• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Юмор Мистика
Форма: Рассказ
Голосую

Промысел сантехника Григория

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Сантехника Григория никто не понимал.

   Вернее, его прекрасно понимали, когда он кричал из люка:
   - Толян, мать твою, я ж сказал, на эм-семнадцать, а не восемнадцать!
   Но вот когда, немного выпив, он тыкал пальцем в небо и разводил руками:
   - Эх, красота!.. Вот ведь… Как это… Я бы…
   …Толян с Леликом только посмеивались, хлопали его по плечу и наливали еще.

   Жены у Григория не было: Клавка скоропостижно скончалась от рака, когда им обоим не исполнилось и тридцати, даже детишек не успели наделать. Чтобы не запить, он тогда сгоряча бросился в церковь, и отец Василий устроил его на хозяйственные работы в пригородный монастырь, на целых полгода. Григорий регулярно прочищал монашескую канализацию, ходил хмуро, глядел косо - зато под присмотром не пил, сохранил здоровье. Но и в то, что «у Господа все промыслительно», не очень поверил. Как истекли полгода, вернулся в свою квартиру на Грайвороновской, спалил все вещи Клавки (что поценнее, отослал теще) и пришел как ни в чем бывало на старую работу.

   Приятели перемен в нем не заметили, хотя особо и не присматривались. А Григорий изменился: стал как-то чувствительнее, жалел всякую тварь, даже бездомных собак хлебом из кармана прикармливал. Если обидят словом, затихал, замыкался в себе, но в ответ никогда не рявкал, хоть и мог. Да, пить он тоже стал мало: одна, две стопки для тепла и за компанию, а дальше твердо переворачивал стакан вверх донышком - и все.
   Ближе к вечеру, особенно на голодный желудок, Григория посещали завиральные идеи. Обычно они смирно сидели у него в голове, хотя бывало, что выкипали.
   - Я вот подумал… Может, через стенку есть мир, такой же как наш. Если знать ход, можно туда через трубы пролезть. А?
   - Мужики… Вы никогда не думали? Вот если в подвале тараканы смешаются с крысами? А потом пойдут с нами воевать? Как же мы от них защитимся?
   - Слушайте: однажды мы проснемся, выйдем на улицу, а наши тени кто-то завязал. Ну, узлом. Что тогда делать?
   Толян и Лелик привыкли и не обращали на все это внимания. Вот и от черной дыры отмахнулись.

   А черная дыра Григория очень беспокоила.
   Она возникла ни с того ни с сего, когда он, кряхтя, поднял крышку канализационного люка и вылез наружу.
   Будто, пока он был внизу, мир остался без присмотра, вот и прохудился.
   Григорий протер глаза, поморгал - торчит дыра. На самом видном месте, огромная, чуть правее середины. Края искрят и чуть колышутся, а так словно прилепленная.
   Высморкался - все равно никуда не делась, дурища такая.
   К Григорию подбежал приблудный Тузик, ткнулся влажным носом в руку. А потом поднял голову и как завоет! То ли дыру тоже увидел, то ли что почувствовал.
   Григорий погладил Тузика по влажной свалявшейся шерсти.
   - Что, друган, тебе тоже она не нравится?
   - У-у-у, - пожаловался Тузик.
   Григорий вздохнул и направился на задний двор ЖЭКа, где его ждали приятели. Правда, теперь это было легче сказать, чем сделать: черная дыра застилала половину мира, и чтобы видеть, куда ступаешь, пришлось сильно скашивать глаза и перекручивать шею.
   Наконец добрался. Сел на ржавый бак, поправил на импровизированном столе газетку.
   - А что, если в мире возникла черная дыра? Можно ее как-то закрыть?
   - Лучше забей! - хохотнул Лелик, вытаскивая из пластмассового лотка пучеглазую салаку.
   Григорий не любил есть то, что на него смотрит, и потому махнул стопарик не закусывая. Больше не хотелось.


