, с которой я был в изоляторе, журналистка, она не хочет внимать голосу рассудка и не слушает моих доводов. Она решила заняться расследованием и мне пока не удается ее переубедить. Она очень смелая, настойчивая и решительная. В ней много чувств и эмоций.
   - Землянка…, - пожал плечами Александр, как бы вопрошая: «А чего ты ожидал? Этим все сказано». - Она молода?
   - Да, ей не больше тридцати, - Кристиан погрузился в воспоминания, живо представив себе Нику, и не смог сдержать улыбки, - у нее зеленые глаза, как небо на Геллайе. Ты должен познакомиться с ней, отец.
   Александр, наконец, оторвался от прибора и внимательно наблюдал за сыном. И от него не укрылось на секунду промелькнувшее мечтательное выражение в его глазах.
   - Ты ведь не забываешь о правилах, мой мальчик?
   - Конечно, нет, отец. Почему ты об этом спрашиваешь? - На лице Кристиана отразилось искреннее недоумение, он вплотную подошел к пульту управления, где сидел его отец, придвинул стул на колесиках без спинки и сел на него. - Я всего лишь не хочу, чтобы с ней случилось что-нибудь плохое. Это будет моя вина.
   - Я понимаю, - Александр все еще внимательно всматривался в сына, - но ты не воин. Этот вопрос надо решать с Брегваром, когда они придут. Если этой женщине действительно, как ты считаешь, угрожает опасность от чужака, ты вряд ли сможешь ей помочь, только пострадаешь сам. Судя по всему, он подготовленный и сильный боец. Ты же - исследователь и великолепный ученый. Я не могу рисковать тобой не только как отец, но и как руководитель экспедиции. Ты - надежда нашего рода. Мы не можем тебя потерять.
   - Но, если он так опасен, отец, почему мы до сих пор не получили разрешение землян на использование спецотряда? - удивился Кристиан.
   Силлери-старший задумался, потом произнес:
   - Я пытался сегодня получить такое разрешение.
   - И что, что?
   - Они отказали. Не так прямо, но отказали. Они все еще боятся нас, а значит, не доверяют. Так что рассчитывать придется только на самих себя. Собственно, они тоже пытаются найти его, но, я так полагаю, безрезультатно. У них нет ни одной зацепки. К тому же, Бюро не хочет привлекать к этому делу внимание широкой общественности. Поэтому действуют почти нелегально и вслепую. Они даже не объявили его в официальный розыск.
   В эту минуту дверь распахнулась, и в лабораторию вошли двое молодых людей - парень и девушка. Это были Брегвар Алдон и Владана Полонат. Охотники, как их называли. Ударная сила семейства Силлери, призванная, что называется, служить и защищать.
   С первого взгляда могло показаться, что они родные брат и сестра - светлые волнистые волосы средней длины, голубые прозрачные глаза, даже рост почти одинаковый, средний. Оба одеты в джинсовую одежду. Тем не менее, в родстве они не состояли, хотя и собирались в ближайшем будущем породниться - на следующий месяц уже был назначен день их свадьбы.
   При их появлении Кристиан встал со стула и открыто улыбнулся.
   Брегвар сделал несколько шагов вперед.
   - Приветствую, вас, профессор, - он почтительно склонил голову перед Александром, потом обратился к его сыну: - Приветствую, тебя, Кристиан.
   Голос у него был несколько резкий, с хрипотцой. Поэтому он его, как будто специально, снижал и старался говорить как можно тише.
   Владана держалась сзади, ожидая своей очереди, так же всем своим видом выражая почтение старшему и уважение молодому Посланнику.
   Кристиан радушно поприветствовал вновь прибывших.
   Силлери-старший добродушно кивнул головой и жестом указал на стулья. Брегвар тут же придвинул стул поближе к пульту и сел на него. Владана скромно пристроилась на краешек стула у ближайшей стены.
   - Доброго вечера всем, - обратился Александр, - я очень рад, что вы сегодня присоединились к нам. Признаться, я опасался, что неприятные события последних дней помешают нам сегодня собраться всем вместе в полном составе.
   - Мы не могли пропустить вашего праздника, профессор, - поспешно вставил Брегвар.
   - Я хотел бы попросить всех, - повысил голос Силлери, - не обсуждать случившегося при Аллегре. Тебя это тоже касается, Кристиан, - добавил он, взглянув коротко на сына, который в знак согласия кивнул головой. - Не нужно омрачать ей праздник и сразу волновать ее. Пусть девочка немного освоится. В конце концов, это ее первое посещение Земли.
