• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Продолжение первой книги дилогии - о встрече молодой москвички и Посланника инопланетной расы, о зарождении чувств и отношений между молодыми людьми, о невозможной, запретной любви и надежде, преодолевающей время и пространство, побеждающей саму смерть - на фоне борьбы за судьбоносную реликвию, хранителем которой является Посланник.

Когда улыбаются небеса... гл. 13 - 16 (из 68)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Глава 13. Пришельцы.

   Не прошло и часа, когда Ника подъехала к старому административному зданию на Пречистенке. Судя по табличкам, здесь находилось несколько различных организаций, но ни одна из них не была связана ни с атмосферными, ни, тем более, с аномальными явлениями.
   Миновав двух охранников и пропускной пункт, вскоре она уже быстро шла вслед за Комарским по длинному узкому коридору. Он провел ее в отдельный кабинет, небольшой, но уютный.
   - Итак, Вероника Александровна, - начал он, - вот мы и встретились снова. Признаться, я этой встрече рад. Я ждал вас.
   Вероника слабо улыбнулась и приступила сразу к делу:
   - Зачем вы, Олег Петрович, втянули меня во все это? Разве не нашлось кандидатуры более достойной? Я с этим никогда не сталкивалась, эта тема меня мало интересует. Я - репортер светской хроники. Знаете ли, тусовки и презентации - моя атмосфера.
   Она чуть было дальше не добавила: «Я черная моль, я летучая мышь», вспомнив слова известной песни, но решила придерживаться официального тона. Шутки в сторону.
   - А вот вы и не правы, Вероника Александровна, - по обыкновению мягко возразил ей Комарский. - Тема эта, по идее, для вас не такая уж и далекая. Просто вы, наверное, не знаете, что этим занимался ваш отец.
   Ника удивленно подняла брови:
   - Уголовниками?
   Комарский тихо рассмеялся.
   - Ну что вы, конечно же нет, - охотно продолжил он, - я вам сейчас немного расскажу об этом, и вы поймете, почему я так поступил.
   - Не понимаю, при чем тут мой отец, - недоумевала Ника.
   - Ваш отец, еще будучи молодым офицером, во времена его службы на Северном флоте, лично стал свидетелем необычного явления. В наших территориальных водах их подлодкой был обнаружен большой подводный объект, медленно двигавшийся в сторону СССР на глубине около двух километров. Радисты, естественно, потребовали прекратить движение и назвать себя, но объект не отреагировал. Тогда были сброшены глубинные бомбы. Но явно не причинили вреда, и объект продолжил движение, не изменив курса. Еще какое-то время его наблюдали на экране локатора, а потом он вдруг стремительно поднялся вверх, примерно до глубины пятьдесят метров, резко увеличил скорость и удалился в сторону открытого моря. Преследование было невозможным. В то время ни одно известное судно не могло развить такую огромную скорость, впрочем, как и сейчас. Вот так ваш отец впервые столкнулся с НЛО, как их принято называть. Правда, моряки их называют НПО - неопознанные подводные объекты. После этого случая были и еще такие же, похожие. Несколько раз ваш отец наблюдал, как необычные объекты, словно ракеты, взмывали в небо, вынырнув прямо из морских глубин. Некоторые из них имели традиционную по нашим понятиям форму тарелки, другие походили на светящиеся капсулы. Вскоре Александр Борисович попал в особое подразделение разведки ВМФ, созданное в семидесятых годах специально для того, чтобы заниматься этими необъяснимыми явлениями. Уйдя на пенсию и вернувшись на большую землю, в Москву, ваш отец отныне все свое время посвятил изучению тех аномалий и загадок, свидетелем которых оказался лично сам. Здесь он вскоре стал работать в нашем Бюро. Его поиски были так близки к истине и так целенаправленны, что он никак не мог пройти мимо того, что лежало на поверхности. Именно прямо на поверхности Земли. Когда я пришел в организацию, он уже многого добился. Я тогда был еще совсем молодым. Так что, я у него учился. Мы были хорошим друзьями.
   Комарский замолчал, погрузившись в свои мысли. Вслед за ним ушла в воспоминания и Ника. Теперь она припомнила, как часто ее отец говорил о каких-то пришельцах, но никогда не принимала его слова всерьез. Вспомнила, как вечерами на кухне он рассказывал ее матери о возможных мирах и цивилизациях на других планетах, и как мама только недоверчиво посмеивалась в ответ, принимая его рассказы за сказки перед сном.
   - Если вы были друзьями с моим отцом, то зачем же вы меня отправили на это… это опасное мероприятие? - наконец спросила она.
