• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Летите ангелы! Летите! Порхайте, взмахивая марлевыми крылами. Здесь вам уже нечего делать. Нет тут былого счастья, но лишь горести и труды. А трубные гласы - шум. И пыль, думаю я, возвращаясь к своим абрикосам, временно примирившись с полным отсутствием мирового гуманизма. Он не выживает в нашем подлунном мире, этот рахитичный ребенок неизвестных родителей, вымирает повсеместно, кратковременно сверкнув никому не нужными утверждениями.

Корова абрикосовой масти

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   На реке хорошо. Вода игриво шлепает борт нашей лайбы. Звук от этого получается такой веселый, что в голову лезут всякие пакости. Я сижу, свесив ноги к воде, и, ухмыляясь своим сальным мыслям, ем абрикосы. Их у меня полведра. Огромных таких колеровок с нежными апельсиновыми боками. С мякотью пропитанной летом чуть кислящей ближе к кожуре. Свет! Свет летает надо мной. Слепящий и назойливый. Плотное марево висит у реки, и на этом сохлом берегу и на том, на котором еле видно плещутся городские отдыхающие. Их хохот и крики медленно плывут сквозь световые годы, отделяющие нас, чтобы затем погаснуть у пристани.

   Сколько там того человечества? Пара- тройка миллиардов? И эта цифра растет, я думаю. Потому что создатель не сидит на месте. Он трудится, смахивая пот. Ну, зачем, Господи? Зачем? Да затем что каждому необходим собеседник, мудро отвечает он, даже если человек того не хочет. А потом воздевает руки. Или что там у него вместо них?
   Впрочем, неважно, мне-то собеседник не нужен совершенно, но стараниями творца всего сущего пара-тройка миллиардов уже топчется за моей спиной. И напирает друг на друга в задорном пионерском желании.

   - Сынок, ты катер ждешь? - по дебаркадеру шоркается бабушка с табуреткой перевязанной изолентой и мешком. К ногам ее приросли громадные калоши. А на голове навернут ослепительный зеленый и непременно теплый в эту жару платок. Такой теплый, с начесом синтетических нитей одуванчиковой порослью торчащих в стороны. Так, на всякий случай, потому что к зиме никогда никто не готов. Она неожиданна эта зима, и хватает тебя за тестикулы именно в тот момент, когда ты этого не ожидаешь, в самую теплынь и негу, от которой плавится все, и ощутимо обгорают плеши, стыдливо глядящие из-под редких волос.

   - Не, бабуль .. – я вежливо плюю косточкой в воду, стараясь разглядеть куда она упадет, но река бликует и мне ничего не видно.

   - А на Краснополье когда катер?

   - В четыре вроде, там вон расписание, – киваю на прицепленную заржавелыми кнопками и потрепанную атмосферой картонку. На ней уже давно ничего не видно, но все знают, что веселый краснопольский кораблик отходит в четыре. А если он не отходит, то значит на дворе зима или ядерная война. И еще может быть, что капитан опять сел на сутки. И не дай бог, если все эти три обстоятельства соединятся воедино! То есть: зима, ядерная война и капитан на сутках. В этом случае краснопольцам не позавидуешь. Их вековой уклад будет разрушен, оставив унылые развалины по которым будут бродить глубокомысленные археологи. А рынок, основное место обитания опустеет, сделав ведра колеровок с нежной кислящей ближе к кожуре мякотью недостижимым блаженством для всех.

   - А сколько сейчас?- старушка старательно разрушает мое безделье. Ей скучно в этом пустом мире, безнадежно скучно. Она хочет обладать хотя бы толикой бесполезной информации. Потому как у нее табуретка и таинственный мешок, содержащий, судя по всему килограммов пятнадцать семечек. Она благодарный слушатель и даже если бы я ответил на суахили, добавив пару абзацев из учебника по квантовой механике, она бы обрадовалась. Нет ничего проще разговоров со стариками. Но я отвечаю по-русски и скупо, потому что я, во-первых, свинья неблагодарная, а во-вторых - мне лень.

   - Без пятнадцати, бабуля.

