• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Миниатюра

Дискотека семидесятых

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   В школьном актовом зале завыла сирена. Это диск-жокей врубил на последних децибелах группу «Sweet». Резко затопало, запрыгало, замахало руками и засвистело. Чуваки отрывались как в последний раз. Зажигал Лёня Дудик. Дудик была не кликуха, а фамилие такое. Очень удобное в смысле того, что «погоняло» сочинять не было необходимости. Его попытался затмить Вовик Горшок, Горшечников то бишь, но, зависнув в прыжке, не удержался и грохнулся об пол. Вовик был хронически нетрезв, и это всегда сильно мешало ему танцевать. И петь тоже. Горшок не разбился, а только привёл девчонок в состояние хиха. Привёл - и хорошо. Собственно, для этого он и старался - девочек на себя обратить. А уж как - дело N-ное.
   Танька Кузя (Кузнецова), вечная стерва и оторва, подговаривала вполне благопристойную Княжну Мери (Машку Князеву) выйти в тубзик и покурить. Мери после недолгих раздумий согласилась, но только на улице - в тубзике её могла застукать мамаша, географичка и завуч Тельняшка, которую боялась вся школа, а Машка-Мери - больше всех. Тельняшка получила своё прозвище не из-за страсти к морским путешествиям, вполне подходившим бы её научному профилю, а из-за необычайной худобы. Девчонки как-то раз засекли её на пляже в раздельном купальнике и усмотрели параллельные тёмные полосы выступающих рёбер на альбиносном теле учительницы. Ну, и пошло - Тельняшка да Тельняшка…
   Группу «Sweet» сменили «Песняры» с выжимающей эротическую слезу «Александриной». Первый школьный красавчик Геша Николаев, он же Ален Делон, обжимал музыкальными пальцами сомлевшее от нахлынувшей страсти тело Динки Мухиной (Цеце), фаворитки 10-б. Геша шептал в проколотое сапфириком ушко: «Дина… Никогда не забуду…» Перетаптывающиеся у стены девчонки, которым не хватило не то что Делона, а даже Вовика Горшка, вроде как без зависти посматривали на почти стоявшую в полумраке звёздную пару и грезили оказаться на цецешкином месте. Пусть не на всю жизнь, а хотя бы на одну «Александрину»…
   Белорусские чары исчезли, как только в зале включили большой свет, и Тельняшка попросила внимания. Пришлось оказывать.
   - Дорогие ребята! Я хорошо помню ваш выпуск, выпуск 1975 года. Давайте прервём танцы и расскажем немного каждый о себе. Слово даю профессору Дудику Леониду Тарасовичу…
Cвидетельство о публикации 353244 © Крысина А. И. 01.07.11 23:31

Комментарии к произведению 6 (5)

Укачало меня "на волнах моей памяти", убаюкало, и тут она меня финалом и очнула)))

Отлично!

Спасибо, Зинуля!

хорощо, но мало :)

хотелось бы узнать, кем стали другие отплясывающие - княжна Мери, например

и прозвища у всех такие удачные и аргументированные :)

да, хорошая интонация, присоединяюсь

Все кем-то стали, но при этом остались теми же. Это понимаешь, когда встречаешься через 35 лет. Спасибо!)))

Увы, все гораздо грустнее...

Согласна, только у меня изо всех заповедей самая любимая о том, что уныние есть смертный грех.

«Дудик была не кликуха, а фамилие такое. »

Все подвластно Крысиной. А мне нравится такая интонация.

Спасибо.

Кот:-))

Милый, пушистый Кот! Вы одобрили Крысу! Это дорогого стоит!)))