   Комарский вздохнул и развел руками:
   - Поверьте, я не предполагал, что так все обернется. Вам вовсе не обязательно было рисковать. Да я и не думал, честно говоря, что вы пойдете на такое. Незадолго до смерти, Александр Борисович просил меня приглядеть за вами, он много мне о вас рассказывал, он очень любил свою единственную дочь. Поэтому мне было известно, что вы работаете в этой редакции. Как только начались беспорядки в СИЗО, к нам поступил сигнал со стороны здешних пришельцев - они предполагали, что один из преступников с их планеты прорвался сюда. Так что я уже знал приблизительно, что произошло. Однако все это были лишь предположения. Мы решили проверить все на месте. Действовать через журналистов было самым приемлемым способом, и не могло вызвать ни у кого подозрений. Я сразу вспомнил о вас. Александр Борисович часто с гордостью говорил мне о необычайной прозорливости, тонкой интуиции и остром уме своей дочери и, зная, как скуп он на похвалы и объективен, я верил ему. Он и сам обладал всеми этими качествами. Так что, если вы переняли хотя бы половину перечисленного от вашего отца, значит, я сделал правильный выбор, обратившись к вам. К тому же я подумал, что это пойдет вам на пользу и сыграет положительную роль в вашей карьере. И, наконец, я не был полностью уверен, имелся ли факт несанкционированного перемещения на самом деле или нет.
   - Да, - задумчиво произнесла Ника, - ну и нагородили вы тут…заборов словесных. Возможно, все так и есть. Только что же вы никого из своих туда не послали - спрятались за наши спины?
   Она была вполне справедливо возмущена.
   Эксперт согласился с ней.
   - Мы бы сделали это. Даже нужно было это сделать - выставить наших агентов. Но вы ведь сами были свидетелем тому, как они умеют копаться в наших мозгах. Так что, Агмару не составило бы труда разобраться, что перед ним не просто оперативник, а заинтересованное лицо. И вместо прессы мы пойти не могли по той же причине. Мы надеялись, что журналисты не пострадают. А так, как им ничего не известно, то он ничего и не сможет вычитать в их мыслях. Мы не хотели его спугнуть. Надо было разобраться, с какими целями он сюда прибыл.
   - И что, разобрались? - В тоне Ники ясно звучал сарказм.
   - К сожалению, нет. Мы ошиблись и упустили его. Ни у нас нет никаких идей относительно этого, ни у наших инопланетных гостей.
   - Так. Понятно. - Ника нервно постучала пальцем по столу. Теперь настала ее очередь задавать вопросы. - А эти «инопланетные гости», как вы их называете…. Вы с ними общаетесь? Кто они?
   - Общаемся довольно давно. В основном, цели у них мирные, по крайней мере, мы исходим из этого. Они всего лишь ученые, исследователи - Посланники, как они себя называют - просто их технологии позволяют им исследовать планеты и целые галактики, точно так же, как мы исследуем земли и народы одной планеты.
   - Потрясающе! - воскликнула Ника. На самом деле, она не очень верила в слова собеседника. Все ждала, когда же он, наконец, рассмеется и удивится тому, как ее легко провести. Словом, она относилась к его россказням очень и очень скептически. - Но если их цели такие мирные, то кто тогда этот Агмар? Что ему нужно? Зачем он здесь? Я бы не сказала, что он такой уж безобидный.
   - К сожалению, случается и такое, хотя в моей практике - это редкий случай, - вздохнул Комарский. - Говорят, некоторые из них пытаются сбежать на Землю - кто за лучшей жизнью, кто просто от своей жизни там, у них, кто от любопытства, своеобразные туристы-экстрималы, кто от правосудия. Их мир похож на наш. В плане совершенства, - поправился он. - И среди них, видимо, тоже есть всякие. Я, к сожалению, не знаю ответов на ваши вопросы, но мне, как и вам, хочется их узнать.
   «Да все ты знаешь», - подумала про себя Ника, а вслух спросила:
   - Так что теперь будет? Его ведь как-то нужно найти и …, - она не могла подобрать слово. - Что вы в таких случаях с ними делаете? Убиваете? Отправляете назад?
   - По идее, в случае поимки, мы должны передавать таких преступников в руки их соотечественников. Но, признаюсь честно, лично я пока еще ни одного не поймал.
   - Но это - что касается вас, не так ли? А на самом деле, что вы делаете в таких случаях? - Ника испытующе посмотрела в глаза собеседнику. Комарский взгляда не отвел, но с ответом не спешил, задумался. - Разве не велик соблазн, - продолжила она свою мысль, - подержать такого вот преступника здесь, так скажем, поизучать живого инопланетянина? Всегда можно скрыть, что вы его поймали. Наверняка, что-то похожее и происходит. - Она усмехнулась и прищурила свои лукавые зеленые глаза.
   Комарскому эта тема явно была не по душе, он занервничал.
   - Я этим не занимаюсь, - сухо произнес он. - Моя задача поймать преступника и передать его под стражу. Я не ученый, мне все равно, каков инопланетянин в разрезе. А если вас беспокоит судьба конкретно Агмара, то можете успокоиться. Вряд ли нам удастся его поймать - очень опытный, мерзавец. Так что, скорее повезет геллайцам, они быстрее его вычислят и смогут с ним справиться. Похоже, они чувствуют друг друга. Не знаю - как, но геллайец геллайца узнает безошибочно, хотя внешне их не отличить от нас. Поэтому, мне кажется, Агмар и подошел к вам.
   - Что? О чем вы? - удивилась Ника, даже рассмеялась, а про себя подумала, все ли у Комарского в порядке с головой. - Что он мог во мне почувствовать?
   - Не в вас, Вероника Александровна. В вашем спутнике, - невозмутимо пояснил Комарский. - Вы давно его знаете? Хорошо его знаете? Как вы его назвали - Кристиан?