   На фоне неба моя собеседница выглядит темным силуэтом, смахивающим на самурая в нелепой обувке. Ее тысячелетняя голова видевшая многое и много помнящая, например этого жирного, в сальном треухе из собачьей шкуры, как то бишь, его? Мамая, да. Эта ее голова полная вопросов признательно кивает, как если бы я сообщил ей для чего мы все- таки имеемся под луной, для чего рождаемся, растем, совокупляемся, думаем, женимся, совершаем прочие глупости и, в конце концов, умираем. Весь этот высший смысл нашего существования сосредоточенный в моих устах

   -Гм,- старушка виснет, обдумывая, каким вопросом меня занять. Их миллиарды и выбрать соответствующий нелегко. Ее интересует многое: вечный диссонанс между покупкой мешка пшена и суповым набором из костей археоптерикса, энтропия, геморрой, вековой ревматизм и прочие обстоятельства, что существуют параллельно нам и этой вяло кипящей реке. А я беспечно кусаю абрикосу, пока собеседница думает, сок течет по подбородку, делаясь неприятно липким.

   Молчание, тяжкий крест всех тех, кому нечего сказать затягивается надолго. Утопая в слепящем свете и хлюпанье воды. И окончательно гибнет, когда дебаркадер под нами не начинает медленно покачиваться, потому что со стороны города подтягиваются громогласные и краснолицые по случаю жары и рюмочной «У Анжелы» краснопольцы. Каждый волочет что-нибудь, даже малые дети, и те нагружены полезностями.

   Они варвары, эти простые люди. Конаны, Аттилы и все остальное, что приходит на ум. Их незамысловатое мышление и мораль и есть та правда, ради которой хочется жить, поглощая абрикосы. Солнце светит, река протекает под ногами, а ты существуешь. Так ведь? И не важно, что где-то в Намибии толпы недовольных негров. И не важно, что у них ржавые автоматы. Главное – идея! И счастье, везение, фарт. Все остальное краснопольцы берут у вселенной сами. И несут. Несут на своих трудовых натужных плечах туда, за сияющие горизонты, за речные повороты, мимо недоумевающих усатых сомов.

   Начинается галдеж, я подхватываю ведро и перебираюсь на буксир. Совершено разумное решение, ибо для любого жителя Краснополья буксир - священная корова. И ступить на его палубу святотатство почище ведра картошки за десять рублей, когда все продают за пятнадцать. И оправдания, что сильно торопишься, не важны и существенны, а вот получить за углом по бестолковой голове, всегда можно. И нужно, потому как участковый тоже из Краснополья. Их много, этих детей полей, они повсюду. Но это всего лишь маленькая часть того, что существует под палящим солнцем. И не самая фантастическая надо признать. Взять, предположим, того же матроса Саню, который рождается из толпы через пару минут.

   - Алик! Алик, бля! - глаза пришельца светятся, и он давит лыбу словно деревенский дурачок которому за просто так подарили настоящий руль от велосипеда и кулек конфет. Его правая кисть крепко сжата, и он придерживает кулак левой рукой, как будто счастье вытекает из-под неплотно сжатых пальцев. Ну, откуда ты постоянно берешься Саня Шипарев? Где те пространственные разрывы, из которых телепортируется твой безалаберный и суетливый разум?

   - Алик, глянь а!- на его ладони сиротливо примостился мятый косяк.

   - Ну и что? У цыган такого добра… - осекаюсь я, замечая, что Саня уже конкретно накуренный и с каждой секундой его нахлобучивает все сильнее и сильнее. – Ты что, курил уже?

   - Пыхнул чутка…. – синапсы его идут в разброс, от прилива чувств он размахивает руками. «Эгегей! Смотрите! Как может быть хорошо человеку! Да, не какому-нибудь бухгалтеру с папиросными тертыми стулом штанами, а простому советскому парню. С руками и ногами. А еще с головой. Ну не так что бы постоянно, а с такой, пунктирно проявляющейся в пространстве.» Ведь именно в этом гуманизм и высшая справедливость! В том, чтобы всем было весело и хорошо.

   – А че? Воскресенье же? – искренне не понимает он.

   - Через плечо, блин … Мы же сейчас на Улючинск идем… В пятницу договаривались, не помнишь?

   Саня хмыкает, сосредоточенно жует губу и изображает искреннее удивление.

   - Нафига?

   - Брониславыч корову братану привести обещал..

