• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ

Иллюстрации к произведению:

Иллюстрация к "Та самая женщина"

Та самая женщина

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
1. Новосибирск

Человек циничный назвал бы Левушку ловеласом или даже грубее  бабником, и был бы неправ. Каждый раз Лева влюблялся навсегда, каждый раз был уверен, что уж теперь-то он нашел ту самую женщину, одну на всю жизнь. Но каждый раз получалось иначе. Вот и с третьей женой удалось продержаться всего два года. Чуть остыла первоначальная увлеченность - и Леву унесло прочь, к новой любви.
Разошлись мирно, третья жена была женщиной умной и сама поняла, что не туда угодила:
- Ты не лев, Левушка, ты другое животное. Львы - звери семейные, добропорядочные. Ты, Левушка, дракон. Пожираешь наивных принцесс, каждый раз новых, - и оставляешь за собой выжженную местность.
К этому времени Леве было за тридцать: спортивная фигура, подбородок с ложбинкой, ленивые движения и растерянный, неприкаянный взгляд. В женщинах он будил двойное чувство: влечение и материнский инстинкт.
Дополнительный шарм ему придавал рубец на щеке, память о работе в зоопарке в те годы, когда Лева был еще аспирантом. Как-то он увлекся, наклонился к лигренку слишком близко, и мать-тигрица цапнула его когтями. Лигры - тема Левиной диссертации, уникальный генетический материал, гибрид тигра и льва. Вязка была незапланированной: бенгальская тигрица и африканский лев еще малышами жили вместе в клетке, ели из одной миски, выросли и стали парой. Родилось двое маленьких лигров: самец и самочка. Женщины обожают слушать эту историю.
Иногда Льву казалось, что он так легко принимает конец очередной своей вечной любви потому, что занят самой интересной из наук - генетикой.
Детей от первых трех браков он навещал редко и чувствовал себя при этом неловко. Что прошло, то прошло.

* * *
Она нашла его сама - ранней весной, в тот день, как тронулся лед на Оби. От третьей жены, врача по специальности, пришло электронное письмо: есть, мол, сетевая знакомая по имени Ида. О тебе - извини, так уж вышло - она знает в подробностях, вплоть до анализов, и хочет с тобой встретиться. Правда, ставит условие: ты должен угадать ее фотографию среди сотни других. И еще условие - никаких обязательств. В любую минуту каждый может уйти без объяснения причин.
Второе условие насмешило Леву наивностью: в жизни ни о чем нельзя договариваться заранее - ни о праве уйти, ни о праве остаться. Все клятвы летят кувырком под напором чувств и обстоятельств, уж кому знать, как не ему. Впрочем, Лева был заинтригован и согласился на игру.
Фотографии оказались интересными, они передавали не только внешность, но и характер, и темперамент моделей. Нежные, холодные, пылкие, задумчивые, деспотичные, смешливые - сотня женщин, и все хороши собой. Лева рассматривал их на экране одну за другой, не торопясь. Улыбался и хмурился, проникаясь настроением фотографий. В чем-в чем, а в женщинах он толк знал - как в некотором роде невольный коллекционер.
Одна привлекла его больше других, хоть была и не самой красивой. Напоминала вторую жену, застенчивую девочку с глазами спаниеля. Она стояла у дерева, обняв ствол, смотрела исподлобья. Брови сведены, будто думает о грустном. Аккуратная фигурка, бледное лицо, крупноватый нос и тень улыбки - то ли вопросительной, то ли насмешливой.
Лева вглядывался в фотографию и все сильнее чувствовал: это она, Ида. Если угадал, значит, судьба, значит она - та самая женщина, одна на всю жизнь!