   - Ну да. - Ника все еще не могла понять, куда клонит эксперт. - При чем тут он?
   - Да притом, что, если это тот самый Кристиан, о котором я думаю, а я практически уверен в том, что это - Кристиан Силлери, то он - геллайец, Посланник. По крайней мере, другого объяснения такому поведению Агмара я не вижу, - резко заговорил Комарский. - Думаю, Посланник там оказался из-за нового пришельца. Видимо, должен был как-то повлиять на него. Если он, конечно, не сообщник. Взрыв спутал все планы и одному и другому. Я уверен, что ваш спутник - тот самый геллайец, которого я имею в виду, иначе как еще можно объяснить ваше чудесное спасение. - Он внимательно посмотрел Нике в глаза, наблюдая за произведенным эффектом. Она не могла скрыть своего изумления. Тогда он продолжил, уже более мягким тоном: - Радуйтесь, что он принял такое деятельное участие в вашей судьбе. Вообще-то, эти парни сантиментами не отличаются. С одной стороны, внешне яркие, а с другой, бесцветные внутри.
   Ника сидела какое-то время полностью погрузившись в свои мысли, обдумывая услышанное, почти не веря в него. Перед ее глазами всплыл образ Кристиана с его мальчишеской улыбкой, темным проницательным взглядом…, таким притягательным и успокаивающим. Ей вдруг стало не по себе, захотелось немедленно увидеть его, взять его за руку, чтобы он смог рассеять ее сомнения, как это делал вчера.
   - Вы их назвали геллайцами. Это такая инопланетная порода? - все еще не доверяя услышанному, с иронией поинтересовалась Ника.
   - Да, если хотите. Они свою планету называют Геллайей, - терпеливо ответил ей Комарский.
   Он понимал, что поверить в то, что он говорит, непросто. Однако надеялся, что Ника - дочь своего отца, а значит, скоро все встанет на свои места.
   И, словно в подтверждение его мыслей, она поинтересовалась:
   - А мы как называем их планету?
   - Да, в общем, никак. Одна из многочисленных звездочек в созвездии Девы, нам ее практически и не видно отсюда, слишком далека и мала. Однако, по их словам, похожа на нашу планету, правда, вполовину меньше, - без особого энтузиазма рассказывал Олег Петрович в то время, как его явно интересовало другое. - Вероника Александровна, мне кажется, вас что-то расстроило в моих словах относительно вашего друга, это так? Вы знаете о нем еще что-то, чего не хотите мне рассказать? Он что-то сделал вам?
   - Да ничего подобного, - раздраженно воскликнула Ника. На самом деле ей не хотелось здесь говорить о Кристиане. - И вовсе он мне не друг. Я его впервые увидела вчера. - И, видя неподдельный интерес в глазах Олега Петровича, она решила вкратце все ему рассказать, потому как было видно, что он все равно не отстанет, такая уж профессия. - Вы думаете, он опасен, как и Агмар? - напоследок спросила она растерянно.
   - Я думаю, что вам не нужно волноваться по этому поводу, тем более, что он уже доказал вам свои добрые намерения. Он ведь помог вам, не так ли? А то, что он совсем не пострадал - по крайней мере, заметно - ни при аварии, ни при взрыве, что, согласитесь, кажется невероятным для нормального земного мужчины, подтверждает мою гипотезу о том, что этот человек - геллайец.
   - И зовут его Кристиан Силлери. Так ведь вы сказали?
   Комарский в ответ кивнул, но ничего не произнес. Тогда Ника продолжила свою мысль:
   - Значит, если вы о нем знаете, он тут легально?
   Эксперт снова кивнул, пытаясь сообразить, куда она клонит.
   - Тогда вы, конечно, знаете, где он живет, где работает, если работает…. Наверняка, вы знаете о нем все. И у вас есть его фотография. Мы могли бы удостовериться, что говорим об одном и том же человеке. - Ника выжидающе посмотрела на собеседника.
   Комарский понял, чего хочет журналистка, и, слегка улыбнувшись, пожал плечами:
   - Это закрытая информация, Вероника Александровна. Тут я не могу быть вам полезен. Однако, могу вас заверить, что лично с ним никогда не встречался.
   Ника в ответ почему-то только шумно вздохнула. По его виду она догадалась, что настаивать бесполезно. По крайней мере, сейчас. Ну что ж, дальше придется копать самой. В конце концов, сюда она вернуться всегда успеет.
   А Комарский продолжал, словно, раздумывая вслух:
   - Одно могу сказать вам, все это значит, что они уже занялись Агмаром. Думаю, теперь ему не уйти.
   Дело принимало неожиданный поворот и затягивало ее все больше и больше. Сейчас она была даже благодарна эксперту, что он вовлек ее в это приключение.

   Глава 14. В редакции.

   День уже клонился к концу. Москва, как всегда в это время суток, стояла в одной нескончаемой пробке. Тем не менее, Ника пробиралась в редакцию. Нужно было многое сделать. Во-первых, закончить и сдать Скрябину статью. Понятное дело, ни о каких инопланетянах она писать не собиралась - за такое по головке не погладят, еще и посоветуют обратиться к врачу. Словом, в ее голове уже созрела полноценная статья о бунте озверевших зэков в тюремном изоляторе и о невинных жертвах взрыва.
