• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Публицистика
Форма: Статья
О современной социально-репрессивной политической системе России

ЗА ДРУГИ СВОЯ

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   З А Д Р У Г И С В О Я

   Итак, руководствуясь бездушным принципом устрашения вся наша правоохра-нительная система, сложившаяся в период разгула ЧОН-ов , вновь стремится, чтобы каждый преступник сидел в тюрьме. Однако принудительно, а зачастую и совершенно необоснованно отправляя граждан в тюрьму, государство, как прави-ло, преднамеренно исключает их из единого генетического и экономико-культур-ного пространства, хорошо понимая при этом, что по законам психологии, кото-рые известны еще со времен Френда и изворотливого Адлер, после 7 лет пребыва-ния человека в местах лишения свободы у него уже нет возможности изменить «запрограммированный ментами» модуль, а точнее «условный рефлекс» своего мышления и таким образом, в силу объективных причин православный христиа-нин становится постоянно зависящим от дотаций, предоставляемых государством.
   Давно и хорошо известно, что большевики, как правило, оперировали такой универсальной категорией, как класс. В силу такой узкопартийной специфики пра ва личности всегда отступали перед правами коллектива на 2-й план и носили сугубо классовый характер, а всякое равноправие связывалось исключительно только с рассовой и национальной принадлежностью каждого конкретного чело-века. Таким образом, искусственный отрыв политических и социальных прав от прав гражданских (неприкосновенность личности и жилища, тайна переписки, права на участие в выборах центральных и местных органов власти и т.д.) лише-ние или значительное ограничение прав так называемых нетрудовых - «буржуаз-ных» элементов Советского однопартийного общества фактически торпедировали «преимущества» советской классовой демократии перед буржуазной общенарод-ной демократией. Сложившееся положение значительно усугубляло и то, что ра-боте советского государственного механизма большевики (коммунисты), как правило, должного внимания не уделяли - наивно полагая, что при социализме госаппарат должен был, в недалеком будущем исчезнуть вообще. И огромный аппарат, оставленный без контроля, системы сдержек и противовесов буквально в течение нескольких месяцев «сожрал» все остальные политические институты, что фактически исключило возможность каких-либо эмпирических дискуссий, убедительно доказав достоверность вывода наших основоположников о том, то «Бесконтрольность - смерть нашего государства!»
   Используя богатейший - негативный опыт «Советской репрессионной машины», которая во имя статуса СССР, как Великой Мировой Державы держала полуго-лодную страну в страхе и нищете, конфисковала у людей свободу; тюрьмами и дурдомом, свинцом и транквилизаторами «заклеила» недовольные рты, но оста-вила у населения эфемерную иллюзию, что богатства земли: нефть и газ, лес и рудники, заводы и фабрики принадлежат всему народу, а затем вдруг неожиданно под политическим прикрытием «титулованных медведей» в два притопа, три при-хлопа все богатства страны и судьбы ее людей неожиданно передала в руки воро-ватых олигархов, хорошо понимающих этическую ущербность содеянного, что и вынуждает их в пожарном порядке убирать из России свои капиталы за кордон, бояться ответственности перед страной и ее народом за все содеянное.
   Вот почему уже двадцатый год подряд на наших глазах разыгрывается позор-ный, трагикомический фарс, в котором бывшие функционеры милицейско-пар-тийного режима столь же бездушно и слепо, но планомерно и окончательно утеряв от политической эйфории рассудок, продолжают манипулировать общест-венным мнением в собственных шкурно-криминальных интересах, ради спонтан-но растущей в стране коррупции и неудержимого грабительства, как населения, так и природных ресурсов русского государства в неисчислимых масштабах. Это стало возможно только потому, что православные нравственные ценности нашего народа и его духовные устремления чрезвычайно высоки, что объективно конста-тировал наш земляк, подчеркнув, что
   «Род наш нехитрый, нельстивый и чувственный,
   С сердцем открытым и русской душой».
   И теперь вся эта завышенная православная доброта и христианское правдолюбие неизменно порождают конфликт с властью, конфликт русских с иным населением страны. Этот конфликт возник еще во времена «Русской смуты», когда восторже-ствовала «Богу угодная правда» Минина и Пожарского, ставшая всенародной правдой. Ее продолжением, а точнее «апогеем» явилась «Февральская правда» революционеров-разночинцев - 1917 года и как последний - несокрушимый девятый вал - Октябрьская народная правда 1917 года, объявившая : землю — крестьянам, заводы и фабрики - рабочим. И вот именно эта - «последняя правда» вызвала к активной, политической жизни многочисленное племя ярых и неисто-вых бойцов, поверивших, как в истину в возможность защиты жизненно важных устоев героического русского народа, спасения православной цивилизации. Вот их-то власть, породившая намеренно и последовательно выбивала целое столетие тюрьмами и ссылками, депортацией и партийными исками, раскулачиванием и тотальным шельмованием в совдеповских судах, идеологическими преследова-ниями и откровенной травлей, дурдомом и войной. Все средства были хороши, чтобы унизить и сбить с толку, с жизненного пути неуступчивых правдолюбцев.