2. Горный Алтай

В мае Лева взял отпуск и отправился к Иде в горы. Сначала самолетом с пересадкой, затем на маленький аэродром в глухом поселке за ним прилетел вертолет.
Узкая долина, луг и река, дорог нет, только звериные тропки. Ида рассказала, когда-то через перевал шла лошадиная тропа, но обвалилась, ухнула в пропасть, теперь сюда и отсюда только по воздуху.
В деревянном доме с верандой не было видно ни обслуги, ни родственников, ни соседей. Кто-то убирал, накрывал на стол и исчезал, как в сказке.
- Медовый месяц, - смущенно улыбалась Ида, - мое племя отдало нам это место и оставило одних.
Каждое утро начиналось с вопроса - по своей ли воле он здесь, хочет ли остаться еще на сутки? Каждое утро наготове стоял вертолет, вдруг Лева соберется улететь. Пилот появлялся неприметно, сидел в кабине, пока они совершали утренний ритуал: неизменный вопрос, как того требовали обычаи племени, - и неизменный ответ.
Вопрос казался Льву излишним. Если бы какая-то сила унесла его отсюда, он вернулся бы через любые горы, взобрался по отвесным скалам, цепляясь когтями и зубами. Непостижимым образом эта женщина затрагивала в нем что-то важное, главное. Она отзывалась на каждую его ласку, порыв, слово, мысль, резонировала как корпус виолончели со звучанием струны.
- Кто ты? - спрашивал он.
- Для тебя - та самая женщина. Ровно такая, какая тебе нужна.
- Почему ты выбрала меня?
- Ты здоров и красив, от тебя родится хороший ребенок. Но главное не это. В тебе есть жажда любви, которую невозможно утолить. Гормональный дефицит особого рода.
- Нет, нет больше никакого дефицита, никакой жажды! Ты ее утолила. Я тебя не разлюблю никогда.
- Нет, милый, как можно! Будет ребенок, я стану иной, даже внешне. Ты меня не узнаешь.
- Ты мне нужна любой, какой бы ты ни стала. Я угадал тебя по фотографии, это судьба!
- Нет, милый, ты выбрал не меня, а только внешность. Пока не появится ребенок, ты диктуешь, какой мне быть. Так уж устроено наше племя.

* * *
Лева лежал на спине и прижимал ладонь к ребрам пониже сердца: какое-то неудобство слева, как от ушиба. Ночью снилось - или это была явь? - будто Ида раздвинула у него на боку кожу и вложила что-то круглое. Он было проснулся, но она прошептала:
- С-с-с-спи, с-с-с-спи... - и он уснул.
Лева нащупал округлую массу в подреберье, довольно крупную. Так, справа печень, а слева что? Он тихо встал, Иды нет, уже сидит у компьютера в кабинете. Посмотрелся в зеркало: вдоль нижнего левого ребра тянулся двойной рубец. Он погладил это место, ощущая боль и странную приятность. Погладил снова, и трогал бок все утро. Как крыса, жмущая на рычаг, чтоб возбудить участок мозга, приносящий удовольствие, подумал Лева.
После традиционного утреннего вопроса, едва убедившись, что Лева не хочет улетать, Ида воскликнула:
- Милый, я тебя поздравляю! У нас будет девочка!
- Радость моя... как ты знаешь так скоро?
Она взяла его за руку, отвела в ванную, поставила перед зеркалом, расстегнула на нем рубашку, погладила двойной рубец, похожий на сжатые губы, зашептала:
- Ну же, покажись, мама хочет видеть, как ты у папы приживаешься.
Лева в полуобмороке смотрел в зеркало. Посредине рубца появилась щель, и он раскрылся, как рот. Внутри красной слизистой пасти лежали кожистые яйца. Одно большое и белое, как теннисный мяч, окутанное прозрачными пленками, и два мелких, на тонких стеблях, как синие виноградины.
Льва вырвало в раковину. Ида поддерживала ему ладонью лоб, омывала лицо, подавала полотенце, приговаривала:
- Ничего, милый, ничего, ты скоро привыкнешь. Видишь синие железы рядом с яйцом? Они выделяют гормоны, чтобы ты любил нашу девочку и хорошенько о ней заботился. Это гормоны счастья, те самые, что так нужны тебе были всю жизнь. Раньше ты их получал только от новой влюбленности, а теперь они будут у тебя всегда! Правда, это замечательно устроено?
Льва вырвало еще раз.

