• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Быль
Форма: Рассказ

В падающем самолёте

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Сию историю рассказала мне давным-давно моя приятельница Татьяна. Случилось это в начале восьмидесятых. Татьяна с двумя маленькими сыновьями-погодками собралась лететь на зимние праздники к отцу из Казани в Пензу. Кто постарше, помнит, что когда-то небо над СССР не было пустым и тихим, как сейчас над Россией. Сновали по нему взад-вперёд, развозя народ, куда надо, и «яки», и «тушки», и «аннушки»… Что за полёты в Крым! Едва взлетели, стюардессу послушали - снижаемся! Харьков уже! В Харькове кофейку попили, бутербродиков с розовой, «со слезой», сёмгой покушали, - пожалте на борт, летим дальше! Взлетели, опять стюардессу про температуру и высоту послушали, - глядь, а внизу уже барашки по тёмно-синему - в Симферополь самолёты заходили со стороны моря. Два часа такого удовольствия - двадцать с копейками рублей… Отвлеклась я, однако!
   Итак, моя подружка Татьяна попрощалась у стойки регистрации с мужем и отправилась с ребятишками в «накопитель». Кому как, а для меня эти «накопители» - самая неприятная часть воздушного путешествия. Ты ещё не в небе, но уже как-то и не на земле. Торчишь, как обезьяна в стеклянной клетке… В тот день, когда летела Татьяна, в «накопителе» все «накапливающиеся» дружно утешали одну старуху. Бабка лет восьмидесяти пяти летела в Пензу с похорон сына и громко причитала, что лучше бы ей самой помереть, и всё просила Всевышнего о собственной кончине. Никому из собравшихся в «накопителе» на бабкином месте никогда оказаться не хотелось, и каждый старался сказать ей что-то вроде того, что не зря человек жил, что детей-внуков на земле оставил, что у каждого свой срок, ну, и прочее, что обычно в подобных случаях говорят. Но бабка не унималась и всё просила для себя смерти.
   Подогнали автобус, и бортпроводница повела пассажиров за собой. Самолёт был обычный для внутренних недальних рейсов - «Ан-24». Все расселись по своим креслам и пристегнулись. Полёт начался. Будничный транзитный рейс. Кто сразу задремал, кто журнал развернул, кто за пирожки принялся. Бабка продолжала причитать на весь салон. Её уже никто не утешал - слова не помогали, а только ещё больше расстраивали старушку.
   …Сначала Татьяна не испугалась - думала, обычная болтанка. Потом поняла, что самолёт гудит как-то не так. И совсем не по себе ей стало, когда в салон вошла похожая на берёзу проводница - длинная, белая, с чёрными пятнами круглых глаз. Девушка деревянным голосом попросила пассажиров не вставать с мест и сказала, что всё идёт в штатном режиме. Тут «в штатном режиме» с полок стали шлёпаться сумки, а стюардесса вцепилась в чьё-то кресло, чтобы не упасть. Вдруг стало очень тихо, и все поняли, что смолкли моторы. Паники не было. Люди ещё только осознавали надвигающееся… Татьяна помнила, что в тот момент сама она думала лишь об одном - только бы дети ничего не поняли! Она прижала мальчишек к себе и взахлёб начала плести им то ли сказки, то ли ещё какие небылицы. Главное - отвлечь, главное, чтобы не испугались! Самолёт вновь взревел, но как-то вполсилы, и опять его начало кидать то в одну сторону, то в другую. Через иллюминатор было невозможно понять, взмывает машина вверх или падает. И тут неистово начала орать старуха, ещё несколько минут назад молившая себе смерти. «Ой, батюшки! Ой, Господи! Да что же это! Упадём ведь, разобьёмся! Не хочу-у-у!!!» И вот тут-то началось! Сначала начал хохотать сосед бабуси, за ним - остальные пассажиры. Представьте только - самолёт то вверх, то вниз, то в сторону, движки то глохнут, то кашляют, кресла вот-вот оторвутся, стюардесса в шоке, а народ в салоне хохотом заходится да над бабусей подтыривает! Вроде того: просила - получай! Так, со смехом, и сели на одном полуживом движке в чистом поле. Все живы остались, правда, многие синяков нахватали, когда самолёт по замёрзшей пашне скакал. Мелочь!
   В поле было холодно и ветрено, но лучше этого поля не было тогда для Татьяны места на всей Земле. Счастливые до безумия пассажиры, понявшие, наконец, чего избежали, кинулись благодарить пилотов. Те молча, ничего не объясняя, курили, и сказали только, что сейчас из Пензы прибудут автобусы и всех развезут, куда кому нужно. А бабка хорьком смотрела из-под своего чёрного платка и бормотала, что «больше ни в жисть на эту махину не сядет»!
   Я спросила тогда Татьяну, а сядет ли она сама ещё когда-нибудь в самолёт? Подружка отхлебнула чаю, посмотрела на меня и ответила: «А ты что, на метле мне прикажешь обратно лететь, что ли»?
Cвидетельство о публикации 351770 © Крысина А. И. 18.06.11 22:00

Комментарии к произведению 2 (3)

"похожая на берёзу проводница - длинная, белая, с чёрными пятнами круглых глаз" - супер!

Молодец, Ларис!

Спасибо, Зин!

Не правду говорят, что "чужая душа - потемки", нет более сложного дела - разобраться в себе. Вот и бабка в каждой ситуации была естесственна, не осознавая противоречивость и "комичность" своих фраз.

Рассказ отличный, с захватывающим сюжетом и точной передачей чувств героев.

Спасибо, Яна! Меня ужаснуло то, что я про этот случай вспомнила как раз накануне трагедии в Петрозаводске. Предчувстие, что ли, так выразилось?

Вполне вероятно...

Техника старая, эксплуатируют на все 100%, а закупать новые и чинить изношенные - деньги нужны.

"Не летайте самолетами бывшего аэрофлота!"