• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Юмор
Форма: Рассказ

Футурама по-русски

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   
   Когда Геша Охрененко учился на втором курсе, их группу послали в колхоз. В начале семидесятых никто не мог лучше собирать в бурты картошку, чем студенты-физики. Ну, разве что программисты сахарную свёклу.
   
   В деревне Мурцовке горожанину Охрененко очень не понравилось. В первый же день с утра он поскользнулся на коровьей лепёшке. Мало, что ушибся, так ещё и перемазался. В столовой на обед ему подали миску щей, в которых весело купались две мухи. А вечером местные юноши двинули по морде за то, что вздумалось ему в одиночку по речному бережку прогуляться.
   
   На следующий день у Охрененко сломалась лопата, и хромой бригадир по прозвищу Шлёп-Нога направил невезучего в мастерскую. В мастерской народный умелец дядя Лёша сходу заявил, что без бутылки лопаты ему не починить. Не получится! Геша побежал в магазин. А через час вышел из мастерской в обнимку с дядей Лёшей, размахивая всё той же сломанной лопатой. Дядя Лёша нервно плакал и костерил матюками неведомую напасть - колорадского жука, погубить которого может только новейшее средство «Дихлофос». Но в сельпо-то его нет! Геше удалось, наконец,  оторваться и улизнуть от плачущего лишенца "Дихлофоса". Шлёп-Нога выдал студенту новую лопату, назвал «нашим человеком» и отправил спать в общежитие.
   
   Геша, не так уж сильно и пьяный,  брёл через село к своей койке. Навстречу попался тощий водовоз на тощей кляче. Ковыляла скорбная бабушка с увесистой сумкой… Геша помог ей, и бабушка угостила его яблоком.  Душистой жёлтой "антоновкой".    
   Геща плюхнулся на панцырную койку, взгрыз блестящую  яблочную кожуру  и задумался. Он с содроганием представил себя на месте водовоза. Или Шлёп-Ноги. Или бабушки с сумкой. И стало ему вдруг так жалко всех деревенских! Даже вчерашних обидчиков. И дал тогда себе слово Охрененко, что свой талант направит он на облегчение тяжкой доли селян. Создаст, например, такой аграрный роботокомлекс, в котором человеку картошку только есть и  достанется.   А всё остальное - роботы!  И сажать, и удобрять, и окучивать, и с поля возить!  Роботы будут жить в большом ангаре, сами за собой следить и чистоту поддерживать. А колхозники в это время книжки читать будут, спортом заниматься... Геша, исполненный благородных помыслов, тихо уснул. До тех пор, пока ребята с поля не вернулись.
…Слово своё знаменитый профессор трёх университетов и академик кучи академий Геннадий Петрович Охрененко сдержал. В начале 21 века передал он своему любимому ученику Карапеше Тер-Охреняну несколько «флэшек», внутри которых были все его расчёты, формулы, схемы и проч., наказав полигоном для испытаний сделать деревню Мурцовку. Передал и отправился в специальную клинику, где людей на время замораживают. Знал профессор, что за отпущенное ему природой время не успеет он на плоды заветных, главных трудов своих посмотреть, а хотелось! Вот и решил Геннадий Петрович кончину свою лет этак на сотенку оттянуть. Деньги у Охрененко, слава Богу, водились, и с директором клиники договорились они быстро. Геннадий Петрович законсервировал столичную квартиру, сунув под кровать несколько золотых кирпичиков на далёкое будущее (все остальные свои средства он завещал Тер-Охреняну), и со спокойной душой поехал в клинику. Ломать руки над ним было некому - жена сбежала двадцать лет назад, когда Геннадий Петрович ещё не получил международного признания и не был богат, а дети в ус не дули где-то за океаном.
   
   …. Летом 2111 года по деревне Мурцовке шагал немолодой человек в костюме забытого покроя. Вокруг торчали, как гнилые зубы, полуразвалившиеся дома. И только впереди, где раньше была мастерская, сиял на солнце большой, лёгкого металла, ангар. К нему и двигался размороженный Геннадий Петрович Охрененко. Вдруг под ногами поехало, и Геннадий Петрович понял, что падает. Он поднялся, кряхтя и поругиваясь. По левой брючине расползалось жирное пятно машинного масла. С дороги, ведущей с поля, выкатился лёгкий самодвижущийся механизм, к верхней части которого была кое-как прикручена проволокой большая канистра. Механизм подъехал к профессору и поздоровался.
   
   - Я - робот-универсал РУО, адаптированный к местным условиям. Вожу ребятам в поле смазку для механической части!
   
   Профессор растерялся.
   
   - Помню такого… Но ты ведь был мною не для перевозки канистр задуман… Местные условия, говоришь... Ладно, разберёмся, кати дальше!
   
   - Команда принята, качу дальше!
   