* * *
Гормоны делали свое дело. Мир сосредоточился вокруг кожистого мешочка под сердцем. Лева соблюдал умеренность и берег себя, не прыгал больше с камня на камень, а важно прогуливался, вынашивая плод.
Он пытался расспросить Иду, что за странное племя здесь живет, что за нечеловеческая биология. Та отмахивалась, смеялась:
- Считай, ты просто-напросто в сказке! - и добавляла серьезно: - Поверь, радость моя, чем меньше знаешь, тем крепче спишь.
Уместить происходящее в известную систему знаний Лева не мог, но это его, как ни странно, не слишком заботило. Центром жизни стало яйцо под ребрами, все остальное не имело значения.
Ида изменилась, у нее сузились плечи и расширился таз, укоротились ноги, огрубела кожа, особенно на спине. Льва это не отталкивало: она - мать его ребенка, пусть выглядит как угодно. Когда у нее отвис до земли живот и наметился хвост, это стало несколько мешать в постели. Впрочем, их обоих все меньше интересовала физическая сторона отношений.
- Милый, покажи мне нашу девочку, пожалуйста.
- Идем в ванную, здесь сквозит. Ты руки вымыла? Да, забываю спросить, откуда ты знаешь, что это девочка?
- У нас только самочки рождаются. Самцов приводят извне, как я тебя привела.

* * *
По ночам Лева слушал, как малышка толкается под сердцем, иногда больно. Он прижимал рубец ладонью и чуть не плакал от нежности. Ребенок внутри рос, сквозь мягкую оболочку яйца уже можно было прощупать голову и спинку.
К моменту рождения малышки Ида окончательно превратилась в некрупного прямоходящего дракона. И правильно, ребенок должен увидеть мать в ее настоящем виде, а не в свадебном убранстве течки.
Когда пришло время, Ида приготовила нож и облизала лезвие - слюна дракона отличное дезинфицирующее средство.
- Не бойся, милый, больно не будет, у тебя там нет нервных окончаний.
Она раскрыла двойной рубец, разрезала прозрачные пленки, вынула яйцо из тела отца и надорвала кожистую оболочку. Ребенок внутри яйца пошевелился и затих. Ида успокаивала Льва:
- Да не дрожи ты так, не поранила я ее, первый раз, что ли!
- А у тебя что, много детей?
- Четверо. У драконов течка примерно раз в двадцать лет. Что смотришь, удивляешься, какая старая? Я втрое старше, чем ты сейчас высчитал, две трети моих детей не прошли осмотр.
- Осмотр? Это еще что? - у Льва заранее сжалось сердце.
- Потом расскажу. Пусть сначала ребенок вылупится.

* * *
Девочка оказалась зеленой ящеркой, ни в отца, ни в мать. Ида радовалась: все идет как нельзя лучше, в ее племени считались удачными новорожденные без человеческих черт. Драконами, похожими на людей, прямоходящими, двуногими и теплокровными, дети становились постепенно, с возрастом. Младенцев с признаками млекопитающих старейшины племени выбраковывали, из таких детей не вырастали драконы. Что с ними делали, Ида не рассказывала. Понятно, ничего хорошего.
- Как мы ее назовем?
- Не спеши, милый, погоди до осмотра.
- Мне страшно, Ида.
- Видишь, как девочка хватает мясо, чуть пальцы не откусывает? Это ровно то, что нужно! Она у нас молодец, ничего человеческого.

* * *
Лева тонко резал сырое мясо и держал полупрозрачные полоски у носа дочери, чуть сбоку, пока она, клацнув челюстью, не хватала еду. Иногда ящерка хитрила, делала вид, что не замечает корма, ждала, чтоб он поднес кусочек поближе, и в броске пыталась вонзить зубы в отцовский палец. Довольно часто ей это удавалось. Раны заживали быстро, но оставались тонкие рубцы необычного голубоватого цвета. Видно, что-то было в слюне, какой-то особый энзим.
Дочерью Лева гордился, она хороша собой и чрезвычайно сообразительна. Он возился с детенышем весь день: солнечные ванны, массаж, прогулки, чистка чешуек и коготков. У матери на руках были настоящие человеческие пальцы, а у малышки пока еще острые звериные когти. Уж кто-кто, а он хорошо знал эти цап-царапки, ему от них доставалось не раз.
Лева тревожно следил, не проявится ли у малышки сосательный рефлекс. На осмотре детишек провоцируют сосать, и не дай бог, несмышленыш поддастся на провокацию. Такой ящерке никогда не стать полноценным драконом.
За неделю до осмотра Лева потерял сон. Он похудел, вздрагивал от резких звуков, вскакивал по ночам, стоял над спящей девочкой. Чешуйки ее кожи переливались перламутром, и у него захватывал дух от такой красоты. Ида, напротив, казалась спокойной, все заботы о дочке она передала отцу, а сама работала за компьютером - запасала провиант к зиме, заочно управляла каким-то консервным заводом в Монголии. Льва ее дела интересовали мало.

