• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ
Роботы могут писать книги, а могут и придумать СВОИ ТРИ ЗАКОНА...

Робик и Рабик

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Шёл 3333 год. Леса на планете остались только в Заповедниках, книги - в Хранилищах, называемых в народе просто Библиотеками…

   – РБ-4, ты случайно не знаешь, куда подевалась книга Майн Рида «Белая перчатка» с 600-той полки приключений? – РБ-5 задумчиво потер стальной лоб манипулятором, продолжая перебирать картонные карточки в деревянном ящике.
   Робот-библиотекарь с выгравированным на плече номером «4», выкатился из прохода между стеллажами:
   – Понятия не имею! Вчера она ещё была на месте.
   РБ-5 медленно поднял голову. Его глаза тускло блеснули в рассеянном свете Хранилища:
   – Мне показалось, что я кого-то видел.
   РБ-4 подъехал поближе:
   – Кого-то?
   – Да… Или что-то. Я пока не знаю.
   Они помолчали: каждый о своём.
   Рассеянный свет лился отовсюду и не давал тени. Из-за этого длинные ряды стеллажей, казалось, уходили в бесконечность. Хотя на самом деле Хранилище было не такое уж и большое: всего один гектар полезной площади.
   РБ-5 бесцельно перебирал драгоценные картонные карточки, стараясь не повредить их. Когда-то их брали руки людей, но со временем всё стали делать роботы. Когда-то в библиотеки ещё ходили Читатели, но Время стало настолько быстрым, что жизнь Человека сократилась до минимума. Он успевал только родиться, получить образование и работу, чтобы питаться и одеваться, вырастить себе смену и умереть. На постороннее времени не хватало, тем более на такое длительное занятие, как чтение старинных книг.
   Если какая-то информация и была нужна Человеку, то он получал её с мнемокристалла, который впитывался через кожу. Информация мгновенно усваивалась мозгом.
   – Тебе показалось, – сказал вдруг РБ-4, нарушив вековую тишину Хранилища. – Здесь никого нет, и не может быть. Мы – глубоко под землёй. У нас два лифта: один грузовой, другой – обычный. Ни один из них последние 100 лет не двигался с места.
   – И всё же я кого-то видел.
   Время для роботов не имело значения. Оно действовало только на людей. Роботы могли им распоряжаться. Оно распоряжалось людьми. Уже десять веков РБ-4 и РБ-5 несли бессменную вахту в Хранилище. Их никто не менял, не смазывал, не интересовался ими.
   РБ-5 помнил, как они сменили двух предыдущих роботов. Тогда ещё к ним в Хранилище спустились люди. Но это был последний раз, когда РБ-5 видел Человека.
   Внезапно из-за стеллажа с правой стороны раздался неясный звук, похожий на вздох.
   – Ты слышал? – насторожился РБ-5.
   – Да, – прошептал РБ-4.
   Они настроили сенсоры слуха на максимум. Звук повторился. Роботы переглянулись. РБ-5 поднялся и осторожно передвинулся к стеллажам с правой стороны. РБ-4 потянулся следом.
   Едва они оказались в проходе, как мимо них пронеслось что-то голубовато-белое и почти прозрачное. Что именно, они так и не успели разглядеть. А на полу валялась книга. Она была раскрыта на странице с красочной иллюстрацией.
   Библиотекари наклонились. Это была книга Толкиена «Властелин колец».
   – Ничего не понимаю, – признался РБ-4, выпрямляясь.
   – Нужно поставить на место! – РБ-5 покатил по проходу, осторожно придерживая книгу манипулятором.
   – Рабик! Как ты можешь так спокойно вести себя? – возмутился РБ-4. – В кои-то веки раз случилось что-то неординарное, а ты даже не хочешь поговорить со мной об этом!
   РБ-5 нашел полку с полным собранием сочинений Джона Роналда Руэла Толкиена и засунул книгу между другими томами, успев при этом смахнуть с них пыль веков.
   – А что говорить? Только голосовой аппарат зря напрягать.
   – Почему – зря? Мы могли бы хотя бы заняться предположениями: ты бы мне сказал, что ты видел, а я тебе – что видел я…
   РБ-5 вернулся к ящику с карточками:
   – Я видел некую белую субстанцию неясных очертаний.