   За годы «хрущевской оттепели» и правления сердобольного Л.И.Брежнева, чеки-сты уже не могли действовать открыто; разбойно-чоновскими методами и поэто-му стали выставлять правдолюбцев изгоями общества, которых направленно пере воспитывали в дурдоме с помощью наркотиков и транквилизаторов, впервые в истории России люди стали объектом медицинских исследований. Столкнувшись с бешенным сопротивлением властей правдолюбие утратило свою первозданную привлекательность, и его нравственный максимализм, с подачи милицейско-пар-тийного руководства стал вызывать в люмпинизированном обществе раздраже-ние, а чистота нравственных помыслов воспринималась, как брюзжание фанати-чных самоистязателей. Это отчетливо видели и хорошо понимали сотни милли-онов людей, как в СССР, так и стран народной демократии, проявившие абсо-лютное равнодушие к чужой судьбе-участи, исходя из того, что «своя рубашка ближе к телу» и пусть их публично упрекнет в постыдном-еретическом равно-душии всякий, кто готов рисковать собственной жизнью и здоровьем: «За други своя!» Мы должны навсегда усвоить, что равнодушие, как правило, санкцио-ни-рует репрессии и рассказывать об этом другим, ибо, репрессии это не история, а точнее, далеко не история и поэтому люди должны знать и помнить, что только в Германии, Румынии и Ираке диктаторов обоснованно привлекли к ответственно-сти за геноцид, а во многих иных странах продолжается постыдно- трусливое за-маливание репрессий, что собственно представляет собой одну из форм мстите-льного, трусливо-скрытого провоцирования репрессий.
   Поэтому самоотверженная работа по информации населения о репрессиях это - политическая работа и важный участок общественно-политической деятельности в общем спектре борьбы с репрессивной машиной, которая все еще действует в РФ и именно с этим фактором связана вся острота проблемы. Маршал Брежнев хорошо знал и поэтому объективно оценивая работу фискальных структур стре-мился как-то гуманизировать работу правоохранительных ведомств. С помощью министра Федорчука и генерала Мельника он пытался удержать милицию в поч-тении к власти и народу Великого Государства. К сожалению, власть уже оконча-тельно прогнила и никто не мог ограничить своеволие и правоиспользование ра-ботников правоохранительных структур.
   Напрасно министр Федорчук и генерал Мельник меняли начальников главков, чистили органы правопорядка, создавали интеллектуальные политотделы и пыта-лись поднять, оживить культуру оперативно-розыскной деятельности, им не уда-лось выполнить соответствующее требования Л.И.Брежнева, Политбюро и Ю.В. Андропова «Об укреплении порядка в органах и стране».
   Случайно принявший власть над партией и государством Горбачев М.С. старался не упоминать имени Андропова Ю.В., предать забвению Л.И. Брежнева. Его ам-нистии для бандитов и грабителей вызвали ликование прозападных журналов и газет: «Конец Гулага» - кричали заголовки журнальных статей, но при этом ник-то не вспомнил «О миллионах жертв политических преступлений милицейско-партийного режима, так как одновременно с отменой устаревшей центральной цензуры, не только сохранилась, но и в ряде случаев активизировалась региональ-ная цензура, которая с ведома региональных властей' практически осталась нетро-нутой, иначе и быть не могло, ибо правление большевиков превратило страну в единый «трудовой лагерь», населенный не людьми, а Советским народом и в ре-зультате Россия, как «Титаник» в океан, стала погружаться в пучину безвременья, безверия и преступности. По данным горбачевского ЦК в стране не работало 12,5 миллиона человек, 14 миллионов учились в ПТУ, в тюрьмах и иных местах лише-ния свободы, мест не хватало, число осужденных к уровню 1977 года увеличилось в два раза, на учет в картотеку МВД СССР было поставлено 2/3 граждан СССР, 30% граждан освободившихся из мест лишения свободы настойчиво заявляли и заявляют до настоящего времени, что никогда и нигде не совершали никаких пре-ступлений, поэтому сведения о стремительном росте пресловутой преступности были основательно засекречены. Оппозиции в стране практически, никакой не было. Милициейско-партийные боссы консолидировались и затравив правдоиска-телей, как наиболее жизнестойкую народную оппозицию, уже ничего и никого не боялись, действовали нагло, совершенно открыто и бесконтрольно и наконец, окончательно разложившись, и спившись, вобрали в себя преступные - чужерод-ные элементы, сомнительные, зарубежные, дикарские ценности, что собственно и привело к полному развалу социалистической' по форме, государственно- бюро-кратической по содержанию системы, гибели Советской власти и Государства.
