• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма: Поэма

Похищение "Моны Лизы". Фрагмент юношеской поэмы.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Маленькое предисловие.

   В 1974-м году, при возвращении из Японии во Францию, знаменитая картина Леонардо да Винчи «Мона Лиза» сделала остановку в СССР, и выставлялась в одном из московских музеев, после чего в конце 70-х годов среди советской интеллигенции было модно об этой картине спорить и рассуждать…
   Тогда же, в конце 70-х годов очень популярным в Советском Союзе было творчество поэта Андрея Вознесенского. Из Справочника: «Его лирика отличалась стремлением «измерить» современного человека категориями и образами мировой цивилизации, экстравагантностью сравнений и метафор, усложнённостью ритмической системы, звуковыми эффектами»… Многие молодые поэты, включая и меня, пытались ему подражать…
   И, наконец, первых три квартала 1979-го года мне, 22-летнему парнишке, посчастливилось быть влюблённым (пусть и безответно!) в прекрасную девушку, и чувствовать себя окрылённым, на пике своих творческих возможностей…
    
   Вот эти три фактора и родили мою юношескую поэту «Похищение Моны Лизы», датированную февралём-августом 1979 года, которую я так и не закончил (разлюбив прекрасную девушку, я тотчас влюбился в другую, ещё более прекрасную, и тоже безответно, и начал подражать другим поэтам!), а недавно - случайно нашёл в своём творческом архиве. Не удержался от искушения поделиться со своими читателями этой находкой… Вот этот незавершённый юношеский опус – перед Вами.
    
    
    
    

    

   ПОХИЩЕНИЕ МОНЫ ЛИЗЫ.
   Поэма-бутафория. Подражание N.N.
    
   Нечто вроде пролога с философской прокладкой
   и пороховым дымом…
    
   Мрак нагнетён.
   Тишина.
   Уснул вахтёр.
   Спит охрана.
   Рано
   или уже поздно?..
    
   По тёмному простору коридора –
   воры.
   С ними я –
   в мятом пиджаке,
   с картиной в руке.
   Бег.
   Догонят или не догонят?!.
   Застыли звуки погони.
   В душе звон от собственной вони.
   Не дого-о-о-о-о-нят!..
    
   Кто?.. Некто
   в сером плаще и шляпе,
   стряхивающий пепел на платье,
   извергающий хрипло блевотину,
   скотина…
   Моя совесть.
    
   ЗАЧЕМ Я УКРАЛ МОНУ ЛИЗУ?..
    
   Из музея московского,
   подсыпав охране снотворного,
   я, поклонник Чайковского,
   привидение потное,
   слапал красивую девку,
   сорвал со стены…
   Мало их, что ли, спело-
   огненно-молодых?!
   Как понимаю я мать,
   бегущую за ребёнком!..
    
   Гонка.
    
   Справа блатной,
   слева – блатной.
   Нанял обоих за четвертной.
   Бежим.
   Ножи.
   У меня – пистолет.
   (Они знают?.. Нет!..)
    
   Им моя «Джоконда» до задницы,
   А мне – святыня.
   Они её – иностранцам.
   Позарятся
   на пачку зелени за богиню…
   А я часами глазел на висящую –
   и втюрился
   в блестящую,
   прилизанную сотнями взглядов
   как шлюха…
    
   Мука!..
    
   Впереди авто. Там – воля.
   Теперь смыться...
   И вдруг блатные - за локти…
   Двое:
   «Давай делиться!..»
   Какой делёж?..
   Ошалели, мальчики?!.
   К горлу не надо
   протягивать пальчики!
   Четверной мало?..
   Хотите косую?!.
   Аллилуйя!..
    
   (Они решили, что я безмозглый.
   А я- Иван Грозный!)
    
   Корчатся слепо телами,
   не за столами,
   с забытыми паспортами
   и именами,
   бежавшие четырежды оба
   до гроба.
   Вот и успокоились…
    
   Дымящееся дуло пистолета.
   слегка дрожало…
   Минута эти
   певца взывала.
   Вокруг молчанье
   глухой охраны.
   Мне испытанье –
   сквозь сердце раны…
    
   Зачем пристрелил подонков?..
   Лучше бы – оглушить…
   К чему это всё - так громко?..
   Шума не производить…
   Иначе услышат
   музейные мыши,
   А надо работать
   без стона и криков.
   Стерильно и быстро…
   Без отпечатков пальцев, чисто,
   свидетелей убирая…
    
   …Куда я ?!.
    
   Я, сын ученого и актрисы,
   Поседевший в отелях
   срединоземноморной Ниццы,
   К жизни спуститься порою не смея,
   или – подняться…
   …Пора, пора уж с комфортом прощаться,
   и заниматься самим собой –
   из детства…
   В бой!..
    
   …м-м-м-м-м-м-отор-р-р-р-р-р-р-р-р-р…
   …р-р-р-р-р-р-р-р-ёв-в-в-в-в-в-в-в…
   …в-в-в-в-в-олком-м-м-м-м…
    
   Без остановки!.. Без остановки!
   Твой путь без края,
   Мой путь короток.
   Пусть жизнь злая,
   но я – не робок.
   Заграничную бабу привезли в Москву
   на денёк,
   от силы на два
   всего,
   а я уволок –
   и дела…
   Всё!..
    
   …Закрываю дверь,
   картину – на стол.
   Баста!..
   Будешь моей… Королевой?..
   не наше слово!..
   А просто – девкой!..
   Жадной до поцелуев,
   грешной,,.
   Земной!!..
    
   Не надо электричества!..
   Зажигайте свечи…
   У ног Её Величества
   я – вечен!
    
   С души, страдая, сбрасываю маски,
   и есть с чего…
   Люблю картину не как краски -
   как женщину…
   …Оживи, прошу!.. Хоть на мгновенье
   усмехнись, живая!..
   Пред тобою на коленях
   умоляю…
    
    
   Ночь. Час первый. Любовь.
    
   Посидим-подумаем,
   глядя друг на друга.
   Улыбайся лукаво,
   подруга.
   В уголках рта таятся
   усталость и нега.
   Взгляд – с загадкой.
   Примерно так смотрят на человека,
   который гадок,
   отвратителен до безумия,
   ненавистен до конца,
   до последней капли…
   Так смотрят на господина,
   у которого – плётка!..
    
   С такими глазами
   в окно впускают…
   С такими глазами
   детей рожают!
   Сколько их у нас будет,
Cвидетельство о публикации 358482 © Куземко В. В. 25.08.11 16:56