   Он сделал небольшую остановку, внимательно оглядел присутствующих, чтобы удостовериться, что все поняли смысл его слов и согласны со сказанным, затем продолжил:
   - Ну, а пока у нас есть еще около часа до ее прибытия, я предлагаю обсудить нашу проблему. Итак, как обстоят дела с пришельцем, Брегвар?
   Молодой человек сглотнул и начал свой доклад. Судя по его словам, они с Владаной тоже были сегодня в институте Склифософского. И более того, даже видели пришельца. Он их тоже заметил. Вокруг было много людей, и они не имели права рисковать их жизнями. Он, со своей стороны, так же не предпринял попытки напасть. Так что утомительное преследование затянулось. Прошло несколько часов, а ни одна из сторон так и не выбрала подходящего момента для атаки. Чужак словно дразнил своих преследователей. А потом вдруг резко оторвался от них и скрылся.
   - Это была моя вина. Так нелепо потерять его, - сокрушенно завершил охотник.
   - Не расстраивайся, мой мальчик, такова воля Создателя. Значит, не пришло еще его время, - спокойно изрек профессор и посмотрел на сына: - Сегодня новости есть даже у Кристиана. Расскажи нам все.
   Кристиану пришлось рассказывать все с самого начала, вернувшись мысленно снова под колеса серебристой «девятки». Он старался осветить основные события вкратце, останавливаясь только на фактах, касающихся Агмара, опустив визиты к Нике и стычку с ее мужем.
   - Так значит это, все-таки, был ты, - констатировал Брегвар, когда Кристиан закончил свое повествование, - мы с Владаной видели тебя, - он взглянул на невесту, ожидая ее поддержки, - да?
   Владана тут же кивнула головой в подтверждение его слов.
   Он продолжал:
   - С тобой была девушка - темноволосая, маленькая, хрупкая.
   - Это Ника, - пояснил Кристиан.
   - Она знает, кто ты? - неожиданно задал вопрос Силлери-старший.
   Кристиан на мгновение замер, потом перевел дыхание и утвердительно кивнул головой:
   - Да, отец, но не я ей рассказал.
   Александр внимательно посмотрел в глаза сыну и понял, что тот и сам не знает, кто рассказал Нике всю правду.
   - Ты считаешь, это важно, как Ника узнала о нас? - спросил отца Кристиан, но вопрос скорее был риторическим.
   Всем было ясно, что источник - кто-то из Бюро, а кто - не имело значения. Александр лишь слабо улыбнулся на реплику сына.
   - Кристиан уверен, что чужак теперь нанесет удар по этой журналистке, Нике, - повернулся он к Брегвару, - скажи, ты так же думаешь?
   - Я согласен с Кристианом, - тут же энергично откликнулся охотник. - За ней надо установить наблюдение. Мы сделаем это с Владаной по очереди, если вы позволите нам, профессор. Он придет.
   Александр удовлетворенно кивнул головой и пояснил:
   - Кристиана очень беспокоит безопасность этой женщины. Мне бы тоже крайне не хотелось, чтобы она пострадала.
   - Она не пострадает, профессор, мы будем рядом, - заверил его Брегвар и взглянул на Кристиана: - Будь спокоен, мы сделаем все возможное.
   Владана улыбнулась и молча кивнула несколько раз головой в знак полного согласия с женихом.
   Удовлетворенный реакцией охотников, Александр Силлери также сообщил Брегвару то, что ранее сообщал и своему сыну: помощи не будет. Однако это нисколько не смутило молодых людей. Они были полны решимости проявить себя в настоящем деле и добросовестно выполнить свой долг.
   Тогда он задал самый важный вопрос, который, бесспорно, интересовал всех присутствующих:
   - Каковы же, все-таки, цели этого пришельца здесь, на Земле? Есть какие-нибудь предположения?
   - Пока мы не знаем, кто - он, трудно понять и его цели. Надо сделать запрос по нему на Геллайю, - предложил Кристиан.
   - Я уже сделал запрос, в тот же день. Ответ пока не пришел, - с расстановкой сообщил Силлери и вопрошающе взглянул на охотников.
   Однако, больше никаких предложений и предположений не последовало. Владана просто решила не вмешиваться, предоставляя возможность высказаться мужчинам. Брегвар предпочитал скорее действовать, нежели строить предположения. Младший Силлери не знал, что и думать, рассчитывая на сведения по запросу. А Александр оставил свои мысли при себе, и даже Кристиан не мог понять по его извечно лукаво-смеющемуся взгляду, что таится в голове отца.