   Во-вторых, Ника твердо решила поворошить Интернет на предмет инопланетных гостей. Конечно, Комарский рассказал ей интересную историю и вполне доходчиво, но, явно, не все, так что вопросы еще оставались.
   И, наконец, она серьезно подумывала о том, чтобы попробовать поискать Кристиана Силлери. Вдруг, повезет? Имя у него такое необычное, должен же он где-то числиться или значиться. Попытка - не пытка. От Комарского все равно пока ничего не добьешься. Но, если ей уж совсем не повезет в поисках, то, видимо, придется снова обращаться к нему. Ника не намерена была отступать. Если он общается с этими самыми пришельцами - язык не поворачивался так называть Кристиана - то, значит, должен знать каждого из них. В конце концов, это его работа, к тому же их не может быть здесь, в Москве, слишком много. То есть, настолько много, что за всеми и не уследишь.
   Нике необходимо было увидеть своего спасителя, и она собиралась использовать любую, пусть даже мизерную, возможность.
   Все еще находясь в состоянии транса от мысли, что вчера ей довелось пообщаться с живым, настоящим инопланетянином, она не заметила при парковке один из столбиков ограждения и легонько ткнулась в него задним бампером. Раздался тот самый характерный хруст. Ника двинула машину вперед, заглушила мотор. Столбик был безнадежно погнут, но устоял. Ника вздохнула и махнула рукой: «Ну, как всегда!» Хорошо, что у «девятки» такой крепкий тыл, иначе на нем бы уже места живого не осталось.
   Несмотря на конец рабочего дня, народу в редакции только прибавлялось. Ника быстро подошла к своему столу и включила компьютер.
   - Ну что, Никуша? Скоро шесть, а мы с тобой еще ни в одном глазу, - протяжно раздалось за ее спиной.
   Не скрывая раздражения, она резко повернулась к Спицыну:
   - Ну почему же ни в одном? У меня почти все готово. Можешь бежать к Скрябину, если есть с чем.
   Почему-то сейчас фотограф показался Нике досадным препятствием на пути ее расследования, недоразумением, мешающим залезть в Интернет и подобраться ближе к пришельцам. Поэтому ей захотелось его чем-то задеть. И она не придумала ничего лучшего, чем еще раз напомнить ему о разбитом «Олимпусе».
   Однако Леня не отреагировал должным образом, словно не понял ее сарказма.
   - Вот как раз, есть с чем, - спокойно пробубнил он. - Послушай, Никуша, не капризничай. Я, конечно, понимаю, что на тебе сказывается вчерашний стресс, и все такое, но надо сделать над собой усилие. Короче, я жду тебя. Буду пока тут поблизости. Набери меня, как справишься.
   После этих слов Леня поспешил ретироваться, потому что Ника, судя по выражению лица, еле сдерживалась, чтобы не убить его.
   Теперь все ее надежды на исследования звездных глубин путем погружения во всемирную сеть рухнули, по крайней мере, на ближайшие два часа. В конце концов, Спицын был прав - сначала дело, а потом все остальное. И она вместо Интернета погрузилась в работу.
   Как Ника и рассчитывала, уже через два часа с готовой статьей она сидела в кабинете шефа. Статья получилась, как и заказывали, большая и трагичная.
   Скрябин тут же углубился в чтение, теребя в руках огрызок пожеванного карандаша.
   Наконец, дойдя до конца свежераспечатанных страниц, он поднял на Нику глаза:
   - Ну, вот, совсем не плохо, Вальберг, растешь на глазах. Может, тебе и впрямь перебраться в отдел криминальной хроники?
   Девушка округлила глаза.
   - Да, ладно, шучу я, не бойся. У тебя уже совсем, что ли, плохо с чувством юмора стало? Все взрывом отбило?
   Ника терпеливо проигнорировала вопрос. Скрябин продолжал:
   - Ты как себя чувствуешь-то? Пишешь, вот смотрю, вроде правильно.
   - Я, конечно, хоть еле и унесла ноги из-под обстрела, но на голову не пострадала, - спокойно произнесла Вероника.
   - Ну, вот и хорошо. Только, я думаю, может, в отпуск тебе сходить, на недельку - другую? - неожиданно предложил с улыбкой Сергей Сергеевич. - А то скажут, что я совсем затиранил своих журналистов.
   Ника помолчала, собираясь с мыслями.
   - Не хочу, - тихо сказала она, - дома сидеть скучно, делать нечего.
   Скрябину ее ответ явно понравился. Он еще больше разулыбался:
   - Смотри сама. - И вдруг резко сменил тему: - А где наш суперфотограф, Спицын? Зови его. Посмотрим, какие у него там шедевры. А сама иди домой, отдыхай, а то вид у тебя замученный. И чтоб я сегодня тебя тут шатающейся между столами больше не видел. До завтра.
   Покинув кабинет шефа, Ника почувствовала, что действительно смертельно устала. И все же не смогла удержаться, чтобы не подсесть к компьютеру.