   - Корову..- Санек гыгыкает и сообразно момента остро шутит, – Краснознаменный корово-транспортный флот

   - Тупиздень ты, - назидательно говорю я,- сховайся уже где-нибудь .. Не то тебе кэп уши узелком завяжет…

   Он мучительно переваривает, морща лоб и продолжая улыбаться, а затем сквозит, куда-то за ходовую. Косяк невероятный пространственно временной матрос Шипарев по-прежнему баюкает двумя руками. Со стороны Саня напоминает санитара, несущего только что нагадившего ребенка. Но мать Тереза из него выходит плохая, потому что он тут же спотыкается о бухту каната и растирает свое приобретение о палубу. Горе-горе! Вселенская скорбь и гибель планет, небеса разверзаются раскатами хохота. Завтра конец света, твердо решает грустный он, исчезая в люке под грузом печалей.

   Летите ангелы! Летите! Порхайте, взмахивая марлевыми крылами. Здесь вам уже нечего делать. Нет тут былого счастья, но лишь горести и труды. А трубные гласы - шум. И пыль, думаю я, возвращаясь к своим абрикосам, временно примирившись с полным отсутствием мирового гуманизма. Он не выживает в нашем подлунном мире, этот рахитичный ребенок неизвестных родителей, вымирает повсеместно, кратковременно сверкнув никому не нужными утверждениями.

   А планета подо мною продолжает кружиться. И вращает меня, постного Саню Шипарева, горюющего под палубой и веселую банду, оккупирующую поскрипывающий причал. Вертится, отмеривая секунды и часы. Старательно считая все эти мгновения, пока не гукает краснопольский рейсовый катерок. Тот, что подходит, мощно осаждая реверсом, аккуратно приваливаясь к старой шине, изображающей кранец. Все ломятся на него, сминая проверяющих билеты.

   Особенно усердна моя давешняя собеседница орудующая табуреткой. Она ветеран и видела Мамая. И заслуженный человек. А самое странное в этом то, что никто не падает в воду.

   -Толик!- искаженный дребезжанием голос спокойно перекрывает галдеж. Значит краснопольский капитан не на сутках, а ядерная война – далеко. А это и есть главная причина всеобщего равновесия и даже может быть счастья, от которого не скроешься. Делаю отрицательный жест и показываю на берег.

   - Понял, понял, – слышен щелчок. Матросы со скрежетом втягивают сходни. Судно отваливает задним ходом и по широкой дуге уходит. На белом фоне темнеют силуэты пассажиров. А река безмятежна. Дебаркадер белеет свежей заплатой из сосновых досок исходящих прозрачной, с резким запахом смолой. Я, на мгновенье, закрываю глаза. В мозг мне шибает разморенной летней Пицундой.

   Солнце продолжает жарить, лишая тени. В небе свистят стрижи. Река и берега ее постепенно вымирают. Все вокруг наполняется тягучей тридцатиградусной тишиной.

   Мои абрикосы почти подходят к концу, когда по вытоптанной траве в сторону нашего героического буксира выдвигается скорбное стадо. Возглавляет его огромных размеров пегая корова. А по бокам приобретенного актива катится чета Анатольброниславычей.
   Шагающий толстяк тяжело отдувается, по нему видно, что покупку он успел обмыть. Брониславчиха стоически грустна и, временами, что-то гундит мужу, чья плешь покрыта потом, ворот рубашки расстегнут, а под мышками темнеют пятна. Капитан со всем соглашается умильно посматривая на корову. И та тяжело ступает, помахивая набрякшим ведерным выменем.

   И все это великолепие неторопливо приближается ко мне. За пару метров Брониславчиха наконец то замолкает, выдумывая новые аргументы и одновременно пополняя запасы раскаленного забортного воздуха. А капитан, двинув животное в бок, торжественно объявляет:

   - Грузи, Алик.

   Он испускает счастье всем организмом, довольный жизненными обстоятельствами – коровой, женой, пятьюстами граммами аристократического «Солнцедара» и оглушительной жарой. И хотя прочее малозначимо, но корова- это да! В качестве приветствия она кокетливо машет хвостом, устанавливая теплые и дружественные отношения. Я киваю всем троим, лениво приступая к погрузке.

   Приходится откинуть фальшборт, так как гостья наотрез отказывается перешагивать через него, затирая меня раздутым боком. И даже несколько негодует, обижено посапывая мокрыми ноздрями. Когда после минутной возни она все же нехотя заходит, то спокойно размешается на корме привязанная к кнехту. Где вздыхает и начинает философски жевать, вперив взор в речные просторы. Как вероятно смотрел Васка да Гамма перед отплытием в Мозамбик. Тепло и мечтательно. Ведь за всеми этими миражами – неведомое, названия которому нет. Но оно существует! Оно есть! И все что нужно, это до него доплыть. На этом этапе раздумий глаза ее полнятся поволокой и простецкой коровьей печалью.