   Глава 25. Аллегра.

   Тем временем на пульте управления замигала красная кнопка. Она издала несколько протяжных звуков и передала эстафету расположенной рядом с ней синей кнопке. Синяя кнопка, также поморгав несколько раз и пискнув, погасла. А на смену ей ярко загорелась зеленая.
   Александр Силлери тут же припал к пульту управления. А все трое молодых людей как по команде повернули головы к телепортационной капсуле, которая к этому времени уже шипела и выпускала пар, как русский самовар.
   Кристиан поспешил к агрегату, подождал секунду, пока загорится такая же зеленая кнопка на пульте капсулы, и потянул ручку двери влево. В ту же секунду дверь медленно сдвинулась и в комнату шагнула молодая девушка.
   Сказать, что она была красива, значит, ничего не сказать. Стройная, высокая, с длинными золотистыми волосами, с большими глазами, обрамленными пушистыми черными ресницами, с розовыми пухлыми губами, она, словно Богиня, сошедшая на Землю, озарила все вокруг светом небесных глаз и сиянием белозубой улыбки.
   Такова была Аллегра Дарк, невеста Кристиана Силлери.
   При ее появлении Александр поднялся со стула, его улыбающиеся глаза выражали бесконечное радушие. Он развел руки, приглашая ее в свои отеческие объятия. Кристиан помог ей выйти из капсулы.
   - Приветствую всех, - Аллегра обвела взглядом присутствующих и, в свою очередь, раскинула в стороны руки, словно хотела обнять весь мир. Ее голос звучал, как ручеек. - Приветствую вас, профессор. - С этими словами она направилась к старшему Силлери.
   Он тепло прижал ее к груди, потом взял за руки:
   - Вижу, у тебя все хорошо, девочка. Как поживает почтенный Арадон Дарк?
   - С отцом все в порядке, спасибо, профессор, он шлет вам привет, - весело откликнулась девушка.
   Матери своей Аллегра не помнила - она умерла при родах. Девочку воспитывал отец, и просто обожал единственную дочь, в коей видел весь смысл своей жизни. Последние пять лет Аллегра училась в Континентальном Университете на Геллайе, изучая историю Земли, в том самом Университете, который с отличием окончил пять лет назад Кристиан Силлери и в котором преподавал ее отец, профессор Арадон Дарк, старый добрый друг Александра Силлери. Учиться ей оставалось всего полгода, после чего ее ждало распределение на Землю. Эта перспектива ее не слишком привлекала, но именно здесь, на Земле, работал Кристиан, и если она хотела стать его женой, то должна была следовать за ним. Они не виделись уже больше года - с тех пор как он приезжал на Геллайю в отпуск на месяц. В ближайшее время возвращаться на родину он не собирался. Аллегра воспользовалась своими последними каникулами, чтобы посетить планету, на которой теперь решалось ее будущее.
   Немного поболтав с профессором, она повернулась к молодым людям, также радостно обмениваясь с ними приветствиями. Брегвару и Владане не терпелось услышать новости об их родной планете. Кристиан стоял рядом и просто улыбался, глядя на невесту. Казалось, он растерялся и не знал, что сказать и что сделать.
   Вскоре шум молодых голосов прервал Силлери-старший, напомнив о том, что готовились к прибытию гостьи не только присутствующие в этой комнате, но и те, кто сейчас с нетерпением ожидают в зале.
   Аллегра, казалось, рада была уйти подальше от капсулы, да и самой лаборатории, поэтому сразу заспешила к выходу вслед за Александром.
   В зале стараниями Калисты был накрыт большой стол в центре. Сама хозяйка радостно встретила будущую невестку, после чего пригласила всех к столу. Завязался оживленный разговор. Все хотели услышать из первых уст последние новости с Геллайи, поэтому внимание было обращено на гостью. Однако не только это вызывало столь пристальный к ней интерес. Казалось, сама Аллегра была рождена для того, чтобы радовать и увлекать. Ее огромные голубые глаза, словно светились от счастья, а непринужденная манера общения вызывала симпатию с первых же минут. Она столь явно демонстрировала свое счастье - поведение, так не свойственное сдержанным и чопорным геллайцам, - что вызывала умиление у старшей части собравшихся соотечественников.
   Из всех присутствующих Аллегра знала только семью Силлери - Александра, Калисту и Кристиана. С Брегваром и Владаной она впервые познакомилась у капсулы. Они произвели на нее хорошее впечатление. Молодые, энергичные, несколько простоватые ребята. С ними явно не предвидится никаких проблем.