   Исправить или хотя бы как-то затормозить сложившуюся ситуацию было совер-шенно невозможно, так как КГБ всегда был - «щит и меч» партии. Однако, спра-ведливости ради следует помнить о том, что доля выходцев из милиции и КГБ во властных структурах в период всевластия Советов никогда не превышала 11% (данные РАН), а сегодня по информации «Московского центра исследования элит» свыше 80% ведущих политических фигур на региональном и федеральном уровнях так или иначе были связаны с деятельностью КГБ или ФСБ, что собст-венно и помогло похоронить многовековую мечту славянских народов «О куске хлеба каждому страждущему». Поэтому конфликт общества с властью не только сохранился, но и всемерно разрастается, как извечный конфликт с ней «Русского православного правдолюбия», что и определяет необходимость для ожиревшей от народного горя бюрократии сосредотачивать в руках чекистов практически нео-граниченную власть с помощью надведомственных правовых актов, к числу кото-рых относится и рядовое - техническое постановление «Об оперативно- розыск-ной деятельности фискальных структур, родившееся в подвалах МВД и Лубянки, в соответствии с которым теперь можно беспрепятственно прослушивать мобиль-ные телефоны. Однако, ловкое «постановление» в эмпирическом смысле не отме-няет необходимости судебной санкции на перлюстрацию и прослушивание теле-фонных разговоров. Таким образом, названное Конституционное требование, пре-бывая как бы в латентном состоянии остается в целости и сохранности выполняя лишь роль «государственной декларации», но санкция суда инспектору милиции и работникам иных правоохранительных структур теперь больше не требуется.
   Руководствуясь надведомственными приказами и постановлениями спецслужбы практически получили никем не ограниченный доступ к любой интересующей их информации без ведома оператора, что обуславливает возможность свободной продажи на рынках и вокзалах служебных и иных компакт-дисков, содержащих информацию о гражданах, т.е. тех сведений, которые неустанно, за народные деньги собирая тиражирует налоговая инспекция, милиция и иные силовые струк-туры, что в порядке исполнения норм материального права обстоятельно дока-зывает преднамеренное нарушение требований Конституции России.
   Тиражируя диски, содержащие служебную информацию о гражданах, банки и фискальные ведомства одновременно тиражируют и иные отдельные случаи вро-де того, который имел место в Нижнем Новгороде, где налоговые органы сфабри-ковали формальную претензию к общественной организации, а затем руководст-вуясь пресловутым желанием борьбы с терроризмом - пропечатали интервью в муниципальной прессе и стали потихоньку «лепить» уголовные дела с помощью досужей милиции, которая вот уж двадцатый год прочно стала на путь правоис-пользования.
   Идентичная ситуация имела место и в г. Орле, где налоговики пытались прист-рунить «Союз реалистов». Таким образом, в целом власть правильно понимая и объективно оценивая сложившуюся в стране ситуацию, но уверенная в фунда-ментальной порочности своих позиций, активизировалась и предпринимает ряд шагов, направленных на раскол общества, преднамеренно, с корыстной целью будоража сознание законопослушных граждан.