* * *
На осмотр явились три драконьих матроны. Лева с утра оставил малышку голодной, чтобы была позлее, держал на виду покусанные пальцы и расцарапал свои ранки, в надежде, что запах крови сделает дочь агрессивнее. Драконы видели его насквозь:
- Ох уж эти отцы, какие вы все одинаковые с вашими хитростями!
Его выдворили на веранду. Он стоял у перил, уставившись на склоны долины, желтеющие к августу, и ничего не видел пред собой.
- Господи, - бормотал Лева, - пусть все будет хорошо! Я больше никогда... - он поискал, чем бы пожертвовать, - больше никогда не прикоснусь ни к мясу, ни к вину!
Это было первое его обращение к высшим силам, в прежней жизни Лева был атеистом. Через бесконечные полчаса дверь отворилась, и три матроны удалились гуськом. Одна из них высоко держала забинтованный палец. Ида сияла:
- Прошла! Девочка прекрасно прошла осмотр!
Отец и мать обнялись и стояли, похлопывая друг друга. Лева взял лицо Иды в ладони, посмотрел в ее блестящие коричневые глаза, точно такие же, как прежде, - и поцеловал бородавчатый лоб.
Дочь, клацнув зубами, поймала неосторожную муху.

* * *
На следующее утро Ида не задала традиционного вопроса. После завтрака Лева решился уточнить:
- Значит ли это, что я остаюсь с вами?
- Нет, милый, ты сегодня улетаешь.
- Но как же... Как же малышка без меня? Как я без нее?
- Малышка идет в детский сад, ей будет весело. Тебе, милый, придется нелегко, тут ничего не поделаешь. Поверь мне, тебе нельзя зимовать в драконьих пещерах. Здесь ты не доживешь до весны.
Лева не чувствовал своего тела, голос не слушался его. Он выдавил хрипло:
- Скажи хотя бы ее имя.
- Это лишнее. Поверь, без имени тебе будет легче. И не пытайся вернуться в наш мир, милый, тебе его не найти.
Ида повела его в ванную, раскрыла рубец под сердцем, взяла нож, облизала лезвие для дезинфекции:
- Не бойся, милый, больно не будет. У тебя там по-прежнему нет нервных окончаний.
Ловко отрезала одну синюю виноградину, но не тронула меньшую, с горошину величиной.
- Эту железу я оставлю. Пусть выделяет гормоны, чтобы ты хоть немного любил нашу девочку, чтобы хранил нашу тайну. Ты же не хочешь, чтоб люди забрали твою дочь в зоопарк, правда, милый?
- Значит, сюда все же можно прийти?
- Сюда можно вломиться силой. Так что ты уж молчи, если желаешь нам добра.