   И, пока наша пассажирка размышляет, на дебаркадере творится семейная драма.

   - Толя, только туда и назад, – Брониславчиха надрывно всхлипывает. Ее Толя смахивает воображаемых бактерий с засаленного пуза и соглашательски сопит.

   -Угум..- спокойно врет он.

   - С Мишой то не засиживайся, скажи на следующей неделе, приедем.

   Коню понятно, что с братцем кэп как раз таки засидится. Эта теория не требует ровно никаких доказательств. Она незыблема как гранитная скала. Но Брониславчихе хочется верить в светлое.

   - Угум…- повторяется капитан,- К восьми назад придем …

   -Петрович где?…. Сашка? – он обращается ко мне, стараясь сгладить неприятный момент. И я выхожу вроде как его сообщником, потому что, старательно не замечая, медленно прозревающую Брониславчиху, безмятежно отвечаю.

   - Петрович вон идет уже.. Сашка на борту где то,- с пригорка, помахивая матерчатой синей сумкой, сбегает наш мех.

   - На швартовы давай…Петрович пусть заводит.. Галя, все, пойдем мы, – Брониславыч примирительно похлопывает жену и скрывается в ходовой. Та провожает его скорбным взглядом.

   - Че, идем?- механик пожимает мне руку и косится на наш груз. Корова приветствует его хвостом.

   - Кэп сказал заводи…- на это мех кивает и откидывает люк.

   После пары минут возни взвизгивает пускач и над водой тяжело плывет выхлоп. Я вожусь со швартовами, перекидывая канаты на борт. Потом мы медленно отваливаем от стенки. Надрывная Брониславчиха машет нам. Механик высунувшись наполовину из люка, взмахивает своей синей сумочкой, а корова, у которой ни рук, ни сумочек нет, хвостом. Все машут друг другу, устанавливая мир и покой. Выходим в створ облезлых бакенов, оставляя потревоженный дебаркадер и одинокую фигурку на нем.

   Я курю, облокотившись на фальшборт, и смотрю на реку. По берегу пылит трактор, волочащий новенькую синюю бочку. Пыль взлетает за ним, повисая неопрятными бурыми клубами. На ходу подтягивает ветерком, разгоняя марево. И мне становится хорошо. Да так хорошо, что я, с сочувствием рассматриваю блуждающего за ходовой Саню, оснащенного красным пожарным конусным ведром. Вид его безумен и жалок одновременно.

   - Ты чего, Сань?

   - Щя, молочка добуду.

   - Сань бля, ты офигел…иди приляг где нибудь,- я лениво пытаюсь его остановить, хотя мне и интересно что будет дальше.

   - Тсс, Алик, - он с таинственным видом подгребает к капитанскому имуществу и пытается пристроить ведро под выменем. Наш кораблик покачивает. Сашка, чтобы не потерять равновесия, хватается за коровий хвост. И тут же ловко ловит подачу, от которой уходит в астрал. Корова обижено резонирует адским ревом и медленно приседает.

   Не знаю как это было во Вьетнаме, когда американские Б-52 откладывали сюрпризы дедушке Хо. Но у нас все происходит не менее драматически. И главное, что весь балласт метко попадает в открытый по случаю жары люк машины. Из-под палубы доносятся удивленные матюки и глухие удары головой о разные части нашего буксира, потрясенного Петровича. Ему, в сущности, некуда деться от шлепающих сверху подарков, так как все пространство занято обжигающими машинами, любовно вырезанной полочкой, на которой лежит осколок зеркала и пара болтиков, а также детским стульчиком с веселыми красными ягодками на спинке. Длится все недолго и наконец двигатели невнятно всхлипывают и замолкают.

   Я протискиваюсь мимо коровы к безмолвному Сашке, тот зажимает рукой лицо, а из-под пальцев сочится юшка. Обеспокоенный установившейся тишиной, из ходовой выглядывает Брониславыч. Над палубой всплывает зелено-коричневая голова механика, на ней заметны только глаза. Он внимательно рассматривает пятнистый зад. Корова приветливо машет ему хвостом. Пахнет деревней и абрикосами.
Cвидетельство о публикации 353775 © Граф Подмышкин 07.07.11 17:47

Комментарии к произведению 1 (0)