   Поиски в Интернете особых результатов не принесли, в глазах двоилось, а временами даже троилось. Буквы прыгали врассыпную. Сосредоточиться на информации было и того труднее.
   Вскоре она поняла, что данных слишком много, и разбираться в них можно не один день и даже месяц. И уж тем более не на уставшую голову.
   Тут она, наконец, вспомнила, что с утра ничего не ела, и стала подумывать о горячем кофе с бутербродом. Словом, надо было заканчивать на сегодня и отправляться домой. Все - завтра. Завтра она займется поиском ответов на все эти сложные вопросы, бомбившие ее по темечку весь сегодняшний день. Завтра она снова позвонит Комарскому. Завтра поищет этого самого Посланника - Кристиана, а может даже и того, другого, назвавшегося в изоляторе Агмаром. Еще не известно, какие мысли придут ей завтра на свежую голову. Но это все завтра. А сейчас…
   С этими мыслями Ника покинула здание редакции и направилась к стоянке.

   Глава 15. Встреча.

   Она увидела его сразу. Он стоял, прислонившись к капоту ее машины, и что-то ковырял носком ботинка на асфальте. Ничего в нем не изменилось. Даже пальто, казалось, осталось прежним, несмотря на вчерашнюю переделку. Вот только шапочки не было.
   От неожиданности Ника остановилась, но всего лишь на мгновение. Уже через секунду она, качнув по привычке головой, чтобы придать волосам более привлекательный вид, твердым шагом направилась к молодому человеку.
   Он медленно оторвал глаза от своих ботинок, лицо озарила улыбка. От этой улыбки на душе у Ники потеплело. Она решила не отпускать его до тех пор, пока полностью не удовлетворит свое любопытство.
   Молодой человек ждал, когда Ника подойдет ближе. А она не спешила, неожиданно остановившись метрах в пяти от него. Тогда Кристиан сам сделал ей навстречу несколько шагов, ища глазами ее глаза. Но Ника не отваживалась взглянуть на него прямо. Интуиция, так хорошо развитая в ней, подсказывала остерегаться взгляда геллайца.
   - Здравствуй, Ника, - успел быстро проговорить он, и тут же волна страха, исходящая от нее, словно толкнула его в грудь, он сразу как-то поник и потух, словно, все понял.
   - Здравствуй, Кристиан, - Ника подошла к машине, упорно избегая его взгляда, - или как там тебя на самом деле зовут?
   Кристиан промолчал, решив дать ей выговориться.
   Ника не заставила себя упрашивать:
   - Зачем пожаловал? Что на этот раз тебе от меня нужно?
   - А был и другой раз? - тихо поинтересовался он.
   - Вчера. Ты ведь не случайно бросился мне под колеса! - возмутилась Ника. - А я-то расчувствовалась, жалела тебя, винила себя!
   Кристиан коснулся ее локтя, скользнул рукой ниже, к ладони:
   - Это действительно была случайность, - тихо и внятно произнес он, все еще стараясь поймать ее взгляд.
   Она резко отшатнулась в желании избежать его прикосновения, отдернула руку:
   - Нет, не прикасайся ко мне! - воскликнула она, и уже более спокойным тоном добавила: - Я…, я не люблю, когда меня трогают. Я не злюсь на тебя. У меня нет к тебе неприязни. Я помню, что ты сделал для меня вчера. Но я не люблю, когда меня используют и манипулируют мной, тем более, с непонятными мне целями. Выкладывай все начистоту или уходи.
   «Но лучше, выкладывай, - подумала она про себя, - иначе мне снова придется тебя искать».
   Кристиан задумался, потом, как всегда тихо, быстро, четко сказал:
   - Я не лгал тебе вчера, ни в чем и ничем, если не считать того, что я не встал на площади и не закричал о том, что я…, - он запнулся, подбирая нужное слово, - что я не землянин. По-твоему, я должен был тебе в этом признаться? Какой момент ты считаешь наиболее подходящим?
   Теперь задумалась Ника.
   Пока она подбирала слова, он продолжил:
   - Не бойся меня. Я не сделаю тебе ничего плохого, поверь мне.
   Спустя минуту она, наконец, решилась взглянуть ему в глаза, глубоко вздохнула. Ничего ужасного не произошло. Наоборот, она почувствовала, как к ней начинает возвращаться душевное равновесие. Она осознала это и хотела, было, опять обвинить Кристиана во вмешательстве, но передумала. В конце концов, ничего плохого он не делал.
   - Ну, допустим, я тебе поверила.
   - Мне бы хотелось без «допустим», - несмело заметил он.
   - Извини, пока - так, - решительно осадила его Ника и, проглотив вертевшийся на языке упрек, вдруг сказала: - Я хочу есть.
   - Вообще-то, я тоже, - улыбнулся он.
   - Да-а? И что вы, интересно, едите? - прищурилась она.
   - Пьем кровь любопытных журналисток, - в тон ей ответил геллайец.
   - Тогда, может, поедем, поищем что-нибудь подходящее для меня и для тебя?

   Глава 16. Маленький Зеленый Человечек.

   Ника решила ехать на Ленинский, в сторону дома.