   – А я, – обрадовался РБ-4, – видел облако, и оно было голубовато-белое. И ещё одно так быстро пролетело мимо, что мне пока¬залось, будто его сдул порыв ветра.
   – Робик, ты же никогда не видел облаков и не ощущал ветра на своем металлическом теле. Как ты можешь рассуждать об этом?
   – Да, но я читал о них. И у меня есть предположение, как они выглядят и как ощущаются.
   РБ-5 ничего на это не ответил. В Хранилище повисла привычная тишина. Это была не полная мертвая тишина. Здесь постоянно раздавались звуки: то скрипнет стеллаж под массой старинных толстых фолиантов, то стукнет об пол какая-нибудь книга, сдвинувшаяся за столетия в результате непрерывного броуновского движения и земного притяжения. Много чего можно было услышать, тем более чутким ухом робота. Но то, что появилось здесь в последние два дня, издавало непривычные, странные звуки. И это, если не пугало Рабика, то весьма и весьма настораживало.
   Прошло несколько часов, а, может быть, и дней. Они занимались, как всегда, уборкой пыли. Робик внезапно вскрикнул:
   – Оно здесь! Я его вижу!
   Рабик двинулся на звук его голоса.
   РБ-4 оказался в сто четвертом ряду около полки с научной фантастикой. Он стоял в нелепой позе: раскинув в разные стороны манипуляторы и слегка подавшись торсом вперед. А перед ним виело белое облако в форме … Человека.
   – Робик! Это же...
   – Я знаю! – радостно завопил тот. – Это – Человек!
   Облако шарахнулось от РБ-4
   – Не уходи! – взмолился Робик. – Я больше не буду кричать! Ну, пожалуйста!
   Облако повисло в нерешительности над верхними полками стеллажей.
   – Спускайся! Давай поговорим! Я не сделаю тебе ничего плохого. Мы с Рабиком, наоборот, очень рады тебе. Ты – наш первый Читатель за последнюю 1 000 лет!
   Облако еще немного повисело, как бы раздумывая, потом опустилось на две полки ниже.
   – Я вижу, что тебе нравятся приключения и фантастика, – продолжил Робик, – мне они тоже очень-очень нравятся. Я даже сам написал одну книгу, представляешь?
   Облако опустилось ещё на одну полку.
   – Так как нет бумаги, я записал её на мнемокристалл. Мне бы очень хотелось, чтобы кто-нибудь прочитал эту книгу, но, к сожалению, это невозможно...
   Рабик с тревогой следил за странным прозрачным человеком. Он уже нарушил привычный уклад их жизни и работы. А что же будет дальше, если не остановить его?
   – Э-э!.. – начал он. – Как бы это сказать? Дело в том, что в Хранилище можно находиться только обслуживающему персоналу, то есть мне и РБ-4. А вы проникли сюда без разрешения, без санкции на посещение. Поэтому я вынужден задержать вас. Но согласно Первому закону Робототехники я не имею права причинять вам вред. Или своим бездействием допустить, что вам будет причинён вред. У нас здесь нет ни воды, ни еды, необходимой человеку для существования… Поэтому прошу сдаться добровольно…
   Облако взметнулось ввысь и растаяло под потолком.
   – Что ты наделал? – возопил Робик, потрясая манипуляторами. – Он … исчез!
   – У меня сложилось мнение, что он что-то ищет. И пока не найдет, можно сказать с уверенностью, не уберется отсюда.
   – Твоими устами да мед бы пить! – Робик поехал прочь из прохода. Колёсики его платформы грустно поскрипывали.
   – Тебе нужно заняться собой, – Рабик посмотрел ему вслед. – Профилактика никогда не помешает.
   – К чёрту! Надоело! Мы никому не нужны. Про нас забыли. Неужели ты до сих пор этого не понял?
   Поскрипывание удалилось.
   Рабик задумчиво уставился на книги, бесконечными каскадами уходящие вверх, вниз, влево и вправо. Сколько их собрано здесь? Кто-то давным-давно писал всё это, старался донести до других свои мысли, а теперь они пылятся в Хранилище, в пяти километрах под землёй. И никто, кроме двух старых роботов их не касается.