3. Новосибирск

Лева не был в родном городе три месяца, а казалось, много лет. Он вышел из самолета, постоял под августовским солнцем. Идти никуда не хотелось, единственным желанием было лечь на лавку в аэропорту и не двигаться. Кое-как добрел до такси, приехал домой. Повалился на диван и пролежал трое суток. Жизнь больше не имела смысла. Чесались шрамы на пальцах, заживали. Если бы так же заживала душа, подумал он. Каждое утро в первые минуты после пробуждения Льву казалось, что алтайская сказка с драконами ему привиделась, приснилась. Но нет, слишком реальной была его тоска.
На улицу его выгнал голод. По дороге из магазина на глаза ему попался сине-зеленый плакат - реклама городского зоопарка. Из-за морд тигров и гиббонов холодно смотрела игуана.
Лева понял, что он должен делать. Забежал домой, взял документы и отправился в зоопарк, на ходу жуя булку. В троллейбусе ему хотелось толкать ногами переднее сиденье, чтобы ехать побыстрей.
Директора он не застал. Секретарша обещала, будет через час. Лева прошелся по аллеям, миновал когда-то любимых кошачьих, не задержался ни у белого тигра, ни у новой жительницы зоопарка - южноамериканской кошки ягуарунди. Остановился только возле лигрицы Зиты, из-за которой носил шрам на щеке. Пробормотал:
- Бедная девочка, твои родители тоже разных племен. Почему я раньше не думал об этом? Тигры - одиночки, львы живут семьями... Папаше твоему, должно быть, несладко пришлось.
Террариум построили недавно, и в нем Лева еще не бывал. Постоял на пороге, сердце билось, как после бега. Оперся лбом о стекло и добрую четверть часа не спускал глаз с водяных агам. Знал, точно чувствовал, что все три ящерицы довольны жизнью и здоровы, хотя меньшей самочке не мешало бы слегка помассировать ноги. И первым делом у всех рептилий следует заменить лампы, нужен полный солнечный спектр.
Директору Левина просьба показалась странной:
- В зоопарке нет должности для кандидата наук, тем более генетика. Ну зачем вам в техники? Место есть, но работа тяжелая, оплачивается средне. Вас интересуют только чешуйчатые, именно ящерицы? Ладно, попробуем, приступайте в понедельник - с испытательным сроком. Что вы, что вы, не стоит благодарности!

* * *
Прошло пять лет. Лев день и ночь на работе, из других питомников к нему в Новосибирск ездят учиться выхаживать рептилий, но сам он не ездит никуда - не на кого оставить ящериц. Сотрудники стараются, но все же они обыкновенные люди - они устают, хотят домой, к семьям. Питомник растет, рук не хватает, Лев работает на износ и порою приходит в отчаяние. Собеседования с теми, кто хочет у него работать, он всегда проводит лично.
С этим кандидатом что-то не так. Лев ему отказал, но тот не уходит, умоляет дать ему шанс. Псих какой-то, маньяк, такого на работу принимать нельзя, не оберешься неприятностей.
- Послушайте, у вас отличная специальность, зачем вам ящерицы? Вы никогда не ухаживали за животными.
- Я справлюсь. Не сомневайтесь, я справлюсь, вы не пожалеете!
Лев возвращает ему папку с бумагами, тот не берет. Лев нажимает кнопку вызова охраны. Неудачливый кандидат опускает голову и протягивает за папкой руку. Его пальцы покрыты шрамами, тонкими рубцами необычного голубоватого цвета. Он берет свои бумаги и бредет к выходу, волоча ноги. Нащупывает ручку двери, никак не сообразит, тянуть или толкать...
- Постойте! - говорит ему в спину Лев. И окончательно придя в себя, добавляет: - В понедельник выходите на работу.

Cвидетельство о публикации 346289 © Анна Агнич 04.05.11 04:40

Публикации


Комментарии к произведению 12 (25)

Неожиданно красиво!

Спасибо, Андрей!

Ну , я дракон) впечатлило.

Особенно понравилась реакция наших мужчин.

ВОсторг... )))

Блестяще!!!

И что тоже ценно - ДО всякого конкурса.

Спасибо. А почему это ценно?

  • baken
  • 10.02.2012 в 02:06
  • кому: Анна Агнич

А потому что сюжет сложился свободно и непонуждённо.

У вас счастливая фантазия.

Спасибо!

Спасибо Вам, Анна!

Я не специалист по комментариях, но как читатель скажу :

Среди всех 15 рассказов, которые я прочитал ( принимающих участие в конкурсе) Ваш самый лучший. И не только потому, что он не оторван от реальной жизни и, извините, если так можно выразиться - немножко фантастичен. И если бы не Дракон, то остальное всё из нашей жизни.

В этом я и вижу ту прекрасную изюминку Вашего рассказа. Ещё раз, спасибо. Склоняю голову перед АВТОРОМ!

Спасибо, Григорий Иванович, за внимательное прочтение и высокую оценку.

*склонил шею пред автором*

  • Savl
  • 17.12.2011 в 15:54

Драконом родится нельзя. Драконом можно стать, убив дракона. Дракон это мечта контроля над мечтами. Напишите продолжение, о взаимоотношениях двух работников серпентария, и как один из них вернулся к своей любимой уже в настоящем своём облике. Пожалуйста. Привет!