   В церкви было темно и тепло, пахло прогоревшим воском. Весь золотистый алтарь с любимыми квадратными иконами Григория затопило черное пятно.
   Григорий старательно скосил глаза. Полные и веселые старушки-хористки, которые обычно толпились перед алтарем, стали тощими, сердитыми и какими-то кривыми.
   - Славно, что пришел, - прогудел поп Василий. - В церкви ты всегда найдешь прибежище. Здесь есть все, что тебе нужно.
   - Спасибо, отче! Я вот … вижу, будто дыра такая черная в мире образовалась. Вы сами разве не замечаете?
   Отец Василий задумчиво погладил себя по густой каштановой бороде. Григорию показалось, что из бороды сыпанули крупные искры, и он вздрогнул.
   - Пьешь?
   - Да не так чтоб очень… - вздохнул Григорий.
   - Вот что: ты это дело совсем брось. Покайся. Почитай Би… Хотя нет, сходи-ка лучше к глазному.


   К врачу Григорий собрался только через неделю, и то лишь потому, что два раза не сумел поймать инструмент, а потом пришлось долго нырять, искать наощупь.
   Лысеющий молодой окулист обращался с сорокалетним дядькой как с детсадовцем. Совал под нос разные таблицы, прикладывал лупы, светил прямо в глаз крошечным фонариком.
   - Э-э, дружок, да у нас разрыв сетчаточки! Несколько нетипичный рисуночек, но в целом… Срочно кладем на операцию, срочненько!
   Григорий даже рта открыть не успел, как ему вложили в руки направление и приказали явиться к четырем часам в приемный покой районной больницы со сменой белья, тапками и зубной щеткой.


   - Дыру, стало быть, видишь? Че-о-орную? - насмешливо протянул рыжий сосед по палате. У него был неприятный тик: он то и дело моргал и мотал головой, будто отгонял невидимых насекомых.
   - С искрами, - проворчал Григорий. - От нее весь мир искажается...
   - Ерунда! - отрезал рыжий. - Вот у Василия Василича гигантская трещина сверху донизу. И оттуда торчат щупальца. Розовые и пупырчатые. Так, Василич?
   - Да... - простонал с койки Василич. Его глаза были замотаны не очень чистым вафельным полотенцем. - Они еще и шевелятся!..
   - А я уже полгода живу в желтом тумане, - подал голос третий сосед. - Как будто я мошка, которая увязла в смоле. Хожу нормально, все делаю, только кажется, что вот-вот смола застынет, и я уже не смогу двинуться. Даже дышать не смогу.
   Григорий сочувственно покосился на третьего. Вот уж правда: пока не узнаешь, как страдают другие, своя беда кажется самой большой на свете.
   - И что с этим делать?
   - Да ничего. Ложусь в больницу каждые два месяца, чего-то там подчищают. Потом опять вязну.
   - Что делать, что делать! - Рыжий хлопнул ладонью по больничной кровати, пружины жалобно загудели. - Вон, у врачей спроси. Тебе, может, и помогут. А мне… - Он махнул рукой и ссутулился.
   - У тебя еще хуже? - осторожно поинтересовался Григорий.
   - Мухи.
   - Что мухи?
   - Мухи. Черные, зеленые, синие. Летают прямо перед носом. Роятся. Иногда соберутся в такую фиговину, будто фигура человека. Подойдешь ближе, присмотришься… Тьфу. Руками их можно разогнать, но не всегда. - Рыжий досадливо дернул головой. - Только мне они на самом деле кажутся.
   Григорий задумался, представил, как это.
   - А по ночам не легче? Ну, мухи же черные?
   - По ночам, - вздохнул рыжий, - они превращаются в снежинки. Врач говорит, что это вакуоли.
   - А что, если это не мухи и не вакуоли, а, например, сигнал от инопланетян?.. Или из параллельного мира?
   Григорий сказал это и тут же прикусил язык: эх, засмеют похуже Лелика с Толяном...
   Но соседи по палате промолчали. Василич отвернулся к стене, третий, безымянный, накрыл голову одеялом. Рыжий сплюнул прямо на пол, а потом поднял на Григория ярко-голубые, полубезумные глаза.
   - Мужик, - наконец сказал он. - Чудес не бывает. Ни в нашем мире, ни в каких других. И других миров тоже нет. Блин, ты ж не в детсаде! Считай, что нам просто… не повезло. И ничего с этим не поделаешь.