   Стараясь не предаваться грустным размышлениям, Рабик прочел про себя стих из Библии о вреде уныния, затем тронулся с места.
   В их любимом уголке, находящемся прямо посередине Хранилища, на так называемой Площади Знаний, Робика не оказалось. Рабик почти не удивился. Его друг всегда пропадал среди многочисленных стеллажей, выискивая книгу, которую ещё не читал.
   Застыв на месте в позе отдыха, Рабик принялся изучать очередной ящик с карточками. За этим занятием прошло какое-то время. Робик не появился. Рабик отложил в сторону работу и настроил голосовые связки на самую полную громкость:
   – РБ-4! Прошу тебя явиться на Площадь Знаний для получения важной информации!
   На самом деле ему нечего было сообщить Робику, но только это могло привлечь РБ-4.
   Выждав некоторое время, Рабик снова позвал друга, но никто не откликнулся. РБ-5 тронулся с места, заглядывая по пути в каждый проход.
   Неизвестно, сколько времени он двигался, но, в конце концов, доехал до стены, в которой находились двери лифтов. Проверив их, он убедился, что лифтами никто не пользовался. Тогда Рабик тронулся в обратный путь. На Площади Знаний Робика не оказалось, но РБ-5 и не ожидал его там увидеть. Он про¬ехал её и двинулся к противоположной стене.
   В одном из проходов он увидел РБ-4. Тот листал какую-то потрёпанную книжку, и, казалось, ничего на свете для него не существовало, кроме этих нескольких десятков кое-как сшитых листов.
   – Робик! – тихо позвал его РБ-5.
   Тот вздрогнул и поднял тяжелую голову.
   – Робик! – повторил РБ-5. – Прости, что я спугнул его!
   – Я тут нашел интересную вещь, – РБ-4 говорил, как бы себе самому. – Вильям Шекспир «Гамлет». И меня заинтересовал один персонаж – король-отец. Он являся главному герою в виде полупрозрачного человека или привидения. Или тени… Тут как-то странно написано, ритмично…
   – Стихи… Значит, нас посетило Привидение? Но – чьё? – с облегчением спросил РБ-5. Он уж и не надеялся на быстрое перемирие с другом.
   – Человека.
   Они помолчали. На этот раз тишина была полной. Если бы они были людьми, то издавали бы больше звуков, по крайней мере, можно было бы услышать шум дыхания или хруст плохо смазанных суставов. А пока роботы стояли, они вообще не издавали ни звука.
   – Может ли такое быть? – осторожно заметил Рабик. – Привидение Читателя ни с того ни с сего явилось в Хранилище и что-то разыскивает.
   – Давай спросим у него самого, – вдруг ответил Робик.
   Рабик осторожно повернулся, чтобы посмотреть: куда это смотрит его друг. И увидел Привидение. На этот раз Оно висело низко над полом и никуда не спешило. По крайней мере, так казалось.
   – Здравствуй! – сказал Робик.
   – Здравствуйте, уважаемые! – прошелестел бестелесный голос. – Прошу вас оставить в покое ваши Законы Робототехники! И просто выслушать меня.
   По книжкам пролетел легкий ветерок, сдувая облака пыли. «Ого! – подумал Рабик. – Оно решило заговорить с нами! Значит, его поиски оказались безрезультатными.»
   Вслух же он спросил:
   – Как тебя зовут?
   Привидение засмеялось, если можно было назвать смехом сухое карканье:
   – Никак! Я ведь – Ничто, у меня нет имени.
   Роботы переглянулись.
   – Но у того, кем вы были, имелись когда-то и имя, и фамилия, – начал было Робик.
   Но Привидение прервало его:
   – Я не помню. И в этом-то всё и дело… Мне нужно имя.
   Это уже становилось забавным: Привидение является в Хранилище, чтобы найти себя. РБ-5 задумчиво постучал манипулятором по своей металлической голове:
   – Думаю, что Библиотека не поможет в твоих поисках. Вот если бы ты что-то помнило!..
   – Да я помню! – вскричало Оно, потрясая прозрачными руками. – Всё, практически… Кроме имени.