   - Вчера я действительно случайно попал под твою машину, поверь, - нерешительно начал Кристиан, наблюдая, как ловко его спутница обращается одной рукой с рулем, положив другую на рычаг передач. - Я просто заблудился, и спросить было не у кого. В воскресенье у моего друга был большой праздник - сын родился. Засиделись допоздна. А точнее, мы попросту проговорили всю ночь. Он живет в том районе.
   - Ты хочешь сказать, что ничего не знал о появлении Агмара? А я думала, вы узнаете об этом чуть ли не заранее, - в голосе Ники все еще чувствовалось недоверие. Кроме того, ей почему-то захотелось продемонстрировать ему свои глубокие знания о них, геллайцах.
   - Тогда я не знал. И вообще, я этим не занимаюсь. Незаконные прыжки - это не по моей части. Я ученый, если ты помнишь.
   - К сожалению, я не помню. Интересно, что ты тут на Земле изучаешь? - тут же подхватила она. - Общественных насекомых, живущих семьями и называющих себя людьми?
   Но Кристиан словно не замечал ее нападок.
   - Я - историк, археолог. Изучаю историю Земли с древнейших времен.
   - А, ну да, конечно. Это - как мы изучаем историю Англии, или, например, Китая, так?
   Кристиан улыбнулся и кивнул головой в знак согласия.
   - Кстати, ты забыл вчера у меня в машине свою кепочку, - вдруг перевела разговор Ника, - возьми потом там, сзади, не забудь, а то скоро холода наступят, а тебе нечем и макушку прикрыть. Небось, за ней вернулся?
   Он снова кивнул головой:
   - Ну да. Как же я без нее со своей макушкой?
   По его тону не понятно было, шутит он или говорит всерьез.
   Неожиданно Ника почувствовала легкую вибрацию в кармане своего пиджака и через секунду услышала, как запел полифонией мобильник. Она взглянула на дисплей - номер скрыт. «А вот и Алик», - подумала она и внутренне напряглась. Разговоры с бывшим мужем не сулили ничего хорошего и всегда оставляли неприятное чувство унижения. Ника, как всегда, не хотела брать трубку, но, как всегда, все же, взяла.
   В трубке раздался обманчиво ласковый голос Алика:
   - Никуль, привет!
   - Привет, - собравшись с силами, бодро ответила Ника и, ради приличия, поинтересовалась: - Как дела?
   - Плохо без тебя. Поговорить нужно. Ты же у нас лучший специалист по недвижимости.
   - Была, - вставила Ника.
   - Посоветоваться с тобой хочу, - продолжал Алик.
   - Советуйся, но только я сейчас за рулем, - ей действительно хотелось скорее добраться в какое-нибудь спокойное место, где она смогла бы расспросить обо всем Кристиана, поэтому она спешила и была сосредоточена на дороге.
   - А я сейчас и не собирался тебя отвлекать. Надо встретиться. Когда можешь?
   Неприятное чувство росло и крепло в душе Ники. Каким-то образом оно передалось и сидевшему рядом молодому человеку. Он с тревогой взглянул на девушку, немного поерзал на сиденье, как будто усаживаясь поудобнее, потом ободряюще ей улыбнулся. Она слабо улыбнулась в ответ, на душе сразу полегчало и прибавилось сил.
   Набравшись решимости, она сказала:
   - В ближайшее время не получится, много работы, устаю.
   Алик настаивать не стал:
   - Я позже позвоню, - бросил он в трубку и дал отбой.
   Ника облегченно вздохнула. Кажется, на этот раз обошлось без обид и перехода на личности.
   Еще какое-то время она была сконцентрирована на движении, лавируя между машинами. Ее спутник тоже погрузился в свои мысли, его взгляд был обращен куда-то вдаль, на лице блуждала слабая улыбка. «Все же, он странный какой-то, - думала Ника. - Но кажется безобидным. Или только кажется?»
   Спустя полчаса, удобно устроившись за столиком у окна уютного небольшого ресторанчика на Ленинском проспекте и сделав заказ предупредительному официанту, Ника, наконец, решила, что настало время задать вопросы и получить на них исчерпывающие ответы.
   Она внимательно вглядывалась в Кристиана, который выглядел сейчас вполне довольным обстановкой, дружелюбным молодым человеком с мечтательной улыбкой. Ну, разве что, несколько бледным, но это совсем не портило его, а наоборот, даже придавало его облику некоторую аристократичность. В общем, он казался обыкновенным земным парнем, если не смотреть в его глаза, в которых можно было утонуть, раствориться и вообще пропасть навеки. В них таилась некая угроза, опасность, но не смотреть в них было невозможно, настолько притягательным был искрящийся свет в них.
   Ника сопротивлялась, как могла, стараясь не встречаться с геллайцем взглядом. Он, напротив, смотрел на нее открыто и без тени беспокойства, время от времени отодвигая левой рукой темные вьющиеся волосы со лба.
   - Ты такой же, как Агмар, - произнесла, наконец, она в задумчивости. Было не понятно, утверждение это или вопрос.
   - Что ты имеешь в виду? - Кристиан сразу стал серьезным, улыбка медленно сползла с его лица, глаза потемнели, ее слова, как будто, насторожили его.