   На следующее утро окно на втором этаже отделения глазной хирургии медленно приоткрылось. Оттуда выкарабкался неудавшийся пациент в блеклой больничной пижаме - Григорий. Он спрыгнул на козырек крыши над входом, свесил голые ноги в кожаных шлепанцах, помедлил, а потом тяжело ухнул на клумбу. Встал, отряхнул с колен комья земли и побрел, прихрамывая, домой.
   Дома Григорий наскоро выпил чаю и переоделся в рабочий комбинезон с бахилами. Оглянулся на пороге, крепко сжав ручку инструментального чемоданчика. Вернулся к книжной полке за популярной медицинской энциклопедией - и поспешил в Перовский парк.
   По дороге он пытался отогнать мысли о вчерашних разговорах в палате, хотя получалось не очень.
   «Промыслительно! - бурчал себе под нос Григорий. - Знаю я Тебя: сами зад от стула не оторвем, ни хрена не будет!»
   Наконец он выбрал более или менее укромное местечко на склоне, возле двух салатно-зеленых кленов. Помедлил, разглядывая клейкие молодые листочки: эх, видно, в последний раз…
   Потом решительно поставил чемодан у дерева и достал трос с вантузом.
   Черная дыра нахально повисла между кленами.
   Григорий закинул трос в дыру и начал быстро его разматывать.
   Края дыры запузырились, как ложноножки амебы.
   Григорий с размаху приложил к черноте вантуз, потом резко отнял. Раздалось влажное чмоканье.
   Дыра немного выросла и заискрила.
   - Вот паскуда! - выругался Григорий и потянул за трос.
   Трос не поддавался, как будто его что-то держало.
   Григорий бросил вантуз на траву, нагнулся над чемоданчиком и вытащил оттуда большой разводной ключ.
   - Щас ты у меня! - заявил он, схватил чемодан и нырнул в черную дыру с головой.
   В парке стало тихо-тихо, даже птицы замолчали, словно им забили горло паклей.
   Черная дыра повисела над склоном еще немножко, а потом втянула в себя остатки троса, как макаронину, и закрылась.


   Что интересно, уже на следующий день к тремстам пятнадцати москвичам с дистрофией сетчатки вернулось отличное зрение. Еще полсотни вылечились от катаракты, а пятеро - от глаукомы. У двух окулистов на этой почве даже случился нервный срыв, а у еще одного возник жесточайший комплекс неполноценности.
   Из Елисаветинской церкви пропали: полкило просвир, ящик кагора и три большие связки свечей. Но это уж точно совпадение.
Cвидетельство о публикации 345983 © Глазунова Ш. 01.05.11 23:05

Комментарии к произведению 4 (6)

Отличный рассказ, спасибо. А свечи и кагор, я думаю, таки да совпадение.

Спасибо вам!

А кагор и свечи -- конечно, совпадение! Тем более что Григорий и не пьет давно, только самую малость, для здоровья :)

Очень понравился рассказ. Кроме лёгкого хорошего языка в нём присутствует добрая ирония.

Спасибо большое! Мне кажется, Григорий еще когда-нибудь вернется :)

  • Dimer
  • 27.05.2011 в 23:39

Нет, ну смешно, хотя к сантехнике никакого отношения не имеет))

Почитаю невесте)

Сантехника - это символ :)

А на добром слове спасибо, и невесте привет!