Savl, я было написала продолжение, не такое, как у вас, не каноническое, но тоже вроде интересно. Выбросила все написанное.

Хороший рассказ!

Хотя, в принципе, не люблю полуфантастики, но почему-то прочитала от начала до конца.

Увлекло чрезвычайно. Так и хотелось выдохнуть самое простое; " Класс!!!!".

Спасибо за интересную прозу!

Спасибо!

Анна, я тоже проголосую за "без продолжения". Дело в том, что в первой части есть загадка, т.е. возможность более обширной трактовки, вплоть до того, что "всё примерещилось".

Появление "второго папы" сужает возможность подобной трактовки, что жаль.

Ещё, чисто психологически: один человек со своими страданиями – это человеческая трагедия. Два (и больше) человека с "одинаковыми" страданиями – это уже групповая терапия…

А рассказ очень сильный и глубокий. Гораздо глубже "истории" в нём рассказанной. Не перестаёте восхищать!

С уважением,

И.Дж.К.

Игорь, а ведь я снова была уверена, что он вам не понравится. Слишком приключенческий. Что такое, ну ни в чем нельзя быть уверенной! Спасибо!

Анна! Не знаю уж, кто так меня оговорил перед вами, но, прошу вас, не верьте ему! Плохой источник информации! )))

Я люблю приключения и превращения! А в одной из моих самых любимых книг коммивояжёр Г. вообще превращается в жука с мохнатыми лапками и чешуйчатой спинкой! )))

Да, восхищение - это правильное слово. Я как "стеклянными" историями оказалась очарована, так и буду, видимо, на крючке сидеть.

И вдогонку хочу отметить удачный ход - разделение на две части. Я бы не додумалась, так бы и бахнула всё подряд. А тут, видимо, внутренний нерв какой-то дёрнул - отбивку сделать.

Кстати, Анна, как это решение пришло? Стихийно или сложносочинённая конструкция?

Да просто мне всегда читателя жалко. Высказаться настолько легче, чем воспринять - я по работе знаю. Хорошо нам писать в слезах и в полете, а каково все это читать?

Кроме того, конец казался лишним. Сомневалась я в нем.

Вы очень добры ко мне, Светлана. Спасибо.

Это ваши стихи вас оговорили. Они такие сбалансировано-разбалансированные, музыкальные и точные, что кажется, вам должно быть трудно угодить.

Возможно, вы правы, Анна, и мне действительно трудно угодить. Но вам это неизменно удаётся )

BTW, а где можно купить книгу про драконов? Я бы с удовольствием её купил.

И.Дж.К.

Вот! И это нужно взять за правило: "Хорошо нам писать в слезах и в полёте, а каково все это читать?" Отлично! Буду стараться помнить)))

И, опять же цитата, «Резать, к чёртовой матери, не дожидаясь перитонита!»

Прям чувствую, как расту над собой. Школа прозаического мастерства)))

Правильный вывод, Светлана! )

Пишущий человек вообще похож на собеседника, который хватает вас за рукав или пуговицу и не отпускает, пока всё не выскажет! ) Встречали таких? Вот это мы! ))) Анна права: нужно помнить о том несчастном, чей рукав или пуговицу мы держим в руках! )

Так ведь далеко ходить не нужно - что я наворотила с мото-sms-хокку... Стыдно, но как в итоге полезно! Ну, уже всё Вам высказывала.

Так что теперь с прозой сильно тормозну, буду думать и думать. И молчать.

Вот Вы и стихи пишете, как прозу. Объяснить не могу, но такие объемные, слоёные, во времени и пространстве... Буду вникать.

Я ее не стала покупать. Поискала на сети авторов, понравилась Лариса Бортникова "Жил-был у бабушки", он в самиздате есть.

Ссылка на электронный магазин здесь, но там с оплатой что-то для меня непонятное (ссылка у меня на странице публикаций, по загадочной причине, здесь не появляются ссылки целиком.)

http://www.litsovet.ru/index.php/publicati

Светлана, знали б вы, как я жалею, что написал вам то, что написал!.. )))

Но всё равно тормозить и молчать не надо!!! А думать – да. Думать нужно.