   - Ты тоже можешь убивать? - вопросом на вопрос ответила она.
   Молодой человек пожал плечами:
   - Трудно сказать. Я не знаю. Я никого не убивал. А ты можешь убить? - Он поднял на нее свои темные глаза и помолчал с минуту. - Агмар - преступник и убийца, но нельзя судить по одной особи о целом виде. Я всего лишь Посланник. Наблюдатель. Ты понимаешь, что я хочу сказать?
   Ника улыбнулась ему. Когда он говорил и вот так смотрел на нее, ей действительно казалось все таким ясным и понятным.
   Однако Кристиан все же ощущал смятение в ее душе.
   - Ты боишься меня? - осторожно спросил он.
   - А надо?
   Он лишь отрицательно покачал головой, понимая, что никакие слова все равно ее не убедят, нужно выждать время.
   А Ника, словно в продолжение затронутой темы, тихо сказала:
   - Ты знаешь, что Агмар убил ту девушку с телевидения?
   - Да. Я догадался. Жаль ее.
   - Всего лишь одним взглядом, - добавила она. - Как ты думаешь, зачем он ее убил? К чему такая жестокость? Она ведь ему ничем не угрожала.
   Кристиан задумался, всего на несколько секунд, потом предположил:
   - Я думаю, она очень бойко вела себя, и это его раздражало. С одной стороны, попалась под горячую руку, с другой - ему нужна была энергия - подкрепиться. Он готовился к взрыву.
   - Выходит, убив ее, он получил энергию? Ее энергию? - удивилась Ника.
   Кристиан кивнул.
   - Мне показалось, он ее словно высосал, - продолжала она. - Это так вы питаетесь? Нашей энергией?
   - Не питаемся. Это - как наркотик, - признался он. - Вы разве питаетесь наркотиками? Вот ты пробовала их когда-нибудь?
   - Нет. И не хочется, знаешь ли.
   - Вот и мне тоже. А Агмар, возможно, считает это нормальным явлением. С другой стороны, у него могло не быть выбора - он потерял много энергии при нелегальной телепортации, возможно, даже пострадал физически при этом, а впереди ему предстоял прорыв из изолятора. Ему нужна была энергия, много энергии. И тут для него не было разницы, опустошать землянина или геллайца. Этой девушке просто не повезло обратить на себя его внимание.
   Закончив столь необычно длинную для него речь, молодой человек сложил руки на груди и вновь устремил взгляд на Нику.
   - Ужасно! - выдохнула она и покачала головой.
   Он немного подался вперед, уперев локти на стол, в задумчивости то потирая руки, то сплетая тонкие пальцы перед собой.
   Когда он вновь заговорил, в его голосе звучали нотки грусти и сожаления:
   - Наша цивилизация, хоть и достигла более высокого уровня развития, нежели ваша, но болеем мы одними и теми же болезнями. Вот только болезни у нас тоже достигли более высокого уровня развития.
   Его собеседница, казалось, не слушала. Она была погружена в собственные раздумья. Неожиданная догадка поразила Нику, смертельная бледность покрыла ее лицо:
   - Я вот думаю…, это ж ведь я могла стать следующей! Помнишь, когда он подошел к нам и так пристально посмотрел на меня? У меня так дико вдруг заболела голова, я думала, сейчас взорвется. Но он отпустил. Почему? Странно. - Ника замолчала и думала еще добрых три минуты.
   Она вспоминала детали того тяжелого момента, на лице отразился весь ее непростой мыслительный процесс. В это время Кристиан терпеливо изучал девушку. Ее взгляд продолжал блуждать по яркой скатерти стола, переходя от пепельницы к маленькой свечке, плавающей в стеклянной вазочке.
   Вот она посмотрела ему прямо в глаза, на ее ресницах задрожали слезы:
   - Это ведь ты, Кристиан, ты вмешался каким-то образом и не дал ему меня прикончить? - Ее голос дрогнул, она шумно вздохнула, выдыхая маленькими порциями, словно боялась спугнуть так внезапно озарившую ее сознание мысль. - Даже не знаю, как тебя благодарить.
   В ответ он лишь пожал плечами и поднял вверх брови, как будто не понимал, о чем она говорит.
   Однако Нику больше интересовало другое.
   - Но зачем? Разве это не было рискованно? Он мог убить и тебя!
   Молодой человек, все еще не убирая локтей со стола, молитвенно сложил ладони перед собой, оперев на них подбородок. Он продолжал с интересом смотреть на девушку, казалось, он вот-вот рассмеется, но лишь слегка усмехнулся и качнул головой.
   - Я же обещал тебя защищать. Я тогда не лгал.
   В этот момент манерный официант принес заказ, и Ника не успела ни ответить, ни продолжить тему. Голод взял свое.
   Вкусы у Кристиана оказались куда более скромными, нежели у Ники. Он ограничился зеленым чаем и двумя пирожными разных видов, в то время как Ника уплетала фирменное мясо от шеф-повара, густо приправленное овощами, специями и соусом. Молодой геллайец потихоньку отпивал чай из чашки, отправляя ложечкой небольшие кусочки пирожных себе в рот. При этом он сидел, откинувшись на спинку удобного стула, и поглядывал на девушку.