   К этому относится и всякого политического прикрытия кампания по монети-зации льгот и откровенная выдумка с изменением набора свободных от работы дней, изменение правил выбора губернаторов, что с обидой восприняли в мусуль-манских регионах страны и отмена транспортных льгот для лиц, которые посвя-тили служению Родине жизнь, отдали свое здоровье на благо и процветание рус-ского государства. Это стало возможно только потому ,что наши судьи абсолютно убеждены в том, то они идут в процесс защитить интересы государства, как са-мый высокий интерес Родины. Для них государство не является равноправным участником процесса и потому не может быть стороной абсолютно равноправной с иными участниками процесса. Для них государство - «заказчик», а суд - «Совде-повский портной», на этом стоял и стоять будет весь политизированный судебный корпус, который у нас формировался на протяжении долгих и мучительных реп-рессивных десятилетий. Не секрет, что все председатели мало-мальски значимых судов, которые определяют текущую судебную политику это - совдеповские су-дьи, которые без потерь вернулись в родное и благодатное «судебное стойло», где получая жирную зарплату, чувствуют себя комфортно. В целом они теперь живут значительно лучше, чем в Совдеповские времена, так как к зарплате по справед-ливому замечанию известного юмориста : «имеют еще кое-что». Так было и так будет до тех пор, пока бездушно и обильно финансируются репрессивные ведом-ства, которые формально вроде бы и «решают» вопросы борьбы с преступностью, а с токи зрения норм материального права фактически ее насаждают, что и опре-деляет необходимость в эмпирическом плане сделать так, чтобы государство ут-ратило возможности «злой мачехи» и руководствуясь Конституцией РФ устано-вило для наших судей такую же зарплату, которую «получает» Британский коро-левский судья, что обеспечит рост взаимопонимания граждан и государства. Но до тех пор, пока Дума не разработает и не примет соответствующих законов, Русь не в состоянии решить проблему гармонизации человека и государства. Это ста-нет возможно только тогда, когда человек перестанет быть объектом репрессий со стороны государства. Главная трудность состоит в том, чтобы опираясь на право-славие, преодолеть принцип устрашения, который сегодня явно доминирует в работе всех наших правоохранительные структур и который наиболее рельефно проявляется в деятельности милиции, которая охраной общественного порядка практически не занимается, и проводя тотальную репрессивную политику факти-чески - революционным путем ведет перековку нормальных законопослушных граждан в национальных преступников, что собственно и определяет рост числа граждан, пребывающих в местах лишения свободы, а число лиц, поставленных на криминальный учет за период с 1917 года достигает сотен миллионов и неудержи-мо стремится к 0,5 миллиарда человек.
   Принцип устрашения, как способ и метод решения проблемы преступности на генетическом уровне укоренился в сознании каждого работника фискальных стру-ктур и зиждется на их фундаментальном неверии в то, что разобравшись в каждом конкретном случае можно снять клеймо преступника с абсолютного большинства наших дорогих сограждан. Произвол милиции со всей очевидностью показывает, то никаких внутренних инструментов защиты прав у граждан не осталось, а наши «красные», находясь в оппозиции с удовольствием болтают о демократии, но как только становятся у руля власти, то избирают путь репрессий, следовательно в идейном смысле они абсолютно идентичны «Ирландской Армии», «хамас», и «Итальянских красных бригад», что и определяет необходимость на законода-тельном уровне увязать наше правосудие с социально-гуманитарной практикой. Однако до тех пор, пока единственным фактором управления остаются репрессии, в стране нет и не может быть разных способов реагирования на правонарушения. Принятие иного законодательства означает ограничение репрессивной сущности государственной правоохранительной машины, получившей, как известно в теку-щий момент «русской истории» второе дыхание.
   Наша судебная система, доставшаяся в наследство от Совдепии построена так, что за любое преступление человек отвечает перед государством, несмотря на то, что преступления разграничиваются на: преступления против государства и про-тив личности. А вот перед личностью-то правонарушитель фактически никак не отвечает и в результате получается, то «Преступник» и осужденный за преступ-ление против личности, совершенно безразлично относится к потерпевшему, что фактически санкционирует изоляцию потерпевшего от правоохранительных ве-домств и поэтому жертва преступления (й), как правило, негативно относится к правоохранительным органам и до тех пор, пока вопросы борьбы с преступ-ностью будут решаться с помощью репрессивной политики устаревшей госу-дарственной правоохранительной машины, сохраняется необходимость реши-тельного обновления компетенции судов и всех иных правоохранительных струк-тур. Поэт Богатырев оценивая сложившуюся ситуацию справедливо констати-ровал:
   «Беда не в том, что судьям всем и челяди
   Доступен жирный ананас,
   А в том, что судьи тащат в нелюди
   Детей, растущих возле нас».
   При этом нам следует оптимально усвоить тезис о том, то государственная ре-прессивная машина подлежит не коррекции и косметическому ремонту, а фунда-ментально нуждается в реконструкции, что позволит в целях купирования пресс-тупности создать на базе МВД РФ Федеральную службу охраны общественного порядка - ФСООП, идентичную институту «квартальных» и «околоточных» над-зирателей, которая будет всегда готова к возникновению проблемных ситуаций и их неотложному решению, что позволит развитие конкретных конфликтных ситу-аций направить в русло «православной нравственности», так как православие это и есть то, что объединяя людей, формирует у них взаимодвижение, вооружая их научно-конфессиональным идеализмом, в т.ч. даже самую прагматичную часть нации, и таким образом направленно формирует фундамент общей морали, нап-равленной на консолидацию нации, укрепление и развитие государственного строя России и в этом случае суды могли бы играть существенную роль.