У меня про ваш SMS-роман есть кое-какие мысли. Как-нибудь сформулирую и пришлю вам в "личку".

Надо было и тот ответ в "личку", но уже поздно...

И.Дж.К.

Спасибо, Анна! Нашёл ссылку.

Да нет же, мне понравились все замечания. Я этого ничего вообще не видела. Так бы и думала, как дура, что рассказ чуден, там же есть 10-ка и восхищённый отзыв. Но мне нужна критика. Хорошо я и сама о себе думаю, мне нужны те, кто видят иначе, с другого уровня, под другим углом, через толстенькую призму опыта.

Вот Анна не даст соврать - она того же ждёт от собеседников-рецензентов.

Потому что нужна не поверхностная оценка, чтобы этот так-себе-бриллиантик походя лохам втюхать, а профессиональные замечания о качестве работы, чтобы в следующий раз алмаз лучше огранить.

А "в личку" - да, но я совершенно не комплексую, более того, считаю, что этот разнос не только мне полезен оказался, может, ещё кто задумался.

Не сожалейте, всё правильно!

Прочла обе части. После первой очень хотелось поскорее кликнуть на продолжение. Оно оказалось столь же интересно, но в нём всё сказано и уже нет тяги. Остыла печка. Поэтому делаю вывод - без продолжения интереснее, сразу варианты всякие листаются, хочется и так продолжить, и эдак. И главное - все эти продолжения реальны! А со второй частью - всё. Финиш. Хоть и пришёл второй мапа, но это уже не история, а история. Не сюжет, а быт.

Никаких "заусениц" не обнаружила - это по технике.

Обзавидовалась умению строить сюжет - мне этого ни в какую не достичь... Или попробовать? :)))

Испытала нежность и банальную, но от того не менее желанную и редкую "светлую грусть". Да, можно попытаться вспомнить какие-то фантастические фильмы - но зачем? Это - живое, не из пластика.

Спасибо за приятный вечер.

P.S. Почему-то очень хочется, чтобы это было написано мужчиной.

"Не из пластика" - это для меня главное, спасибо. Ваш голос за "без продолжения" отлично обоснован.

Конечно пробовать! Вы же стихи пишете - а это для меня колдовство. Мне кажется, кто это может, тот может все.

Я не знаю, мог ли бы это написать мужчина. Разве что врач? Чтоб не тошнило от физиологии?

Женская фантастика, понятно, иногда женщины называют это - справедливостью, - мол, и Вы, мужики, почувствуйте что такое материнство.

Только это эрзац-материнство, имплантация. Не - любовь.

Там, Аня, пишут, что мужчины и женщины - разные виды, это неточно, вид мы один, а вот подвиды разные. Но не очень корректно применять к себе систему, самими же придуманную. А то ещё можно услышать - приматы, чего доброго.

Английская поговорка "вода под мостом", конечно, ласкает англосаксонское ухо (но нам не понятно, ну под мостом и что, а вне моста другая вода разве), но мы говорим: поросло травой, суета сует, пурга метет,прошла любовь и т.п. Это если без вульгаризмов, а они ещё богаче и точнее.

Да, в этом рассказе у меня досталось всем - и мужчинам и женщинам. Такое было настроение. Достали.

"вода под мостом" - долго думала, вставлять ли сюда эту поговорку и решила, что читатели поймут. Очень уж образ нравится.

Нет уж, окончание обязательно! И если можно, побыстрее)))

Не дело это, когда автор дразнит читателя. )

Как только дошла до того абзаца, где про лигров, сразу появился неологизм - пропииты, гибрид прозаиков и поэтов))))

Чесслова, оч. понравилось, увлекло.)

Или пиизаики? Окончание по ссылке внизу. Спасибо за хороший отзыв!

;) Спасибо!

Потоял на пороге, сердце билось, как барабан.

Исправьте описку.

А по существу рассказа пришла одна мысль. Простые обычные женщины и мужчины, они же тоже из разных видов))) Вся наша совместная жизнь и есть сосуществование двух различных существ.

Спасибо, исправила. Да, мы разных видов - и это хорошо. Сюжетообразующая разница:)