   Робот-масловоз, обдав Геннадия Петровича пылью, рванул в сторону ангара. Профессор передумал идти за роботом. Он решил заглянуть сначала на картофельное поле. Оно было недалеко.    
   По зелёным рядам равномерно двигались мелкие роботёшки и прыскали на кусты из прозрачных сосудов чем-то вонючим. И знакомым! Навстречу Геннадию Петровичу выдвинулся человекообразный робот, крупнее прочих. Он, припадая на левую суставчатую конечность, подковылял к профессору и представился:
   
   - Здравствуйте! Я - робот-овощевод Охрененко, или РОО. На поле идёт химическая обработка против колорадского жука. Человеку грозит опасность отравления!
   
   - А чем травите-то?
   
   - Дихлофосом! За прошедший век было испробовано множество средств, но к желаемому результату ни одно не привело. Мы решили синтезировать старинное средство, против которого жук уже успел потерять иммунитет.
   
   - И что, дохнет?
   
   - Дохнет пока!
   
   - А почему хромаешь?
   
   - Повредил шарнир. Робот-механик РМО заменит, когда я приготовлю для него дурную микросхему. Извините, но мне пора. Младшие роботы сбились с ритма.
   
   Весь в нехороших предчувствиях, Геннадий Петрович заспешил к ангару.
   
   В просторном зале его встретило ещё одно его детище, трёхрукое. Профессор пустился на хитрость:
   
   - Здравствуйте! У меня тут возле деревни машина сломалась, а я в технике не разбираюсь. Поможете?
   
   - Две дурнушки!
   
   - Простите, не понимаю…
   
   - А чего понимать! Запасную микросхему ОКД, отвечающую за координацию команд и действий, выдерживаешь пару суток в тёплом сахарном растворе грибка дрожжевого, а потом заменяешь ею ту, рабочую, что в головной части находится. Восприятие окружающей действительности моментально усиливается в лучшую сторону!
   
   - Но у меня нет таких схем!
   
   - Тогда не буду!
   
   - Но ведь главная заповедь робота - помогать человеку!
   
   - В условиях деревни Мурцовка стереотипы поведения роботов необратимо меняются! Людей - тоже! Мы ещё успели их здесь застать и зафиксировать этот факт. А теперь тут остались только мы да колорадский жук, х… знает, откуда он вообще берётся! Здесь, в Мурцовке, действует не изученный пока некий закон природы. Или явление, если угодно. Лет сто мы ещё продержимся, но потом иссякнут наши запасные части, материалы и источники энергии. Нам просто не из чего будет самовоспроизводиться!
   
   - Постойте, а люди вас разве не навещают?
   
   - Вы - первый!
   
   - А для кого же вы картофель выращиваете?
   
   - Часть - на семенной фонд, часть - на утилизацию.
   
   Профессор вышел из ангара в состоянии тяжкого уныния Он направился к реке. Вид текущей воды всегда приводил его мысли в ровный строй. Едва он ступил на берег, как из кустов ивняка выкатился кругленький роботочек, отвечающий, насколько помнил Геннадий Петрович, за очистку воздуха от пыли. Начинённый, без сомнения, схемой-дурнушкой, этот наглый пылесос едва не огрел профессора по лбу рукой-шлангом, но промахнулся. Охрененко ловко схватил обидчика за шланг, раскрутил и забросил на самую середину речки. Зрелище гребущего гибкими конечностями к берегу робота развеселило профессора, и он захохотал так, будто сто лет не смеялся.
   
   Он вышел к околице, забрался в салон взятого напрокат автомобиля, фиг знает, на каком топливе они теперь работают, и нажал на кнопку «горячий кофе». На откинувшуюся панельку тут же выкатилась симпатичная чашечка с напитком. Профессор взял её в руки и уже собрался отхлебнуть, как с ужасом увидел, что в чашке весело купаются две мухи…
   
   Вечером Геннадий Петрович Охрененко вытащил из-под кровати пару золотых кирпичей и поехал в знакомую клинику, к её новому директору. Он решил в ней ещё поваляться, до тех пор, пока другие учёные не разгадают тайны деревни Мурцовка. Самому ему заняться этим вопросом не хотелось!
Cвидетельство о публикации 357230 © Крысина А. И. 11.08.11 05:55

Комментарии к произведению 4 (5)

Умеешь, Ларис, сказку сделать былью и наоборот!)))

Ещё б и в жизни научиться!)))

Тему конкурса Wall’X текст не совсем отображает, тут скорее робот из-за человека попадает в ситуасьён, но исполнение позволяет закрыть на это глаза, бо по части абсурдности и юмора всё здраво. Умом Россию не понять. :)

Заявка принята.

Спасибо большое!

Какой технологичный рассказ! И даже нанотехнологичный!

А двух весело купающихся мух я сразу заприметила, и счастлива была снова увидеть их в финале.

Спасибо! Опять же Зина Пурис меня подвигла - она обнаружила конкурс на юмористическимй рассказ о роботах, ну, и я за ней. Да, кстати, о чудесах техники - новое колесо на прошлой неделе своими глазами в Гагаринском видела. Издали ничё, весёленькое. А вообще Самара поразила грязью и неухоженностью. Во что такой замечательный город превратили, и как быстро-то! (это не к Вам).

Оттого-то, наверное, что в мэрии и администрациях все сидят - стихи пишут, да рассказы... Денюшки-то все под новую набережную списали.

Лицезрели и набережную за синим забором. За ним денюшук не видать!