   Следует помнить, что главным и последним звеном в организации и практике правоохранительной деятельности была, есть и будет работа, направленная на предупреждение преступности, с которой успешно справлялась полиция импера-торской России, опираясь на квартальных и околоточных надзирателей. Что же касается нашей «репрессивной милиции», то она практически работает в диамет-рально-противоположном направлении, настойчиво и изобретательно уклоняясь от охраны общественного порядка, хорошо понимая при этом, что репрессии только культивируют преступность и осложняя криминогенную обстановку, фор-мируют революционную ситуацию в стране и регионах.
   Уже давно не секрет, то милиция (полиция), настоичиво охраняя свои порочные ведомственные привилегии, благодушно относится к росту преступности, что по-могает ей значительно увеличивать численность своих рядов и зарплату.
   Известно, что еженедельно милицейское начальство организует пятничные и иные рейды, которые давно уже приобрели характер чоновских облав, в период которых личный состав РОВД УВД, обряженный в добротное обмундирование, не спеша прогуливаясь или бесплатно катаясь на служебном транспорте, «гребет» и отправляет в РОВД всех, кто не понравился или просто скромно одет, с вокза-лов, рынков и площадей города, а в это время в Богом забытых улочках и пере-улках идет бойкая торговля «курительным зельем» и «ширевом» (наркотиками), разбавленным одеколоном. Наш народ уже давно освоил ментовскую тактику и поэтому в пятницу, спасаясь от облав, добровольно и гурьбой покидает централь-ные улицы, площади города, которые осваивают вальяжные, кабинетные менты и наблюдая из укромных мест, подворотен за действиями милиции энтузиасты ин-формируют своих соседей о ситуации, а доморощенные поэты, веселя публику читают свои замечательные стихи: «Тихо шинами шурша, менты едут не спеша», что собственно вызывает откровенный восторг работного люда.
   И только там в заброшенных сараях и тенистых уголках дворов можно спокойно обстоятельно обдумать минувшие трудовые будни, остограммиться со старыми и добрыми друзьями, соседями, обсудить достоинства и неповторимый аромат пи-рожков с картошкой, капустой, отведать шипящего, как шампанское кваса, приго-товленного добрейшей хозяйкой.
   Наученные горьким опытом люди хорошо понимают, что в нашем неспокойном мире нет ничего постоянного, все течет и все изменяется, и только идеи, дарован-ные Богом живут вечно!
   Анализируя многогранный опыт работы милиции в двадцатом и текущем столе-тии, сравнивая его с практикой полиции Европейских государств, Японии, Авст-ралии и т.д. понимаешь, что страх и мстительность, ненависть и агрессию, вот что рождают наши правоохранительные органы, поэтому судьи вынося тот или иной вердикт уже давно не верят в то, то наказание исправит преступника, а после суда осужденный с болью сожалея о том, то проговорился или, что его откровенно сда-ли, пойдет в лагерь, а его «жертва» домой с комплексом незаслуженной и неотом-щенной обиды.
   Пройдут годы, потерпевший и осужденный с явным неудовольствием встретятся вновь, что в общем-то наиболее полно отражает содержание ментовской доктри-ны «борьбы противоположностей». Так зачем же мы пришли в этот мир? Чтобы с чоновским бездушием порождать злобу, а агрессией конфликты, болью боль? А если не за этим, что почему не начать шаг за шагом исправлять звериный оскал Совдеповской милиции, который собственно и определяет неудержимый рост преступности, генетический регресс,- государство образующего русского право-славного народа.
   Нам уже давно пора усвоить социально-правовой постулат: «...не навреди!», который должен стать определяющим по отношению к Богом избранному право-славному народу.
   Мы должны хорошо понимать, что «Православие - государство образующая идеология», с помощью которой можно не только укрепить, но и определить нап-равление прогрессивного развития: народа, власти и государства.
   И если всю нашу жизнь оценивать с точки зрения «Православного бытия», то следует признать, что изложенное представляет собой истину, которая открывает путь к Богу. Аминь!


   Валерий Кокин










Cвидетельство о публикации 355972 © Кокин В. И. 29.07.11 17:04