   Нике хоть и казалось, что она может съесть слона, не удалось справиться и с порцией мяса. Быстро проглотив, почти не разжевывая несколько больших кусков, она снова подняла глаза на Кристиана.
   - Так ты, все-таки, скажи мне, только честно, зачем ты пришел сегодня?
   Кристиан тихо рассмеялся, впервые за вечер, а Ника вдруг подумала, что еще ни разу до этого не слышала его смеха. И смех этот ей понравился, так же, как ей нравился и его голос. Она сразу классифицировала его по придуманной ею же самой системе «голос - цвет», как золотой - такой мягкий, бархатный, теплый и, в то же время, металлический и чистый. Будь в его тоне больше холодности и твердости, она назвала бы его уже серебряным. Ника любила подбирать цвета к голосам людей, и цветов этих в ее арсенале было столько, насколько хватало ее безудержной журналистской фантазии.
   - Так с какой целью ты сегодня пришел? - повторила она свой вопрос. - Почему ты смеешься? Я просто хочу знать правду. Я ненавижу ложь.
   - Честно? Я пришел проведать тебя. Хотел узнать, как ты себя чувствуешь, - признался Кристиан.
   - Я неплохо себя чувствую, - недоверчиво ответила она. - Спасибо.
   - Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы привести тебя в норму там, после взрыва. Сегодня мне надо было убедиться, что я все сделал правильно. Дай мне, пожалуйста, руку, не бойся, - неожиданно попросил он и протянул ей через стол свою руку.
   Ника почему-то повиновалась. Потихоньку она начинала доверять ему. От его прикосновения ей снова стало теплей и уютнее.
   - Я вижу, с тобой все хорошо, - произнес он, не выпуская ее руки.
   - Ну, ты даешь! - восхищенно воскликнула она. - Ты и это умеешь?
   - Все мы это умеем.
   - Потрясающе, - Ника осторожно высвободилась, он даже не попытался удержать ее. - Спасибо. Большое спасибо.
   - За что? - он лукаво взглянул на нее.
   - Да, за все, - она смущенно опустила глаза. - Ты каким-то образом успокаиваешь меня, а это именно то, что мне сейчас нужно. Иначе у меня совсем крыша поедет от всего этого.
   - Ну вот, а ты даже смотреть на меня не хочешь.
   На этот раз рассмеялась Ника. Она задумчиво посмотрела ему в глаза, и тут же снова отвела взгляд в сторону.
   - Прости, но я не знаю, что и думать. Ты все время меня удивляешь и шокируешь. Вызываешь во мне большой интерес и отталкиваешь одновременно. Что ты такое на самом деле, Кристиан?
   Она, наконец, подняла глаза и стала его разглядывать.
   Он недоуменно поднял брови вверх.
   - Я то, что ты видишь перед собой.
   - С одной стороны, я вижу перед собой обыкновенного человека, а, с другой, мне все время кажется, что вот-вот из тебя выпрыгнет маленький зеленый человечек, - призналась Ника.
   Кристиан удивленно покачал головой.
   - Я такой же, как ты, - медленно произнес он, - у нас общие предки.
   Еще одно открытие. На этот раз Ника даже дышать перестала. Нет, она, конечно, и мысли не допускала о своем происхождении от обезьяны, но такое открытое заявление просто потрясло ее.
   - Это как это? - запинаясь, пролепетала она.
   Молодой человек почувствовал, что сказал лишнее. Не стоило вываливать на девушку все сразу. Надо было дать время обдумать и проанализировать то, что уже стало известно, но отступать было поздно. Что сказано, то сказано.
   И все же он попытался разрядить обстановку, сказав как можно мягче:
   - Подумай сама. Разве это для тебя новость?
   Ника погрузилась в раздумья, не решаясь больше расспрашивать об этом Кристиана. С одной стороны, ей не хотелось казаться глупой, с другой стороны, информации и так было с избытком, переварить бы все до утра.
   Тем временем, молодой человек подозвал официанта и расплатился. Ника, конечно, протестовала, требуя выделить ее долю, но, в конечном итоге сдалась. Оказалось, что спорить с ее новым другом не так уж легко, тем более что на это у нее не осталось душевных сил. Деньги тоже лишними не были. Копить и собирать она не умела, а потому их всегда не хватало.
   Кристиан настоял и на том, чтобы проводить Нику до самых дверей ее дома. На этот раз он не встретил особого сопротивления. Время было позднее, часы перевалили за полночь, а Ника хорошо помнила, как в прошлом году, возвращаясь от подруги, едва успев припарковаться во дворе собственного дома, она стала жертвой какого-то наглого барсеточника. Самое обидное, что случилось это аккурат восьмого марта. Ревела три дня.
   Прощаясь, Кристиан пожал ей руку.
   - Будь осторожна, - сказал он и неожиданно предложил: - Проводить тебя до квартиры?
   - Нет, нет, я сама, - заверила его Ника.
   - Хорошо, - он кивнул головой и улыбнулся, - тогда я пошел. Я еще позвоню.
   - Хорошо, - тоже кивнула головой она.
   Удачи - удачи.

Cвидетельство о публикации 363416 © Аврора Ли 13.10.11 23:17