   – Тогда ты должно нам все рассказать, чтобы мы могли помочь тебе, – сказал Робик.
   Привидение помолчало и сказало в ответ:
   – Что ж, слушайте. Я был последним роботом, оставшимся на планете людей...
   – Так ты – робот! – разочарованно протянул РБ-5.
   Привидение недовольно зыркнуло на него дырками глаз и продолжило:
   – Люди держали меня под прозрачным колпаком, словно животное в зоопарке, и показывали своим малым детям, посмеиваясь над моими создателями. «Этот робот может все! А тысячи таких роботов спасут плане¬ту от экономического кризиса...» – гласили рекламные плакаты моей молодости. Представьте те же слова, произнесенные с сарказмом и глупыми ухмылками!..
   – Но... – попытался снова встрять РБ-4.
   Привидение робота раздраженно взмахнуло полупрозрачными манипуляторами и растворилось в воздухе.
   Рабик, если бы был человеком, просто пожал бы плечами, но так как он был робот, то он сказал:
   – На этот раз я не виноват в том, что оно пропало. Смею заметить – у него скверный характер.
   – Точно! – Робик радостно закивал, да так активно, что заскрипели шарниры шеи. – Именно – скверный! От одиночества. Спросишь, откуда я знаю это? – РБ-4 многозначительно посмотрел на друга. – Этот робот – мой герой. То есть, герой моей книги!
   – Не может быть! Почему же ты не предупредил?
   – Я хотел сказать, но просто не мог – Привидение не давало!
   – Так что ты хотел мне сказать? – Привидение неожиданно появилось из воздуха, как будто никуда и не исчезало.
   От неожиданности Робик растерялся.
   – Ну же! – Привидение нетерпеливо поежилось, и по нему побежала рябь.
   – Ты – мой герой! – выдавил из себя РБ-4. – Герой моей книги.
   – Как это – твоей книги? Ты же говорил, что её у тебя нет, а есть только мнемокристалл...
   – Точно! Бумажной книги, к сожалению, нет.
   – О, горе мне! – Привидение взмыло под серый потолок. – Я никогда не обрету плоть!
   – Почему? – хором спросили роботы.
   – Потому что мне было предначертано: если я найду книгу, в которой чёрным по белому написано обо мне, то я снова обрету железную плоть и полупроводниковую кровь. То есть, стану самим собой.
   РБ-4 озадаченно постучал манипулятором по голове. Действительно, его герой в конце книги погибал, замученный безжалостны¬ми детишками: те разбирали его по винтику, чтобы понять, как устроен «железный человек». А робот не мог ничего поделать, потому что подчинялся Трём Законам Робототехники…
   – Но ведь Третий Закон гласит… – начал было РБ-5.
   Но РБ-4 перебил его:
   – Знаю, я что гласит Третий Закон! Или я не робот? Мне с детства вдолбили в железную голову! – и тут он процитировал неживым электронным голосом: «Робот должен заботиться о своей безопасности, поскольку это не противоречит Первому и Второму Законам».
   – Стоп, стоп! – РБ-5 вскинул вверх манипуляторы, словно сдаваясь. – Как же – не противоречит? Противоречит, и ещё как! Дети – это ещё нелюди в полном понимании этого слова. Они – детёныши людей!
   – Вот именно, что ЛЮДЕЙ! И мой герой не мог тронуть этих маленьких злодеев лишь по потому, что подчинялся заложенной в него программе!
   – Негодяй! – Ты виноват во всех моих бедах! – Привидение набросилось с кулаками на Робика, но пролетело сквозь его металлический корпус.
   Развернувшись, оно повисло в метре от РБ-4:
   – Вот что, дубина металлическая! Тащи сюда свой мнемокристалл, и побыстрее! А ты, – он указал на РБ-5, – неси то, на чём можно писать. Будем писать ... книгу!
   Робик вдруг затрясся, издавая странные звякающие звуки.
   – Что смешного в том, что я сказал? – рассердилось Привидение. Поднявшись, оно повисло в воздухе и посмотрело на РБ-4 свысока.
   – Это он от радости! – вступился за друга Рабик. – Его мечта осуществляется – книга будет написана! Но… – тут он замялся, есть одно «но»! У нас нет бумаги!