   Кроме этого, за столом присутствовали еще мужчина и женщина, которых ей представили как Эктолара и Уллу Сонэ. Мужчина был худощавый, высокого роста, темноволосый, коротко остриженный и какой-то совершенно незапоминающийся. На вид ему было около тридцати. Внешность женщины, по мнению Аллегры, так же ничем особым не отличалась. Она была высокого роста, как и многие геллайские женщины, с темными, почти черными, прямыми волосами, свисающими прядями до плеч, и карими глазами. Эта супружеская пара, как и все остальные здесь, занималась исследованиями по историческому развитию Земли, в основном, помогая Кристиану в его работе.
   На секунду Аллегре пришла в голову мысль о том, что всего через каких-то полгода она, верная жена, вот так же будет помогать ему, следуя за ним, как Калиста за Александром, как Улла за Эктоларом, как тень.
   Это вызвало у нее мысленную улыбку. Ну, какая же она тень? Она, скорее, солнце. Между тем, именно ей предстояло стать тенью своего гениального супруга, который не уставал обогащать свою родную планету все новыми и новыми невероятными открытиями и научными трудами, получая всевозможные премии и поощрения, и только молодой возраст мешал ему достичь профессорской степени. При всех этих заслугах, Кристиан отличался скромностью и сдержанностью, был немногословным и деликатным. И Аллегре нравилось это.
   К тому же Александр Силлери был потомком древнейшего аристократического рода и пользовался большими привилегиями на Геллайе. Со временем, оставив Землю, он займет важный пост при Высшем Совете - в этом не было никаких сомнений. Породниться с такой семьей являлось большой честью, так что младший Силлери составлял очень удачную партию для замужества, и многие, конечно, завидовали Аллегре Дарк. Однако, высоко оценивая и свои собственные достоинства, она была уверена, что многие завидуют так же ее жениху. Словом, идеальная пара. Эта мысль заставила ее снова улыбнуться.
   Тем временем, Аллегра с готовностью отвечала на вопросы Калисты об общих знакомых, рассказывала о событиях на родине Брегвару и Владане, рассуждала об учебе и преподавателях с Кристианом и Александром Силлери. Только супруги Сонэ предпочитали отмалчиваться, разве что Улла, явно из вежливости, поинтересовалась погодой на Геллайе и, получив такой же вежливый и расплывчатый ответ, ушла в себя до конца ужина.
   Из-за стола поднялись лишь тогда, когда все темы были исчерпаны, а глаза стали гаснуть. К этому времени Аллегра уже давно чувствовала адскую усталость.
   Заметив это, Калиста предложила проводить девушку в приготовленную для нее комнату, расположенную рядом с комнатой Кристиана. Аллегра все с той же неизменной улыбкой, не сползавшей с ее лица весь долгий вечер, с облегчением согласилась.
   Вскоре и остальные стали покидать зал. Эктолар и его надменная жена исчезли в своей комнате, которая находилась напротив отведенной Аллегре спальни, справа от спальни Силлери.
   Профессор поблагодарил за приятную компанию, прекрасный ужин и, пожелав всем спокойной ночи, удалился в лабораторию.
   Только Брегвар и его невеста не оставались на ночь в подземном убежище геллайцев и собирались вернуться в город.
   Перед тем, как отправиться к себе, Кристиан подошел к охотнику. Несколько секунд он подбирал нужные слова и, казалось, не находил.
   - Я просто хотел напомнить тебе о девушке, - тихо начал он.
   - Мы помним, - заверил его Брегвар, касаясь плеча, - считай, что мы уже там. Назови адрес.
   У Кристиана, словно камень с души свалился. Он облегченно вздохнул, назвал адрес и тепло попрощался с друзьями, пожелав им удачи.
   Теперь и он мог со спокойным сердцем отдохнуть.
   Уже через пять минут молодой геллайец удобно устроился на своей кровати, повернулся на правый бок, просунув руку под подушку, и закрыл глаза.
   Однако сон не шел. Кристиан перевернулся на другой бок. В голову приходили разные мысли, возникали вопросы, мучили сомнения. Он лег на спину, устремив глаза к куполообразному потолку, глядя куда-то сквозь него.
   Наконец, он заснул тяжелым сном, но даже во сне он видел горящий взгляд чужака и беззащитные зеленые глаза Ники. Его не покидало чувство надвигающейся беды и неминуемых перемен.

Cвидетельство о публикации 363424 © Аврора Ли 13.10.11 23:52