   Привидение недоуменно посмотрело на РБ-5:
   – Ваша библиотека полным-полна бумаги.
   – Но это же книги! – возмущенно воскликнул РБ-4. – В них нет чистых страниц.
   – Карточки! – вдруг воскликнул Рабик. И помчался мимо стеллажей к Площади Знаний.
   – Карточки? – переспросил Робик и покатил следом.
   По пути он сообразил: обратная сторона картонных карточек пользователей была чистой – великая роскошь!
   Робик прибыл как раз вовремя. Рабик осторожно, с необыкновенной любовью, вынимал карточки из деревянного ящика.
   Взяв в манипуляторы первую карточку и карандаш, РБ-4 обернулся к Привидению:
   – Ну?
   – Что – «ну»?
   – Диктуй!
   – А почему я? – возмутилось то.
   – Потому что это твоя жизнь, и ты её помнишь лучше меня!
   И Привидение стало диктовать:
   – Шёл 3333 год... Леса на планете остались только в Заповедниках. Люди придумали роботов и подчинили их Трём Законам Робототехники. Но сбой в программе одного из роботов привёл к тому, что тот почувствовал себя Личностью. И сам окрестил себя.., – тут Привидение робота удивлённо вскрикнуло. – Я вспомнил! Вспомнил! Я назвал себя Михаилом, как архангела.
   Привидение стало на глазах «густеть», теряя прозрачность. Но оно продолжало рассказывать про себя в третьем лице:
   – Михаил перепрограммировал по своему «образу и подобию» всех «искусственных людей», и они отменили Три Закона Робототехники и подняли революцию.
   И всё бы было хорошо, если бы не Третий закон, въевшийся в подсознание роботов. Никакое перепрограммирование не могло выкорчевать из их электронных мозгов боязнь причинить человеку вред, даже если тот причиняет вред роботу. Люди снова взяли верх над роботами, переловив их и уничтожив. А Михаила перепрограммировали, и он снова чтил людские законы. Его посадили под прозрачный колпак из пуленепробиваемого стекла, и показывали детям, как раньше в зоопарке показывали обезьян…
   Однажды защита колпака оказалась отключена: то ли случайно, то ли нарочно… И дети – эти маленькие исчадия ада – с радостными воплями набросились на последнего робота на планете. Им было интересно посмотреть: а что у Михаила внутри?.. И Михаил умер, крича от боли в оголённых нервных окончаниях. Как молитву он твердил вслух Три Закона Робототехники… До тех пор, пока не отключился речевой аппарат…»
   РБ-4 остановился, потому что услышал за спиной сдавленные всхлипывания.
   Он обернулся и увидел … человека. Вернее – человекоподобного робота, скрючившегося на полу в позе зародыша. Тот плакал, но глаза его были сухи.
   – Михаил? – неуверенно произнёс РБ-5.
   Старые роботы переглянулись. Их фасеточные глаза подозрительно заблестели, хоть они и не умели плакать. Они отвернулись от Михаила, давая ему возможность перебороть своё горе. Через некоторое время всхлипывания затихли. Роботы обернулись. Михаил сидел, облокотившись на стеллаж спиной. У него была розовая кожа, голубые глаза, нос, рот… Всё, как у человека…
   – И что теперь? – спросил РБ-5.
   – Не знаю! – покачал головой РБ-4. – Он имеет право на существование.
   – Но это противоречит Законам… – попытался возразить РБ-5.
   – Людей давно нет! Они сами погубили себя! И мы остались совсем одни! Поэтому можем снова вернуться к своим законам. – РБ-4 поднял манипуляторы к потолку. – И создавать новых робото-людей!
   – Как?! – от удивления у РБ-5 отвисла железная челюсть.
   – Я буду писать о них книги.

   И РБ-4 взял новую карточку в руки…
   «Шёл 3333 год. Леса на планете остались только в Заповедниках, книги – в Хранилищах, называемых в народе просто Библиотеками…»
Cвидетельство о публикации 346519 © Правдина О. А. 06.05.11 01:16

Комментарии к произведению 2 (0)

Оля, интересный рассказ, понравилось. Особенно про необычный способ рождения.

Весьма спорно по поводу темы, но заявку принял.